Вс, 17.10.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

Оника Воин

Жил-был Оника-воин,
Жил-был недолго,–
Жил триста тридцать единое лето.
И сколько он землей проеждял,
И много он землей разорял,
Божьи домы на дым спущал,
Божество-иконы на ладон.
И говорит он господу богу,
И говорит он рець похвальню,
Похвальню рець, господу противну:
– Кабы дал да мни-ка, господи,
С небеси во столби колецюшко булатно,
Повернул бы я всю землю на синё небо,
А сине небо на сыру землю:
На миру бы смерти не было,
И народ бы был весь жив.-
Да не полюбились эти реци господу богу,
Посылал он дви сумоцьки переметны:
Одну сумоцьку он клал против неба,
А другу сумоцьку клал против земли.
И послал он своих скорыих апостолов,
И куды итти Оники, ехати.
И вот поехал Оника-воин,
Поехал цистым полем
Да широиим раздольем.
И на той пути да на дороженьке
Лежат-то дви сумоцьки переметныи
И стоят тут люди добрыи.
– Оберите-тко вы, люди добрыи,
Оберите-тко свои сумоцьки переметныи:
Если я задену ножкой левою,
То негди сумоцек будет искати;
И если я задену ножкой правою,
То негди будет сумоцек искати.-
– Ах ты, Оника пустохвастишко,
Ах ты, Оника пустохвалишко!
Ты ездишь, Оника, похваляешься,
А тебя с дело не выхватывать.-
Разсердился Оника-воин,
Задел он сумоцьку ножкой левою,–
И не мог он сумоцьки повыздынуть;
Задел Оника ноженькой правою,–
И не мог он сумоцьки повыздынуть,
Соскоцил Оника со добра коня
И принимался во всю силу богатырскую:
И по колен ушел во матушку во сыру-землю,
И не мог он сумоцек повыздынуть.
Разсердился Оника по-сердиному,
И разозлился Оника по-звериному,
И принимался всею силой богатырскою:
И по пояс ушел во матушку во сыру-землю,
И не мог он сумоцек повыздынуть.
И принимался Оника не на шутоцьку:
И по грудей ушел он во матушку во сыру-землю,
И не мог он сумоцек повыздынуть.
И надорвал он свое ретливое сердецюшко,
И со стыдом садился на добра коня,
На добра коня на Обахмата.
И поехал Оника-воин цистым полем,
Широкиим раздольем.
А на той пути на дороженьки
Лежит тут цюдо цюдноё,
Лежит тут диво дивное:
Руки-ноги лошадиныи,
А голова лежит звериная,
И туша целовецецка.
– Что же ты лежишь, цюдо цюдноё?
Али ты цюдилиця есть прецюдная,
Али ты поляк есть, поленской сын,
Али ты полениця удалая? -
– А не цюдо есть я цюдноё,
Не цюдилиця есть прецюдная,
Не поляк, не поленский сын,
Не полениця я есть удалая:
Оника воин, я есть Смерть скорая,
Скорая есть Смерть, скоропостижная.-
– Ай же ты, душегубка!
У меня есть сабля вострая:
Отмахну же буйную голову! -
– А не хвастай, Оника-воин:
У меня естё шилья вострыя,
И подпилю я у тя жилоцьки.-
Замахнулся Оника вострой саблею:
Во плеци рука застоялася,
Никуды рука не сгибалася,
Востра сабля с руки выпала
И цють добра коня не изрезала.
– Ай же ты, Смертка скорая!
Дай мне строку хоть на три годы
Свой живот по церквам рознесть
И золоту казну по нищей братии,
Мни своя душенька наб покаяти.-
– Не дам я теби строки и на три часы:
Твой живот есть неправедной,
Золота казна не заработана,
И твоей души не будет помоци.-
– И дай ты строку хоть на три часы
Мни-ка свой живот по церквам разнесть,
Золота казна по нищей братии,
И свою душу наб покаяти.-
– Не дам я ти строку ни три минуты:
Твой живот есть неправедной,
Золота казна не заработана,
И твоей души не будет помоци.-
Зашатался Оника-воин на добри кони,
И упал он на сыру землю:
И быдто век души не было.



Прийдемте, братия, послушаемте
Про житие человеческое:
Человек живет —
Как во поле трава растет (...)
Божья Матерь прогласила:
«Олексей целовек ведь Божий!
Пойди в своё царьсво —
Скоро тебе будет представленье,
Души твоей выходеньё».
Сошли, Г осподь Бог, двоих аньделов,
Двоих аньделов, двух арханьделов,
Кротких, и смирных, и милосливых,
Штобы цёсну мою душу выложили,
Не крюком, не боком душу вытенули,
Положили бы душиньку под правое крыло,
Положили бы душиньку и на пелену,
Выздынули душиньку на небеса,
Положили бы душиньку во пресветлой рай!

Добирается Аника до начальнова граду Ерусалиму;
и хочет Аника начальной град Ерусапим раззорити,
и соборную церкву растворити,
и хочет лик Божий поругати,
и святые иконы хочет переколоти...
Задумал Оника-воин
Ерусалим-град розорити...;
Как задумал Они ка он ехать в Ерусалим-град:
А хочет Оника Ерусалим-город взять,
Божьи-ти церкви и под дым спустить,
Святые иконы да копьём выколоть,
Попов-патриархов под мець склонить,
Христианскую веру да облатынити,
Злато-серебро телегами повыкатить...;
Срежаитса Оника-воин в начальный град Ерусалиме,
Хочет начальный град розорити...
Подымаицьсе царищо да Кудреванищо
Как на тот же на наш да стольне Киёв-град —
Хоцёт сильню-ту силу повырубить,
Хоцёт малых робят во углы повысвистать,
Хоцёт старых старух да все(х) под гору срыть,
Хоцёт Божьи-ти церкви в огонь спустить,
Как светы-ти иконы хотят во грезь стоптать,
Хоцёт князя Владимера под мець склонить,
Как кнегинушку Опраксею в замужесьво взеть.
А уж я Смерть есть, от Бога посланая,
А на землю попушшеная;
А ишша я кого и завижу,
А ишша я кого и заслышу —
А и тут я того и возьму
А я есть гордая Смерть сотворенна,
От Христа по тебе, смерть, послана я:
Хочу я тебя, Анику, умертвити (...)
Полно тебе, Аника, воевати,
Соборныя церкви разбивати...



Поехал Ника-воин в Ерусалим-град:
Победить и церкви ограбить.
Там Господен гроб на воздусях.
А Господь не допустил, вишь, —
И послал Смерть навстрету...

На белом свету было три царьства,
Было три царьства беззаконниих.
Как на ихнее да беззаконие
Напускал Господь Змею лютую...
Согряшила царьство Хмильское —
Напустил Господь да Змею, да Змею лютую (...)
А она стала исть людей...
У чуда ноги лошадины,
У чуда тулово зверино,
У чуда буйна глава человечья,
На буйной главе власы до споясу
(Варенцов, с. 121);
У ей тулово зьверино,
Ише ноги все лошадины,
Голова человечеськая,
Власы у его до пояса
(Марков, с. 126);
А тулово зверино
А ноги лошадины,
А голова у чюда и человечеська,
А власы до пояса
Хватил Оника-воин сабельку воиньску,
Хотел Оника-воин голову срубити —
Не мог Оника-воин вызнети: ослаб ить!
И говорит он (Аника) Господу Богу,
И говорит он рець похвальню,
Похвальню рець, Господу противну:
„Кабы дал да мни-ка Господи
С небеси во столби колецюшко булатно,
Повернул бы я всю землю на сине небо,
А сине небо на сыру землю —
На миру бы смерти не было,
И народ бы был весь жив!”
Да не полюбились эти реци Г осподу Богу —
Посылал он дви сумоцьки переметны...»



Жил-был Оника-воин,
Жил-был недолго —
Жил триста тридцать единое лето».
И похваляется сильный могучий Аника-воин
Иерусалим-град раззорить,
Господень Гроб разбить
Ай же ты, чудо чудное, диво дивное!
Красная ли ты девица?
Али молодая молодица?
Али пожитая молодушка?
Али старая старушка? (...)
И если старая старушка —
Назову тебя бабушкой,
Аж ли тая молодушка —
Назову тебя мамушкой.
Али молодая вдовица
Так назову тебя сестрицей.
Али красная девица —
Так за себя возьму.


Жил-был Оника сто двадцать единый год,
Не на кого Оника не нахаживал,
Не на кого Оника не наезживал.
Здумал тут Оника идти-ехати
Разгромлять именья все, монастыри.
Садилсэ тут Оника на добра коня,
Выехал Оника во широко поле.
Навстречу тут Оники Смерть престрашная.
«Смерть ты моя, Смерть престрашная,
Дай прожить Оники хоть единый год!» —
Не даёт Оники Смерть престрашная.
«Смерть ты моя, Смерть престрашная,
Дай прожить Оники хоть един месяц:
Разгромить именья все, монастыри!» —
 Не даёт Оники Смерть престрашная.
«Смерть ты моя, Смерть престрашная,
Дай прожить Оники хоть единый день!» —
Не даёт Оники Смерть престрашная.
Замахнулсэ тут Оника во первой након —
Во плече-де-ка рука да роспоялася.
Замахнулсэ тут Оника во второй након —
Во локтю-де-ка рука да роспоялася
Замахнулсэ тут Оника во третьей након —
Во кисти-де-ка рука да роспоялася.
Свалилса тут Оника со добра коня,
Со добра коня — как овсяный сноп.




Источник: https://www soika.pro/dok/bylinnye bogatyri rusi velikoi/rus samobjitnaja/
Категория: Былинные богатыри Руси великой | Добавил: сойка-soika (20.08.2021) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 36 | Теги: Оника Воин | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar