Усекновение главы Иоанна Предтечи

Усекнове́ние главы́ Иоа́нна Предте́чи (др.-греч. Ἀποτομὴ τῆς Τιμίας Κεφαλῆς Ἰωάννου τοῦ Βαπτιστοῦ) — великий праздник в Православной церкви, совершаемый 29 августа (11 сентября) и посвященный памяти мученической смерти Иоанна Крестителя, которому по приказу тетрарха Галилеи Ирода отрубили голову.
История праздника
История праздника связана с Евангельским повествованием. Три из четырех Евангелий сообщают о данном событии: Евангелие от Матфея в 14 главе, Евангелие от Марка в 6 главе, Евангелие от Луки в 9 главе; однако Лука не сообщает подробностей, как это делают Матфей и Марк, а только упоминает о самом факте: "И сказал Ирод: Иоанна я обезглавил" (Лк. 9, 9). После Крещения Иисуса Иоанн продолжает своё пророческое служение, обличая пороки и грехи, призывая народ к покаянию и указывая путь ко спасению через веру в истинного мессию — Христа-Спасителя. Под грозное обличение Иоанна попадает царь Ирод, который при живом брате Филиппе, отобрал у последнего жену — Иродиаду и взял её в супружество. Согласно закону Моисея это нарушение седьмой заповеди: не прелюбодействуй. Об этом и говорит открыто Иоанн царю Ироду. Ирод не терпит обличения и сажает Иоанна в темницу (тюрьму), оставляя на время Иоанна в живых, поскольку простой иудеиский народ почитал Иоанна и считал его величайшим пророком. Во время дня рождения Ирода дочь Иродиады исполняет пляску, которая очень понравилась пирующему Ироду. В награду за танец Ирод даёт клятву: дать своей падчерице всё, что она пожелает (даже до полцарства). Падчерица Ирода обращается с советом к своей родной матери Иродиаде. Иродиада научает дочь в награду за пляску попросить отрубленную голову Иоанна Предтечи на блюде. Узнав о просимом, Ирод опечалился; но ради клятвы, которую он дал перед своими вельможами, с которыми он пировал, Ирод выполняет пожелание. В тюрьму отправляется палач, отрубает голову Иоанну, а затем отрубленную голову на блюде приносят на пир и вручают дочери Иродиады. Ученики Иоанна погребают тело Предтечи. Данное событие и послужило причиной для установления этого христианского праздника.
В дальнейшем отцы Церкви в проповедях, а также в богослужебных текстах, посвященных смерти Иоанна, достаточно часто используют приём антитезы. С одной стороны у Иоанна Предтечи целая палитра добродетелей: смирение, любовь к Богу и людям, молитва, пост, нищета, строгий образ жизни, чистота помыслов, твердое стояние в истине, дар пророчества, девство; а с другой стороны у семьи Ирода набор греховных поступков и порочный образ жизни: гордость, злоба, любовь к временной жизни, пьянство, танцы, невоздержание, безумные клятвы, роскошь и богатство, ложь, блуд. Величайший пророк Иоанн умирает ради истины, а беззаконник Ирод убивает ради лжи праведника.
Богослужебное почитание
Православная церковь
В Русской православной церкви Усекновение главы Иоанна Предтечи относится к числу Великих праздников (не будучи двунадесятым праздником) и празднуется 29 августа (11 сентября). В какой бы день недели этот праздник ни попадал, включая воскресенье, этот день всегда в Православной церкви в память о великом постнике Иоанне (который питался в пустыне только акридами и диким мёдом и вёл суровый образ жизни) является днём строгого поста, запрещено есть не только мясную и молочную пищу, но даже рыбу.
Полное название праздника в богослужебных книгах Православной церкви: Усекнове́ние честны́я главы́, честна́го сла́внаго Проро́ка, Предте́чи и Крести́теля Иоа́нна (др.-греч. Μνήμη τῆς ἀποτομῆς τῆς τιμίας Κεφαλῆς τοῦ ἁγίου, ἐνδόξου Προφήτου, Προδρόμου καὶ Βαπτιστοῦ Ἰωάννου).
Накануне праздника вечером служится Всенощное бдение. Стихиры праздника были написаны гимнографами: Иоанном монахом, Германом. На Великой вечерне читаются три паремии (Ис. 40:1–3, 9; 41:17, 18; 45:8; 48:20, 21; 54:1, Мал. 3:1–3, 5–7, 12, 18, 17; 4:4–6, Прем. 4:7, 16, 17, 19, 20; 5:1–7), в которых, по мнению Церкви, содержатся пророчества о Иоанне Крестителе. На утрене служится полиелей и читается праздничное 57-е зачало Евангелия от Матфея (Мф. 14:1–13). В VIII веке Иоанн Дамаскин написал канон этого праздника, второй канон написан Андреем Критским. На литургии читается апостольское и евангельское чтение, посвящённые Усекновению главы Иоанна Предтечи: 33-е зачало Деяний святых апостолов (Деян. 13:25–32) и 24-е зачало Евангелия от Марка (Мр. 6:14–30).
Тропарь, 2-я стихира с «Господи воззвах» и кондак на Усекновение главы Иоанна Предтечи.  
На церковнославянском(транслитерация)     На русском
Тропарь праздника, глас 2     Па́мять пра́веднаго с похвала́ми, тебе́ же довле́ет свиде́тельство Госпо́дне, Предте́че: показа́л бо ся еси́ вои́стинну и проро́ков честне́йший, я́ко и в струя́х крести́ти сподо́бился еси́ Пропове́даннаго. Те́мже за и́стину пострада́в, ра́дуяся, благовести́л еси́ и су́щим во а́де Бо́га, я́вльшагося пло́тию, взе́млющаго грех ми́ра и подаю́щаго нам ве́лию ми́лость.     Память праведника чтится похвалами, тебе же довольно свидетельства Господня, Предтеча, ведь явился ты поистине из пророков славнейшим, ибо удостоился в струях крестить Проповеданного. Потому за истину пострадав с радостью, благовествовал ты и находящимся во аде Бога, явившегося во плоти, подъемлющего грех мира и подающего нам великую милость.
2-я Стихира праздника с «Господи воззвах» на Великой вечерне, глас 6     Пляса́ учени́ца вселука́ваго диа́вола и главу́ твою́, Предте́че, мзду́ взят. О, пи́ра, испо́лнена крове́й! Лу́чше бе не кля́тися, И́роде беззако́ние, лжи вну́че. А́ще ли же и кля́лся еси́, но не о до́бре кля́лся: лу́чше бе солга́вшу жизнь получи́ти, не́же исти́нствовавшу главу́ Предте́чеву усе́кнути. Но мы Крести́теля, я́ко в рожде́нных жена́ми бо́льша, досто́йно чту́ще, ублажа́ем.     Сплясала ученица всезлобного диавола и главу твою, Предтеча, в награду взяла. О, пир, полный крови! О если бы не поклялся ты, Ирод беззаконный, лжи порождение! Но если и поклялся, то не сдержал бы клятвы: ведь лучше было бы солгав, жизни достичь, чем сделав, как обещал, главу Предтечи отсечь. Но мы Крестителя, как среди рожденных женами большего, достойно почитая, восхваляем.
Кондак праздника, глас 5   Предте́чево сла́вное усекнове́ние смотре́ние бысть не́кое Боже́ственное, да и су́щим во а́де Спа́сово пропо́весть прише́ствие. Да рыда́ет у́бо Ироди́я, беззако́нное уби́йство испроси́вши: не зако́н бо Бо́жий, ни живы́й век возлюби́, но притво́рный, привре́менный.     Предтечи славное усекновение произошло по некоему Божественному замыслу, чтобы он и пребывавшим во аде возвестил о пришествии Спасителя. Да восплачет же Иродиада, беззаконное убийство испросившая: ведь не закон она Божий возлюбила, не вечную жизнь, но обманчивую и временную.
День усекновения главы Иоанна Крестителя в Русской православной церкви — это день поминовения чад-воинов, которые подвизались за истину и добро и жизнь свою положили за своё Отечество. Поминовение было установлено в 1769 году во время войны с Турцией и войны в Польше.
Иконография
В центре икон «Усекновение главы Иоанна Предтечи» является фигура Иоанна. Обычно он изображён смиренно согнувшимся, со связанными руками. Рядом воин с занесённым над Иоанном обнажённым мечом. Возле ног Иоанна — чаша, в которой находится его голова, обрамлённая нимбом. Иоанн может быть представлен при этом как с головой, так и уже без головы. Поза воина, при буквальном прочтении иконы, больше соответствует положению перед отсечением головы, а не после: что меч ещё только занесён над головой, а не сечёт вниз.
На заднем плане бывают изображены здания и горы. Здания можно понимать и буквально, и иносказательно, указывая на горний Иерусалим как на духовное наследие праведников. В то же время горы можно читать и как часть пейзажа, и как символ духовного восхождения. Иногда отсечённая голова изображается на фоне чёрной пещеры, которая выделяется в нижней части горы. В этом можно видеть указание на ад, куда после смерти сошла душа Иоанна. Композиция бывает усложнена включением в неё изображений других исторических лиц.

Сказание
об усекновении главы
святаго Пророка, Предтечи и Крестителя Господня
Иоанна
‎Святому Иоанну, Предтече Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, подобало предварить смертию своею как рождение Господа, так и смерть Его; и, подобно тому, как на земле он проповедал о пришествии Господа, сказав: грѧде́тъ крѣ́плїй менѐ во слѣ́дъ менѐ: так и находившимся в аду душам праотцов святых он должен был проповедать пришествие Господа. Ибо Предтеча Иоанн должен был сказать здесь, что уже явился ожидаемый в мире Мессия. И подобно тому, как Господь наш Иисус Христос пострадал за грехи людские, так и Предтеча Его предполучил страдальческую смерть по причине беззакония Иродова. Случилось же сие так:
Ирод, называемый Антипой, сын старейшего Ирода, избившего младенцев вифлеемских, — злая отрасль от злого корня, имевший в своей власти Галилею, первоначально женился на дочери Арефы, царя Аравийского; он прожил с нею немало времени. Но потом, будучи пленен красотою Иродиады, жены Филиппа, брата своего, сблизился с нею, ибо она соизволяла похоти его. По требованию сей любодейцы он прогнал от себя первую законную жену свою и женился на жене брата своего, противно Закону: ибо если бы и умер брат его, он не мог бы взять его жены, так как оставалась бы в живых дочь брата, рожденная от той жены; Закон же повелевал брать жену умершего брата (вдову) только тогда, когда умерший брат не оставлял после себя детей. Достоверно сообщают, что Ирод отнял жену у Филиппа, брата своего, еще тогда, когда он был жив; таким образом он сотворил великое беззаконие — как хищник, прелюбодей и кровосмеситель.
Видя такое беззаконие, учиненное Иродом, ревнитель Закона Божия, обличитель грехов человеческих и проповедник покаяния, — святый Иоанн Креститель не умолчал, но пред лицем всех обличал Ирода как прелюбодея и грабителя, отнявшего жену у брата своего, и говорил ему:
— Не до́лжно тебе иметь жену Филиппа, брата твоего.
Ирод же, не вынося обличения, приказал заключить Иоанна в темницу, обложив его оковами. Особенно гневалась на святаго жена Ирода — Иродиада и весьма желала смерти его, но не могла его умертвить, ибо сам Ирод оберегал узника от убийственного намерения жены своей. Ирод считал Иоанна мужем праведным и святым; ранее он со сладостию слушал его и, внимая словам его, творил много добра; посему Ирод боялся отдать Иоанна на смерть. Однако он боялся не столько Бога, сколько людей, как говорит Евангелист Матфей: хотѧ̀ є҆го̀ ᲂу҆би́ти, ᲂу҆боѧ́сѧ наро́да, занѐ ꙗ҆́кѡ прⷪ҇ро́ка є҆го̀ и҆мѣ́ѧхꙋ; Ирод боялся, как бы народ не восстал на него и не поднял мятежа; по сей-то причине он не осмеливался предать явно на смерть Пророка и Крестителя Господня, всеми любимого и почитаемого, но только томил его в темничном заключении, желая заградить неумолкавшие уста своего обличителя.
Святый Иоанн в темнице пробыл долгое время. Его ученики собирались к нему; Иоанн часто поучал их добродетельной жизни, согласно Закону Божию, и возвещал им об уже пришедшем в мир Мессии, к Коему он и посылал их, как об этом сказано и в Евангелии: і҆ѡа́ннъ же слы́шавъ во ᲂу҆зи́лищи дѣла̀ хрⷭ҇тѡ́ва, посла̀ два̀ ѿ ᲂу҆чени̑къ свои́хъ вопроси́ти є҆го̀: ты́ ли є҆сѝ грѧды́й, и҆лѝ и҆но́го ча́емъ?. Он посылал вопросить не потому, что сам не знал; ибо как он мог не знать Того, Кого сам крестил и над Кем он видел Духа Святаго, сошедшего с Небес, относительно Которого слышал и голос Отца, свидетельствовавшего, и на Которого, наконец, сам указывал перстом, говоря:— Се а҆́гнецъ бж҃їй!
Иоанн посылал учеников своих вопросить Господа для того, чтобы ученики его своими очами увидели славные чудеса, которые творил Господь и дабы окончательно убедились в том, что Он (Иисус Христос) пришел спасти род человеческий.
Спустя некоторое время наступил день, в который Ирод имел обыкновение совершать празднование своего рождения. Собрав всех князей своих, воевод, старейшин и тетрархов Галилеи, Ирод устроил для них великое пиршество. Во время этого пиршества дочь Иродиады плясала и своею пляскою весьма угодила Ироду и возлежавшим вместе с ним; по научению своей жестокой матери она попросила у Ирода главу святаго Иоанна Крестителя и получила просимое, ибо Ирод поклялся ей дать всё, что бы она ни попросила, хотя бы даже Усекновение честныя главы святаго Иоанна Предтечи полцарства его. Окаянный не пожелал нарушить клятву свою, не пожелал огорчить мерзкую мать плясавицы, но забыл о том страхе, в силу которого он не решался до сих пор умертвить Иоанна, забыл также и о святой жизни его и, как упившийся вином, распалился намерением пролить кровь неповинную. И тотчас он послал палача в темницу, приказав усечь главу Иоанна и принести ее на блюде.
Таким образом Предтеча Христов, за обличение беззаконного сожительства Ирода с Иродиадою, был усечен в темнице, уже поздно ночью; ибо то мерзостное пиршество святым Евангелистом Марком названо вечерею: ве́черю (говорит Евангелист) творѧ́ше князє́мъ свои̑мъ; эта вечеря затянулась далеко за полночь, и когда все уже сильно упились вином и достаточное время утешались пляскою упомянутой бесстыдной девицы, тогда-то и было учинено то неправедное убийство. И принесена была глава святаго Иоанна на блюде посреди пиршества, причем кровь еще капала и (как сообщают некоторые) глава изрекала те же обличительные слова и после усечения, сказав Ироду:
— Не до́лжно тебе иметь жену Филиппа, брата твоего.
О, сколь великий страх объял тогда всех, возлежавших и предстоявших на вечери той, когда все увидели человеческую голову, как пищу, носимою на блюде, источавшую кровь, и, кроме того, движущею устами и изрекавшею слова; и сию главу плясавица взяла дерзкими руками своими и отнесла к матери своей. Иродиада же, взяв ее, проколола иглою язык, обличавший беззакония ее; посмеявшись достаточное время, Иродиада не позволила похоронить главу Иоанна вместе с телом, ибо боялась, как бы Иоанн не воскрес, если глава его будет присоединена к телу, и тогда не начал бы снова обличать ее и Ирода. Тело святаго Предтечи ученики его в ту же ночь взяли из темницы и похоронили в Севастии; главу же Крестителя Иродиада закопала в земле, у себя во дворце, на некоем бесчестном и потаенном месте. Относительно того, каким образом оттуда была взята глава Крестителя, написано под двадцать четвертым числом февраля, когда празднуется Обретение сей честно́й главы.
После умерщвления святаго славного Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, окаянный Ирод совершил и другое, не меньшее, злодеяние; ибо он посмеялся над Господом нашим Иисусом Христом во время вольного Его страдания за нас, как о том повествует святый Евангелист Лука: ᲂу҆кори́въ и҆́рѡдъ съ во́и свои́ми Иисуса, и҆ порꙋга́всѧ над Ним, ѡ҆бо́лкъ є҆го̀ въ ри́зꙋ свѣ́тлꙋ, и возвратѝ є҆го̀ къ пїла́тꙋ.
Однако мщение Божие не замедлило совершиться над пророкоубийцею и поругателем Христа; ибо, с одной стороны, кровь Иоаннова вопияла на Ирода к Богу, как некогда кровь Авелева на Каина; с другой стороны, иные беззакония Ирода (особенно поругательство над Господом нашим Иисусом Христом) навлекали на него праведную казнь Божию. И действительно, спустя непродолжительное время Ирод лишился царства и жизни вместе с Иродиадой и плясавицей. Ибо Арефа, царь аравийский, мстя за бесчестие и поругание над его дочерью, собрал воинов и пошел с ними на Ирода; точно так же и Ирод, собрав своих воинов, вышел на борьбу с Арефой. Произошла жаркая схватка воинов с той и другой стороны; воины Арефы победили воинов Иродовых; Ирод понес сильное поражение; почти все воины его были побиты, и сам он спасся с большим трудом. После этого Ирод лишен был своей власти и всех своих богатств кесарем римским и был послан на заточение с прелюбодейцею и дочерью ее первоначально в Лион, город галльский, потом был переслан оттуда в Илерду, город испанский, и здесь окончил жизнь свою в лишениях и бедствиях; но ранее своей смерти он видел смерть плясавицы, своей дочери, которая погибла таким образом.
Как-то раз зимою она пожелала перейти ради какой-то потребности реку, по имени Сикорис; когда она шла, лед подломился под нею и она упала в воду, погрузившись до шеи. По правосудию Божию, лед сдавил шею ее, так что она висела телом в воде, имея голову над льдом; и подобно тому, как некогда она плясала ногами по земле, так и на сей раз она не доставала ногами до земли, но только производила в воде беспомощные движения, как пляшущая, причем быстрое течение реки колебало ее; однако никто не мог оказать ей помощи; и до того времени висела окаянная в воде в таком положении, пока острый лед не перерезал шеи ее. Мерзкий труп ее, занесенный водою под лед, не был найден, глава же ее была принесена к Ироду и Иродиаде как некогда глава Предтечева, но только была отсечена не мечем, а льдом. Так наказало правосудие Божие плясавицу, которая повинна была в усечении честно́й главы святаго Иоанна.
После сего погиб «с шумом» и беззаконный убийца Ирод с мерзкою Иродиадою; ибо повествуют, что они были пожраны живыми землею.
Святый же Иоанн, как при жизни своей, так и после кончины был Предтечею Христу Господу. Ибо предварив сошествие Господа в ад, он благовестил находившимся в аду Бога, явившегося во плоти, и порадовал святых праотцев. С ними он был изведен из ада, после разрушения его по воскресении Христовом и сподобился многих венцев в Царствии Небесном — как девственник, как пустынножитель, как учитель и проповедник покаяния, как Пророк, как Предтеча и Креститель и как мученик. По молитвам его да наставит и нас на путь истинного покаяния и да сподобит нас Царствия Небесного Христос, милосердый Господь и Бог наш, Коему воссылается слава со Отцем и Святым Духом вечно. Аминь.
Тропа́рь, гла́съ в҃:
Па́мѧть првⷣнагѡ съ похвала́ми: тебѣ́ же довлѣ́етъ свидѣ́тельство гдⷭ҇не, прⷣте́че, показа́лъ бо сѧ є҆сѝ вои́стиннꙋ и҆ прⷪ҇ро́кѡвъ чⷭ҇тнѣ́йшїй, ꙗ҆́кѡ и҆ въ стрꙋѧ́хъ крести́ти сподо́билсѧ є҆сѝ проповѣ́даннагѡ. тѣ́мже за и҆́стинꙋ пострада́въ ра́дꙋѧсѧ, бл҃говѣсти́лъ є҆сѝ и҆ сꙋ́щымъ во а҆́дѣ бг҃а ꙗ҆́вльшагосѧ пло́тїю, взе́млющаго грѣ́хъ мі́ра и҆ подаю́щаго на́мъ ве́лїю млⷭ҇ть.
Конда́къ, гла́съ є҃:
Прⷣте́чево сла́вное ᲂу҆сѣкнове́нїе, смотре́нїе бы́сть нѣ́кое бж҃е́ственное: да и҆ сꙋ́щымъ во а҆́дѣ сп҃сово проповѣ́сть прише́ствїе. да рыда́етъ у҆́бѡ и҆рѡді́а, беззако́нное ᲂу҆бі́йство и҆спроси́вши: не зако́нъ бо бж҃їй, ни живы́й вѣ́къ возлюбѝ, но притво́рный, привре́менный.
Жития Святых (1903-1911)

Слово святаго Иоанна Златоуста
на день усекновения главы
святаго Предтечи ГОСПОДНЯ ИОАННА
‎Снова Иродиада беснуется, снова смущается, снова пляшет, снова требует у Ирода беззаконного усечения главы Иоанна Крестителя. Опять Иезавель умышляет восхитить виноградник Навуфеев и умышляет изгнать в горы святаго Илию. И не только я один прихожу от сего в ужас, но думаю, что и вы все, слышавшие голос Евангелия, изумитесь вместе со мною дерзновению Иоаннову, неразумию Иродову и звероподобному неистовствованию безбожных женщин. Ибо что мы слышали? И҆́рѡдъ посла́въ ꙗ҆́тъ і҆ѡа́нна, и҆ свѧза̀ є҆го̀ въ темни́цѣ. За что? и҆рѡдїа́ды ра́ди, жены̀ фїлі́ппа бра́та своегѡ̀.
Кто в достаточной мере обличит безумие Иродово, проявившееся по причине его чрезмерной женоугодливости? Или кто опишет неслыханную дерзость злых женщин? Кажется мне, что в поднебесной нет такого зверя, который был бы подобен злой жене (ныне я говорю лишь о злой женщине, а не о доброй и целомудренной, ибо знаю, что есть много женщин кротких и благонравных, о добродетельной жизни которых будет упомянуто впоследствии, к пользе и для подражания добродетельным, дабы мы возлюбили то, что добро и честно). Ни один зверь в мире не похож на злую женщину. Что может быть яростнее льва среди четвероногих? Ничто. Что может быть опаснее змеи из числа пресмыкающихся? Также ничто; однако лев и змий питают менее злобы, нежели женщина (злая), как подтверждает мои слова и мудрейший Соломон, говоря: лꙋ́чше жи́ти со льво́мъ и҆ змі́емъ, не́же жи́ти съ жено́ю лꙋка́вою и злоѧзы́чною. Пусть не подумает никто, что Пророк изрекал сие, посмеяваясь (над женщиною): — самые дела удостоверяют с точностию то же самое: Даниила во рву львы устыдились; праведного же Навуфея умертвила Иезавель. Кит сохранил невредимым Иону во чреве: Далида же, остригши и связавши Самсона, предала его иноплеменникам. Змии, аспиды и гадюки убоялись Иоанна в пустыне: Иродиада же усекла его на вечери. Вороны питали Илию на горе: Иезавель же устремлялась убить его после того, как он благодействовал, низведши дождь. Вот что она говорила ему:
— Если ты Илия, то я — Иезавель; пусть сотворят со мною боги (что хотят), и пусть увеличат возмездие мне, если завтра в сей же час твоя душа не будет умерщвлена.
И убоялся Илия, и ушел ради спасения души своей, и скрылся в пустыне, идя сорок дней, и начал искать смерти себе, сказав:
— Господи Боже! Достаточно для меня (страданий сих): возьми от меня мою душу, ибо я нисколько не лучше отцев моих!
О горе! Пророк Илия испугался женщины; убоялся женщины тот, кто носил в себе дождь вселенной над язычниками, кто свел с неба огонь, кто молитвою воздвиг мертвого. Да, действительно, убоялся. Ибо никакая злоба не может быть сравнена со злобою злой женщины. Мои слова подтверждает и книга Премудрости, говоря: нѣ́сть главы̀ па́че змїи́ны и нет злобы более злобы женской!
О зло диавольское и острейшее оружие!
Издревле в раю диавол уязвил Адама женщиною; женщиною кротчайшего Давида склонил к обманному убийству Урии; женщиною склонил к преступлению мудрейшего Соломона; женщиною мужественнейшего Самсона ослепил; по вине женщины умертвил сыновей священника Илии; по вине женщины заключил в оковах в темницу благороднейшего Иосифа, по вине женщины предал на усечение Иоанна, — светильника всего мира.
Да что говорю я о людях (вообще)? По вине женщины диавол и святых отвлекал от добродетелей; он (диавол) женщиною всех посекает, всех убивает, всех порочит, всех уничижает; ибо женщина бесстыдная никого не щадит, священников не чтит, левита не стыдится, пророка не стесняется. О зло, злейшее всякого зла, женщина злая! Если она бедна, богатеет злобою; если же имеет богатство, способствующее ее лукавству, то это вдвойне пагубно. Женщина — нетерпеливое животное, неисцельный недуг, неукротимый зверь. Я видел и аспидов неукротимых укрощенными, и львов, и единорогов и медведей прирученными; женщина же злая и будучи обличаема гневается, и будучи усовещеваема с ласкою превозносится. Если муж ее облечен властью начальственною, то она и днем и ночью развращает его речами, побуждая к злодейству, как Иродиада Ирода; если же она имеет бедного мужа, то побуждает его к гневу и брани. Если она вдова, то самолично бесчестит всех; ибо не обуздывает языка своего страхом Господним, не взирает на будущий суд, не уповает на Бога, не хранит законов любви. Злой женщине ничего не стоит предать смерти своего мужа. Ибо жена праведного Иова советовала ему отдать себя на смерть через хуление (Бога), говоря:
— Скажи некое слово ко Господу, и умри.
О нрав лукавый! О намерение неблагочестное! Жена Иова не явила милосердия, видя своего мужа, страдавшего утробою по причине тяжелой болезни, подобно углю распространяющему искры, — видя всё тело его покрытым язвами и снедаемым червями; не склонилась к милосердию, видя его скорченным, весьма болезненным и крайне страдавшим, испускавшим сквозь болезненно отверстые уста учащенные дыхания. Не смягчилась сердцем, видя ходившего некогда в царской порфире, ныне лежащим на гноище, обнаженного телом. Не вспомнила прежнего обычного нежного супружеского отношения, не вспомнила о том, сколь много славы и добра получила она от него ранее. Но что говорит она:
— Скажи некое слово ко Господу, и умри.
О милость женщины! О средство к врачеванию скорбей! О узаконение любви супружеской! Разве он (т. е. муж) когда-либо говорил тебе, бывшей в болезни, такие слова? Не молитвами ли своими и делами благими он излечивал тебя от болезней? Разве не достаточно было для него и сего временного наказания, что ты испрашиваешь для него вечное мучение через хуление (Господа)? Или ты не знаешь, что всякий грех отпустится людям, хуление же, — грех против Духа Святаго, — не отпустится им ни в сей жизни, ни в будущей?
Желаешь видеть иную (женщину), подобную сей своим лукавством? Посмотри на Далиду, которая, связав сильного Самсона, предала его иноплеменникам; она предала иноплеменникам своего супруга, которого любила, ласкала, которому говорила, что любила его больше чем себя. Того, кого вчера любила, ныне обольщает, кого вчера согревала лобзанием, ныне, обольщая, предает смерти. Разве он был не красив? Кто был красивее его тогда, когда, нося на голове семь кос, он являл образ седмосветлой благодати? Разве он не был мужествен? Но кто был мужественнее его тогда, когда он один поборол в пути страшного льва и одною лишь челюстию ослиною побил тысячу иноплеменников? Но, может быть, он не был добродетелен? Нет, он был добродетелен настолько, что, ощутив некогда жажду, он помолился о воде (о ниспослании ему от Бога воды), и из держимой им в руках мертвой челюсти истекла вода, которою он утолил жажду. И вот такого прекрасного, такого мужественного, такого добродетельного мужа собственная жена как врага связала и отдала в руки неприятелей. Но каким образом женщина возмогла победить такого сильного? По причине свойственной мужчинам доброты: ибо, лишив его ночью тайны его силы, она связала его нагого крепким вервием. Посему мудрость (Божественная) повелевает тебе: ѿ сожи́тельницы твоеѧ̀ храни́сѧ, є҆́же сказа́ти є҆́й что̀.
Какое животное, скажи мне, могло помыслить таковое на сродный себе мужеский пол? Какая змея намеревается погубить своего сожителя? Какая львица отдаст на заколение своего льва? Ты видишь, что справедливо изрекает Книга премудрости, говоря, что нѣ́сть главы̀ па́че главы̀ змїи́ны, и нет злобы более злобы женской!
Скажу прямо: тот, кто имеет злую жену, пусть знает, что он имеет возмездие своим беззакониям. Дабы слово сие было не бездоказательным, слушай Премудрость, изрекающую, что злая жена посылается беззаконному мужу за его дурные дела.
Доселе мы говорили о злой женщине, и здесь окончим сию речь. Подобает теперь воспомянуть и добрых женщин, в особенности ради тех, кто присутствует здесь.
Почему же сии женщины называются добрыми? Потому, что когда видят добродетели, угодные Богу, творимые иными, то радуются о них, как о своих, и труды тех усвояют себе, как награду за добродетель.
Добродетельною и нищелюбивою женщиною была соманитянка, которая, испросив согласие мужа, устроила для Елисея место обитания, дабы он мог иметь у нее отдых; она устроила для него постель, светильник и трапезу; постель не была лишена одеяния, но была снабжена приличным Пророка убранством; светильник был не без света, но с елеем, горящим и светящим; трапеза была не без хлеба, но преисполнена пищи.
Точно так же кто скажет что дурное относительно той убогой вдовицы, которая принимала Пророка Илию? Она не имела многих пенязей, но явила богатство благорасположения. У нее не было ни пшеницы, ни вина, ни иного чего из числа предметов земных; у нее не было поля, засеянного пшеницею, которое приносило бы ей хлебные злаки; виноградник не родил для нее сладостного гроздия; растения не рождали для нее сладких овощей. Каким же образом она могла принимать и питать Пророка? Хотя она не имела даже и пяди земли для обработки, не имела также виноградника и на локоть (т. е. площадью, или объемом), но всегда во время жатвы ходила по меже и, наклонившись к земле, собирала колосья, падавшие из-под серпов жнущих; таким образом она на каждый год запасала для себя необходимое количество пищи. К сей-то вдовице пришел Илия во время голода, когда вся земля истаявала от бездождия, когда небо разгоралось, воздух раскалился, облака заключились; когда не было ни злака, ни цветка, ни отпрыска растения, ни дыхания влажного ветра, орошавшего и поднимавшего рост молодых колосьев; когда реки иссохли, источники, питавшие реки, исчезли от зноя, а море стало весьма соленым, ибо пресные воды не попадали в него по причине того, что дождь и потоки иссякли. Тогда-то пришел Илия к убогой вдовице. Но вы знаете, как страдает вдовица и во время хорошего урожая. Однако Пророк оставил богатых, имевших обильные запасы хлеба, и, сойдя с горы, пришел к сей вдовице. Но почему Илия, низведший с Неба огонь своим словом, не низвел себе хлебов? Может быть потому, что не мог? Нет, мог, но не сделал так. Почему же? Дабы не лишить плодов нищелюбия вдовицу, и дабы увеличить благословением сосуд с мукою и небольшой запас масла. Ибо Пророк пришел не столько с целию напитаться, сколько с целию напитать убогую и сделать явным скрытую в сердце ее добродетель и благорасположение. Так творит Бог: ибо, будучи в состоянии питать всех рабов Своих, бывших вместе с Ним в мире, Он требует подаяния, дабы обнаружить благорасположенные сердца делами их нищелюбия. И когда уже не бывает никого, кто мог бы напитать их (рабов Своих), тогда Он питает их или птицами, как Илию на горе, или чужестранным Пророком, как Даниила во рву, или зверем морским, как Иону китом, или Сам от Себя посылает пищу, как отцам нашим в пустыне; ибо, когда у них не было ничего, что бы они могли взять (себе для питания), тогда Он ниспослал им с неба манну и источил из камня воду. Но когда святые Его живут в миру с прочими людьми, то Бог удерживает десницу Свою, хотя и видит их скорбными; оставляет их, дабы вознаградить благодатию тех, кто пожелает благотворить им; ибо через сие могли бы получить спасение многие.
Итак, Илия пришел к вдовице, у которой не было ничего, кроме горсти муки, которой ей могло хватить разве только на один обед для нее и для детей ее.
Что же говорит ей Пророк?
— Принеси мне немного воды в сосуде, дабы я мог напиться.
Когда она пошла за водой, то он сказал в след ее:
— Принеси мне также в руке твоей и хлеба печеного.
Она сказала о том, чего не имела, но то, что имела, не утаила, а объявила, сказав:
— Жив Господь! Разве есть у меня где хлеб в потаенном месте? У меня нет ничего кроме горсти муки и небольшого количества масла в сосуде.
Замечательно уже то, что несмотря на такую скудость, она не утаила бывшего у ней небольшого остатка пищи. Как много ныне таковых, которые, имея много золота и серебра, не делятся с друзьями своими, когда те просит у них? Даже и тогда, когда их упрашивают с любовию, они говорят, что не имеют ничего, не желая давать; но если, после долгих просьб, склонятся к тому, чтобы дать кому-либо взаймы, тогда берут с тех, кому дают, расписку, более прочную, чем железо, связывают подписью руку принимающую, в присутствии свидетелей и поручителей. Но та вдовица по одному слову не отреклась от горсти муки.
Что же сказал ей Пророк?
— Поспеши и приготовь опресноки, прежде всего для меня, потом же для тебя и для детей твоих.
Сие слово пророческое было испытанием, — было испытанием сердца, было испытанием благорасположения. Сердце блаженной вдовицы находилось как бы в тисках, будучи в недоумении, что предпочесть: любовь ли к своим детям, или нищелюбие к Пророку? И предпочла вдовица лучше обидеть себя и детей своих, Пророка же принять, ибо знала, что прїе́млѧй прⷪ҇ро́ка во и҆́мѧ прⷪ҇ро́че, мздꙋ̀ прⷪ҇ро́чꙋ прїи́метъ; и напоивший чашею студеной воды во имя ученика, не потеряет награды своей.
Но почему же Пророк сказал: «Поспеши!»? Разве он был настолько голоден, что нуждался в особенном усердии вдовицы? Нет, ни в каком случае, но он таинственно знаменовал сим, что благое дело должно творить с усердием и радостью, а не с печалью и тоскою: доброхо́тна бо да́телѧ лю́битъ бг҃ъ.
— Поспеши и приготовь, прежде всего, для меня, потом же для тебя и для детей твоих.
«Поспеши», — подобно тому, как Авраам, когда к нему пришли Ангелы, поспешил к волам и заколол тельца, дабы принять Агнца; также подобно тому, как Сарра поспешила к опреснокам, дабы получить хлеб, сокрытый в Небесах.
Поспеши и поступи так, как Авраам с жертвами Богу; не тебе первой и потом мне, как поступили: Каин, Офни и Финеес, сыновья священника Илия, которые уничижали Бога, взимая в свою пользу начатки даров, приносимых Богу.
Вдовица исполнила приказание Пророка с усердием.
Пророк же, приняв хлеб, хотя малый, но поданный с великим усердием, вкусил от него и наполнил благами дом ее, ибо он сказал:
— Не оскудеет горсть муки в водоносе, и масло в сосуде до тех пор, пока Господь не пошлет дождя на землю.
Но почему, — до того времени (когда будет ниспослан дождь)?
Дабы таинственно показать, что Ветхий Закон оканчивается тогда, когда явилась Новая благодать, как дождь с неба.
И действительно случилось так, как сказал Пророк.
Видишь ли, как добрые женщины получили плоды нищелюбия? Ибо благие труды дают благие плоды и неистлевающий корень целомудрия.
Вы, женщины, слышали о делах злых женщин и о добродетели благих; одних возлюбите, других же сторонитесь; тем подражайте, других же избегайте, дабы, следуя пути благих (женщин), вы были бы сопричислены к лику святых о Христе Иисусе, Господе нашем, Коему подобает слава и держава вечно. Аминь.
Слово в день Усекновения главы святого Иоанна Предтечи
Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)
Свет Христов и дьявольская тьма
В каменном подвале, в котором был заточен Предтеча и Креститель Христов, было совсем темно. Солнечного света там не было, но «свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1:5). И светом Христовым была озарена эта страшная тьма и сердце Предтечи. Он знал, что его казнят; с минуты на минуту ждал смерти. Но не слышим ли мы в тропаре нынешнего праздника, что он отдал душу свою за Господа Иисуса Христа с радостью. Святой ап. Павел ждал с нетерпением кончины и жаждал поскорее соединиться со Христом. Конечно, таким же чувством была исполнена и душа святого Иоанна Предтечи.
Святой Иоанн знал, что не окончится на этом святое дело его, знал, что ему надо сойти туда, где заключены души от века умерших, и благовествовать им о Христе. Он спокойно ждал, и тьма его темницы озарялась светом Христовым.
В огромном зале дворца Ирода горело множество светильников; там было светло, все блистало: сверкало серебро и золото блюд и кубков, из которых пили царские гости; сверкали драгоценные камни на одеждах Ирода и его сотрапезников. Но в сердцах тех, кто пировал с окаянным Иродом, этих неправедных судей, обогащавшихся за счет народа, живших в роскоши и неге и постоянно пиршествовавших, была диавольская тьма, когда они пьяными сладострастными глазами следили за пляской полуобнаженной дочери Иродиады — Саломии.
Но то, что было в темнице святого Иоанна Крестителя, и то, что было во дворце Иродовом, бывает и в нашей жизни. Бесчисленное множество святых мучеников пролили свою святую кровь за Христа, подобно святому Иоанну Крестителю, и свет Христов сиял в сердцах их и тогда, когда они томились в темницах. В темные изодранные рясы были одеты изможденные постом и бдением тела великих преподобных, в которых бились святые сердца друзей Божиих, братьев Христовых. Что скажем о тех роскошных нарядах, в которые одеваются богатые и блудницы? Их ожиревшие смердящие тела покрыты драгоценностями, золотом и серебром. А в сердцах их — тьма: там нет света Христова.
Не только в жизни нашей, не только в людях видим мы этот контраст между светом и тьмою, между добром и злом, но даже в неодушевленной природе. Черен, некрасив каменный уголь, а сколько в нем доброй и полезной энергии: он согревает нас зимой, двигает поезда, пароходы, машины. Бедняк, согретый черным каменным углем, благодарит Бога за тепло. Тепло угля рождает тепло и благодарность в сердце человека.
Золото, серебро, драгоценные камни сверкают, пленяя людей, и алчные стремятся к обладанию ими, жаждут их. Итак, в них содержится злая и греховная энергия, ибо из-за золота, серебра, из-за драгоценных камней пролито очень много крови человеческой, совершено неизмеримое количество преступлений.
Святой ап. Павел сказал, что «сребролюбие есть корень всех зол» (1Тим. 6:10). Оно отравляет сердце человека, ибо стремящиеся к богатству не останавливаются ни перед чем. А те, которым удается обогатиться, Бога не благодарят: добрых чувств золото и серебро в них не возбуждают.
Итак, будем помнить о тьме в темнице Предтечи, будем помнить о доброй энергии каменного угля и о злой энергии золота и серебра. Будем помнить о черных рясах великих преподобных, и особенно — об окровавленной главе Предтечи и Крестителя Христова Иоанна. На золотом блюде, наполненном кровью, на окаянный пир была принесена эта святая глава, сияющая светом Божественным. Голова была еще жива, ибо отрубленная голова не сразу умирает. Брови Крестителя сдвигались от муки, губы сжимались, углы рта опускались. Глядели на эту главу пьяные гости Ирода со смущением, некоторые даже со страхом. А окаянная Иродиада, эта ученица вселукавого диавола, которая потребовала казнить Иоанна Крестителя, глядела на окровавленную голову с сатанинской радостью. Вот как похоть, сладострастие и стремление к роскошной царской жизни изуродовали сердце этой женщины, сделали его диавольским.
А как мы будем взирать на святую икону, где изображена глава святого Иоанна Предтечи, лежащая на блюде? Со страхом, трепетом, с благоговением преклоняясь перед великим подвигом того, чья жизнь была сплошным служением высшей правде. С любовью и благоговением будем взирать на эту икону, будем молиться великому мученику Христову, названному в Св. Писании Ангелом, уготовляющим путь Спасителю нашему. Будем воссылать к нему молитву, чтобы не быть малодушными и трусливыми, когда потребуется исповедать имя Христово, восстать за поруганную правду. Будем просить и Того, Кого крестил он в Иордане, чтобы благодатной Своей силой помог и нам подвизаться за истину. Аминь.
12 сентября 1950 года




 

Источник: https://www soika.pro/dok/veroispovedanie /rus samobjitnaja/
Категория: Православные праздники | Добавил: сойка-soika (27.03.2022) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 17 | Теги: Ускновение главы Иоанна Предтечи | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar