Чт, 28.10.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

Жак Маржарет

ЖАК МАРЖЕРЕТ
СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА МОСКОВИИ
С ОПИСАНИЕМ ТОГО, ЧТО ПРОИЗОШЛО ТАМ НАИБОЛЕЕ ПАМЯТНОГО И ТРАГИЧЕСКОГО ПРИ ПРАВЛЕНИИ ЧЕТЫРЕХ ИМПЕРАТОРОВ, ИМЕННО, С 1590 ГОДА ПО СЕНТЯБРЬ 1606.
Королю.
Государь , если бы подданные вашего величества, путешествующие в отдаленные страны, составляли правдивые описания того, что они там увидели, и что показалось им самым примечательным, их частный интерес обернулся бы всеобщей пользой для вашего государства не только в том, чтобы показать, изыскать и научить тому, что есть хорошего и искусного у других, ибо бог воистину распорядился всем так, чтобы лучше устроить обшение между людьми, и одни находят то, чего нет у них, в другом месте; но это также придаст смелости множеству молодых лентяев и домоседов отправиться искать и учиться добродетели в трудном, но полезном и благородном занятия-в походах и чужеземных армиях; а также исправит ошибку многих, считающих Венгрию границей христианского мира, ибо я могу поручиться, что Россия, к описанию которой я приступаю по повелению вашего величества,-одна из лучших защитниц христианства, и эта империя и ее земли более обширны, могущественны, многонаселенны и изобильны, чем полагают, и лучше вооружены и защищены от скифов и других магометанских народов, чем многие считают. Неограниченная власть государя в государстве внушает почтительный страх подданным, а порядок и внутреннее устройство защищает от постоянных вторжений варваров. Государь, с тех пор, как ваши победы и ваша удача принесли вашему величеству покой, которым Франция ныне   наслаждается, а предвидя в том бесполезность своей вашему величеству и моей отчизне службы, которую я исполнял во время мятежей под началом господина де Вогренана   в Сент-Жан-де-Лон   и на других границах вашего герцогства Бургундского, я отправился служить князю Трансильвании  и императору в Венгрии, затем польскому королю, в чине капитана отряда пехотинцев; и когда, наконец, судьба привел меня на службу к русскому императору Борису, он удостоил меня командования отрядом кавалерии, а после его кончины Дмитрий, получивший сказанную империю, оставил меня на службе, поручив мне первый отряд своих телохранителей, и за это время я имел возможность изучить, кроме языка, множество вещей касательно его государства-законы, нравы а религию страны, что я и представил в этом сочиненьице без прикрас и так искренне, что не только ваше величество при его разуме, удивительно здравом и проницательном, но и любой распознает в нем истину, которая, по словам древних, есть душа и жизнь истории. Если этот рассказ хоть сколько-нибудь понравится вашему величеству, это будет для меня единственной наградой, ибо, соблаговоляв выслушать меня, вы сверх того вознамерились и причитать, заверяв, что из этого можно узнать о весьма примечательных происшествиях, из которых великие государи могут извлечь некоторую. пользу, даже из несчастья моего господина Дмитрия, добывшего свою империю с большими препонами, возвысившегося а низвергнутого менее чем за два года, а самая смерть его сопровождалась тем несчастьем, что некоторые считали его самозванцем или подложным; разно можно узнать о многих особенностях этого государства, заслуживавшего быть узнанным я однако же непознанного как из-за удаленности положения, так и вследствие умения русских скрывать и замалчивать цела своего государства. Государь, я. молю бога, да хранит он ваше величество в благоденствии, ваше королевство в мире, монсеньера дофина в стремлении подражать вашей добродетели и меня в постоянной старании нижайшей службой всегда заслуживать имени  государь,    покорнейшего подданного, вернейшего и преданнейшег слуги вашего величества,  Маржарета.
ЖАК МАРЖЕРЕТ
СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА МОСКОВИИ
Предуведомление читателю
Российская империя представляет собой часть страны, которую издавна называли Скифией. Словом «скифы» еще и сегодня называют татар, которые прежде были повелителями России, и великие князья некогда владели ею как вассалы татар, зовущихся крымцами. Эти русские с некоторых пор, после того как они сбросили иго татар и христианский мир кое-что узнал о них, стали называться московитами — по главному городу Москве, который носит княжеский титул, но не первый в стране, так как государь именовался некогда великим князем владимирским и теперь еще называет себя великим князем владимирским и московским. Поэтому ошибочно называть их московитами, а не русскими, как делаем не только мы, живущие в отдалении, но и более близкие их соседи. Сами они, когда их спрашивают, какой они нации, отвечают: Russac, т. е. русские, а если их спрашивают, откуда, они отвечают: is Moscova — из Москвы, Вологды, Рязани или других городов. Но нужно также знать, что есть две России, именно: та, что носит титул империи, которую поляки называют Белая Русь, и другая — Черная Русь, которой владеет Польское королевство и которая примыкает к Подолии. Господином этой Черной Руси называет себя польский король в своих титулах, когда говорит: великий князь литовский, русский, прусский и т. д. Об этом я хотел предуведомить читателя, чтобы он знал, что русские, о которых здесь идет речь, — это те, кого некогда называли скифами, а с некоторых пор ошибочно называют московитами, поскольку московитами могут называться жители всего лишь одного города; все равно как если бы всех французов стали называть парижанами по той причине, что Париж — столица королевства Франции, да и то с большим основанием, поскольку Париж — столица с незапамятных времен, а Москва является ею всего лишь сто или двести лет. Также сокращенный титул их государя — Zar Hospodar y Veliquei knes N. fsia Russia, что следует, собственно, понимать, как «король, господин и великий князь нас, всех русских» или «всей России», можно понимать и так; но не московитов или Московии. А чтобы отличать Черную Русь от этой последней, поляки все расположенное по ту сторону Днепра называют Белой Русью. Без этого различия можно подчас не разобраться в этом сочинении, в котором говорится только о Белой Руси, некогда Скифии, а ныне Московии.
(пер. Т. И. Шаскольской)
ЖАК МАРЖЕРЕТ
СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА МОСКОВИИ
С ОПИСАНИЕМ ТОГО, ЧТО ПРОИЗОШЛО ТАМ НАИБОЛЕЕ ПАМЯТНОГО И ТРАГИЧЕСКОГО ПРИ ПРАВЛЕНИИ ЧЕТЫРЕХ ИМПЕРАТОРОВ, ИМЕННО, С 1590 ГОДА ПО СЕНТЯБРЬ 1606.
КАПИТАНА МАРЖЕРЕТА
Россия — очень обширная страна, полная больших лесов в самых населенных местах, со стороны Литвы и Ливонии — больших болот, которые служат России словно крепостные стены. Она достаточно густо населена от Нарвы, замка и морского порта на ливонской границе, принадлежащего Швеции, до Архангельска или Святого Николая — другого морского порта, удаленного от первого на 2800 верст (4 версты составляют одно лье), и от Смоленска (города на ливонской границе, обнесенного каменной стеной при Федоре Ивановиче 9 Борисом Федоровичем, бывшим в то время правителем империи) до Казани, на протяжении около 1300 верст. Этот Казанский край был прежде самодержавным татарским королевством, которое было завоевано великими князьями Василием Ивановичем и Иваном Васильевичем, его сыном. Правитель страны был взят в плен в сказанном городе Казани Иваном Васильевичем. Он и теперь еще живет в Московии, его зовут царь Симеон (Tsar Simeon) 10. Сказанный город, построен на той знаменитой реке Волге, в которую впадает река Ока. Подле сказанного города обитают черемисы. За Казанью лежит большая область, которая тянется вдоль Волги, впадающей в Каспийское море у Астрахани, вся в необитаемых равнинах; но на сказанной реке построен какой-то замок. От Казани до Астрахани около 2000 верст. Это укрепленный город, торгующий больше, чем любой другой в России, и снабжающий почти всю Россию солью и соленой рыбой. Этот край считают очень плодородным, так как на равнинах между Казанью и Астраханью много маленьких вишневых деревьев, в пору приносящих плоды, и даже несколько лоз дикого винограда. В сказанном городе Астрахани много хороших фруктов, а в окрестностях есть растение-животное, о котором в былое время писали некоторые авторы, именно бараны, которые вырастают из земли, соединенные с корнем как бы кишкой в две-три сажени, идущей от пупа. Сказанный баран ест траву вокруг себя и потом умирает; они величиной с ягненка, с курчавой шерстью, у одних шкуры совсем белые, а у других слегка пятнистые, я видел разные шкуры. Эта страна была завоевана Иваном Васильевичем. Англичане торговали здесь при его жизни и отсюда с Персией. За Волгой обитают татары, зовущиеся ногаями.
Кроме этого, есть еще другая большая провинция, покоренная Иваном Васильевичем, которую они называют империей или королевством Сибирским (Empire de Royaume de Siberie). Страна полна лесов, чащ и болот, она еще не полностью открыта; считают, что она примыкает одной стороной к реке Оби. Из этой страны происходит почти вся пушнина, как-то: черные лисы, которые высоко ценятся в самой стране, соболя и куницы, приносящие большой доход императору. Уже начинают обрабатывать эту страну, достаточно плодородную для хлебов. Там построили четыре города, в которых имеются гарнизоны, чтобы держать в повиновении народ, который весьма прост, маленького роста, внешне походит на татар, называемых ногаями, именно: у них плоское и широкое лицо, сплюснутый нос, маленькие глаза, и они весьма смуглы; они носят длинные волосы, немногие из них имеют бороду, одеты в соболя мехом наружу. Еще тридцать лет назад они не знали, что такое хлеб. Эта страна — основное место, куда отправляют в ссылку большинство тех, кто в немилости у государя.
Со стороны Татарии, тех, кого они называют крымцами, которые связаны с турецким султаном и с его помощью много раз с 1593 года до настоящего времени бывали в Венгрии, а главное — в 1595 году в той великой битве при Агрии 11, на татарских равнинах построили много городов и замков, чтобы помешать вторжению татар. Но эта страна обитаема лишь до Ливен, расположенных примерно в 700 верстах от Москвы. За ними есть различные города, именно: Борисов город, Царев город и другие. Этот Царев Город почти на 1000 верст удален от сказанных Ливен. Эти города постоянно заселяются; землю находят весьма плодородной, но они осмеливаются обрабатывать ее только в окрестностях городов. Считают, что Царев город всего в восьми днях пути от великого хана. Некогда здесь было место встречи татар, когда они собирались, чтобы идти разорять Европу. В заключение, это страна большой протяженности, ибо она граничит с Литвой, Подолией, Турцией, Татарией, рекой Обью, Каспийским морем, далее с Ливонией, Швецией, Норвегией, Новой Землей и Ледовитым океаном.
Эта страна весьма холодна, я имею в виду наиболее населенные места на севере и западе, как мы упомянули ранее, поскольку татарские равнины вдоль Волги от Казани, Астрахань и восточный берег реки Обь — районы весьма умеренные. В вышесказанных же холодных провинциях зима длится шесть месяцев, т. е. всегда снегу по пояс и любую реку можно перейти по льду. Несмотря на это, они весьма плодородны, изобилуя всевозможными зерновыми, какие есть у нас во Франции; рожь там сеют в начале или в середине августа, пшеницу и овес — в апреле или в мае, смотря по продолжительности зимы, а ячмень — в конце мая. Есть и плоды, а именно: весьма крупные дыни, лучшие, чем я ел в других местах, много огурцов и хороших яблок, вишен; груш и слив мало. Там множество лесных орехов, земляники и подобных плодов. Летом дождей мало, а зимой и вовсе нет. В Холмогорах, Архангельске и Святом Николае, а также и в других местах на севере летом в продолжение месяца или полутора солнце видно постоянно днем и ночью, а в полночь его  видно в двух или трех саженях от земли; зимой в продолжение месяца почти нет дня, потому что солнце совсем не показывается. И еще вы там найдете всякого рода дичь и животных, какие есть во Франции, за исключением кабанов. Так, как оленей, ланей и косуль довольно на востоке и на юге, в татарских равнинах и между Казанью и Астраханью; множество лосей, называемых «большими зверями», по всей России; кролики там весьма редки. Очень много фазанов, куропаток, певчих и черных дроздов, перепелок и жаворонков, помимо бесчисленной прочей дичи; но бекасы показываются там весьма редко. В августе и сентябре большое количество журавлей, зимой — лебедей, диких гусей и уток; я видел там лишь одного аиста, который был весь черный. Плотоядные звери — белые и черные медведи, которых очень много, лисы, которых пять видов, и, поскольку имеются густые леса, много волков, приносящих большой урон скоту. Помимо всего этого в некоторых местах на севере встречаются северные олени, они меньше обычных и носят прекрасные большие рога; шерсть у них серая, почти белая, копыта гораздо больше раздвоены, чем у обычных оленей. Они употребляются в пищу, для одежды и вместо лошадей жителями страны, так как их запрягают по одному в нарочно для того сделанные сани, и они бегут быстрее любой лошади; большую часть времени они кормятся тем, что находят под снегом. Все зайцы там зимой становятся белыми, а летом такого же цвета, как во Франции. Летом и зимой там встречаются белые куропатки и соколы, ястребы и другие хищные птицы.
Во всей Европе нельзя найти лучших и более разнообразных пород пресноводных рыб, чем есть у них, и во множестве; именно: осетры, белуга, осетрина (cetrina), белорыбица (Bieley Ribe), т. е. белая рыба, она немного крупнее лосося; стерлядь и все, какие есть у нас во Франции, за исключением форелей; и задешево, как и всевозможные другие съестные припасы. Ибо несмотря на тот великий голод, о котором мы расскажем ниже, истребивший в стране почти весь скот, я купил в дороге при моем отъезде ягненка, такого большого, как баран у нас во Франции, или чуть меньше, за десять денингов (denings) 12, т. е. около тринадцати солей 4 денье, и цыпленка за семь турских денье. Каплунов у них совсем нет, разве только у иностранцев. Причина столь большой дешевизны в том, что каждая овца приносит обычно двух или трех ягнят, а на следующий год сказанные ягнята становятся матерями стольких же ягнят. Что касается быков и коров, то они размножаются так же поразительно, поскольку во всей России совсем не едят телятины, потому что это противоречит их религии. Притом они ежегодно соблюдают пост пятнадцать недель, также среду и пятницу каждую неделю, что составляет около полугода. Это делает мясо дешевым, так же как и хлеб, которого очень много, тем более что его не вывозят из страны, а земля так тучна и плодородна сама по себе, что она никогда не унавоживается, разве только в некоторых местах, и ребенок от двенадцати до пятнадцати лет с лошадкой, вспашет один или два арпана земли за день.
Хотя съестные припасы в великом изобилии и по дешевой цене, однако же все довольствуются весьма малым, потому что они не смогли бы удовлетворять издержкам, не имея никакой промышленности я будучи весьма ленивыми, так как они не привержены к работе, но пристрастились к пьянству, как нельзя более. Когда они веселятся, то пьют главным образом водку и медовый напиток (medon), который они делают из меда, достающегося им без труда и в изобилии, о чем можно судить по большому количеству воска, ежегодно вывозимого из страны. У шк есть также ячменное пиво и другие дешевые напитки. Этому порочному пьянству безмерно предаются все подряд, как мужчины, так и женщины, девицы и дети; священнослужители так же или даже более чем другие. Поэтому пока остается напиток, который им разрешается готовить к некоторым главным праздникам в году, нечего надеяться, что онд перестанут пить днем и ночью, пока не увидят» что ему конец. Я говорю о простом народе; что же касается дворян, то они вольны делать такой напиток, какой им угодно и пить, когда захотят.
Согласно русским летописям (Les Annales le Russie), считается, что великие князья произошли от трех братьев, выходцев из Дании, которые около восьмисот лет назад завладели Россией, Литвой и Подолией, и Рюрик 13, старший брат, стал называться великим князем владимирским. От него произошли все великие князья по мужской линии до Ивана Васильевича, который первым получил титул императора от римского императора Максимилиана  после покорения Казани, Астрахани и Сибири.
А что касается титула, принятого ими, то они считают его не более пышным, чем тот, который они носят, называясь царями (Zar). Они называют римского императора Tsisar, что они образовали от «кесарь», и всех королей Kroll, подобно полякам. Они называют персидского короля Kisel Bascha, а турецкого султана Veliqui Ospodar-tursk, т. е. «великий повелитель Турции», подобно тому, как его называют турецким султаном. И они говорят, что слово ЦАРЬ взято из священного писания, так как всюду, где сказано о Давиде, или о Соломоне. или о других королях (гоуs), они названы царь Давид, царь Соломон, что мы переводам как король Давид, король Соломон, и т.д. И они считают имя "царь" более поцляшным и говорят, что некогда богу было угодно удостоить этого имени Давида, Соломона и других, правивших домом Иуды и Израиля, а эти слова Tsisar и Kroll — всего лишь человеческое измышление, и это имя некто стяжал себе славными воинскими деяниями. Поэтому после того, как русский царь Федор Иванович снял начатую им осаду Нарвы и уполномоченные и послы обеих сторон собрались для заключения мира между Россией и Швецией, они более двух дней спорили о титуле: Федор хотел иметь титул императора, а шведы не хотели признавать его за ним. Русские говорили, что слово «царь» величественнее, чем «император»; и когда был заключен договор, что его всегда будут называть царем и великим князем московским, то каждая из сторон считала, что обманула  другую этим словом «царь». Так же величает его письменно польский король. Римский император титулует его императором, как делала покойная королева Елизавета  и как поступает король Великобритании. Король датский, великий герцог тосканский, король персидский и все азиатские короли именуют его всеми титулами, которые он принимает. Что касается турецкого султана, то я не знаю, как он его титулует, поскольку при мне между ними не было ни переписки, ни послов.
У этого Ивана Васильевича было семь жен, что противоречит их религии, не позволяющей жениться более трех раз, от которых у него было три сына. Ходит слух, что старшего он убил своей собственной рукой, что произошло иначе, так как хотя он и ударил его концом жезла с насаженным четырехгранным стальным острием (этот жезл в форме посоха никто не смеет носить, кроме императора; этот жезл великие князья принимали некогда от крымских татар как знак вассальной присяги) и он был ранен ударом, но умер он не от этого, а некоторое время спустя, в путешествии на богомолье. Вторым сыном был Федор Иванович, который унаследовал отцу. Третий, а именно Дмитрий Иванович, был от последней жены, которая была из рода Нагих .
Сказанный Иван Васильевич, прозванный Тираном (le Tiran), будучи неуверен в преданности своих подданных, испытывал их различными способами. Главный был, когда он возвел на императорский трон вместо себя царя Симеона, о котором говорилось выше, короновал его, передал ему все императорские титулы, а для себя приказал выстроить дворец сразу против замка, повелев называть себя великим князем московским. Он [Симеон] правил целых два года, занимаясь как внутренними делами, так и посольскими и другими внешними делами. Разумеется, сначала испросив у него [Ивана] совета, который значил столько же, сколько безоговорочный приказ. По прошествии двух лет [-Иван] отстранил его от власти и даровал ему большие имения.
После смерти своего старшего сына он женил второго сына, именно Федора, на дочери (так в тексте)  Бориса Федоровича, который был дворянин довольно хорошего рода, называемого московские дворяне (Devorenne Moscoffiqui), который мало-помалу приобрел милость императора Ивана, скончавшегося в марте 1584 года. После его кончины власть унаследовал сказанный Федор, государь весьма простоватый, которая часто забавлялся, звоня в колокола, или большую часть времени проводил в церкви. Борис Федорович, тогда достаточно любимый народом и очень широко покровительствуемый сказанным Федором, вмешался в государственные дела и, будучи хитрым и весьма сметливым, удовлетворял всех. Поэтому, после того как некоторые возроптали, что следует низложить сказанного Федора из-за его простоты, Борис был избран правителем страны. Считают, что с этих пор, видя, что у сказанного Федора креме дочери , скончавшейся трех лет от роду, больше нет детей, он начал стремиться к короне и с этой целью начал благодеяниями привлекать народ. Он обнес стеной вышеназванный Смоленск. Он окружил город Москву каменной стеной вместо ранее бывшей деревянной. Он построил несколько замков между Казанью и Астраханью, а также на татарских границах. Обеспечив таким образом расположение народа и даже дворянства, за исключением самых проницательных и знатных, он отправил в ссылку под каким-то предлогом тех, кого считал своими противниками. Наконец и императрицу, жену сказанного покойного Ивана Васильевича, с сыном Дмитрием выслал в Углич — город, удаленный на 180 верст от Москвы. Как считают, мать и некоторые другие вельможи, ясно предвидя цель, к которой стремился сказанный Борис, и зная об опасности, которой младенец мог подвергнуться, потому что уже стало известно, что многие из вельмож, отправленных им в ссылку, были отравлены в дороге, изыскали средство подменить его и поставить другого на его место. После он предал смерти еще многих невиновных вельмож. И так как он  не сомневался более ни в ком, кроме как в сказанном принце, то, чтобы окончательно избавиться, он послал в Углич погубить сказанного принца, который был подменен. Что и было исполнено сыном одного [человека], посланного их в качестве секретаря для матери. Принцу было семь или восемь лет от роду; тот, кто нанес удар, был убит на. месте, а подложный принц был похоронен весьма скромно. Вести, пришедшие в Москву, породили различные мнения; о них шептались и говорили по-разному. Борис, будучи извещен обо всем, приказал поджечь ночью главные купеческие дома и лавки и в разных местах на окраинах, чтобы наделать им хлопот до тех пор, пока волнение немного пройдет и умы успокоятся. Он сам находился там, чтобы распоряжаться тушением огня, и столько трудился, что можно было бы счесть, будто убытки для него очень важны. Затем, собрав всех, кто понес убытки, он сказал им длинную речь, чтобы утешить их и выказать сожаление об их потере, и пообещал испросить у императора для каждого из них некоторое вознаграждение, чтобы они могли вновь отстроить дома, и даже пообещал построить каменные лавки вместо прежних, сплошь деревянных. Он выполнил это так хорошо, что каждый остался доволен и считал за счастье иметь столь доброго правителя.
Наконец в январе 1598 года сказанный Федор скончался (некоторые говорят, что сказанный Борис был виновником его смерти). С этих пор он начал более, чем прежде, домогаться власти, но так скрытно, что никто, кроме самых дальновидных, которые, однако ж, не осмелились ему противиться, не заметил этого, так как он притворялся, что домогается для своей сестры, вдовы покойного Федора. Хотя это противоречит законам страны, которые не позволяют жить свободно ни одной вдове, я имею в виду вдов великих князей и императоров, но обязывают через шесть недель после похорон стать монахиней в монастыре. Он даже для виду отказывал тем, кто по совету императрицы приходил к его дверям или в палату Думы (Conseil) (куда  всякий волен входить во время междуцарствия). Итак, он заставил просить себя принять титул императора и, возражая, увещевал их, что они напрасно так спешат, что дело заслуживает более зрелого решения, что ничто их не торопит, ибо они в мире со всеми, и что империя останется в том же состоянии, в каком она была при жизни покойного, когда он же был ее правителем, до тех пор, пока они при зрелом рассуждении не выберут другого. Истина была, однако же, в том, что при нем страна не несла урона, что он увеличил казну, не считая городов, замков и крепостей, построенных по его повелению, а также заключил мир со всеми соседями. А для того он хотел надлежащим образом сдавать сословия страны (les Estats du pays), именно: по восемь или десять человек от каждого города, чтобы вся страна единодушно приняла решение, кого следует избрать, для чего нужно было время. Ибо, как он говорил, его желанием было удовлетворить всякого. В это время он распустил слух, что, по сведениям, полученным от пленников, приведенных казаками, сам татарский хан с большими силами идет разорять Россию. Узнав такую новость, народ стал более настоятельно просить его принять корону, которую он принял после многих возражений, что делает это против своей воли, так как есть много выходцев из более знатных родов, чем он, и обладающих большим правом на корону, и что он и без этого мог бы выказать свою отеческую любовь к народу, и с такой же заботой об общественных делах, как и прежде. Но раз народ так его желает и никто другой не желает вмешаться, он готов возложить на себя столь тяжкий груз. Но только после того, как будет дан отпор неверным, идущим с армией в сто тысяч человек опустошать империю, и они будут поставлены в подчинение, как и остальные соседи. С этих пор его называли титулами его предшественников.
Итак, чтобы осуществить вышесказанное, он велел собрать войско в Серпухове — городе, находящемся в 90 верстах от Москвы и расположенном на Оке, вблизи обычной переправы  татар, куда он отправился лично после того, как его сестра-императрица удалилась в Девичий монастырь (Devitsi Monasteri), расположенный в 3 верстах от Москвы. В июле был дан смотр армии; и по словам как иностранцев, так и русских, там присутствовавших, было пятьсот тысяч человек пеших и конных. Я добавлю — по меньшей мере, ибо Россия никогда не была сильнее, чем тогда. И поскольку это кажется неправдоподобным, я объясню далее порядок, который они применяют, чтобы выставлять столько людей, каким я его увидел и узнал. Но чтобы закончить эту войну, не нашлось другого неприятеля, кроме посла с примерно сотней людей, одетых по их обычаю в бараньи шкуры, но на очень хороших лошадях, явившихся для переговоров со стороны татарского хана, о чем Борис был хорошо осведомлен заранее. Эти переговоры принесли ему очень большую славу, так как он показал послу все военные силы России, приказав многократно дать залпы своей артиллерией, расположенной по обе стороны дороги шириной в две версты или около того, причем пушки были достаточно удалены друг от друга, а сказанного посла несколько раз провести между сказанными пушками, и наконец отослал его со многими подарками. Распустив после этого армию, сказанный Борис Федорович с великим триумфом явился в юрод Москву. Ходил слух, что татарский хан, прослышав о его приезде, не осмелился пойти дальше. И первого сентября 1598 года, что считается у них первым днем года, сказанный Борис был коронован.
Эта страна приняла христианство около 700 лет назад, прямо от епископа константинопольского. Они npидерживаются греческой религии. Они крестят детей, трижды погружая их в воду: во имя отца, сына и святого духа; затем, чтобы свидетельствовать крещение, священник вешает им на шею крест, взяв его у крестного отца, который носят до смерти. Oни верят в Троицу, однако отличаются от нас тем, что не признают, что святой дух исходит равно от отца и от сына, но только от отца, покоясь на сыне. У них много  икон, но совсем нет изваяний, кроме креста, так как все остальные-плоские изображения. Они говорят, что у них есть Дева Мария, писаная собственной рукой святого евангелиста Луки. Их самый главный покровитель- святой Николай. Кроме тех святых, которых они переняли из Греции, они канонизируют многих; но у них нет ни одной святой, кроме девы Марии. У них есть патриарх, поставленный при Иоанне Васильевиче патриархом константинопольским, есть, если я не ошибаюсь, пять архиепископов, много епископов и аббатов. Совершают таинства только священники, каковые священники женаты; по смерти своих жен они не могут более совершать таинств; если они не женятся снова, то могут сделаться монахам. Монахи не женаты, так же как патриарх, епископы и аббаты, и потому не могут ни совершать таинств, не есть мяса; каждый из них должен получать причастие у сказанных священников. Они причащают под обоими видами всех безразлично» духовных и мирян, после исповеди на ухо, обычно один раз в год. Если священник женится вторично, он становится мирянином. Они не признают никого крещеными, кроме крещеных по греческому обряду, хотя католиков избавляют от вторичного крещения. Они точно соблюдают праздники и самую пятницу так же, как воскресенье, хотя даже в самые великие праздники позволяют после полудня открывать лавки и делать необходимую работу. Они постятся в среду и пятницу, сверх того у них четыре поста в году, именно: великий пост, о котором скажем ниже, два других, каждый по пятнадцать дней, и четвертый, начинающийся за неделя до святого Николая и кончающийся в рождество, которые они соблюдают так строго, как только возможно, не едят ни яиц, ничего, происходящего от плоти. У них есть священное писание на своем языке, то-есть на славянском. Они весьма почитают псалмы Давида. У них никогда не проповедают, но по некоторым праздникам читают определенные главы Библии или Нового Завета. Однако невежество народа таково, что и треть его не знает Отче наш и Символ веры. Словом, можно  сказать, что невежество-мать их благочестия. Они ненавидят учение и особенно- латынь. У них нет ни одной школы, ни университета. Только священники учат молодежь читать и писать, что привлекает немногих. Большая часть их букв — греческие, и почти все их книги написаны от руки, за исключением нескольких печатных книг Библии и Нового Завета из Польши. Так как они научились печатать всего лишь десять-двенадцать лет назад, то рукописные книги и поныне более изысканно сделаны, чем печатные. Дважды в год реки и проточные воды там освящаются, и после оказанного освящения император и вельможи имеют обыкновение прыгать в воду, я даже видел, как для этой цели разбили лед, и император туда прыгнул. В день вербного воскресенья сажают на осла патриарха, который садится по-дамски, а если нет осла, то берут лошадь, покрывают ее белым полотном, так что видны только глаза, приделывают ей большие уши, и император ведет ее под уздцы к церкви вне замка, называемой Иерусалим, а оттуда ведет ее к церкви Богоматери. В этот день назначенные люди, срывая свое платье, устилают им дорогу, по которой следует процессия священников и других духовных лиц города. У них есть орден, членами которого становятся те, кто уже были соборованы маслом, но избежали смерти; они должны носить в продолжение жизни одеяние, отличное от других монашеских одеянии, и это почитается за великую святость. Жены этих последних могут вновь выходить замуж. Никто из иноверцев не может входить в их церкви. Патриарх, епископы и аббаты назначаются по воле императора. Все церковные дела решаются патриархом, если они не имеют особой важности, а в ином случае о них следует сообщать императору. Под любым предлогом муж разводится с женой, отправляя ее против воли в монастырь, которых там множество, и женится снова до трех раз.
Император дарует каждому свободу совести при отправлении обрядов и верований, за исключением римских католиков. Они не допускают у себя ни одного еврея с тех пор,  как Иван Васильевич, прозванный Грозным, приказал собрать всех их, сколько было в стране, и, связав им руки и ноги, привести на мост, велел им отречься от своей веры и заставил сказать, что они хотят окреститься и веровать в бога отца, сына и святого духа, и в тот же момент приказал всех их побросать в воду. Ливонцы, которые были взяты в плен тридцать восемь или сорок лет назад, когда сказанный Иван Васильевич захватил большую часть Ливонии и вывел всех жителей Дерпта и Нарвы в Московию, сказанные ливонцы, исповедующие лютеранскую веру, получив два храма внутри города Москвы, отправляли там публичную службу; но в конце концов из-за их гордости и тщеславия сказанные храмы по приказанию сказанного Ивана Васильевича были разрушены и все их дома были разорены без внимания к возрасту и к полу. И хотя зимою они были изгнаны нагими, в чем мать родила, они не могли винить в этом никого, кроме самих себя, ибо, не помня о произошедшем несчастии, о том, что они уведены со своей родины, имущество их отнято и они ввергнуты в рабство во власть совсем грубого и варварского народа, вдобавок управляемого государем-тираном, вместо того, чтобы смириться перед сказанными бедствиями, они вели себя столь высокомерно, их манеры были столь надменны, а их одежды — столь роскошны, что их всех можно было бы принять за принцев или принцесс, так как женщины, отправляясь в храм, одевались не иначе, как в бархат, шелк, камку и по меньшей мере — в тафту, хотя бы у них ничего больше не было. Основной барыш давало им право продавать водку, мед и иные напитки, на чем они наживают не десять процентов, а сотню; что покажется невероятным, однако же это правда.
И хотя ливонцы всегда были и будут такими, возможно, их для того и вывели в Россию, чтобы они обнаружили там свое тщеславие и заносчивость, которые в своей собственной стране они не смели выказывать из-за законов и правосудия. В конце концов, им были дано место вне города, чтобы построить, там дома и церковь, и с тех пор никому из  них не позволяется жить в городе Москве. Под властью русских находятся также татары, турки и персы, сверх того мордва и другие магометанские нации, исповедующие каждая свою религию, не считая сибиряков, лапландцев и других, которые не являются ни христианами, ни магометанами, но, следуя своим причудам, поклоняются разным животным, не принуждаемые в религии.
Они никогда не оставляют покойников на сутки, будь то государь или раб. Но если кто умрет утром, то вечером его хоронят. Чтобы оплакивать покойников, есть обычно множество женщин, которые вопрошают, зачем он умер: разве он не был любим императором, разве не было у него довольно добра, разве не было довольно детей, честной жены; либо, если это женщина, разве не было у нее доброго мужа, и подобные глупости. Затем надевают ему новую рубаху, чулки, башмаки вроде пантуфлей, колпак, затем кладут в гроб и предают земле в присутствии родственников и друзей. После погребения принимаются плакать над могилами, вопрошая, как прежде, затем уходят. По прошествии шести недель на могилу приходят вдова и близкие друзья и приносят туда еду и питье, и, вдоволь пролив слез, задав те же вопросы, съедают принесенные кушанья, раздавая нищим остатки того, что не смогли съесть. Так поступают в простом народе; но если речь идет о знатном, то сказанное пиршество происходит в доме после того, как близкие родственники возвратятся с могилы, над которой они произнесут те же вопросы сами или предоставят сделать это нанятым для того женщинам и раздадут нищим все, что принесли на могилу. И продолжают ежегодно совершать в память умерших сказанные пиршества. Через шесть недель женщина может снова выйти замуж, так как траур не длится более.                            далее



Источник: https:// www soika.pro /dok/ letopisi, hroniki, puteshestvija, dnevniki/ rus samobjitnaja/
Категория: Летописи, хроники, путешествия, дневники | Добавил: сойка-soika (29.05.2021) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 20 | Теги: СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И ВЕЛИ, жак маржарет | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar