Вт, 26.10.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

Галицко-волынская летопись. оригинал

ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКАЯ ЛЕТОПИСЬ
(оригинал)
В лѣто 6709. Начало княжения великаго князя Романа, како державего бывша всей Руской земли князя галичкого.
По смерти же великаго князя Романа, приснопамятнаго самодержьца всея Руси.
Одолѣвша всимъ поганьскымъ языком ума мудостью, ходяща по заповѣдемь Божимъ: устремил бо ся бяше на поганыя, яко и левъ, сердитъ же бысть, яко и рысь, и губяше, яко и коркодилъ; и прехожаше землю ихъ, яко и орелъ, храборъ бо бѣ, яко и туръ. Ревноваше бо дѣду своему Мономаху, погубившему поганыя измаилтяны, рекомыя половци, изгнавшю Отрока во обезы, за Желѣзная врата, Сърчнови же оставшю у Дону, рыбою оживъшю. Тогда Володимерь и Мономахъ пилъ золотом шоломомъ Донъ, и приемшю землю ихъ всю и загнавшю оканьныя агаряны. По смерти же Володимерѣ оставъшю у Сырьчана единому гудьцю же Ореви, посла и во обезы, река: «Володимеръ умерлъ есть. А воротися, брате, поиди в землю свою. Молви же ему моя словеса, пой же ему пѣсни половѣцкия. Оже ти не восхочеть, дай ему поухати зелья, именемь евшанъ». Оному же не восхотѣвшю обратитися, ни послушати, и дасть ему зелье. Оному же обухавшю, и восплакавшю, рче: «Да луче есть на своей землѣ костью лечи, и не ли на чюже славну быти». И приде во свою землю. От него родившюся Кончаку, иже снесе Сулу пѣшь ходя, котелъ нося на плечеву.
 
Роману же князю ревновавшю за то, и тщашеся погубити иноплеменьникы.
 
...велику мятежю воставшю в землѣ Руской, оставившима же ся двѣима сынома его: единъ 4 лѣт, а другии дву лѣтъ.
 
Въ лѣто 6710. Собравшю же Рурику половци и руси много, и приде на Галичь, оставивъ мниский чинъ, бѣ бо приялъ боязни ради Романовы. И пришедшю ему на Галичь, и срѣтоша и бояре галичкыи, и володимерьстии, у Микулина на рѣцѣ Серетѣ, и бившимася има всь днь о рѣку Сереть, и мнози язвени быша, и не стерпѣвше, и възвратишася в Галичь. И пришедшю же Рюрику в Галичь, и не успѣвши ничтоже.
 
За то бѣ по смерти Романовѣ снимался король со ятровью своею во Саноцѣ. Приялъ бо бѣ Данила, како милога сына своего, оставилъ бо бѣ у него засаду: Мокъя великаго Слъпоокого, и Корочюна, Вълпта, и сына его Витомира, и Благиню, иныи угры многи. И за то не смѣша галичанѣ ничтоже створити, бѣ бо инѣхъ много угоръ.
 
Тогда же два князя половѣцкая Сутоевича Котянь и Сомогуръ поткоста на пѣшьцѣ, и убьена быста коня под ними, и за мало ихъ не яша.
 
Рюрикъ же воротися Кыеву.
 
Малу же времени минувшю, и приведоша Кормиличича, иже бѣ загналъ великый князь Романъ невѣры ради: славяху бо Игоревича. Послушав же ихъ галичкыи бояре, и послаша по нихъ, и посадиша и: в Галичѣ Володимера, а Романа во Звенигородѣ.
 
Княгини же Романовая, вземше дѣтятѣ свои, и бѣжа в Володимерь. И еще же хотящю Володимер искоренити племя Романово, поспѣвающимъ же безбожнымъ галичаномъ. Посла же Володимеръ со свѣтомъ галичкых бояръ, на рѣчь е попомъ, к володимерцемь, рекы имъ: «Не имать остатися градъ вашь, аще ми не выдасте Романовичю, аще не приимете брата моего Святослава княжити в Володимерѣ». Володимерцемъ же хотящимъ убити попа, Мьстьбогъ и Мончюкъ и Микифоръ и рѣша: «Не подобаеть намъ убити посла». Имѣяху бо лесть во сердцѣ своемь, яко предати господу свою и градъ. Спасенъ же ими бысть попъ.
 
Наутрѣя же увѣдавши княгини, и свѣтъ створи с Мирославомъ и с дядькомъ, и на ночь бѣжаша в Ляхы. Данила ж возмя дядька передъ ся изииде изъ града. Василка же Юрьи попъ с кормилицею возмя, изыиде дырею градною, не вѣдяху бо, камо бѣжаще, бѣ бо Романъ убьенъ на ляхохъ, а Лестько мира не створилъ. Богу же бывшю поспѣшнику: Лестко не помяну вражды, но с великою честью прия ятровь своюи дѣтятѣ, сожаливъ си и рече, яко: «Дьяволъ есть воверглъ вражду сию межи нами». Бѣ бо Володиславъ лестя межи има и зазоръ имѣя любви его.
 
Въ лѣто 6711. Данило посла Лестъко во Угры и с нимъ послалъ посолъ свои Вячеслава Лысого, рекы королеви: «Язъ не помянухъ свады Романовы. Тобѣ бо другъ бѣ. Клялася бо бѣста, яко оставшю в животѣ племени его, любовь имѣти. Нынѣ же изгнание бысть на них. Нынѣ же идемь, и вземша предаевѣ имъ отчьство ихъ». Король же си словеса приимъ, сжалиси о бывшемь, остави же Данила у себе, а Лестько княгиню и Василка у себе.
 
Володимеръ же многи дары посла королеви и Лестькови.
 
По сем же долгу времени минувшю, мятежь бысть межи братома и Володимеромъ и Романомъ. Роман же ѣха во Угры и бися с братомъ и побѣди въза Галичь, а Володимеръ бѣжа во Путивль.
 
Въ лѣто 6712. Возведе Олександръ Лестька и Конъдрата. Придоша ляховѣ на Володимеръ, и отвориша имъ врата володимерци, рекуще: «Се сыновець Романови». Ляховѣ поплѣниша городъ весь. Олександру молящюся Льстькови о останцѣ града и о церкви святѣй Богородици. Твердымъ же бывшимъ дверемь, не могоша исѣчи, донележе Лестько приѣха и Конъдратъ, и возбиста ляхы своя ти. Тако спасена бысть церкви, и останокъ людии. И жаляхуся володимерци, емше имъ вѣры и присязѣ ихъ: «Аще не был бы сродникъ ихъ с ними Олександръ, то не перешли быша ни Буга».
 
Святослава же яша и ведоша и в Ляхы. Олександръ же сѣде в Володимерѣ. Тогда же яша Володимера Пиньскаго. Бѣ бо Инъгваръ с ляхы и Мьстиславъ. Потом же сѣде Инъгваръ в Володимерѣ. Поя у него Лестько дщерь и пусти, иде же ко Орельску.
 
И приѣха берестьяне ко Лестькови и просиша Романовыи княгини и дѣтии, бѣаста бо млада сущи. И вдасть имъ, да владѣеть ими. Они же с вѣликою радостью срѣтоша и, яко великаго Романа жива видящи. 
Потом же Олександръ живяше въ Бѣлзѣ, а Инъгваръ в Володимерѣ, бояром же не любящимъ Инъгвара. Олександръ же свѣтомъ Лестьковым пря Володимерь. Княгини же Романовая посла Мирослава ко Лестькови глаголющи, яко: «Сий всю землю нашю и отчину держить, а сынъ мой во одиномъ Берестьи». Олександръ прия Угровескъ, Верещинъ, Столпъ, Комовь и да Василкови Белзъ.
 
Въ лѣто 6713. Олександру сѣдящю в Володимерѣ, а брату его Всеволоду в Червьнѣ, литва же и ятвѣзѣ воеваху, и повоеваша же Турискъ и около Комова, оли и до Червена и бишася у воротъ Червенескых, и застава бѣ Уханяхъ. Тогда же убиша Матѣя, Любова зятя, и Доброгостя, выехавша у сторожа. Бѣда бо бѣ в землѣ Володимерьстѣй от воеванья литовьского и ятвяжьскаго. Мы же на преднее возвратимся, случившихся в Галичѣ.
 
Андрѣй же и король увѣдивъ безаконье галичкое и мятежь, и посла Бенедикта со воими, и я Романа в бани мыющася и посла и во Угры.
 
Бѣ бо Тимофѣй в Галичѣ премудръ книжникъ, отчество имѣя во градѣ Киевѣ. Притчею рече слово о семь томители Бѣнедиктѣ, яко: «В послѣдняя времена тремя имены наречется антихристъ». Бѣгаше бо Тимофей от лиця его, бѣ бо томитель бояромъ и гражаномъ, и блудъ творя и оскверняху жены же и черници и попадьи. В правду бѣ антихристъ за скверная дѣла его.
 
Въ лѣто 6714. Приведоша же галичане Мьстислава на Бенедикта. И прииде к Галичю, и не успѣвшю ему ничтоже. Щепановичь Илия возведъ и на галицину могилу, осклабився, рече ему: «Княже, уже еси на галицини могылѣ посѣдѣлъ, тако и в Галичѣ княжилъ еси». Смѣяху бо ся ему, воротися в Пересопницю. И по семь скажемь о галицинѣ могилѣ, и о начатьи Галича, откуду ся почалъ.
 
Роман же утече изъ Угоръ. И послаша галичанѣ ко брату его Володимеру глаголюще: «Сгрѣшихомъ к вамъ. Избави ны томителя сего Бенедикта». Они же поидоша ратью, а Бенедиктъ бѣжа во Угры. Седе же Володимеръ в Галичѣ, а Романъ во Звенигородѣ, а Святославъ в Перемышли, а сыну своему да Теребовль Изяславу, в Всеволода сына своего посла во Угры ко королеви с дары.
 
Данилови сущю во Угрѣхъ, король же Андрѣи и боярѣ угорьстѣи и вся земля хотяше дати дщерь свою за князя Даниила,  обѣима дѣтьскома бывшима, зане сына у него не бѣ.
 
В лѣто 6715. Убьенъ бысть царь великыи Филипъ Римьскыи совѣтомъ брата королевое. Моляшеся сестрѣ, да бы ему нашла помощника. Она же никако могущи помощи брату своему си, и да дщерь свою за лонокрабовича за Лудовика. Бѣ бо мужь силенъ и помощникъ брату ее. Юже нынѣ святу нарѣчают именемь Алъжьбитъ, преднее бо имя ей Кинека, много бо послужи Богови по мужи своемь, и святу нарѣчають. Но мы на преднее возвратимся, якоже преже почали быхомъ.
 
Въ лѣто 6716. Съвѣтъ же створиша Игоревичи на бояре галичкыи, да избьють. И по прилучаю избьени быша, и убьенъ же бысть Юрьги Витановичь, Илия Щепановичь, инии велиции бояре. Убьено же бысть ихъ числомъ 500, а инии разбѣгошася.
 
Володислав же Кормиличичь бѣжа во Угры, и Судиславъ, и Филипъ. Наидоша Данила во Угроьской землѣ дѣтъска суща и просиша у короля угорьского: «Дай намъ отчича Галичю Данила, атъ с нимъ приимемь и от Игоричевъ». Король же с великою любовью посла воевъ в силѣ тяжцѣ, и великого дворьского Пота, поручивъ ему воеводьство надо всими воими. Имена же бывши воеводамъ с ним: первый Петръ Туровичь, вторый Банко, трети Мика Брадатый, четвертый Лотохаротъ, пятый Мокъянъ, шестый Тибрець, седмы Мароцелъ, и инии мнозии, ихже не мощно сказати и ни писати.
 
И совокупившеся вси. Первое придоша на град Перемышль. И пришедши же Володиславу ко граду и рече имъ: «Братье, почто смышляетеся? Не сии ли избиша отци ваши и братью вашю? А инѣи имѣние ваше разграбиша, и дщери ваша даша за рабы ваша! А отчьствии вашими владѣша инии пришелци! То за тѣхъ ли хочете душю свою положити?». Они же сжалившиси о бывшихъ, предаша градъ и князя ихъ Святослава яша.
 
Оттуду же проидоша ко Звенигороду. Звенигородцемь же лютѣ борьщимся имъ с ними и не пущающимъ ко граду, ни ко острожнымъ вратомъ, онем же стоящимъ окрестъ града.
 
Василку же княжащю во Белзѣ, и приидоша же от него великий Вячеславъ Толъстый и Мирославъ и Дьмьянъ и Воротиславъ, инии бояре мнозѣ и вои от Белза, а от Лестка из Ляховъ Судиславъ Бернатовичь со многими поляны, и от Пересопници приде Мьстиславъ Немый со многими вои, Олександръ с братомъ от Володимеря со многими воими. Инъгваръ же посла сына своего из Лучька, из Дорогобужа со многими вои и Шюмьска.
 
И приѣхаша же и половци Романови на помощь, Изяславъ с ними Володимеричь. Угром же не побѣдившимъ воемь, и гнаша со становъ своихъ. Мика же убоденъ и Тъбаша и главу ему стялъ. Половци же узрѣвшимъ е крѣпци налегоша на ня. Онем же ѣдущимъ напреди ими к Лютой рѣцѣ, оже быша не приѣхалѣ ляховѣ и русь. И сошедше одва препровадиша рѣку Лютую, половцемъ стрѣляющимъ и руси противу имъ. Ту же Марцелъ хоругве своее отбѣже, и русь взятъ ю, и поругъ великъ бысть Марцелови. И возвратишася во колымагы свои, и рекше во станы.
 
Оттудѣ же Романъ изииде из града, помощи ища в рускыихъ князехъ. И бывшю ему Шумьскы на мосцѣ, ятъ бысть Зернькомь и Чюхомою и приведенъ бысть во станъ ко князю Данилови и ко всимъ княземь и к воеводамъ угорьскимъ. И послаша ко гражаномъ рекуще: «Предайтеся, князь вашь ятъ бысть». Онѣмо же не имущимъ вѣры, донележе извѣсто бысть имъ, и предашася звенигородьци.
 
Оттуду же поидоша к Галичю. И Володимеръ бѣжа из Галича и сынъ его Изяславъ, и гнаша и до Нѣзды. Изяслав же бися на мѣстѣ Незды рѣки, и отъяша от него коня сумныя, потом же возвратишася в Галичь.
 
Тогда же приѣха княгини великая Романовая видитъ сына своего присного Данила. Тогда же бояре володимьрьстии и галичкыи и Вячеславъ Володимерьскый и вси бояре володимерьстии и галичкыи и воеводы угорьскыя и посадиша князя Данила на столѣ отца своего великаго князя Романа во церькви святѣя Богородица приснодѣвица Марья.
 
Король же Андрѣи не забы любви своея первыя, иже имѣяше ко брату си великому князю Романови, но посла воя своя и посади сына своего в Галичи. Ятым же бывшим княземь Роману, Святославу, Ростиславу, угромъ же хотящемь е вести королеви. Галичаномъ же молящимся имъ, да быша и повѣсили мьсти ради. Убѣжени же бывше угре великими даръми, предани быша на повѣшение месяца сентября.
 
Данилу же княжащю в Галичи, тако младу сущу, яко и материи своеии не позна. Минувшю же времени галичанѣ же выгнаша Данилову матерь изъ Галича. Данилъ же не хотѣ оставити матери своей и плакашеся по ней, младъ сый. И приѣхавъ Олександръ, тивунъ Шюмавиньскый, и я и за поводъ. Онъ же измокъ мечь, тя его, и потя конь его подь нимь. Мати же вземьши мечь из руку, умоливше его, остави в Галичи, а сама иде в Белзъ, оставивши у невѣрных галичанъ, Володиславлимъ свѣтомъ — хотяща бо княжити сама. Увѣдавъ король о изгнаньи ея, съжалиси.
 
Въ лѣто 6717. Приде король в Галичь и приведе ятровь свою великую княгиню Романовую и бояре Володимерьскыи, и Инъгваръ приде из Лучска, инии князи. Свѣтъ створи со ятровью своею и с бояры володимерьскыми, рече: «Володиславъ княжится, а ятровь мою выгналъ». Яту же бывшю Володиславу и Судиславу и Филипу и мучену бывшю. И много имѣния давъ, Судиславъ же во злато пременися, рекше, много злата давъ избавися. Володислава оковавше, ведоша и во Угры. Володиславу же ведену бывшю во Угры, Яволоду и Ярополку, брату его, бежавшю в Пересопьницю ко Мьстиславу, возведшемъ Мьстислава. И приде Мьстиславъ с ними ко Бозъку. Глѣбъ же Потковичь избѣже зъ Бозку. И Станиславичь Иванко и братъ его Збыславъ прибѣгоша в Галичь, повѣдающе рать и оступление галичанъ. Княгини же Романовая сыномъ своим Даниломъ и с Вячеславомъ Толъстымъ бѣжавша во Угры, а Василко с Мирославомъ ехаша во Белзъ. Времени же минувшю, король спѣашеть рать велику.
 
Въ лѣто 6718. Приде Лестъко к Белзу, убѣженъ Александромъ, Олександръ же не прияше, хотя зла Романовичемь. И прия Белзъ, и да Олександрови, а бояре не изневѣришася, но идоша вси со княземь Василкомъ в Каменѣць.
 
Король же пусти Володислава, и собра много вои и иде на Галичь. Ставше же во манастырѣ Лелесовѣ, невѣрнии же боярѣ хотѣша его убити.
 
И убиша же жену его, а шюринъ его одва утече, патрѣархъ Авлѣскый, и мнозии нѣмци избити быша. И потомъ королеви обратившюся, мнозѣ избити быша, а другия разбѣгошася. Мятежю же бывшю, королеви не могшю въйны учинити за безаконие ихъ.
 
Володиславу же ѣхавшю на передъ со всѣми галичаны. Мьстиславъ убо увѣдавъ королеву рать великую, избѣжа из Галича. Володислав же воѣха в Галичь и вокняжися и сѣде на столѣ.
 
Данилъ же отъиде с матерью своею в Ляхи, отпросився от короля. Лестько же прия Данила с великою честью. И оттуда же иде в Каменець с матерью си, братъ же его Василко и бояре вси срѣтоша и с великою радостью.
 
В лѣто 6719. Княжаше Всеволодъ в Кыевѣ Святославичь, имѣя велику любовь к детемь Романовое.
 
Потом же Мьстиславъ Пересопницкый, посадивъ Лестька, поиде в Галичь. Лестько же поя Данила ис Каменца, а Олександра из Володимера, а Всеволода из Белза, когождо ихъ со своими вои. Бѣ бо вои Даниловъ болши и крѣплѣйши, бяху бояре велиции отца его вси у него. Видивъ бо Лестько се, и поча имѣти любовь велику ко князю Данилу и брату его Василку.
 
Затворившю же ся Ярополку и Яволоду в Галичи, а Володиславъ выеде съ угры и чехы своими, и собравъся с галичаны, и приде на рѣку Бобръку. Увѣдавъ Лестко и посла на него ляхы, а от Данила же — Мирослава и Дьмьяна, а от Мьстислава — Глѣбъ Зеремѣевичь и Прокопьичя Юрья.
 
Бывши же сѣчи велицѣ, и одолѣша ляховѣ и русь. Данилу же тогда дѣтьску сущю, якоже можяше на конѣ ѣздити. А Володиславъ бѣжа, мнозии избити от вои его. И потом же Лестько не можаше прияти Галича, но шедъ воева около Теребовля и около Моклекова и Збыража. И Быковенъ взятъ быстьляхи и русью. И взя плѣнъ великъ и воротися в Ляхы.
 
Потом же Данило и Василко Лестьковою помощью прияста Тихомль и Перемиль от Олександра и княжаста с матерью в немь. А на Володимерь зряща: «Се ли, ово ли, Володимерь будеть наю, Божиею помощью», на Володимерь призирающа.
 
Потом же король поиде на Лестька, Данилови же у Лестка сущю. Лестько же посла посла своего Лѣсътича и Пакослава воеводу, рекый: «Не есть лѣпо боярину княжити в Галичи, но поими дщерь мою за сына своего Коломана и посади и в Галичи». Улюби же король Андрѣй свѣто сь Пакославль и сняся съ Лестькомъ во Зъпиши, и поя дщерь его за сына си. И пославъ и я Володислава в Галичи, заточи и; и в томь заточеньи умре: нашедъ зло племени своему и дѣтемь своимъ княжения дѣля. Вси бо князи не призряху дѣтии его того ради.
 
Король посади сына своего в Галичи, а Лестькови да Перемышль, а Пакославу Любачевъ. Пакославъ бо бѣ приятель и Романовой и дѣтемь ея. Свѣтом же Пакославлимъ Лестько посла ко Александрови, рекый: «Дай Володимерь Романовичема, Данилови и Василькови. Не даси ли, иду на тя и с Романовичема». Оному же не давшю, Лестько же посади Романовича в Володимери.
 
Въ лѣто 6720. Король отъя Перемышль от Лестька Любачевъ. Лестько же сжалиси о срамотѣ своей и посла к Новугороду по Мьстислава и реки: «Брать ми еси. Поиди и сяди в Галичѣ». Мьстислав же поиде на Галичь со свѣтомь Лестьковымъ. Галичани же вси и Судиславъ послашася по Данила. Данил же не утяже ѣхати, а Бенедиктъ Лысы бѣжа во угры со Судиславомъ, а Мстиславъ седе в Галичи.
 
Въ лѣто 6721. Поя у него Данилъ дщерь именемь Анну и родишася от нея сынови и дщери. Первѣнѣць бо бѣ у него Ираклѣй, по нем же Левъ и по немь Романъ, Мистиславъ, Шеварно и инии, бо млади отъидоша свѣта сего.
 
Времени же минувшю еха Данилъ ко Мьстиславу в Галич, рекы на Лестька, яко: «Отчину мою держить». Оному же вѣщавшю: «Сыну, за первую любовь не могу на нь востати; а налѣзи собѣ други».
 
Данилу же возвратившуся к домови, и ѣха с братомъ, и прия Берестий, и Угровескъ, и Верещинъ, и Столпъ, Комовъ, и всю украину.
 
Лестъко же великъ гнѣвъ имѣя на Данила. Вѣснѣ же бывши, и ѣхаша ляховѣ воевать, и воеваша по Бугу. И посла по нихъ Данилъ Гаврила Душиловича и Семена Олуевича, Василка Гавриловича, и биша и до Сухое Дорогве, и колодники изымаша, возвратишася в Володимерь с великою славою.
 
Тогда же Климъ убьенъ бысть Хрьстиничь, единъ от всихъ его воинъ, егоже крестъ и донынѣ стоить на Сухой Дорогви.
 
Ляхы же многи избиша и гнаша по нихъ до рѣкы Вепря.
 
Льстькови же творящи, Мьстиславлимъ свѣтомъ Данилъ приялъ есть Берестии, Лестько же посла ко королеви: «Не хочю части в Галичи, но дай его зяти моему».  Король же посла вои многи и Лестко, и придоша к Перемышлю. Яронови  же тогда тысящю держащю в Перемышли, избѣже передь ними.
 
Мьстиславъ бо бѣ со всими князями рускыми и Черниговьскыми. И посла Дмитра, Мирослава, Михалка Глѣбовича противу имъ к Городку.  Городокъ бо бѣ отложилъся; бяхуть в немь людье Судиславли. И Дмитрови бьющися подъ городомъ, придоша на нь угре и ляхове, и побѣже Дмитръ. Тогда же и Василь дьякъ, рекомый Молза, застрѣленъ бысть подъ городомъ. Михалка же Скулу убиша, согонивше на Щирѣцѣ,   а главу его сосѣкоша, трои чепи сняше золоты и принесоша главу его ко Коломанови.
 
Мьстиславу же стоящу на Зубрьи.  Дмитръ прибѣже к нему. Мьстиславу же не могшу биться съ угры и просяше зятя своего Данила и Олександра, да быста затвориласта в Галичѣ. Обѣщася ему Данилъ и Лександръ ити в Галичь. Данилъ же затворися в Галичѣ, а Олександру не смѣвъшю.
 
Тогда же великая княгини Романовая восприимши мниский чинъ.
 
Потом же приде рать подъ городъ, Каломанъ и ляховѣ. И многу бою бывшю на Кровавомъ броду,  и паде на ня снѣгъ, не могоша стояти, идоша за Рогожину,  идоша на Мьстислава, и прогнаша и-земли.
 
Мьстиславу же повѣдавшю Даниливи: «Изииди из града». Данилъ же изииде с Дмитромъ тысячькым и с Глѣбомъ Зеремѣевичемь и со Мирославомъ. Изиидоша из града и быша противу Толмачю,  угони и невѣрный Витовичь Володиславъ. Наворотившеся на нь, и прогнаша и, и коня от него отъяша.
 
Данилъ бо младъ бѣ, и видѣвъ Глѣба Зеремиевича и Семьюна Кодьнинъского  мужескы ѣздяща, и приѣха к нима, укрѣпляя и. И инии же устрьмилися бяхуть на бѣгъ.
 
Того же дни бишася всь днь олнѣ до нощи. Тое же нощи увернушася Данилъ и Глѣбъ Зеремѣевичь, яста Яньца, младъ сы показа мужьство свое. И всю нощь бистася. Наутрѣя же угони и Глѣбъ Василевичь. Уверьнувше же ся Данилъ на нь, и гна и дале поприща. Оному же утекши пред нимъ, борзости ради коньское. Данилови же возвратившюся, и единому едущю межи ими, онем же не смѣющимъ наѣхати на нь, донележе взъеха к нему Глѣбъ Судиловичь, и Гаврило Иворович, и Перенѣжько.
 
Оттуду проидоша в Онутъ  и идоша в поле. Бывъшю же гладу велику. Поидоша вози и къ Плаву на канун святаго Дмитрѣя  Вземше возы накормишася изобилно и похвалиша Бога и святаго Дмитрѣя, яко накорми я. Оттуду же придоша ниже Кучелемина,  мысляще, кудѣ преити рѣку Днѣстръ. Божиею же милостию придоша лодья из Олешья,  и приѣхаша в нихъ на Днѣстръ, и насытишася рыбъ и вина.
 
Оттуду же приѣха Данилъ ко Мьстиславу. Мьстиславъ же великую похвалу створи Данилови и дары ему дасть великыи и конь свой борзый сивый, и рече ему: «Поиди, княже, в Володимерь, а язъ поиду в половци, мьстивѣ сорома своего». Данилови же приехавшю в Володимерь.
 
Въ лѣто 6722. Бысть тишина.
 
Въ лѣто 6723. Божиимъ повелениемь прислаша князи Литовьскии к великой княгини Романовѣ и Данилови и Василкови, миръ дающе. Быху же имена литовьскихъ князей се: старѣшей Живинъбудъ, Давъятъ, Довъспрункъ, братъ его Мидогъ, братъ Довъяловъ Виликаилъ. А жемотьскыи князи: Ерьдивилъ, Выкынтъ, а Рушьковичевъ — Кинтибуть, Вонибут, Бутовить, Вижѣикъ, и сынъ его Вишлий, Китений. Пликосова, а се Булевичи — Вишимут, егоже уби Миндого тъ, и жену его поялъ, и братью его побилъ, Едивила, Спрудѣйка, А се князи из Дяволтвы: Юдьки, Пукѣикъ, Бикши, Ликиикъ. Си же вси миръ даша князю Данилови и Василку, и бѣ земля покойна.  Ляхом же не престающимъ пакостящимъ, и приведе на ня литву, и воеваша ляхы, и много убиства створиша в нихъ.
 
Въ лѣто 6724. Не бысть ничтоже.
 
Въ лѣто 6725. Выиде Филя древле прегордый,  надѣяся обьяти землю, потребити море, со многими угры. Рекшю ему: «Единъ камень много горньцевъ избиваеть», а другое слово ему рекшю прегордо: «Острый мечю, борзый коню — многая руси». Богу же того не терпящю, во ино время убьенъ бысть Даниломъ Романовичемь древле прегордый Филя.
 
Олександру же отступившю от Данила и от Василка ко Лестькови, не бѣ бо има помощи ниоткогоже, развѣе от Бога, дондеже приде Мьстиславъ с половци. Изыиде же Филя со многими угры и ляхы из Галича, поима бояре галичкыя и Судислава цьтя и Лозоря,  и ины, а ини разбѣгошася, загордѣ бо ся бѣ.
 
Въ лѣто 6726. Тишина бысть.
 
Въ лѣто 6727. Приде Лестько на Данила къ Щекареву,  бороня ити ему на помощь Мьстиславу, тестеви своему, Кондратови же приѣхавшу мирить Лестька и Данила, познавшю же ему лесть Лестькову, и не велѣ князю Данилу ехати к Лестьку. Филя же строяшеся на брань, мняше же бо, яко никто может стати противу ему на брань. Остави же Каломана в Галичи и созда градъ на церкви пречистое владычица нашея Богородица, яже не стѣрпѣвшю осквернения храма своего и вдасть ю Мьстиславу.
 
Бѣ бо ту с Коломанъм Иванъ Лекинъ и Дмитръ, и Ботъ,  Половцемь же приехавшимъ видити рати, угромъ же и ляхомъ гонящимъ я. Увернувся половчинъ, застрѣли Уза во око, и спадшю ему с фаря, взяша тѣло его, и плакашася по немь. Наутрѣя же на канунъ Святой Богородици приде Мьстиславъ рано на гордаго Филю, и на угры с ляхы, и бысть брань тяжка межи ими, и одолѣ Мьстиславъ. Бѣгающим же угромъ и ляхомъ, избьено бысть ихъ множьство и ятъ бысть величавый Филя паробкомъ Добрыниномъ,  егоже лживый Жирославъ укралъ бѣ, и обличену ему бывшю, про него же погуби отчину свою.
 
И побѣдившу же Мьстиславу, поиде к Галичю, бившимъ же ся имъ о врата градная. И возбѣгоша же на комары церковныя, и ини же ужи возвлачишася, а фарѣ имъ поимаша. Бѣ бо градъ створенъ на церкви. Онѣмъ же стрѣляющимъ и камение мещющимъ на гражаны, изнемогаху жажею водною, не бѣ бо воды в них. И приѣхавшю же Мьстиславу и вдашася ему, и сведени быша со церкви.  Данилови же приѣхавшю в малѣ дружинѣ с Демьяномь тысячкымъ,  не бѣ бо приѣхалъ во время то. Потом же приѣха Данилъ ко Мьстиславу, и бысть радость велика: спасъ Богъ от иноплеменьникъ, вси бо угре и ляхове убьени быша, а инии яти быша, а инии бѣгающе по землѣ, истопоша, друзии же смерды избьени быша, и никомуже от них утекши, тако бо милость от Бога Руской землѣ.
 
Потом же приведоша Судислава ко Мьстиславу, оному же не помыслившю о немь зла, но милость ему показавшю. Он же, обуимая нозѣ его, обѣщася работѣ быти ему. Мьстиславу же вѣровавшю словесемь его, и честью великою почтивъ его, и Звенигородъ дасть ему.
 
Въ лѣто 6728. Не бысть ничтоже.
 
Въ лѣто 6729. Отступилъ бѣ Александръ и створи миръ с Лестькомъ и со Каломаномъ и с Филею гордымъ, Романовичема не престаяше хотя зла. По побѣдѣ же Мьстиславли и по литовьскомъ воеваньи на ляхы створи миръ Лестько с Даниломъ и Василкомъ, Держиславомъ Абрамовичем и Творьяном Вотиховичемь, а Романовича створиста миръ Демьяномъ тысяцькымъ. Отступи Лестько от Олександра.
 
В субботу же на ночь попленено бысть около Белза и около Червена Даниломъ и Василкомъ, и вся земля попленена бысть, бояринъ боярина плѣнившю, смердъ смерда, градъ града, якоже не остатися ни единой вси не плѣненѣй. Еже притъчею глаголють Книги: «Не оставлешюся камень на камени».  Сию же наричють белжанѣ злу нощь, сия бо нощь злу игру имъ сыгра, повоеваньи бо бѣаху преже свѣта.
 
Мьстиславу же рекшу: «Пожалуй брата Олександра», и Данилъ воротися в Володимеръ, отъиде от Белза.
 
Въ лѣто 6730. Не бысть ничтоже.
 
Въ лѣто 6731. Данило и Василка Романовичю бѣаху володимьрьскыи пискупѣ: бѣ бо Асафъ блаженый преподобный, святитель Святое Горы, и потомъ бѣ Василѣй от Святое Горы, и потомъ бѣ Микифоръ, прирокомъ Станило, бѣ бо слуга Василковъ преже, и потомъ Кузма, кроткый преподобный смиреный пискупъ володимерьскый.
 
Богу же изволившю, Данилъ созда градъ именемь Холмъ. Создание же его иногда скажемь.
 
Божиею же волею избранъ бысть и поставленъ бысть Иванъ пискупъ княземь Даниломъ от клироса великое церкви Святой Богородици Володимерьской, бѣ бо преже того пискупъ Асафъ Вугровьскый, иже скочи на столъ митрофоличь и за то свѣрженъ бысть стола своего, и переведена бысть пискупья во Холмъ.
 
Въ лѣто 6732.  Приде неслыханая рать, безбожнии моавитяне,  рекомыи татаръве, придоша на землю Половецькую. Половцемь же ставшимъ, Юрьгий Кончакович  бѣ болийше всихъ половець, не може стати противу лицю их, бѣгающи же ему, и мнози избьени быша до рѣкы Днепра. Татаром же возвратившися, идоша в вежа своя. Прибѣгшимъ же половцемь в Рускую землю, глаголющимъ же имъ рускимъ княземь: «Аще не поможета намъ, мы нынѣ исѣчени быхомъ, а вы наутрѣе исѣчени будете».
 
Бывшю же свѣту всих князѣй во градѣ Кыевѣ, створиша свѣтъ сице: «Луче ны бы есть прияти я на чюжей землѣ, нежели на своей». Тогда бо бѣахуть Мьстиславъ Романовичь в Кыевѣ, а Мьстиславъ в Козельскѣ и Черниговѣ, а Мьстиславъ Мьстиславичь в Галичѣ,  то бо бѣаху старѣйшины в Руской земли. Юрья же князя великого Суждальского  не бы в томъ свѣтѣ. Се же паки млади князи Данилъ Романовичь, Михаилъ Всеволодичь,  Всеволодъ Мьстиславичь Кыевьскый,  инии мнозии князи. Тогда же великый князь половецкый крестися Басты.  Василка же не бѣ, бѣ бо в Володимерѣ млад.
 
Оттуду же придоша месяца априля, и придоша к рѣцѣ Днѣпру, ко острову Варяжьскому.  И приѣха ту к нимъ вся земля половецкая, и черьниговцемь приѣхавшимъ, и кияномъ и смоляномъ, инѣмь странамъ всянамъ. По суху же Днѣпръ перешедшимъ, якоже покрыти водѣ быти от множества людии. А галичане и волынци, киждо со своими князьми. А куряне и трубчяне и путивлици, и киждо со своими князьми придоша коньми. А выгонци галичькыя придоша по Днѣстру и воидоша в море, бѣ бо лодей тысяща, и воидоша во Днѣпръ, и возведоша порогы, и сташа у рѣкы Хорьтицѣ  на броду у протолчи. Бѣ бо с ними Домамѣричь Юрьгий и Держикрай Володиславичь.
 
Пришедши же вѣсти во станы, яко пришли суть видѣтъ олядии рускыхъ, слышавъ же Данилъ Романовичь и гна всѣдъ на конь видѣти невиданьноя рати, и сущии с ними коньници и инии мнозии князи с нимь гнаша видити невидѣное рати. Онем же отшедшимъ, Юрьги же имъ сказываше, яко: «Стрѣлци суть». Инии же молвяхуть, яко: «Простии людье суть, пущеи половець». Юрьги же Домамиричь молвяшеть: «Ратници суть, и добрая вои».
 
Приѣхавъше же сказаша Мьстиславу Юрьиги же все сказа. И рекшимъ молодымъ княземь: «Мьстиславе и другий Мьситславе, не стоита! Поидемь противу имъ». Переидоша же вси князи Мьстиславъ и другий Мьстиславъ Черниговьскый рѣку Днъпръ, инии князи предоша и поидоша в поле половецкое. Переидоша же Днѣпръ во день во вторникъ, и усрѣтоша татареве полкы рускыя. Стрѣлци же рускыи побѣдиша и, и гнаша в поле далеце секуще, и взяша скоты ихъ, а со стады утекоша, яко всимъ воемъ наполнитися скота.
 
Оттуду же идоша 8 дни до рѣкы Калкы.  Стрѣтоша и сторожьеве татарьскыи. Сторожемъ же бившимъся с ними, и убьенъ бысть Иванъ Дмитрѣевичь,  иная два с нимъ.
Татаром же отъѣхавшимъ, на прочьне рѣцѣ Калъкѣ устрѣтоша и тотарове половецкыя полкы рускыя. Мьстиславъ же Мьстиславличь повелѣ впередъ переити рѣку Калку Данилови с полкы, инѣмь полкомъ с нимъ, а самъ по немь переиде, еха же самъ во сторожѣ. Видившу же ему полкы татарьскыя, приѣхавъ рече: «Воружитеся!» Мьстиславу же и другому Мьстиславу, сѣдящема во стану не вѣдущема, Мьстиславъ же не повѣда има зависти ради, бѣ бо котора велика межю има.
 
Съразившимся полкомъ на мѣсто. Данилъ же выѣха напередъ, и Семьюнъ Олюевичь и Василко Гавриловичь поткоша в полкы тотарьскыя, Василкови же сбодену бывшю. А самому Данилу бодену бывшю в перси, младъства ради и буести не чюяше ранъ бывшихъ на телеси его. Бѣ бо возрастомъ 18 лѣтъ, бѣ бо силенъ.
 
Данилови же крѣпко борющися, избивающи тотары. Видивъ то Мьстиславъ Нѣмый,  мнѣвъ, яко Данилъ сбоденъ бысть, потче и сам в нѣ, бѣ бо мужь и тъ крѣпокъ, понеже ужика сый Роману от племени Володимеря, прирокомъ Маномаха. Бѣ бо велику любовь имѣя ко отцю его, емуже поручивше по смерти свою волость, да я князю Данилови.
 
Татаром же бѣгающимъ, Данилови же избивающи ихъ своимъ полкомъ, и Олгови Курьскому крѣпко бившимся, инѣмъ полкомъ сразившимся с ними. Грѣхъ ради нашихъ, рускимъ полкомъ побѣженымъ бывшимъ.
 
Данилъ видивъ, яко крѣпцѣйши брань належить в ратных, стрѣльцѣмъ ихъ стрѣляющимъ крѣпцѣ, обрати конь свой на бѣгъ, устрѣмления ради противныхъ. Бѣжащю же ему и вжада воды, пивъ почюти рану на телеси своемь, во брани не позна ея, крѣпости ради мужьства возраста своего. Бѣ бо дерзъ и храборъ, от главы и до ногу его не бѣ на немь порока.
 
Бысть побѣда на вси князи рускыя. Такоже не бывало никогдаже. Татаром же побѣдившимъ русьскыя князя за прегрешение крестьяньское, пришедшимъ и дошедшимъ до Новагорода Святополчьского.  Не вѣдающим же руси льсти ихъ, исходяху противу имъ со кресты, они же избиша ихъ всих.
 
Ожидая Богъ покаяния крестьянскаго, и обрати и воспять на землю восточную, и воеваша землю Таногустьску  и на ины страны. Тогда же и Чаногизъ  кано ихъ таногуты убьенъ бысть. Ихже прельстивше и послѣди же льстию погубиша. Иные же страны ратми, наипаче лестью погубиша.
 
Въ лѣто 6733. Олександръ все вражду имѣяше ко своима братома Романовичема Данилови и Василкови. Слышавъ, яко Мьстиславъ не имѣеть любви к зятю своему князю Данилови, радости исполнивъся, понужаше Мьстиславаа на рать. Мьстиславу же пришедшю на рать, приде на Лысую Гору.  Данилови жи поѣхавшю в Ляхы и возведшю князя Льстка и поиде противу ему. Мьстиславу же помочь пославшю Олександрови. Срѣтившимъ же имъ, рать вогнаша и в град Белзъ и за мало города не взяша. Наутрея поидоша противу имъ. Мьстиславу же не стерпѣвшю, и возвратися в Галичь.
 
Данилу же князю воевавшю с ляхы землю Галичькую и около Любачева, и плѣни всю землю Бельзеськую и Червеньскую, даже и до оставшихъ. Василку же князю многы плены приемшю, стада коньска и кобылья, и бысть зависть ляхомъ. И бывшим посломъ от обоихъ, и пущенъ бысть Дѣмьянъ и Андрѣй .
 
И бысть по сихъ, привед Мьстиславъ Котяня и половци многы, и Володимера Киевьского,  творяся на ляхы ида, свѣтомъ Александровымъ. Свѣтъ же Александровъ всегда не престаяше о братѣ своемь, рекый, яко: «Зять твой убити тя хочеть». Исправлению же бывъшю около вежи его, самому же Александру не смѣявшю ѣхати, посла Яна своего. Мьстиславу бо рекшю: «Твоя бѣ рѣчь, Яню, яко Данилъ второе всаживаеть ляхы на мя». Познавшимъ же всѣмъ княземь Александрову клевету, а Яневу лжю, и рекшим же всимъ княземь: «Приими всю власть его за соромъ свой». Онъ же за братолюбие не прия власти его, и вси похвалиша ему.
 
Мьстислав же прия зятя своего любовью и почестивъ его великими дарми, и да ему конь свой борзый актазъ,  акого же в та лѣта не бысть, и дочерь свою Анну даривъ великими дарми. И с братьею видѣвся ве Перемили, и утвердиша миръ.
 
В лѣто 6734. Льстивому Жирославу рекшю къ бояромъ галичьскимъ, яко: «Идеть Мьстиславъ в поле и хощеть вы предати тестеви своему Котяню  на избитье». Мьстиславу же праву сущюу о немь, и не свѣдущю ничтоже о нихъ. Они же емше вѣры, отъидоша в землю Перемышлескую, в горы Кавокаськия, рекше, во Угорьскыя,  на рѣку Днестръ.  Послаша послы своя рекуще, яко: «Жирославъ повѣдал ны есть». Мьстиславу же пославшу отца своего Тимофѣя,  яко: «Всуе оклеветал мя есть к вамъ Жирославъ». Тимофею же кленшюся имъ о сем, яко не свѣдущу Мьстиславу ничтоже о семь, и приведе бояре вси к нему.
 
Князю же обличившю Жирослава изгна и от себе, якоже изгна Богъ Каина от лица своего, рекы: «Проклятъ ты! Буди стоня и трясыся на земли, якоже раздвиже земля уста своя прияти кровь брата твоего».  Якоже и Жирославъ разъдвиже уста своя на господина своего, да не будеть ему пристанъка во всихъ земляхъ в рускихъ и во угорьскыхъ, и ни в ких же странахъ, да ходить шатаяся во странахъ, желание брашна да будеть ему, вина же и олу, по скуду да будеть ему, к да будеть дворъ его пустъ и в селѣ его не будеть живущаго.
 
Оттуду выгнанъ иде ко Изяславу.  Бѣ бо лукавый льстѣць нареченъ, и всихъ стропотливее, и ложь пламянъ, всеименитый отцемь добрымъ. Убожьство возбраняше злобу его, лъжею питашеся языкъ его, но мудростию возложаше вѣру на лжюу, красяшеся лестью паче вѣнца, лжеименѣць, зане прелщаше не токмо чюжихъ, но и своихъ возлюбленых, имения ради ложь.  Того бо дѣля жадаше быти у Изяслава. Мы же на преднее возвратихомся.
 
Мьстислав же, по совѣтѣ льстивыхъ бояръ галичькихъ, вда дщерь свою меншую за королевича Андрѣя  и дасть ему Перемышль. Андрѣй же, послушавъ лестиваго Семьюнка Чермьнаго,  и бѣжа во Угры и нача воздвизати рать. Бывши же зимѣ, прииде ко Перемышьлю. Юрьеви тогда тысящюу держащю, переда Перемышль и бѣжа самъ ко Мьстиславу. Королеви же ставшю во Звенигородѣ, и посла вои свои к Галичю, самъ бо не смѣ ѣхати к Галичю: повѣдахуть бо ему волъхвы угорьскыя, яко узрѣвшу Галичь, не быти ему живу. Он же тоя ради вины не смѣя ити в Галичь, яко вѣряшеть волъхвомъ. Днѣстру же наводнившюся, не могоша переити.
 
Мьстиславъ же выѣха противу с полкы. Онѣм же позоровавшимъ на ся, и ехаша угре во станы своя. Бѣ бо с королемь Пакославъ с ляхы. Оттуду же поиде король ко Теребовлю и взя Теребовль, и поиде к Тихомлю и взя Тихомль, оттуду же приде ко Кремянцю,  и бися подъ Кремянцем, и много угоръ избиша и раниша.
 
Тогда же Мьстиславъ Судислава посла к зятю своему князю Данилу, рекый: «Не отступай от мене». Оному же рекшю: «Имамъ правду во сердци своемь».
 
Оттуду же приде король ко Звенигороду. Выѣха же Мьстиславъ из Галича. Угре же выѣхаша противу ему со становъ королевыхъ. Мьстиславъ же бися с ними, и побѣди я, и гнаша по нихъ до становъ королевыхъ, секуще и. Тогда же Мартиниша убиша, воеводу королева. Король же смятеся умомъ и поиде и-земли борзо.
 
Данилови же пришедшу ко Мьстиславу с братомъ Василкомъ ко Городъку и Глѣбъ с нима. И молвящимъ имъ: «Поиди, княже, на короля: по Лохти  ходить». Судиславъ же браняшеть ему. Бѣ бо имѣяшеть лесть во сердци своемь, не хотяше бо пагубы королеви, имѣяше бо в немь надежу велику.
 
Бѣаше бо король изнемоглъся. Льстькови же в то время идущу в помощь. Данилови же бранящю ему не помогати королеви, оному наипаче хотящю. Данил же и Василко посласта люди своя къ Бугу,  не даста ему прити. Оттуду же возвратився, иде во свою землю, изнемоглъ бо ся бѣ, ходивъ на войну.
 
А король угорьскый иде во Угры. Тогда же угони Изяславъ со лестивымъ Жирославомъ, идоста с нимъ Угры.
 
Потом же Судиславу льстящю подо Мьстиславомъ, рече ему: «Княже, дай дщерь свою обрученую за королевича, и дай ему Галичь. Не можешь бо держати самъ, а бояре не хотять тебе». Оному же не хотящю дати королевичю, наипаче хотящю дати Данилови. Глѣбови же Зеремѣевичю и Судиславу претяща ему не дати Данилови, рѣста бо ему: «Аже даси королевичю, когда восхощеши, можеши ли взяти под нимь. Даси ли Данилови, в вѣкы не твой будеть Галичь». Галичаномъ бо хотящимъ Данила, оттуду же послаша въ рѣчих. Мьстиславъ дасть Галичь королевичю Андрѣеви, а самъ взя Понизье.  Оттуду иде к Торьцкому.
 
Мьстиславу же Немому, давшу отчину свою князю Данилови, и сына своего поручивъ Ивана,  Ивану же умершю, и прия Луческъ Ярославъ, а Черторыескъ  пиняне.
 
Въ лѣто 6735. Начнемь же сказати бе-щисленыя рати, и великыя труды и частыя войны, и многия крамолы, и частая востания, и многия мятежи. Измлада бо не бы има покоя.
 
Сѣдящу же Ярославу в Лучьскѣ, еха Данилъ въ Жидичинъ  кланятися и молитися святому Николѣ. И зва и Ярославъ къ Лучьску. И рѣша ему бояре его: «Приими Луческъ, зде ими князя ихъ». Оному же отвѣщавшу, яко: «Приходить зде молитву створити святому Николѣ, и не могу того створити». Иде въ Володимерь, оттуду же собравша рать, посласта на нь Андрѣя, Вячеслава, Гаврила, Ивана.  Оному же въехавшу, ятъ бысть с женою своею, ятъ же бысть Олексию Орѣшькомъ:  бѣ бо борзъ конь подъ нимъ, угонивый и я его до города. И затворишася лучане. Наутрѣя же приде Данилъ и Василко, и предашася лучане. Братъ же да Василкови Луческъ и Пересопницю, Берестий же ему бѣ преже далъ.
 
Повоевша ятвязи около Берестия, и угониста и из Володимеря. Наехавшима же двѣима, Монъдуничю Шутрови и Стегутови Зѣбровичю, на полкъ. И убьенъ бысть Даниломъ и Вячеславомъ Шютръ, а Стегутъ убьенъ бысть Шелвомъ.  Бежашим же ятвеземь, угони я Данилъ, Небра язви четырми ранами, древо же вышибе копье из руку его. Василкови, угонившу его, кликъ бысть великъ: «Братъ ти биетъся назади». Оному же оставшу, обратися брату на помощь, оному же симь утекшу, а и ини разбѣгошася.
 
Мы же, се оставлеше, на преднее возвратимъся.
 
Данилъ же посла Дьмьяна ко тести своему, река ему: «Не подобаеть пиняномъ держати Черторыйска, яко не могу имъ терпѣти». Дьмьянови же повѣстящу с нимъ. «Сыну, сгрѣшихъ не давъ тобѣ Галича, но давъ иноплеменьнику, Судислава льстьця свѣтомъ, обольсти бо мя. Ажь Богъ восхочеть, поидивѣ на ня. Язъ всажу половци а ты своими. Аще Богъ дасть его нама, ты возми Галичь, а язъ Понизье, а Богъ ти поможеть. А про Черторыескъ — правъ еси». Дѣмьяну же приѣхавшу в Великую суботу. Наутрѣя же на Великъ День приехаста Данилъ и Василько ко Черторыйску, в понедѣлникъ на ночь обьсѣдоста град. Тогда же и конь Даниловъ застрѣленъ бысть с города. Наутрѣя же обьѣхаста град Мирославъ и Дѣмьянъ, рекоста, яко: «Предалъ Богъ врагы наша в руку ваю». Данилъ же повелѣ приступити ко граду, и взяша градъ ихъ, и князя ихъ изимаша.
 
Потом же Мьстиславъ, великый удатный князь, умре. Жадящю бо ему видити сына своего Данила. Глѣбъ же Зеремѣевичь, убѣженъ бысть завистью, не пустяще его. Оному же хотящю поручити домъ свой и дѣти в руцѣ его, бѣ бо имѣя до него любовь велику во сердцѣ своемь.
 
И потом же пустиста Ярослава, и даста ему Перемиль, и потомь Межибожие.
 
Въ лѣто 6736. Бѣ Курилъ митрополитъ преблаженый и святый приѣхалъ мира сотворити и не може.
 
Потомь же Ростиславъ Пиньскый  не престаяше клевеща, бѣша бо дѣти его изыманы.                       далее



Источник: https:// www soika.pro /dok/ letopisi, hroniki, puteshestvija, dnevniki/ rus samobjitnaja/
Категория: Летописи, хроники, путешествия, дневники | Добавил: сойка-soika (31.05.2021) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 19 | Теги: галицковолынская летопись, оригинал | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar