Вт, 26.10.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

Ссора Ильи Муромца с Князем Владимиром

Ай во славном было городи во Киеви,
Собирал-то князь Владимер-от почесен пир,
Ай почесен-то пир на тех-то собирал, которы — в Киеви:
Собирал он больше на князей да всё на бо́яр же;
Позабыл в чисто́м поли могуцих он бога́тырей,
Да он не дал им вестоцьки, скоры́х гонцёв;
Некакого он бога́тыря да не почёстовал.
Как веде́тьце у них всё пир изве́сели,
Ай узнал про то Илья-та как да Мурамець:
«Я поеду-ту топерь да в красен Киев-град,
Я надену, братцы, шубу долгополую,
Назовусь-то я Никитой всё зале́шанин».
Тут поехал Илья, да Илья Мурамець,
Илья Мурамець поехал свет Ивановиць.
Приежаёт ко городу ко Киеву,
Ай ко ласкову князю ко Владимеру;
Он оставил ко́ня доброго на широко́м двори,
Сам заходит во полаты белокаменны;
Он ведь крест-то кладёт да по-писа́нному,
Он поклон-от ведёт да по-учоному:
«Уж ты здрастуй, нашо красно, моё солнышко,
Ай ты ласковой ты Владимер наш;
Уж ты здрастуй, Опраксея Королевисьня,
Уж ты здрастуйте, князи вси вы бо́яра!»
Говорит-то нашо красно-то всё солнышко,
Ище наш-от Владимир-князь да стольне-киеськой:
«Добро жаловать, дородьнёй доброй молодець,
Ай ко мне-то посидеть да на поцесён пир,
Ай попить-то, поись у мня, покушати,
Ай ведь беленькой лебёдочки пору́шати!»
Ай ведь не́ дал князь места по уму ему,
По уму-ту не дал места, всё по разуму:
Не посадил ёго Владимер-от не подле́ собя,
Не посадил ево Владимир-от проти́в собя —
Посадил ево Владимир, добра молодца,
Посадил-то ево в место не в почотноё,
Не в почетно ево место не в большой угол,
Посадил ево Владимер всё в посьледьнёй стол,
Посадил ево со малыма с ребятками,
Со тема́ ли со детьми, детьми боярьскима.
Сам он сел-то Илья, да Илья Мурамець —
Не Ильёй-то он, право, называитце,
Называитче всё Никитушкой-залешанин —
Ай хошь сел-то к Владимиру да за дубовой стол.
Он не пьёт, сидит, не ест, да всё не кушаёт,
Он ведь беленькой лебёдочки не рушаёт.
Ище князь, сидит, Владимир сам поглядыват,
Сам поглядыват, сидит, скоро́ росматриват;
Говорит ёму Владимир таковы речи:
«Ай же шьчо ты, наш уда́лой доброй молодець
Шьчо по имени Никитушка-зале́шанин!
Ты не пьёшь, сидишь, у мня, сидишь, не кушаёшь,
Ишше беленькой лебёдочки не рушаёшь?
Обсадил-то я тебя ли разьве местом тут,
Надьсмеялась над тобой разьве невежа-та,
Обнесли, можот, тебя да цяркой винною?
Ты сидишь ты всё у нас неве́сёл-от:
Ай поту́пил оци ясны в матушку сыру землю,
Ай во ту ли во се́реду кирпишную».
Говорит-то тут Илья да он таки реци:
«Ты ведь сам ты сидишь, князь, за дубовы́м столом,
Ты сидишь-то как всё с ворона́ми ты,
Ай миня всё посадил ты с воронятами!»
Тут Владимир-князь скакал он скоро на резвы́ ноги:
«Поежай поди, уда́лой доброй молодець,
Со моёго-ты ступай-ко со чёсна́ пира;
Ты не езьди ко мне больше в красен Киев-град,
В красён Киев-от-град не прослежа́й своёго ты следочку-ту;
Удаляйсе ты подальше ис циста́ поля!»
Он скорёхонько-то доброй молодець тут собираитце;
Ай выскакивал он скоро из-за дубовы́х столов;
Он прошаитьце со князём со Владимером,
Он со той ли со кнегиной с Опраксеёй-то:
«Тебе спасибо, ты мой ты красно солнышко,
На твоём-то на чесно́м-то на пиру́ тебе!
Не Микитушка я тя всё был зале́шанин, —
У тя тот ли был всё старая стари́ньшина,
Ишше тот ли атаман да Илья Мурамець,
Илья Мурамечь был да сын Ивановиць».
Говорил-то князь Владимир таковы слова:
«Воротись ты, мой уда́лой доброй молодець,
Уж ты руськой мой, си́льнёй ты бога́тырь-от
Ай по имени Илья ты, Илья Мурамець,
Ай по батюшки-отци ты сын Ивановиць!»
Говорил ёму Илья всё таковы речи:
«Не умел ты, князь Владимир, сокола́ имать,
Не умел ты сокола́ имать, в руках держать,
Не умел ты угосьтить всё добра молодца,
Ты того меня Илью-ту светы Мурамца!
Подойдёт, быват, к тебе сила неверная,
Ай неверна к тебе сила, бусурманьчкая,
Ты, тогда у тя бояра кособрюхи с ей управятце!
Я возьму-ту, князь Владимер, я своё востро́ копьё,
Я сойму у тя полаты по окошоцька;
Пусь задавит князьей да твоих бо́яров!»
Он сказал-то он сам тольки не зьделал так.
Уежает он скорёхонько в чисто́ полё.
Говорит-то Владимир таковы реци:
«Немалу́ я собе шутоцьку нашу́тил-то!
Ище как мне эта шутка теперь с рук сойдёт?»
Посылат-то он скоры́х гонцёв в чисто́ полё:
«Вы скажите, вы мои, мои скоры́ гонци,
Шьчобы ведь Илью-ту звал Добрынюшка Никитиць млад —
Ай з Добрынюшкой у их сь Никитичем
Ай поло́жона ведь заповедь великая:
Как которой-то из их да будёт гневатьце,
Будет гневатьце, которой будёт гнев держать,
Ай другому шьчобы́ уговорить бы так,
Одному шьчобы́ другого розговаривать».
Ай приходит эта вестоцька к Добрынюшки,
Г Добрынёчки приходит во чисто́ полё;
Ай Добрынюшка Никитиць скоро он зовёт ево:
«Ты поедём-ко, мой брателко крестовой ты,
Ты ко ласкову князю на поцесён пир;
Сам ведь всех велел собрать могуциих бога́тырей,
Пушше всех велел он звать да Илью Мурамця».
Говорит ёму Илья да всё таки реци:
«Ай спасибо князю все за приглашеньицё!
Я отказан уж от города от Киева,
От того я от пиру́, пиру́ чёсно́го я,
Я ишше́-то всё отказан от чиста поля.
У ёго есь-то там много бояр есь всех;
Ишше будут поправлятьце-то когды всё при́ гори.
Я поеду во да́лече, дале́че во чисто́ полё,
Увезу я всих могучих все бога́тырей;
Я уеду-ту, уеду не на́ день-от,
Я не на́ день-от уеду, я не на́ два тут, —
Я уеду от ево всё на́ два го́дичка,
На два годичка уеду поры-времени».
Ай прошло-то тому времени ведь ц́елой год,
Наступает-то тому времени другой ведь год.
Тут поехал всё Илья да попроведати,
Попроведать-то поехал по чисту́ полю,
Попроведать-то поехал-то про красён Киев-град,
Он ише́-то попроведать всё про князя-та.
Ай про князя попроведать со кнегиною:
«Каково у мня живёт там красно солнышко,
Каково у мня живёт да всё Владимер-князь
Со своей-то со кнегиной с Опраксеёй-то,
Ай со той ли с Опраксеёй Королевисьнёй?»
Он ведь едёт, он розьежживат да по чисту́ полю;
Во чисто́м поли завидял: всё стоит-то силушка,
Шьчо стоит-то, стоит сила неверная,
Шьчо неверна-та силушка тотарьская.
Шьчо выходит тут Идо́лишшо-то изь бела́ шатра,
Говорит-то всё Идолишшо таки реци:
«Ай тотары вы мои, да палачи мои,
Палачи мои, тотары, немило́сьливы,
Немило́сьливы тотары, нежало́сьливы!
Выходите, понесите скору грамотку,
Понесите скору грамоту тотарьскую,
Ишше те ли ёрлычка да скорописцяты».
Тут тотары все да выходили все;
Отсылаёт он з грамотой да три тотарина.
Вот приходят тотара на широкой двор,
Без докладу иду́т, без приказаньиця,
Бес приказаньича ’ полаты белокамянны;
Как они тут отдавают скору грамоту,
Не кресьтя́т-то своёго лиця поганого;
Принимаёт князь Владимир стольнё-киевской.
В ерлычках-то скорописцятых написано:
«У тя нет, я знаю, князь, да при тебе ведь всё,
При тебе-то всё твоих да всё бога́тырей,
Ай богатырей-то, руських поединьшицьков.
Ай подай, подай мне-ка, князь, ты поединьшицьков,
Ты того подай Илью мне, Илью Мурамця;
Не подашь токо мне завтро поединьшицька —
Пушшай выедут ко мне всё на чисто́ полё;
А мы тут-то ста́нём с и́ма тогда битисе,
Мы ведь битьце с има станём, воёватисе;
Ай не дашь ты мне да поединьшицька,
Поединьшицька, могу́цёго бога́тыря —
Я зайду-то ведь к тобе всё в красён Киёв-град,
Я сожгу-то все ведь церьквы Божьии,
Розорю-ту у тибя мона́стыри спасёныя;
Ис полат-то ведь князя-та Владимера повыгоню,
За жолты́ ёго кудри́ возьму повыкину,
Ай оставлю одну в полатах-то кнегину я,
Ишше ту я Опраксею Королевисьню».
Это всё-то Илья, стоит, выслушиват.
Он приехал Илья-та всё во Киев-град,
Он во Киев-град приехал на добро́м кони;
Он спускал-то своево да всё добра́ коня:
«Ты постой, постой немножко, ты мой доброй конь!
Я пойду-схожу по городу по Киеву:
Не могу ли я найти калики перехожою;
Я возьму-ту у ево клюку всё подорожную —
Я не взял-то ведь да сабли вострою».
Нашол-то тут да Илья Мурамець
Ай ту ли калику перехожую,
Перехожу калику, переброжую,
Он того богатыря да всё Иванишша,
Попросил-то у ево платья́ кали́цьёго,
Он ведь не́ дал ёму платья́ кали́цьёго.
Он попросил-то у ево клюки всё подорожного;
Не дават ёму клюки он подорожного.
Говорит-то Илья Мурамець таки реци:
«Не отдашь ты мне клюки — да я возьму у тя».
Заревел-то тут калики всё Иванишшо,
Он ведь заревел, пошол, слёзами горькима;
Он кина́л свою клюку всё подорожную
Он во ту ли он во матушку в сыру землю.
Тут ведь цють-то мог достать да Илья Мурамець,
Илья Мурамеч достать да сын Ивановиць;
Он ведь брал эту клюку да во белы́ руки —
Шьчо весу́ будёт клюка всё девяносто пуд.
Он садилсэ на своёго на добра́ коня,
Он поехал тепере во чисто́ полё,
Во цисто́ полё поехал ко тотарам тут;
Он ведь за́чял по чисту́ полю поежживать,
Он ведь стал-то этой клю́чкой всё помахивать,
Он ведь стал-то тут тотар всё приубавливать;
Кольке клю́чкой тотар бьёт, вдвоё́ конём топцёт.
Он прибил-то, прирубил да всех тотаревей,
Он прибил-то, прирубил всё до единого;
Убивал-то он Идо́лиша поганого,
Убивал-то он его, всё приговаривал:
«Не ходи ты, Идолишо, не езди на сьвяту́ к нам Русь:
Тяжело видать могуциих бога́тырей».
Тут прибил он, прирубил силу великую,
Не оставил-то он силы всё на се́мяна;
Он оцистил тут своё да полё цистоё,
Сохранил-то он тут вси да церьквы Божьии,
Сохранял он все мана́стыри спасёныи,
Сохранял-то своего князя Владимера
Со кнегиной с Опраксеёй с Королевисьнёй.
Сам поехал он скоро в красён Киев-град
Ай искать-то всё калику-ту Иванища.
Он нашол-то ёго, встретил в славном Киеви,
Подавал ёму клюку всё подорожную:
«Ты бери, бери, калика ты Иванишё,
Ты бери, бери клюку всё подорожную.
Я поеду теперь я во чисто́ полё,
Во чисто́ полё поеду я г бога́тырям».
Тут приходит калика всё Иванишшо,
Он приходит ко князю под окошоцько;
Запросил-то он милосьтинку всё спасёную:
«Ай подай ты, князь Владимир стольнё-киевской,
Ты подай, подай милосьтинку мне спасёную».
Подавал-то ёму князь-от милосьтину всё спасёную.
Говорит калика перехожая:
«Я ведь видял сёгодьне Илью Мурамця;
Отымал у мня клюку он подорожную,
Он ведь бил-то всё моей клюкой силу тотарьскую,
Он убил клюкой Идолишша поганого».
Выходил-то князь Владимир всё на улоцьку,
Он ведь брал Иванишша калику за праву́ руку,
Чёловал ёго в уста в саха́рныя,
Уводил-то он калику во полатушки:
«Не во сьни ли то тебе эдак привидялось,
Шьчо уж был у мня Илья-та он во Киеви?
Не слыхал я про Илью-ту больше годика;
Всих увёз у мня могуцих всех бога́тырей.
Токо правду ты сказал мне-ка всё, Иванишшо,
Приобцистил токо он силу тотарьскую —
Я ведь буду-ту писать я ёрлычки всё скорописцяты,
Уж я буду отсылать теперь скоры́х гонцёв,
Я ведь буду-ту тепереце звать дорога́ госьтя,
Дорога-та я госьтя Илью Мурамця
Со своима-тис могуцима бога́тырями;
Напишу я ёрлыцьки им скорописцяты,
Отошлю-ту я сёводьне всё скоры́х гонцёв,
Розыскали-то шьчобы́ у мня да Илью Мурамця —
Собирал шьчобы́ свою-ту он дружиночку хоробрую,
Шьчобы руських-то могуцих всех бога́тырей,
И ко мне шьчобы́ приехали да пировать у мня,
Пировать шьчобы́ у мня да проклаждатисе,
Собираю этот пир уж не на кня́зей, не на бо́яров,
Собираю я на руських-то могуцих я,
Шьчо на руських могучих на бога́тырей:
На Илью-ту собираю всё на Мурамчя,
Ай на всих-то на ёго я на товарышшов».
Тут ведь скоро гончи, скоры́ послы наехали;
Они звали Илью да низко кланелись.
Ише тут у Ильи-то отошло да ретиво́ серьчё;
Он ведь тут поехал веселёхонек,
Он повёз-то всё своих да он товарышшов.
Ай приехали ко городу ко Киеву,
Шьчо ко ласковому князю ко Владимеру.
Ведь стречят их тут князь на широко́м двори
Со своей-то со кнегиной с Опраксе́ёй тут.
Говорит-то Илья, да Илья Мурамечь:
«Уж ты здрастуй-ко, ты красно моё солнышко,
Ище тот ли князь Владимир стольнё-киеськой,
Уж ты здраствуй, кнегина Опраксея Королевисьня!»
Говорил-то Владимир таковы речи:
«Уж ты здрастуй, здрастуй, атаман ты наш,
Ешше старая ли ты да всё стари́ньшина,
Да по имени Илья да сьвет ты Мурамець,
Из очетесьтва да ты Ивановиць!
Ты спасибо тебе, да Илья Мурамець,
Ай за силушку твою-ту за великую,
Шьчо за вы́слугу твою за богатырьскую:
Уж ты спас у мня, помиловал Божьи́ церьквы,
Ты ведь спас у мня, помиловал мона́стыри спасёныя,
Уж ты те ли вси сьвяты́ мошши нетленныя
И меня-то спас, князя, со кнегиною».
Он берёт ёго всё за праву́ руку,
Обнимат ево своей да руцькой правою,
Он челуёт всё в уста ёго в саха́рныя;
Он проводит во полаты княженеськия
Он ведь всих-то ёго да всих товарышшов:
Ай Добрынюшку ведёт да всё Никитича,
Ай Алёшеньку ведёт да всё Поповиця,
Он ведь всех ведёт бога́тырей да до единого;
Он садит-то Илью да он ведь выше всех,
Он ведь выше всих садит — да во своё место,
Ай бога́тырей садит всех по своим местам;
Сам ведь ходит со кнегиной, поклоняютце:
«Уж ты ешь-ко-се, ты кушай, атаман ты наш,
Атаман ты наш, старая старыньшина,
Ишше тот ли ты казак да Илья Мурамець!
Ты сидишь теперь, Илья, хоть во моём месьти,
Во моём месьти сидишь да ты во кня́зёвом.
Ты имей-ко на пиру да ты всё бо́льшину:
Для тебя-то этот пир да собираитце
За твою-ту за услугу богатырьскую,
Для твоих-то всё ведь тут да для товарышшов,
Для товарышшов збираю, для бога́тырей».
Ише та-то старина да тем приконьцилась.

                                                                                            Как Илья поссорился с князем Владимиром


Источник: https://www soika.pro/dok/bylinnye bogatyri rusi velikoi/rus samobjitnaja/
Категория: Былинные богатыри Руси великой | Добавил: сойка-soika (20.08.2021) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 14 | Теги: Ссора Ильи Муромца с Князем Владими | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar