Вс, 17.10.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

Кырымлы Хаджи Мехмед Сенаи. Книга походов. История хана Ислям Гирая третьего.

ИСТОРИЯ ХАНА ИСЛЯМ ГИРАЯ ТРЕТЬЕГО
Во имя Аллаха милостивого и милосердного!
Хвала и нескончаемые прославления Аллаху вечному, бесконечно щедрому за то, что он острым и кровожадным мечом султанов прочной веры тушит пламя ненависти и умеряет злобу нечестивых врагов и не оставляет лицо земли без того, чтоб не придать устойчивость и прочность обрядам шариата истинного пророка и отточенным законам главы посланников.
И да сыпятся бесчисленные жемчужины похвал на райскую обитель и на лучезарное ложе сахибкирана климата вечности за то, что он в соответствии с поговоркой «... воистину они- обладатели сабель»-безжалостным клинком газы и джихада завладел столицей страны гяуров и развратников и сокрушил фундамент их греховных дворцов и водрузил победоносное знамя ислама на вершине небесных сфер. И да будет каждый час и каждый миг прощение милостивого над его племенем и родственниками, ибо его деяния соответствую т славному и высокому изречению [из Корана]: «те кто с Мухаммедом — яростны против неверных и милостивы между собой».
Сей презренный и слабоумный, то есть преклонного возраста раб Эль-хадж Мехмед (Мухаммед) в бытность состоял ем ханского дивана, и от прадедов к дедам мы были ниспростертыми рабами Чингизова порога, и после того как я некоторое время жил в уединении в углу одиночества и по воле и благосклонности обитателя гнезда [птицы] Хума был наделен ста пятьюдесятью акче, и когда повелитель рабов, его величество шахиншах, насельник преддверия Солнца в сферах судьбы, достойнейший из семьи ханов, мудрец в семье ильханов, избранник рода Чингизова, возмутитель спокойствия врагов ислама, мечом и стрелой выпускающий кровь из печени неверных, султан сын султана. Ислам Герай-хан-сын Селямет Герай-хана-сына Девлет Герай-хана (да возвысится его власть до высоких звезд, а блеск его величия отразится на вселенских сводах), устремил свой взор на сего нижайшего раба и отправил меня на покой. И в ту пору, когда я наслаждался отдыхом, то сразу же после восседания хана на престол с каждым месяцем и с каждым годом его слава росла. И когда же Их величество стали уникальным жемчугом в жемчужнице вселенной, самой высокой звездой в небесах счастья, то стало как божий день ясно, что его имя необходимо вписать в «Шахнаме» (Книгу царей) рода Чннгнзова, и тогда со стороны равного Аристотелю визиря, Асефа трона, предприимчивого и сладкоречивого Ссфер Гази-аги последовало указание в сторону сего бедного и ничтожнейшего. К тому времени грубые силы превратно вращающегося мироздания затронули глубины моей души и дошли до мозга костей, так что не оставалось сил ни вынести, ни претерпеть все это. Но когда сего умершего сердца и оцепеневшего тела коснулось свежее, как зефир, дыхание Джибрила и свершилось пришествие Хыдра, то язык попугая, уподобившийся засохшему листку в клетке рта, распустился и заулыбался, как молодой бутон, и подобно влюбленному соловью начал тут же исторгать сей дестан.
При этом, когда высокая цель написания сей новой повести и извлечение сей драгоценной жемчужины была достигнута, то по прочтении написанного оказалось, что оно недлинное и не короткое, и, чтобы она хорошо запоминалось, было решено избежать длинноты и многословия, ибо лаконичность речи не является ее слабостью.
«Хорошо сказанное-это сказанное коротко и, ясно» и смиреннейшая надежда сего раба в том, что [сия повесть] окажется приятным для души и услаждающим слух, [молитва]: «Именем господа всевышнего-воистину это подходящее время для изложения целей с именем пророка Мухаммеда прославляемого. О наш Аллах! Да будут благословения и мир над ним и его племенем! И назначь его нашим провожатым при его совершенстве и красоте».
-I-
Прибыгие хазрета сахибкирана в подвластный город Кефе и восседание на престол в укрепленном и охраняемом Бахчисарае
В году тысяча пятьдесят четвертом, первого числа месяца джумади-уль-эввель согревающее мир солнце, покоритель стран, луна, озаряющая сию прекрасную страну, взошла и заблистала над завоеванным и ставшим подвластным Крыму, укрепленным городом Кефе, после чего победоносные царские знамена потянулись в сторону Их высокой столицы, к Бахчисараю-подобному раю. А третьего числа на храброго Кутлушах мирзу из эмиров рода Ширин был надет халат сераскера, и он был назначен военачальником над быстроногим татарским войском, и ему был дан приказ отправиться набегом на Москву. Пятого числа, когда случилось счастливое восседание на высокий Чингизханов престол, о чем были оповещены все соседние страны и когда раздался Их победоносный клич, то от полного восторга лица друзей просветлели и засияли, а тела врагов от страха и опасений затрепетали.
Воистину, тот день был днем праздника, и млад и стар собрались толпами, как в обещанный день Страшного суда, и все рабы [божьи], по обыкновению, помирились и объединились, великим эмирам были оказаны почет и уважение, а простые люди в тот день достигли своих желаний.
-II-
Назначение хазретом сахибкираном Крым Герая на должность калгая-да продлится его слава !
 Пишущий написал на странице:
  «справедливость и правосудие»,
И никто не в силах оспорить это.
Хвала Аллаху, что в дни царствования хумаюна и во времена Их благословенного правления ковер справедливости был расстелен на пространной поверхности земли и значительное число людей подпали под Их милость. В том числе страны Крым, Черкесия и  Ногаи под Их справедливым правлением обрели покой, у людей веры появились когти льва и силы исполинов.
Справедливостью берет, а подношением дарит страны.
Мечом лишает жизни, прощением дарит жизнь.
В те счастливые дни, согласно обычаям рода Чингизова. Их брат, зрячее око султаната, белая отметина на челе счастья, полюс блаженного небосвода, центр вселенского круга, узор на Их царственном одеянии, и драгоценный камень Их перстня величия, привратник убежища людей и защитник всего реая, пособник ислама, помощник людей, страны, народа и веры, отмеченный печатью величия Их брат Крым Герай султан, сын хана Селямет Герая-сын хана Девлет Герая был возведен на трон калгая, и осчастливлен шахским халатом и ветроногим скакуном, и в полном величии, с горделивой осанкой был отправлен с почетом в столицу своего владения, в Акмесджидский дворец, и гак как расстояние было близким, то на второй же день Их брат сел на свой трон, и, усевшись меж четырех тронных подушек, начал отдавать приказы.
После этого, находившийся в черкесском походе сын Их брата, молодой шахзаде, уникальный жемчуг в жемчужнице султаната, всадник, подобный Саму, Рустем и Эсфендияр на поле брани Гази Герай султан, сын Мубарек Герай султана,-сына Селямет Герай хана, вернувшись полный радости и неописуемого ликования, был осчастливлен целованием шахского подола, и согласно великим обычаям рода Чингизова сей шахзаде был признан достойным трона Нуреддина и был одарён расшитым халатом и ветроногим скакуном, и Их величие со славой воссели на султанский трон во дворце своей столицы Хачи.
Затем и другие члены правительства, представители власти были расставлены по местам, и на каждое место и должность был назначен кто-либо из знатных, и все, какие ни есть, должности были заняты, и согласно древним Чингизовым обычаям, бей, называемые «дёрт карачи», то есть четыре столпа, каждый получил свой флаг как знак отличия, то есть сначала бек Ширинский, вторым бек Мангитский, третьим бек Седжевитский, четвертым бек Аргинский. Все они, будучи оджаклык и свободными от  назначения и увольнения-а старшие беки каждого поколения этих родов занимали свою должность пожизненно-то на каждого из них в тот день надели халат, и согласно обычаям каждый поддерживал свою лошадь [за узду], и все они были оставлены на своих постах.
А так как и кроме них было множество других оджаклык, то все, согласно древним правилам, были оставлены на своих местах, а известные беки и управляющие были посланы служить на пограничные области, и в соответствии с поговорками «Отдай лук и стрелы зоркому» и «Оставленное на хранение верни хозяину» все положенное было исполнено безукоризненно, и все это не нуждается в детальном изложении, и потому, не прибегая к многословию, решено здесь ограничиться сказанным.
-III-
О решении хазрета сахибкирана отправиться в победоносный поход с целью грабежа в страну черкесов
Хазрет падишах — пристанище побед и высшая звезда в созвездии воинов-пребывали довольными на своем высокосчастливом троне, и в угоду своим склонностям проводили дни в попойках и весельи (иш-у нуш), достигая в этом своих желаний, а это одно из славных обычаев правителей и владык, ибо [веселье] способствует лучшему исполнению государственных дел и предписаний шариата. Все дела в стране были в порядке и в стабильном состоянии, и тут от войск, упомянутых в начале сего дестана, пришло известие об одержанной ими победе. Населении Крыма уже давно не видело военной добычи, и когда люди увидели, что с самого начала Их восхождение на трон дорога Их хумаюнову счастью сразу же открылась, то люди сего мира возрадовались, а лица аскеров озарились улыбкой.
И вправду, тут пришел ясырь из Московии, и вместе хумса была взята одна четвертая часть, и этот хумс составлял одну тысячу голов ясыря, и большая часть его была роздана народу, и все доблестное войско быстроногих татар вернулось в здравии и с добычей, не утеряв своего достоинства; и оказалось, что в стычках и сражениях с врагами ислама не пострадал ни один человек.
Слава Аллаху, что с первых дней своего правления хумаюн избавил народ от всякого гнета и отстранил от дел некоторых притеснителей. Но [к этому времени] сабли войска татарского затупились, а благодаря удачливости хумаюна при первых же походах на неверных мечи обрели остроту, и день за днем, месяц за месяцем, год за годом то здесь, то там ему стали сопутствовать успех и победы.
К этому времени наступили зимние дни и состоялся поход хумаюна в страну черкесов, и первого числа месяца канун-уль-эввель достославный, отмеченный печатью Искандера хан, сопутствуемый удачей и славой, лично направил победоносные ханские знамена в направлении Черкесии и Дагестана, и на седьмой день выхода и похода встретившиеся на пути реки оказались покрытыми льдом вследствие суровости зимы и силы морозов, и Их задача, т.е. переправа, оказалась нетрудным настолько, что ни рассказать, ни описать это невозможно. Так как расстояние между крепостью Керш и Таманью составляет черноморский пролив в девять миль, то в другие времена в переправу здесь бывало вовлечено множество кораблей-и обычно исламское войско не могло переправиться и за двадцать дней. По воле Аллаха всевышнего, и удачливости сахибкирана хумаюна, это бездонное море замерзло и стало твердым, как камень агат, и войско переправилось как бы по огромному железному мосту. Словом, путь в один месяц был пройден за одну неделю. Большие реки и безбрежное море, [прежде] бывшие препятствием на пути, были покрыты льдом, и все вокруг было подобно сухой степи-и вот имущество и скот, и [как бы] заблудившиеся женщины и дети черкесские, и полные сил мужчины были взяты в плен, и бесчисленные пленницы, подобные гуриям, и несравненные мальчики, подобные райским юношам, были пойманы и неисчислимое количество непорочных девушек и луноликих красавцев-мальчиков были отобраны как преподношение и подарок дому султанов османских, и спустя двенадцать дней прибыли в Бахчисарай-в земной рай.
В общем, до этого события прославленный человек из черкесов, по имени Хакчумук, оказал дому Чингизову сопротивление и отвернулся от них, и те [из татар], которые много раз старались отомстить ему, не могли улучить момент. Но на этот раз тот [Хакчумук] сгорел в пламени гнева Их геройского величества, и день его жизни превратился в вечер, и жизнь его окончилась. После этого других черкесских эмиров охватили опасения и страх, да такой, что черкесские собаки, со времен Тимурхана не склонявшие свои головы ни перед кем, и беки всех племен и народов, превративших гору Эльбурз в свою твердыню, и все те, кто живет аж у Дербенда, известного под названием Железных ворот, представляющий собой великую стену между Черным морем и морем Кульзум, и весь народ Дагиста на были покорены, и, ударив челом о высокий государственный порог Их величества, каждый из беков преподнес подарки в меру своих возможностей и проявил безмерную покорность.
Тут, хан сделал некоторым из них выговор, некоторых простил и, прозимовав в том году в стране черкесов, в начале благодатной весны с бесчисленными и бессчетными пленницами, с хожими с пери, и с прекрасными, как Юпитер, пленниками, вернувшись в здравии и с добычей, приказал дать отбой в своей столице Бахчисарае, двустишие:
Войско счастливого шаха прощает грехи
И, куда бы оно ни ступило, возвращается с добычей.
На этот раз хазрет падишах, сжигающий врагов и прощающий рабов, а Их великие деды и прадеды с прежних времен были подчиненными падишаха обитаемой части земли, героя, подобного Каруну, султана арабов, персов и румов, султана своего времени и халифа Порога счастья, [то есть турецкого султана], то для него, для благодетельного хазрета падишаха, Джемшида вселенной, источника счастья, двустишие:
Тени бога судье времени, Ибрахим хану,
Падишаху Ирана и Гурана, повелителю всего мира
(да продлит Аллах его правление до скончания веков) в качестве подарка отобрали сто пятьдесят голов лучших  из невольниц, звездооких, подобных гуриям девушек и юношей-пленников, подобных райским юношам и отправили их со слугой Субхап Гази ага, бывшего ключником Их благодатной казны.
-IV-
Об отправлении хазретом сахибкираном бесчисленных подарков падишаху Рума (да продлит Аллах его правление)
Их величество счастливый падишах всей земли, со своей стороны, принял [посланцев хана] ласково и радушно, и по причине своей радости отправил по суше [в Крым] одного из близких ему подчиненных из капуджыбашы с шахским письмом, а также передал в подарок хану разящую врагов инкрустированную саблю и две единицы покрытых собольим мехом шахских халатов, и другие неисчислимые и несравненные подарки, и [посланцы султана] удостоились чести быть принятыми ханом- то [ответные] подношения им со стороны хана не нуждаются в описании, стих:
Нужна причина, чтоб прошла молва по городам
В эти дни случилось одно из странных и удивительных событий.
По воле всевышнего между отрядом крымских эмиров, до этого посланными в Москву, и отрядом кавалерийского корпуса, называемых капыкулу, снова случилось противостояние и во время ссоры по ошибке был убит один из известных служителей хана по имени Шах Кулы, и по этой причине между корпусом сипахи и эмирами возникла вражда, ни одна из сторон не была в силах дать выход обиде, а некоторые неумные люди провоцировали ссору, и все кончилось тем, что хосрев отвернулся от Сефер Гази аги-того, кто вносит в мир порядок, кто подобно Асефу украшал собою строй войск и кто был ханским визирем, подобным Аристотелю. Они же [то есть Сефер Гази] смирились со случившимся, а его чистое сердце все равно осталось верным дому сахибкирана земли и времени, и он  удалился под защиту знамени Ширинов, и некоторое время оставался в уединении в углу одиночества. Но признаки верности и преданности и упованья [на Аллаха] были, кажется, многократно замечены [ханом], и в конце концов высокий смысл хадиса «Вырывший яму для других попадет в нее сам» кажется проявил себя, а это мудрое изречение мевляна Физули Багдади было произнесено, кажется, в их честь, двустишие:
Счастье, данное богом, не может убавиться,
Солнце, и упав на землю, не будет попрано,
ибо даже в это время [отставки] какие бы героические деяния и мужественные поступки ни свершались, все это было свершено Их [визиря] честью.
Если в прежние времена эмиры быстроногих татар и победоносного исламского войска собирались в поход в страну Москов в зимнюю пору, при сильных морозах, и если при этом над исламским войском не назначали кого-нибудь из сераскеров и сердаров, то есть кого-нибудь из славных и высокопоставленных чингизидов, то великие эмиры перепоручали дело один другому, и никто, кроме него [Сефер Гази-аги], не был способен управлять исламским войском, исполнять обязанности военачальника, и люди, говоря: «нам обязательно нужен какой-нибудь прославленный султан», обращали взор либо на упомянутого советника, либо на героя бранного поля Тугай бека, ибо предприимчивость и советы этих двух во всех случаях бывали хорошо понятны и приемлемы.
На этот раз хазрет сахибкиран времени и земли Ислам Герай хан (да помнит его имя всемилостивый!) нашли достойным назначить сердаром и сераскером над победоносным войском вышеупомянутого нуреддин султана, то есть отважного Рустема [своего] времени хазрета Гази Герай султана.
Этот великий поход на неверных описан здесь подробно, по ходу событий.
Короче говоря, молодой шахзаде в самое суровое время зимы с бесчисленным войском отправился в страну Москов, а туда добирались путем пересечения бескрайней и широкой степи, называемой степью Хейхат, и расстояние это огромное, и до этого ни одно войско  не совершало похода в ту страну в зимние дни. Во время же удачного царствования сахибкирана великие реки на пути были стянуты льдом, и с легкостью, привал за привалом, за пятьдесят дней аскеры достигли нечестивого города злодейственного московского царя, разрушили и сожгли его, и множество прочных крепостей сравняли с землей, и все окрестности их подвергли грабежу и разорению и нанесли им такой урон, что никогда прежде в пору, когда от холода ни руки, ни ноги не держат, московские гяуры не видели такого набега.
Благодаря [Аллаха] преславного и всевышнего сабли войска оказались острыми, удача сопутствовала хумаюну, и везде, где сталкивались с презренными войсками зловредного московского царя, гяуры, увидев внушительных и грозных исламских витязей и газиев не выдерживали и за короткое время терпели поражение, теряли надежду, отступали и подвергались разгрому. Осыпанные прахом позора гяуры (кюффар-и хаксар) были во всех стычках растоптаны копытами ветроногих коней газиев, и образовалось множество груд из мертвых тел с отрубленными головами и ногами, и общую численность подлых гяуров, ставших добычей исламских сабель, знает лишь всевышний.
Вывезя бессчетное количество пленниц и пленников и огромную добычу, разрушив и пожегши города злого гяура, встречавшиеся на правой и на левой сторонах, добыв бесчисленное количество собольих, и куньих, и горностаевых, и беличьих мехов, и сорок тысяч золотых, находившихся в ту пору в обращении наличными, и всю казну в сто тысяч золотых, и взяв со злонравного царя клятвенное обещание, что он будет снова, каждый год и без убавления платить хазрету сахибкирану земли и времени казну в виде джизье, и согласно древнего договора преподнесет каждому из отважных султанов Чингизовых положенную ему казну, а великим эмирам, знатным и славным людям страны Крым, будет присылать дань и подарки ежегодно осенью, и взяв с собой старших послов злонравного царя, победоносное исламское войско вернулось в здравии и с добычей.
При возвращении по промыслу божьему в безграничной степи, называемой Хейхат, случился внушительный  снегопад, и исламское войско при таком количестве трофеев двигалось, заставлял своих коней разрывать снег и до того ослабело и обессилило, что не в силах было двигаться-и тут вышеупомянутые хазрет Сефер Гази ага и предводитель мужей в битвах по имени Тугай бек, выйдя вперед и направляя своих ветроногих коней на снег выше человеческого роста, подобно двум хищным львам и разъяренным слонам, разрывали и разбрасывали снег в четыре стороны, и все исламское войско следовало за этими двумя мужественными людьми и нашло спасение.
Благодаря Аллаха всевышнего и того, что благоволения хади было с ними, и по причине того, что они спасли исламское воинство, их имена стали дестаном в устах людей, двустишие:
Аскеры выстроились в длинную нить чёток,
А эти двое были, как два имаме.
С помощью всевышнего и во имя Аллаха вынеся столько лишений и трудностей, и уповая на Господа правого, рискуя головой и душой и оказав исламскому воинству великую услугу, они спасли веру и государство. Хотя в то время Они (то есть Сефер Гази ага) и не состояли ни при какой должности и здоровье Их было довольно подорванным, все же все нужные для чести и славы государства дела, отвага и предприимчивость в войнах и сражениях исходили от этих отважных воителей.
-V-
Возвращение нуреддин султана из похода в Московию
Лампу твою если бог зажжет,
Всяк, кто дунет, бороду сожжет.
Короче говоря, молодой шахзаде хазрет нуреддин султан вернулись с доблестной победой и с бесчисленными трофеями и по окончании преподнесения всевозможных подарков высокому порогу сахибкирана времени снова предстали перед хосревом, готовым к службе.
Некоторое время после этого они пили и кутили, как вдруг донесся
-VI-
Крик о помощи мириливы пограничного города Азак Мустафы бека
Когда от человека, пришедшего с криком о помощи, получили известие, что на крепость Азак как напасть божья пришли враги ислама и захватили ее, то хазрет падишах, гроза врагов и покровитель друзей, дал своему победоносному воинству приказ спешно идти на помощь и сераскером над этими доблестными аскерами назначил вышеупомянутого нуреддин султана.
-VII-
Освобождение султаном крепости Азак
В сие благословенное время-а это было начало благодатной весны-молодой шахзаде, во главе подобного созвездию Плеяд исламского воинства, спешно двигаясь вперед, сокращая остановки и привалы, двустишие:
Подобно ветерку, весенним утром
Он промчался над всей землей.
проза:
молодой шахзаде, счастью которого могли бы позавидовать многие цари, скоро прибыл на выручку крепости Азак.
Со времен султана Махмуда Газневи весь мир видит и знает, сколько войн и нападений, сколько битв и сражений произошло над этой пограничной твердыней стран ислама, сколько раз его уступали и брали назад. Сейчас же, когда эта крепость, с пропитанной вражеской кровью землей, с постоянно вопиющими о помощи жителями и защитниками осталось без защиты, то подобный Рустаму молодой шахзаде, а также находившиеся под его героическим командованием великие эмиры -мирилива Ширин, мирилива Аргин и упомянутый ранее Тугай бек, и подобные им отважные героические мужи, бросившись на несказанно большие осадные пушки, извергавшие огонь, с криками «Аллах, Аллах!», «Аллах, Аллах!» прославляя имя божье, все  разом бросились в сабельную атаку, и многие, уповая на всевышнего, подобно хищным львам, полезли прямо в пасти изрыгающих пламя драконов, и, питая в душе прекрасную мечту об исполнении обета «или победа, или смерть», справа и слева, с центра, и с флангов, крепкими мечами, как ослепительными молниями, ударили по зловредным собакам.
При помощи благословенного и всевышнего [Аллаха] подтвердилась истинность священного хадиса: «Ислам побеждает, но не бывает побежденным» и в мгновение ока от безродных, достойных быть прахом гяуров не осталось и следа, и азакская степь была устлана телами убитых, и некоторые из неверных язычников, спасшихся от мечей, были взяты в плен, а другие, терпя тысячи бед и лишений, бросились в реку Тон и, подобно морякам, плыли в камышовых болотах вокруг Азака, и спаслось в общем очень мало казаков.
Все пушки и ружья и другие орудия войны и обоз достались азакским витязям, а шахзаде под победоносным знаменем задержался па один день в Азаке с трофеями и со спасенной честью и наслаждался жизнью, а мухафиз Азака Мустафа бек преподнес подарки с почтением и с поклоном и, вознеся молитвы и хвалу на хазрета сахибкирана, исполнил церемониал выражения покорности. После всего этого упомянутый хазрет шахзаде отправился [в Крым] со стороны Черкесии и Гумистана.
Той зимой, [когда нуреддин] пришел к племенам черкесов и собирал девушек, подобных гуриям, и мальчиков, подобных райским юношам, то приехал визирь, подобный Асефу, советнику царя Соломона, по имени Муса паша, привезя на судах кадырга из Порога счастья [Стамбула] деньги для крепости Азак, и из-за суровости зимы был вынужден возвратиться по суше и попросил помощи от хазрета сахибкирана. Согласно этой просьбе Они послали [в помощь] своего высокочтимого брата, полюса небес счастья и средоточения величия, миродержца и помощника по управлению государством Крым Герай султана.
Их же величество калгай, властный и удачливый, счастливый и славный, сопровождал упомянутого пашу, и  привал за привалом, предаваясь удовольствиям охоты и ловли и путешествуя, дошли они [до Стамбула] и сдали деньги и невольников.
А когда высокочтимый и славный хазрет султан [калга] и молодой шахзаде [нуреддин] вернулись в здравии и с добычей и были удостоены чести целования подола сахибкирана земли и времени, то каждый из них был одарен изящным халатом и быстроногим конем, и по обычаям Чингизовым им были оказаны уважение и почет.
-VIII-
Назначение Сефер Гази аги на должность визиря и передача ему государственных дел
Мудростью бога всевышнего, по воле бессмертного и всемогущего всякое событие связано с определенным временем-должное случается, когда наступает его черед. До этого было вкратце сказано, по какой причине подобный Аристотелю визирь, Асеф своего времени, распорядитель государства, то есть упоминавшийся Сефер Гази ага был удален от взора шаха и отстранен от дел. По ходу событий, визири, пришедшие на его место, были лишены сил и мощи для упорядочения дел мира и управления подданными государства и степень чистоты пробы каждого из них обнаружилась при апробировании, и дела в стране Крым спутались как волосы негра, а из-за непрерывных ссор и сильной вражды за два года дела приняли дурной оборот и тогда пришла помощь Вечного [Аллаха], и упомянутый советник, распорядитель мира, хазрет Сефер Гази ага, помимо того, что Они и прежде и потом были и остались опытным и дальновидным, да тут к тому же очистились [как золото] в тигле трудностей и достигли самой высокой пробы, и лампада Его счастья зажглась от лучей Солнца — хана, то он стал объектом взора Аллаха и удостоился безграничных милостей.
-IX-
Прибытие гетмана Мельниски к порогу хазрета сахибкирана с просьбой о защите и принесении им извинений за свою просьбу
В году тысяча пятьдесят седьмом, первого числа месяца зулькаде впервые за время правления хана и визиря все войско простило друг другу обиды и помирилось, освободив свои сердца от кипевшей в них злобы, все эмиры и войско достигли единения и единодушия, и получилось так, что как будто бы луна и солнце державы выглянули из-за черных туч, мир озарился, а лицо войска стало улыбающимся и веселым, и все пришли к единому мнению, что для веры ясной и для государства сейчас самое важное-это решимость быть готовым на газу и джихад против зловредных врагов, и все перепоясались саблями газавата, надели портупеи и другое оружие и своей готовностью как бы провоцировали сахибкирана времени к решительным действиям.
Призвав мужа, искусного в делах, подобного льву по имени Тугай бек, в дни войны достойного быть комендантом пограничной крепости. Их высочество хан удостоили его счастья и вверили ему крепость Ферахкерман.
В это самое время поместные дворяне страны Лехистан, то есть собаки, которые сходят за достопочтенных людей, находились в состоянии вражды с пограничными [Крыму] неверными днепровскими (запорожскими-Озю казагы) казаками и были заняты подготовкой, чтобы прийти с войском и уничтожить всех запорожских казаков, и тогда истый лев, военачальник запорожских казаков, то есть племени людей, бьющих в колокола, гетман по имени Мельниска, взлелеял в душе желание удостоиться чести стать мусульманином, а так как он истый борец, способный хорошо послужить Аллаху вечному, то, возможно, что он и станет мусульманином.
И тогда этот Мельниска, человек умный и богатырь бесстрашный, выбросивший из сердца прежнюю враждебность к [нашей] вере, не имея никакого выхода, кроме как обратиться с просьбой о помощи прислал своих полномочных послов, и те, исполнив церемониал  покорности, пожаловались на свою слабость и на притеснения со стороны ляхов, а так как, согласно обычаям Чингизовым обратившимся за помощью прощается их прежняя вражда и провинность, то последовал приказ прикрыть все прошлые обиды подолом прощения. Так как поддержка людей в их стремлениях достичь желаемого также была в обычаях прежних царей, а для сего царского дома это свойство особо присуще, то к упомянутому гетману Мельниске было проявлено милосердие. Сказав, что «те, кто бьет челом о наш высокий порог и проявляет покорность, все же, если они даже и гяуры, не заслуживают того, чтоб быть поруганными и уничтоженными своими врагами», в ответ на их просьбу отправили на помощь несколько эмиров татар-гонителей врагов, назначив над ними сераскером и сердаром упомянутого коменданта крепости Ферахкерман Тугай бека, а потом царь трона Сулейманова, подобный Искандеру хазрет падишах, самолично проследили за сборами в поход и газу и в начале благословенной весны препоясались саблей джихада.
-X-
О том, как сахибкиран времени приказали собраться на священную войну против неверных ляхов, осужденных на адские муки, поражение и гибель этого презренного племени и разграбление их страны быстроногими татарскими богатырями-охотниками на врагов
В году тысяча пятьдесят седьмом, семнадцатого дня месяца раби-уль-эввель, в понедельник-а вот слова всепобеждающего льва Аллаха, Али, сына Абу Талиба (да будет Аллах доволен им!), на арабском: «выходящий в путь в понедельник вернется с успехом и с покупкой», — в тот день торжеств, и в благоприятствовавший час и в верное время вынесли победоносные хосревовы знамена, и выйдя из обители, куда хазрету сахибкирану приносят вести о свершившихся победах-из обители Их султанского величия в Бахчисарае-в земном рае, то есть  из укрепленного дворца Их халифата, и уповая на Аллаха, и надеясь на помощь всевышнего, и отовсюду, вместе с возгласами «аминь, йа Муин!» (аминь, о Помогающий!) были слышны молитвы и славословия, и нараспев читались суры Фатх, Наср и Ихлас, и раздали бедным и немощным щедрые подаяния, и полные смирения и покорности отправились в страну врагов веры, и после исполнения хазретом сахибкираном земли и времени хаджет намаза в два рекята, и после чистосердечной и искренней молитвы он попросил помощи у святых и самолично вооружился и препоясался мечом войны и, подобно Саму, с величием и достоинством воссел на своего быстроногого коня, и при присутствии визирей, служащих, улем и праведников тут и там стали формировать полки и выстраивать их в ряды, а грохот литавров и малых барабанов сотрясал мир, и вот в тот день торжеств с честью и достоинством велели сделать привал в ближайшем местечке Алмасарай.
На второй день остались отдыхать на том же благословенном месте и Их благородный брат калгай султан, то есть полюс неба счастья и правофланговый султаната, Крым Герай султан, пришли повидаться и по причине спешки гут же удостоились чести побеседовать, и в тот день собрались в огромную компанию, и устроили беседу и совещание с едой и питьем, а утром следующего дня ударили в маршевые барабаны и остановились в прекрасном местечке Бор Чокрагы. На этом привале задержались еще на один день, и первая весть о победе пришла сюда.
Оказалось, что три тысячи пятьсот запорожских казаков, спустились по реке Озю на чайках, захватили и связали восемьдесят неверных ляхов и предали их мечу, а одного из трех известных гяуров-их главарей и начальников, называемых «полковниками», связали и отправили к своему упомянутому выше гетману Мельниске, двух же полковников отправили с людьми упомянутого ранее льва па поле битвы Тугай бека в направлении к высокому порогу хазрета сахибкирана.
Было время около полудня, когда эти люди прибыли и когда стало ясно, что это предзнаменование близкой победы, и что благодаря преславному и всевышнему [Аллаху] на втором же привале стало ясно, что знамени хазрета хумаюна сопутствует удача-то на лицах аскеров появилась улыбка, и весь мир возрадовался.
Третьим привалом-а это было в пятницу, день отдыха правоверных-была местность Бюйтень. В тот благоприятствовавший день глава передового войска Тугай бек и великие эмиры наткнулись на презренный передовой полк неверных ляхов, и после семнадцати дней окружения и большого сражения, па семнадцатый день, в пятницу, проклятый полк расстроился и все зловредные гяуры были преданы остриям сабель, а исламские аскеры оказались удачливыми и победили, и захватили бесчисленные трофеи-о чем наверное скоро будет рассказ.
Первая великая победа была одержана двадцать первого дня месяца раби-уль-ахир в ту пятницу.
Утром, в субботу, хазрет сахибкиран времени со своим бесчисленным победоносным войском снялись с этого привала и остановились в местечке Сару Чакмак, а в воскресенье в прекрасном местечке у известной реки под названием Читирлик, а в понедельник, когда дошли до огромного рва под названием Ор, что у крепости Ферахкерман, являющийся твердыней и прочными воротами страны Крым — то беспрерывно стали поступать радостные вести о поражении ляхов и о предании их безжалостным остриям сабель газиев, и о том, что они раздавлены ногами копей богатырей-и тут к передовому отряду Тугай бека был отправлен один из мужей Ферахкермана-герой но имени Бозман Мехмед. На названном привале задержались еще на один день, и поступило известие, что в одном месте окружен [ляшский] полк в три тысячи человек, шедший на помощь к презренному и проклятому разбитому полку.
В дни близкой победы хумаюна, благодаря Преславному, каждый день приходили и распространялись радостные вести о победах, и безродные гяуры, встречавшиеся на пути у передового полка вновь набранного исламского войска, благодаря помощи всевышнего Аллаха устрашались внушительного и грозного вида газиев, а от их геройских криков [ляхи] дрожали, и с помощью всевышнего отступали, и терпели поражение, и как сказано в благородных стихах Корана «Это милость Аллаха, дарует Он ее тем, кому пожелает. Аллах-обладатель великой милости», то милостью господней и под предводительством Могущего завоевательским знаменам  было приказано начать шествие от этой крепости по направлению к стране гяуров, и составив полки, и выстроив ряды из более чем ста тысяч быстроногих аскеров и двенадцати тысяч метающих огонь стрелков, славный как Искандер и мудрый как Дарий хазрет падишах держались центра войск, и согласно древних Чингизовых правил на правом фланге шел мирлива Ширинский, а слева мирлива Манкытский и с этим, составленным и упорядоченным по известным правилам бессчисленным войском, в пятницу-а это был двадцать шестой день того же месяца-сделали привал в местности Кенгеш Обасы, и отдохнули и посовещавшись здесь, снова выступили, и к вечеру остановились у привала Кючюк Кёк Эви.
Наутро, в четверг, снялись с этого привала и следующую остановку сделали в местечке Кайырлык вблизи огромной, подобной Нилу реки, известной и знаменитой под названием Озю, и в тот день отправили людей к есаулам и гетманам живущих у этой реки запорожских казаков за лодками, а со словами: «пока мы идем-пусть соберутся и ждут у берега реки Ингиль» послали людей и благословенный приказ к Тугай беку и к упомянутому гетману и военачальнику запорожских казаков-к гяуру по имени Мельниска.
А потом, в пятницу, двадцать восьмого дня того же месяца был приказ остановиться у крепости под названием Шахин Керман, являющийся прочной твердыней, а в прошлом построенной известным султаном из династии Чингизовых Шахин Герай султаном на одной из переправ великой реки Озю-на переправе, известной под названием Диван Кечиди, а в субботу, в последний день месяца реби-уль-ахир по этой реке приплыли большие лодки запорожских казаков и начали обслуживать переправу аскеров. Но большая часть быстрых на подъем аскеров, не дожидаясь казацких лодок, по старой привычке погрузили весь груз и обоз на сооружение, называемое сал (плот)-а это вещь удивительная, сооружаемая из камыша-и запрягли к ним лошадей и переправились со скоростью вспышки молнии.
Войско, текущее подобно реке в тот же день полностью переправилось через эту огромную, как Нил, реку и одну ночь передохнули на той стороне, а в воскресенье, первого дня месяца джумади-уль-эввель тронулись в путь после обеда, а спустя четыре с половиной часа передохнули в степи, заросшей маком, а утром, в понедельник, снова тронулись, в пятом часу сделали привал и немного передохнули у реки, известной под названием Ингиль, а после обеденной молитвы снова тронулись в путь, а спустя три с половиной часа снова остановились па берегу этой же реки.
Третьего дня того же месяца, во вторник, снялись с этого привала и имели целью через шесть часов сделать остановку у реки, известной под названием Саксаганлы. Но половина всех лошадей аскеров ослабела па последней стоянке от травы, известной среди лекарей под названием кендюш, поэтому спустя один час остановились у этой же реки, чтоб загнать лошадей в воду.
До этого уже было вкратце сказано, что исламские аскеры, посланные с великими эмирами, т.е. с начальником этого войска Тугай беком, и с другими знаменитостями Крыма на помощь запорожским казакам, два раза разбили презренные полки ляшских гяуров и предали злонравных нечестивцев остриям сабель и огню ружей. Но известные собаки, состоящие при злонравном польском короле в министрах и на других должностях, и известные правители пограничных районов их страны, образовав огромное сборище вокруг правителя и гетмана ближней крепости Бар, знаменитого и горделивого гяура Потосского, а многие из них при помощи двадцати четырех тысяч отборных и отличных воинов, вооруженных извергающими пламя орудиями и изрыгающих огонь ружьями, и прочие плутовские и злокозненные гяуры, то есть сатанинское воинство, горделиво захватили около двух сотен известных крепостей, и в каждой крепости имели по двести-триста конников, и каждый владел обширной областью-а это знаменитые и известные гетманы Калановски, Чиновески, Адербольски, Балбанески, и комсар (комиссар), и подобные им безбожные знаменитости и горделивые самолюбцы, то есть воинство проклятого шайтана, и каждый имел казну и войска, и с достойной удивления заносчивостью пренебрегали высланным вперед войском хазрета сахибкирана, и уверовав в победу посмели и решили сразиться, и когда хазрет падишах  благополучно дошли до этой местности с исламским войском, и узнали обо всем этом из-за близости расстояния, и имели причины для стойкости и крепости духа-то по благоволению всевышнего бога и мощи Могущего, Вечного и Бессмертного исламские газии выстроили ряды согласно стихам [из Корана]: «как будто бы они- плотное здание», и уверенно стали перед лицом врагов ислама и злокозненных гяуров.
В тот день состоялось великое сражение,
двустишие:
Ни изложить это нельзя, ни описать
Ни растолковать и ни рассказать
Стих:
От множества войск почернела земля
Вздрогнули горы от движения войск
На землю пролилось так много крови
тихо ни расти тут ничему, кроме маков красных
Проза:
В общем в тот день победы-а это был третий день месяца джумади-уль-эввель-войско польское, ведомое шайтаном, не выдержав сильнейшего натиска легконогих татар-борцов за веру было разбито и уничтожено, и свою решимость победить они сменили на решимость бежать, двустишие:
Возможно ль... (текст испорчен)
Возможно ль чтоб сразились лев и газель
Неразумные гяуры, отступили от фронта исламских аскеров, а от силы боевого клича аскеров лопнули желчные пузыри гяуров, и они бросились бежать:
Но нет возможности бежать
И ни один не смог спастись
Проза:
Все известные военачальники и гетманы, имена которых приведены выше, попали в плен как лисы, а все их воинство было предано саблям, и в тот день случилось такое мародерство, что даже такие бедные из племени татар, которые и овечьей шкуры в своей жизни не имели, оделись в собольи и рысьи шубы, а те, кто о золоте и серебре лишь слышали, пренебрегая благородными золотыми монетами захватили удивительные слитки стоимостью в сто, в пятьсот и в тысячу золотых.
Из вражьего воинства не спасся ни один, а дороги, по которым они бежали, на расстоянии двух и трех ночевок были устланы трупами с отрезанными головами и ногами, и копыта копей газиев не могли ступите никуда, кроме как на трупы зловредных гяуров. Слава Аллаху, и снова слава, и снова слава!-такую величественную победу благоустроенное государство Крым никогда прежде не слышало и не видело.
-XI-
Приведение газиями вышеназванных связанных гяуров к ханскому порогу
Царь, защитник веры, сахибкиран
Для газавата препоясался мечом,
Коснулся рукой победоносного знамени-
Звуки текбира дошли до небес.
Вышеупомянугого и вышеназванного именитого военачальника крепости Бар гетмана Потосского, спесивого безбожника и других, подобных ему правителей, а может быть обладающих еще более многочисленным войском и богатством и тех, кто правит двумястами и тремястами городами и крепостями-Калановского, Чиновеского, и Орбольского, и Балбаневского и комиссаров, и им подобных многих гяуров и безбожников, называемых баяр и-ски, и всех спасшихся от сабель в оковах и связанных привели к порогу хана-прибежища государства и вершителя побед.
-XII-
Приказ отпустить гетмана Чиновеского и заключение всех оставшихся в Еврейскую крепость
Мир неверных провалился вниз
Их совсем покинула радость
Ввысь взметнулись знамена ислама
Многобожье без опор осталось.
Упомянутый Тугай бек, обратившись к хазрету сахибкирану с просьбой, освободил и отпустил гетмана по имени Чиновески, установив для него лишь  номинальную цепу в сорок тысяч золотых. Оставшиеся презренные, вышеназванные правители и именитые в весьма плохих условиях находятся [сейчас] в заключении в Еврейской крепости, а это прочная как гора крепость поблизости Их обителя побед- Бахчисарая.
Слава Аллаху всевышнему и слава предначертаниям судьбы! Благословения Аллаху всевышнему и слова везучести хумаюна! Ни один шах из династии Чингизовых никогда такой славы еще не удостаивался. Если же вспомнить случай с Хулагу ханом, то тогда дело обстояло совсем наоборот и сравнение с данным случаем неуместно, стихи:
Счастье и сила при нем, он духом крепок,
Для великих побед государственных.
Связанный стоит перед ним всякий-
Будь хоть это лев, или тигр.
Куда бы он ни ходил с походом
Всюду он одерживает победы.
Уверен он всегда, и вера его крепка,
Оказывает помощь, если просят.
Воистину он-муж просвещенный.
Возвышается над миром трон его.
Предприимчивость его видят все,
Без его усилий страна сгинет.
Куда бы он ни направил свой взор,
Уходит беда назад с полпути.
И если разожжешь огонь его ярости,
Всю страну твою охватит пожар.
Если на склон горы падет тень,
Сиянье хана растопит лед без солнца.
Если взглянешь хоть раз ему в глаза,
Луна и солнце покажутся тебе тусклыми.
Пред гневом его никто не вздохнет,
Или ж вздохнет последним вздохом.
Голову, не склоненную пред его волей,
Острие меча тут же снесет.
Все сокрытое откроет его рука,
Препоясан он против всяких козней.
Всякий, кому он преподнесет дары-
И во втором поколении не будет знать нужды.
Стремления его в царстве и правлении-
Это высокий трон и венец лунный.
Соблюдение веры и следование шариату
Являются основой его правления.
Если все его усердие-укрепление ислама,
То и свидетельство тому его имя-Ислам.
-XIII-
Приказ сахибкирана возвратиться со счастьем, и с захватами, и с победой, и с добычей, и с удачей, и с трофеями в место пребывания Их славного трона, в столицу султаната Крым (да хранит Аллах его царство милосердия-именем посланника великого!)
Словом, хазрет сахибкиран, оставаясь в этой местности, и удостоившись такой славной победы, и сохранив достоинство, третьего числа месяца джумади-уль-эввель, со счастьем, и с удачей, и с богатством, и со славой двинулись в путь и, переходя от стоянки к стоянке, восьмого числа этого же месяца, в воскресенье велели бесчисленному войску остановиться у гяурской крепости под названием Корсун-и тогда стало понятно, какая великая победа была одержана.
Третьего же дня того месяца родственник Тугай бека, молодой храбрец по имени Мюфтюзе Абдулла Челеби, придя от Тугай бека, сообщил, что идущее впереди победоносное войско находится у крепости Бяле Серков, и подробно рассказал обо всем, случившемся там. На другой день Тугай бек ударил челом о высокий хосревов порог и обратился к царственной свите сахибкирана и удостоился всевозможных милостей. А гетман запорожских казаков, вышеупомянутая знаменитость по имени Мельниска, после того, как был принят хумаюном сахибкираном и исполнив церемониал выражения покорности (убудиет мерасимини ерине кетюриб) попросил в помощь аскеров, и за два часа полки были выстроены около Бяла Серков, и пройдя боевым строем мимо этой церкви остановились в одной приятной местности.
Десятого [числа] месяца джумади-уль-эввель, тысяча пятьдесят восьмого года, подвергнув с помощью Аллаха окраины и окрестности этого места грабежам и разбою на расстояние в три и четыре перехода в разные стороны, а великие эмиры переднего войска, и все, подобное морю [остальные] войско сахибкирана, то есть  татары, и ногаи, и черкесы, и аккерманцы, и румелийцы, и запорожские казаки-бессчетное войско почти шести-семи областей стали у реки, называемой Турна. лык Сувы и охватив в круг пространство в пять и десять, переходов-а всего войска было, бесспорно пятьсот раз по тысяче-так сильно разбили и разрушили лежавшие справа и слева богохульствующие города ляшского короля и сожгли так много сел и крепостей, что подробное описание всего этого займет слишком много времени.
После этого, пятого числа указанного месяца, в воскресенье, из-за бескрайности и бесчисленности войска полку запорожских казаков разрешили уйти, [остальным] Они велели двинуться к крепости Берзна знаменитого и именитого Фишневского, и с помощью благословляемого и всевышнего Аллаха и чудо деяний Мухаммеда взяли эту крепость при первом же приступе и осчастливились бесчисленными трофеями.
В тот же день, по просьбе великого атабека и уважаемого советника [нуреддинова] визиря Тимур-аги назначили своего брата, молодого шахзадс, то есть зеницу ока султаната и отметину на челе счастья нуреддин султана чапулбашы, то есть начальником [рейдового отряда], а над другим отрядом назначили Менгли Герай бека, бывшего мириливой Ширинским и отправили их на чапул. Эти два отряда аскеров, уйдя направо и налево сожгли множество гяурских городов и вывели оттуда много пленных, строка:
 «Поскольку все ясно-к чему доводы?»
В понедельник остановились у крепости Косо-а эта крепость принадлежит запорожским казакам-и те принесли хазрету сахибкирану времени много скота и провизии, и овец, так что все войско запаслось достаточным провиантом.
Во вторник, семнадцатого дня того же месяца остановились около крепости ляшского короля под названием Жвате.
Тут со стороны запорожского гетмана с целью набега пришел сюда один полковник-а на языке гяуров это слово означает «тысячник»-и захватил эту крепость, а население и жители ее были евреями, и их всех, с семьями, со скотом и с имуществом преподнесли в дар Их  ханской свите. Тут все [пленные] были распределены и розданы знатным людям, достойным мужам и капыкулы.
Утром, в среду, когда до слуха хумаюна сахибкирана дошла весть об одной близлежащей крепости, то Они послали туда род [войск] секбан, то есть воинов, стреляющих из ружей, а также некоторое число других аскеров [во главе] с отважным богатырем, казначеем и ключником Их щедрой казны Султан Гази-агой. С помощью Аллаха всевышнего эта крепость была взята и к полудню привели три тысячи отборного ясыря, и имущество, и провизию, и когда, пройдя около мили стали на привал, то от обилия трофеев не находили места для отдыха.
Спустя день было приказано готовиться к возвращению в Их всепобеждающую страну. В году тысяча пятьсот восьмом, девятнадцатого дня месяца джумади-уль-эввель, в четверг, а по римским месяцам это первое число хазирана (июня), был дан приказ возвращаться с захваченным и с победами, и с радостью, и с добычей, и при каждой остановке, сжигая и разрушая богохульствующие города позорных гяуров, двадцать седьмого дня этого же месяца, когда было приказано перейти реку, именуемую Кёк Сувы через известную и знаменитую переправу Хан Кечиди-а до этого было вкратце сказано, что при захвате крепости Берзна мирилива Ширинский был назначен чапулбашы и с отборными аскерами отправлен для захвата добычи вглубь страны ляхов-то на этой переправе они прибыли с бесчисленными трофеями в здравии и присоединились к армии хумаюна сахибкирана.
Следующей стоянкой был Хаммам Чокрагы, а после этого остановились в местности Чыпартыл, когда со стороны большого города и сильной крепости Бар пришел переводчик с одним пленным мусульманином и сообщил, что отпущены на свободу двадцать мусульман, находившихся в плену у жены гяура Потосского, бывшего гетмана области Бар, а ныне пребывающего в плену в хумаюновых руках, и что эта жена также отослала Потосскому «для расходов» серебра и золота и разукрашенные кареты, а сахибкирану времени-различные подарки и подношения.
В четверг было приказано оставаться на том же привале, и тогда с помощью всевышнего прибыли двадцать  семь вышеупомянутых пленников, и кроме того, нашли спасение еще много мусульман, остававшихся в плену в руках гяура уже по сорок и по пятьдесят лет таким образом, благодаря беспорочному клинку сахибкирана освобожденных было бесчисленное множество. Были прочитаны молитвы и вознесено благодарение, шедшие из глубины сердец — и нет сомнения в том, что с помощью всевышнего стрелы их молитвословий попали в предполагаемую мишень.
На этой же остановке взяли хумс с вьючных животных, и со скота, и с овец, и с добычи аккерманских и буджакских аскеров, и разрешили им возвратиться в свои края, а на следующей стоянке, переправившись через реку Чышар, отправили в Крым юртчы, то есть Их вестника и квартирмейстера.
В конце месяца джумади-уль-эввель тысяча пятьдесят восьмого года и в начале джумади-уль-ахир остановились у реки Янкул, отличной от реки Анкул, и барабаны ударили отбой, и с исламских воинов, согласно древним обычаям, была взята одна пятая часть добычи, после чего большая часть взятого была подарена победоносным сипахи.
Все, счастливые большой добычей, радостные и довольные, с легкостью переходя от стоянки к стоянке, седьмого дня этого же месяца, в воскресенье остановились у реки Озю, являющейся одной из великих, подобных Нилу, рек, и началось управление переправой, и в этот день пришел человек с дружественным письмом от оставленного защищать страну Крым Их благородного брата кагылгай султана, то есть от правофлангового султаната и помощника в управлении государством -Крым Герай султана, и сообщил, что в стране Крым во всех отношениях царят благоденствие и покой, и войско с радостью переправилось через реку, и было приказано двигаться по направлению к Ферахкерману, а в среду остановились у стоянки Ор -и тогда узнали, что от страха и опасений московский царь прислал посла и казну.
После этого победоносное исламское войско было отпущено, и все аскеры, здоровые и с добычей разошлись по домам, а хазрет сахибкиран- покоритель стран, а также подобный Аристотелю визир Сефер Гази ага и  другие приближенные и подданные султана двенадцатого дня того же месяца прибыли в место пребывания Их престола-в Бахчисарай-в земной рай. Не поддаются ни описанию, ни пересказу молитвы и восхваления жителей столицы, вышедших встречать хазрета сахибкирана и нет слов описать дары хазрета шаха им, стихи:        далее



Источник: https:// www soika.pro /dok/ letopisi, hroniki, puteshestvija, dnevniki/ rus samobjitnaja/
Категория: Летописи, хроники, путешествия, дневники | Добавил: сойка-soika (03.06.2021) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 41 | Теги: гиляма третьего, история хана | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar