Про Василия Турецкого

Как во той ли то земли да во Турецкоей
У Василия-то было у турецкого,
Пированье-то шло да шел почестен пир.
Говорил тут Василий сын турецкий же –
Уж ты гой еси, Идойдо сын Идойлович,
Уж ты съезди-ко, Идойло, в стольный Киев-град,
Уж ты сватай-ка, Идойло» Анну дочи Путятишну
За меня то есть в законное супружество,–
Говорит тут Идойло сын Идойлович:
— Уж вы гой еси, колдуны да колдуницы же,
Вы сколдуйте-ко Идойлу вы во первый раз,
И какая мне ведь путь будет счастливая,
А счастливая бы путь да несчастливая.—
Околдовали и сказали скоро-наскоро:
Как вперед-то Идойлу путь счастливая,
А назад-то Идойлу несчастливая.
Говорит тут Идойло сын Идойлович:
— Уж вы гой еси, колдуны да колдуницы же,
Вы сколдуйте-ко Идойле мне да во второй раз.–
Околдовали и сказали скоро-наскоро:
Как вперед-то Идойлу путь счастливая,
А назад-то Идойлу несчастливая.
Как садился тут Идойло на черлен кораб,
И поехал тут Идойло да в стольной Киев-град.
Приезжает он-ы да верно в стольной Киев-град.
Еще кладут-то ведь сходни да верно на берег,
Как сходит тут Идойло сам он на берег,
И идет-то он ко князю ко Владимиру.
Как заходит тут Идойло в гридни светлые,
Богу русскому Идойло вот не кланятся,
И челом-то не бьет да он Владимиру.
Говорит тот Идойло таковы слова:
— Уж ты гой еси, Владимир стольно-киевский,
Я не гость-то пришел, да не гостити зашел,
Я пришел-то к тебе да вот-ы за сватовством
Как на Анны-то верно на Путятичны:
Как отдашь-то ли честью – возьмем с радостью,
Не отдашь-то ведь честью – возьмем нёчестью.–
Как запечалился Владимир стольно-киевский,
На одно-то плечо надел он шубочку,
На одно-то ухо надел он шапочку
И пошел ко своей к любимоей племянницы,
Как к Анны-то верно ко Путятичны.
Увидала-то его да вот племянница,
Говорит-то ему да таковы слова:
— Еще три года солнце не каталося.
На четвертый-от год закатилося.–
— Уж ты гей еси, любимая племянница,
Еще Анна ты верно дочь Путятнчва,
Как пряшел-то слуга да непрошеный к нам
От Василня-то сына от турецкого,
Еще сватает тебя Василий он турецкий же.–
Говорила-то ему да дочь Путятична:
— Уж ты ой еси, любимый мой да дядюшка.
Ты сряжай-ко ты да три корабли:
Еще первый-от кораблик свинцу-пороху,
Еще второй-от кораб вина заморского,
Как вина-то заморского, зелья лютого,
Еще третий-от кораблик силы ратноей.
Еще дай-то Добрынюшку Никитича,
Еще дай-ко мне Олешеньку Поповича.—
Как садилася она да на кораблики,
Выходила-то она да в море синее,
Побросали-то они якоря булатные,
Говорит тут ведь Анна дочь Путятична:
— Уж ты гой еси, Олешенька Попович млад,
Ты сними-косе верно шляпку белую,
Поезжай-ко ты к Идойлу на черлен кораб,
Ты скажи-ко Идойлу таковы слова:
«Как у нас-то рули верно не правятся,
Паруса-ти у нас не надуваются,
Как у Анны-то сегодня именинный день,
Еще милости-де просим хлеба кушати».—
Поезжает тут Олеша на черлен кораб,
Говорит тут Олеша таковы слова:
— Уж ты гой еси, Идойло сын Идойлович;
Как у нас-то рули да нонь не правятся,
Паруса-ти у нас не надуваются,
Как у Анны-то сегодня именинный день,
Еще милости-де просим хлеба кушати.–
Как на это Идойло не соглашается.
Как приехал тут Олеша на черлен кораб,
Говорила тут ведь Анна дочь Путятична:
— Уж ты гой еси, Добрынюшка Никитич млад,
Уж ты съезди-ко к Идойлу на черлен кораб,
Ты зови-ко Идойла на честной-от пир.–
Как поехал тут Добрыня на черлен кораб,
Говорит тут Добрынюшка Никитич млад:
— Уж ты гой еси, Идойло сын Идойлович,
Еще милости-де просим к нам хлеба кушати,
Хлеба кушати, вина заморского пробовати.–
Как на это Идойло соглашается.
И спускает тут Идойло шлюпку черную.
И отправился Идойло на черлен кораб.
Как заходит тут Идойло в гридню светлую
И садился-то он верно за стол дубовый же.
Как подносят тут Идойлу чару зелена вина,
Как не малу, не велику – в полтора ведра.
Берет тут Идойло единой рукой,
Как выпивает тут Идойло единым духом.
Как подносят тут Идойлу втору чарочку,
Как не малу, не велику – в полтора ведра,
Полтора-то ведра да зелья лютого.
Говорит тут Идойло сын Идойлович:
— По серёдочке чарочки огонь горит,
По краям-то ведь чарки струйки струятся.–
Как от чары тут Идойло не отказывается.
Как берет-то он чару единой рукой,
Выпивает тут Идойло единым духом.
Как выходит тут Идойло на черлен кораб,
Еще стало тут Идойлушку помётывать,
Еще стало тут Идойлушку посвистывать,
Еще стал тут Идойло за снасточки похватываться.
За какую снастку схватится – снастка порвется.
Говорит тут Олешенъка Попович млад:
— Уж ты гой еси, поганое Издойлище,
Не тобой-то были ведь снасти снащены,
Не тобой-то были деревца ставлены,
Не тебе-то, проклятому, обрывати же.–
Еще стало тут Издойлушку помётывать,
Еще стало его ведь пуще посвистывать.
За каку снастку схватится – снастка порвется.
Говорит тут Добрынюшка Никитич млад:
— Уж ты гой еси, поганое Издойлище,
Не тобою-то были ведь снасти снащены,
Не тобою-то были деревца ставлены.–
Вынимает тут Добрыня саблю вострую,
Отрубает тут Идойле буйну голову.
Как оттуда-то ведь Анна поворот держит,
Поворот-то держит да в стольный Киев-град.

                                                                                       Потап Артимонович


Источник: https://www soika.pro/dok/bylinnye bogatyri rusi velikoi/rus samobjitnaja/
Категория: Былинные богатыри Руси великой | Добавил: сойка-soika (20.08.2021) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 76 | Теги: Былинные богатыри Руси великой, Про Василия Турецкого | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar