Чт, 20.01.2022, 04:29
Приветствую Вас Гость | RSS

Сойка-Soika Русь самобытная

Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Читать


Кабальное холопство, Че́лядь, Рядо́вич, За́куп, Вдач, Смерд, Изгой

Кабальное холопство — особый вид холопства, возникший и получивший юридическое определение в московском праве.
Происхождение
Первые указания на этот вид холопства встречаются в памятниках с конца XV века. По своему происхождению это — холопство из займа: должник личной службой во дворе кредитора погашал проценты на занятый капитал. Это определялось особым документом — служилой кабалой.
Такая зависимость юридически прекращалась уплатой долга, но фактически уплатить долг было почти невозможно, так как весь труд должника шёл на уплату только процентов. Новый же заем, для уплаты старого долга, вёл лишь к перемене кредитора, но не менял положения должника, отсюда ясно значение выражений — «попасть в кабалу», «выбиться из кабалы», указывающих на трудность положения закабалённого.
В большинстве случаев оно было пожизненным. На это указывают предсмертные распоряжения рабовладельцев первой половины XVI в., которые прощали долги своим кабальным людям и тем самым освобождали их от кабальной зависимости. Без этого распоряжения кабальные люди поступали в зависимость к наследникам своих кредиторов. Кредиторы-завещатели отпускают кабальных людей на волю «по душе», вместе с полными холопами; значит они считали своих кабальных людей холопами, хотя эта неволя не получала законодательной санкции до указа 1586 г. Вообще указы довольно долго молчат о кабальной зависимости. Впервые лишь Судебник царский упоминает о служилых кабалах и вводит некоторые ограничения в практику кабального права.
По Судебнику запрещено:
выдавать служилые кабалы на суммы свыше 15 руб. и
превращать простую процентную (ростовую) кабалу в служилую.
Вслед за тем (1559) запрещено брать служилые кабалы на лиц моложе 15 лет. Все эти ограничения нисколько, однако, не изменили характера кабальной зависимости. В служилых кабалах обозначались сумма займа, срок его и обязательство служить за рост во дворе кредитора. В случае неуплаты долга в срок заёмщик обязывался служить во дворе «потому ж по вся дни».
Указ о кабальных холопах
Существенное изменение в положение кабальных людей вносит указ 1586 г., на основании которого, по примеру полного холопства, вводится доклад и для служилых кабал, то есть все вновь составляемые кабалы должны были писаться под контролем правительственных учреждений и заносились в книги. Таким докладным кабальным людям предписывается от господ не отходить, денег по кабалам у них не брать, а отдавать в службу до смерти господ. С этих пор докладные кабальные люди и юридически сделались невольными и стали называться холопами и на официальном языке.
Правила указа 1586 г. о докладных кабальных людях распространены указом 1597 г. на всех кабальных людей, которые составили одну юридическую группу кабальных холопов. Прежняя пожизненная зависимость кабальных людей перешла в личное холопство по смерть кредитора. После смерти господина кабальный холоп становился вольным человеком и без уплаты долга: указ 1597 г. прямо оговорил, что жене и детям умершего до кабальных людей его дела нет, и денег по тем кабалам не указывать. Соответственно чисто личному характеру кабальной неволи, права господина над кабальными холопами оказались ограниченными: ему принадлежало право пользования силами холопов, без права распоряжения их личностями.
Позднейшими мерами этот личный характер кабального холопства ещё более подкрепляется: так, указом 1606 г. запрещено выдавать кабалы на одних и тех же лиц одновременно двум господам, даже отцу с сыном, брату с братом и проч. Для устранения злоупотреблений Уложение запретило господам брать на имя своих детей новые кабалы от холопов, без представления на них отпускных. Кабальный холоп, таким образом, мог выдать на себя новую кабалу, только став вольным человеком.
Указ 1597 г. внес ещё одну новость в институт кабального холопства, узаконив новый способ его установления: добровольная служба во дворе без всякого предварительного займа, если только она продолжалась более полугода, также превращала добровольного слугу в кабального холопа. Указ предписывает выдавать кабалы на таких добровольных холопов и против их воли, потому что «тот человек того добровольного холопа кормил и обувал и одевал».
Уложение 1649 года сократило этот полугодовой срок до 3 месяцев. Дети, родившиеся от подобных людей, по достижении 15-летнего возраста также обязаны были дать на себя служилые кабалы, в силу давности бескабальной службы. Когда, с одной стороны, кабальное холопство из службы за рост превратилось как бы в службу за самый долг без права его уплатить, а с другой — в кабальное холопство можно было попасть без всякого займа, старая форма кабал потеряла свой реальный смысл, хотя долгое время остается ещё господствующей. С половины XVII в. возникает новая форма кабал, где просто обозначалось, что такой-то бьёт челом во двор такому-то и служилую кабалу на себя дает, «служити у господина по его живот».
Кабальное холопство в Уложении
Новый тип кабального холопства, созданный указами 1586 и 1597 гг., получает окончательную обработку в Уложении, где занимает выдающееся место по сравнению с старым, мало-помалу вытесняемым типом полного холопства.
По Уложению, на вольных людей, поступающих в холопство, можно было выдавать только служилые кабалы, а отнюдь не полные грамоты.
Права господина над кабальным холопом, по Уложению, оказываются ещё очень широкими: господин не может только распорядиться личностью холопа — продать его, подарить, завещать и т. п. От произвола господина ограждены также жизнь и здоровье холопов.
При возвращении беглых холопов их господам с последних берется запись, что они тех выданных холопов не убьют и не изувечат. Господа обязаны, наконец, кормить своих холопов: им запрещено ссылать их со двора для прокормления без отпускных. Иначе, таким холопам выдавались отпускные из холопьего приказа.
По указу 1607 г. господам было, сверх того, предписано женить и отдавать замуж холопов и рабынь по достижении установленного возраста, под угрозой за нарушение указа выдавать безбрачным холопам отпускные, но этот указ в Уложение не вошёл. Имущественные права холопов по-прежнему оставались ничем не гарантированными.
Уложение прямо запрещает холопам покупать и принимать в заклад вотчины, и покупать в городах дворы и лавки, предполагая тем самым значительные движимые имущества у рабов. Но эти движимые имущества ничем не ограждены от произвола господ: Уложение запрещает давать суд по челобитьям холопов, предъявивших иски к наследникам умерших их господ «в животах или грабежах», то есть в присвоении или насильственном отнятии принадлежащего рабам имущества.
Де-юре, следовательно, отпуск на волю кабальных холопов после смерти их господ имел место без наделения их каким-либо имуществом — последнее вполне зависело от доброй воли господина.
Упразднение кабального холопства
Кабальное холопство просуществовало до петровских указов о ревизии, согласно которым холопы и крепостные крестьяне составили одну общую массу крепостных людей.

Че́лядь; ед. челяди́н — зависимое население в Древней Руси, Речи Посполитой и Российском государстве. Также челядью могли быть родственники или друзья хозяина, которые не имели дома и денег и жили за его счёт.
Древняя Русь
Договоры Руси с Византией X века именовали зависимое население термином «челядь». В XI веке в связи с тем, что положение закупа (лица, попавшего в зависимость на период отработки ссуды) было близко к положению раба, в законе потребовалось провести грань между этими социальными категориями. В Русской Правде помимо общего термина «челядин» употребляются два новых: «закуп» и «обельный (полный) холоп». По мнению А. А. Зимина, в Пространной редакции Русской Правды нет каких-либо черт различий в источниках и правовом положении холопства и челядинства.
Альтернативное мнение
Б. Д. Греков обратил внимание на то, что статья 110 Пространной редакции Русской Правды «в своём перечне источников рабства пропускает плен». И. Я. Фроянов объясняет это тем, что первоначально плен был источником челядинства, а не холопства. Историю челядинства Фроянов изображает следующим образом:
в VI–IX веках челядь — рабы-пленники;
в IX–X веках они стали объектом купли-продажи;
с XI века термин «челядь» относился к части зависимого населения, занятого в феодальном хозяйстве. В середине XI века его сменил термин «холопы».
Речь Посполитая и Российская империя
Несколько иное значение термин «czeladź» приобрёл с XVI века в Речи Посполитой, а после её раздела в конце XVIII века в Российской империи.
В России в XVIII–XIX веках слово «челядь» означало дворовых людей помещика. В коми-зырянском и коми-пермяцком языках слово «челядь» означает «дети».

Рядо́вич — в Древней Руси лицо, служившее землевладельцу по «ряду» (договору), как правило, попавшие в зависимость от него на период отработки займа, взятого деньгами, зерном или орудиями труда. Отрабатывали долг, используя часть своего времени. Были близки к закупам. Рядовичами становились не пошедшие в холопство и заключившие «ряд» тиуны, ключники и мужья рабынь, а также дети от браков свободных с рабынями. Рядовичи часто использовались в роли мелких административных агентов своих господ. По Русской Правде за убийство рядовича назначалась такая же вира (штраф), как и за убийство смерда или холопа — 5 гривен.
Рядо́вич — в XIV—XVII веках член корпорации городских торговцев однотипными товарами (торговавшие в одном ряду), а также житель рядка (небольшого торгово-промыслового поселения).

За́купы — категория зависимого населения в Древней Руси. В Древнерусском государстве свободные смерды, заключившие с феодалом особый договор (др.-рус. рядъ), становились рядовичами, которые делились на вдачей и закупов. Если рядович брал взаймы ссуду (купу), то на период отработки этой ссуды (деньгами, скотом, семенами) он селился на земле феодала со своим инвентарём (в законах также упоминается, что инвентарь мог дать и хозяин, правда, получивший нёс за их сохранность ответственность) и становился закупом или ролейным закупом (ролья — пашня).
Положение закупа было близко к положению зависимого крестьянина. Согласно Русской Правде, хозяин не имел права на распоряжение личностью закупа, что было не характерно для рабов, но в то же время господин имел право наносить телесные наказания за проступки. Беспричинное избиение закупа хозяином каралось последнему штрафом как за избиение свободного. При попытке бегства закуп становился полным («обельным») холопом, однако, он мог свободно уйти на заработки для оплаты долга.

Вдач — в Древней Руси предположительно представитель одной из категорий рядовичей, наряду с закупами, бедный человек, получивший ссуду хлебом или деньгами с условием отработки этого долга в течение определённого срока и попадавший в кабальную зависимость к ссудодателю. Если в срок работа не выполнялась, то должник обязан был возвратить долг.
Известен по ст. 111 Устава о холопах Пространной редакции Русской Правды, в ряде изводов которой (Троицкий IV список) читается: «А вдач не холоп и ни по хлебе роботят ни по придатце; но оже не доходят года, то ворочати ему милость, отходит ли, то не виноват есть», то есть долг, взятый хлебом или деньгами, не превращает должника в раба; долг подлежит либо возврату, либо отработке в определённый срок. Термин «вдач» точно не установлен, поскольку в других изводах Русской Правды имеется разночтение «въ дачѣ» («А въ дачѣ не холопъ», Толстовский, Троицкий IV списки и др.) или «вда цену» (Пушкинский список). «Дача» может пониматься как ссуда, передаваемая господином закупу, а смысл статьи заключается в том, что за ссуду деньгами или хлебом или за проценты не обращают в рабство (холопство).
Различные толкования
В. И. Сергеевич цитировал этот текст по списку Мусина-Пушкина: «Вда цену не холоп...» и считал, что статья имеет в виду рабочих, нанимаемых на годовой срок и получающих плату вперёд. Плата эта давалась или натурой (хлебом и придатком к денежной наёмной плате), или деньгами («вда цену»). М. А. Дьяконов считал, что закуп — дворовый или пашенный наймит, работавший за плату, которую он получал вперёд, в то время как вдач — человек, отрабатывавший господскую «милость». Общая черта и того, и другого состояла в том, что они должники своих господ, но не холопы. О вдаче это прямо сказано, что указывает на тенденцию заимодавцев считать их несвободными. Свобода закупов ограждалась в отдельных случаях, но эта свобода была непрочной: ряд проступков закупа (бегство, кража) вёл к её утрате. Кроме того, господин имел право наказывать закупа за вину. М. Ф. Владимирский-Буданов полагал, что статья указывает источник одного рода закупничества.
По мнению Б. Д. Грекова, речь идёт не об обычной ссуде, а об особой форме зависимости, в некоторых отношениях напоминающей «добровольное холопство» или «служилую кабалу» раннего Московского государства. Под «придатком» учёный понимал процент. Греков считал, что статья говорит не о найме как таковом, а о привлечении работников путём выдачи хлеба или денег под процент. «Дача» представляла собой не столько способ непосредственного привлечения рабочей силы, сколько способ закабаления: привлечение к работам вытекало из невозможности для должника погасить долг. Долг мог быть погашен работой в течение некоторого срока, и не обязательно годового, поскольку слово «годъ» чаще всего означало время вообще, тогда как в Русской Правде, если требуется обозначить количество времени, равное году, употребляется термин «лѣто». Согласно Грекову, вдач представлял собой бедного человека, берущего в долг хлеб или деньги и обязующегося отработать этот долг в определённый срок. Вдач был близок к закупу и являлся одной из разновидностей рядовича.
А. А. Зимин считал, что ст. 111 Пространной Правды является логическим продолжением предыдущей ст. 110, в которой указаны источники обельного (полного) холопства. В частности, холопом становился слуга, поступающий на службу без заключения договора («ряда»). Следующая ст. 111 говорит о случае, когда лицо поступает на службу по договору и в холопа не обращается. По мнению Зимина, лицо, получившее «дачу» («милость»), то есть определённый объём хлеба или определённую денежную сумму при условии работы на господина — «не кто иной, как закуп». Закуп упомянут в аналогичной статье Правосудия митрополичья, по которой он должен был также возвратить «задаток», хотя уже вдвойне, и мог уйти, будучи «не виноват» (отработав долг). Если закуп (челядин-наймит) бежал от своего хозяина, то становился обельным холопом (ср. ст. 65 Пространной Правды). «Придаток», согласно Зимину, мог состоять из инвентаря, скота и др. Он давался закупу хозяином на время его работы по «ряду». «Дачу» статьи 111 Зимин считал синонимом «купы» (долга закупа).

Смерд (мн. смерды) — категория населения по Русской Правде, крестьянин на Руси IX—XIV веков, земледелец. Изначально свободные (в отличие от холопов), по мере развития поместной системы были постепенно закрепощены. Смерды находились в прямой зависимости от князя.
История
Согласно мнению советского историка Б. Д. Грекова (впоследствии широко распространившемуся в отечественной историографии), смерд — это член сельской общины, но зависимый непосредственно от князя крестьянин в Древнерусском государстве в период XI—XIV веков. По Русской Правде смерды были зависимыми крестьянами, которых судил князь. Они владели земельными наделами, которые могли передавать по наследству сыновьям (если сыновей не было, то надел отходил князю). Штраф за убийство смерда был равен штрафу за убийство раба. В Новгородской республике большинство смердов были государственными крестьянами (обрабатывали государственную землю), хотя также упоминаются княжеские, епископские и монастырские смерды. Уходить с земли они не имели права. Выморочное имущество смерда по Русской Правде отходило к князю, в то время как выморочное имущество свободного общинника, скорее всего, делилось между членами общины. Наконец, штраф за убийство «смерда» составляет всего 5 гривен (наравне с рабом-«холопом»), в то время как жизнь «людина» защищалась 40-гривенной вирой (стандартным размером штрафа за убийство рядового свободного человека).
В Новгородской республике смерды находились в зависимости от государства. В более позднем расширительном смысле — все крестьяне, основное население страны, низший социальный слой. Смерды имели собственную землю и вели на ней хозяйство, должны были платить налоги князю и отбывать натуральные повинности. Князь мог подарить смердов церкви, переселить их. В отличие от обычных крестьян-общинников, смерды жили в сёлах, а не в весях. Воинская повинность смердов состояла, по разным версиям, в личном участии в пешем войске, в поставке лошадей для конного войска (Пресняков А. Е.) либо в личном участии в конном войске (Рыбаков Б. А.).
Термин «осмердить» означал захват населения соседнего княжества во время княжеских междоусобиц. К XV веку категория смердов превращается в категорию крестьяне. В XVI—XVII веках слово смерд использовалось для обозначения служилого населения в официальных обращениях к царю и царя к населению. Впоследствии смерд — это презрительное (в устах помещика, представителя власти) обозначение крепостного крестьянина, простолюдина.
Этимология слова
По одной из версий
Cлово смерд («смерд», «смурд», «сморд», «смордон») имеет индоевропейское происхождение в значении «человек», «зависимый человек», «обычный человек».
Связь со словом «смердеть»
Со словом «смерд» тесно связано слово «смердеть».
Любопытным является и термин, который появился в промежуток с XI по XIV века. «Осмердить» — значило захватить селения и население вражеского княжества во время княжеских междоусобных воин. После XV века категория смердов перешла к крестьянству, однако сам термин продолжал использоваться и означал неофициальное обращение царя к низшим слоям населения. Впоследствии, термин «смерд» стал использоваться помещиками для обозначения провинившейся прислуги или крестьян.

Изгой (от из-жити, праславянский корень go-i/gi 'жить', гоити — «живить», ср. былинную формулу гой еси) — древнерусский социальный термин, означавший человека, выпавшего («выжитого») из своей социальной среды. В церковном уставе Всеволода круг значений этого слова очерчен достаточно выразительно:
Три изгоя: попов сын, не знающий грамоты; холоп, из холопства выкупившийся; одолжавший купец; к этому добавим четвёртое изгойство: если князь осиротеет.
Князем-изгоем именовался «осиротевший», лишённый удела князь, которому отец или старшие родственники не успели (из-за преждевременной смерти, см. лествичное право) передать удел. Часто князья-изгои, используя помощь кочевников, воевали с правящими князьями за тот или иной удел.
В новгородской берестяной грамоте № 789 упоминается «Доман, Тудоров изгой». Скорее всего речь идёт о выкупившемся на волю холопе, раньше принадлежавшем господину по имени Тудор. Таким образом, холоп-вольноотпущенник назывался «изгой такого-то» — подобно вольноотпущеннику в античности.
В современном русском языке слово «изгой» не имеет терминологического значения и означает человека (иногда и общественную единицу, вплоть до государства-изгоя — передача английского термина rogue state), лишённого каких-то прав в ряду себе подобных, преследуемого или игнорируемого «чужака».



Источник: https://www soika.pro/dok/dengi rusi/rus samobjitnaja/
Категория: Деньги. | Добавил: сойка-soika (27.12.2021) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 11 | Теги: Смерд, Изгой, За́куп, Вдач, Кабальное холопство, Рядо́вич, Че́лядь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск

Copyright MyCorp © 2022