Вс, 17.10.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

Описание земель

«ОПИСАНИЕ ЗЕМЕЛЬ»

АНОНИМНЫЙ ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ТРАКТАТ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIII в.

ВВЕДЕНИЕ

Средневековый латинский географический трактат «Описание земель» (Descriptiones terrarum), комментированный перевод которого на русский язык предлагается в настоящей работе, был открыт и впервые опубликован в 1979 г. американским исследователем Марвином Л. Колкером 1. Трактат примечателен необычным реализмом в изображении современной автору географической и этнической ситуации описываемых стран, крайней немногочисленностью характерных для средневекового землеописания античных реминисценций. Помимо сведений об островах на северо-западе и севере Норвегии, которые и вызвали интерес у М. Л. Колкера, увидевшего в одном из этих островов побережье Северной Америки 2, очень оригинальными являются известия о Прибалтике, занимающие большую часть трактата и анализировавшиеся в основном в польской историографии 3.

Трактат сохранился в составе рукописного сборника конца XIII века 4. Этот сборник, по-видимому, ирландского происхождения, в чем убеждают входящие в него Annales de Monte Fernandi, которые посвящены ирландской истории и рассказывают о событиях до 1274 г. включительно 5. Несколько приписок разного времени, обнаруженные   на страницах кодекса, показывают, что находился он постоянно в Ирландии (вде хранится и теперь) 6. Однако в самом тексте трактата никакой ирландской специфики с достоверностью обнаружить не удается. Своеобразие средневековой ирландской географической мысли в наиболее изученный период ее развития — VIII—XI вв. определялось причудливым сплавом античной учености и кельтского фольклора 7. В «Описании земель» следов этой традиции, скорее всего, нет. Резко отличается «Описание земель» и от более поздней (начало XIV в.) поэмы южноирландского автора Пьера де Гарбеле «Разделение мира», почти полностью скопированной с «Карты мира» французского поэта Пьера Бовезского (первая половина XIII в.) 8 и представляющей собой пример средневекового традиционного страноведения, основанного на сведениях древних авторитетов.

О самой же Ирландии в «Описании земель» говорится очень скупо: сочинение ориентировано прежде всего на описание неведомых земель, населенных язычниками, и по крайней мере можно заключить, что Ирландия таковой автору не представлялась. Единственное свидетельство о возможности ирландских контактов автора «Описания земель» — в том, что он явно подчеркивает значение рижской митрополии, где архиепископом во время написания трактата (см. ниже) был Альберт, прежде — архиепископ Армага в Ирландии 9.

Судя по начальной и заключительным фразам публикуемого текста, он был задуман как вступление к некоему сочинению о «происхождении, деяниях и обычаях» монголо-татар и, таким образом, может находиться в ряду очень популярной в середине и во второй половине XIII в. «монголоведческой» литературы. Опустошительные набеги монголо-татар на Восточную Европу в 1220— 1222 гг. и особенно в 1241—1242 гг., когда их передовые отряды подошли к Адриатике, вселяли ужас в европейцев, узнававших об этих событиях и со дня на день ожидавших приближения кочевых   орд к своим границам 10. Монгольское нашествие расценивалось как свидетельство о наступлении времен Антихриста. Сам этноним «татары» (tartari) мог трактоваться как «выходцы из Тартара» 11. Вместе с тем, как пишет Ч. Бизли, действия татар в Азии вызывали «ужас, смешанный с одобрением: эти новые гунны, столь же отвратительные, как и люди Аттилы, могли быть полезными для того, чтобы сокрушить мощь ислама» 12. Причиной тому были не только разгром Хорезма и взятие Самарканда в 1218—1221 гг., но и темные слухи о христианском вероисповедании монголов, позволявшие организаторам крестовых походов надеяться на их военную помощь в Палестине, а проповедникам — на присоединение к римской церкви новых народов и государств. Монголо-татарское завоевание Азии открывало и новые перспективы для международной торговли, пути которой были закрыты для европейцев мусульманскими властителями. Даже после возвращения миссии Гильома де Рубрука (1253— 1255 гг.), которая, по справедливому замечанию Р. Хеннига, «должна была положить конец заблуждениям французского короля и папы относительно желания монголов перейти в христианскую веру», в Парижском университете планировали организовать специальную кафедру монгольского языка 13.

Интерес западноевроейцев к монголо-татарам, неоднократные путешествия посланников и миссионеров к монгольским правителям имели огромное значение для развития средневековой географической науки, что позволило Р. Хеннигу охарактеризовать «полтора столетия между 1200 и 1350 гг. ... в основном как монгольский период в истории географических открытий» 14.

Мы не знаем, какие сведения о «тартарах» намеревался дать анонимный автор «Описания земель», был ли он сам участником какого-либо посольства в ставки монгольских ханов (как оставившие свои отчеты Плано Карпини, Бенедикт Поляк, Симон Сен-Кантенский, Гильом де Рубрук) или использовал материалы, собранные другими (как Винцентий Бовезский и Роджер Бэкон, которые включили «монголоведческие» разделы в свои энциклопедии). Можно наметить лишь весьма ненадежные связи «Описания земель» с сочинениями, явившимися результатом миссии Плано Карпини (1245—1247 гг.): как указал М. Л. Колкер, форма хоронима «Монгал» совпадает с употреблявшейся Плано Карпини 15, а своеобразное   обозначение страны света — «летний закат» (estivalis occidens) — находит соответствие в словоупотреблении польского францисканца С. de Bridia 16. Отметим и упоминание Антивари в Далмации (раздел 21), где Плано Карпини был архиепископом после возвращения из своего путешествия.

Итак, перед нами вступление к некоему более обширному труду о монголах — оторванное переписчиком от основного текста, либо попросту не имевшее продолжения. Вместе с тем, интересно, что переписчику этот отрывок представился вполне завершенным и самодостаточным. Дело в том, что памятники научной литературы, где в основе сюжета — последовательное повествование о географических и этнографических фактах известного мира, могли как входить в виде глав и разделов в исторические сочинения и труды широкой научно-дидактической проблематики, так и выделяться в особый поджанр средневековой научно-дидактической литературы: к примеру, географическое вступление к «Истории против язычников» Павла Орозия, являвшееся одним из наиболее авторитетных источников географической информации на протяжении всего средневековья, вычленилось и в самостоятельное произведение, озаглавленное «Описание земель» 17. Самостоятельность землеописательного раздела в составе энциклопедического или исторического произведения может подчеркиваться с помощью особых сигналов. Название одного из разделов «Сокровищницы» Брунетто Латини звучит следующим образом: «Здесь начинается карта мира, и вкратце описывает все области и места обитания людей» 18. В оглавлении, которое предпослал своему «Образу мира» Госсуэн, сообщается, что «Во второй главе начинается карта мира. Здесь речь пойдет о Великой Азии и земном Рае... В одиннадцатой главе, где карта мира кончается, будет рассказано о различных реках» 19. По функционированию в средневековой книжности нарративные «описания земель» можно сравнить с их картографическими аналогами (для обозначения обеих групп источников в средневековье мог использоваться один и тот же термин «карта мира», mappa mundi),   которые использовались в виде иллюстраций к средневековым рукописям, чаще всего исторического и энциклопедического содержания, и, если и были детерминированы текстом одного определенного нарративного произведения, нередко расставались с этим текстом в рукописной книжной традиции (карты в списках «Десяти книг об Александре» Готье Шатильонского, скопированные с карт к «Югуртинской войне» Саллюстия) 20.

Средневековые «описания земель» были призваны прежде всего показать арену действия исторических событий, loca in quibus gestae sunt 21 и именно поэтому они включались в состав исторических произведений. Да и сами «описания земель» — как нарративные, в том числе и публикуемое ниже, так и картографические, содержат информацию об исторических событиях от Сотворения мира (или от Великого потопа) до Страшного суда и, таким образом, являются как бы «пространственной проекцией» средневековой историографии 22.

В тринадцатом веке значительно повышается интерес западноевроейцев к географической проблематике, что было прежде всего обусловлено активным освоением географического пространства в эпоху крестовых походов. Сведения древних (позднеантичных) авторитетов, на которые в основном ориентировались ученые предшествовавших веков, постепенно начинают дополняться и корректироваться новой информацией, опирающейся на собственные наблюдения авторов и достоверные устные сообщения 23. Однако независимость от античного географического наследия, которую проявляет автор «Описания земель», кажется необычной даже на фоне самых реалистических землеописательных трудов этого времени (Гервазий Тильберийский, Роджер Бэкон). Отчасти такая независимость достигнута благодаря тому, что анонимный автор предпочел сконцентрировать свое внимание именно на хорошо известных ему, но неведомых античной традиции областях Восточной и Северной Европы (сенсационную гипотезу Колкера о знакомстве автора с Северной Америкой мы подтвердить, к сожалению, не можем 24), и почти ничего не говорит о   Великой Азии и Африке, описание которых занимало важнейшее место в сочинениях такого рода 25.

Собственные наблюдения автора явились основным источником прежде всего прибалтийских разделов «Описания земель». Об этом свидетельствуют разбросанные по тексту автобиографические замечания, позволяющие, в частности, делать выводы о датировке сочинения. Так, автор сообщает о том, что он присутствовал на крестинах некоего прусского вождя (1255 г.), где крестным отцом был чешский король Пшемысл Оттокар II (1253—1278), правящий, по словам автора, и доныне. Также автор говорит о своем присутствии на коронации Миндовга (Миндаугаса), великого князя литовского (около 1253 г.), причем не упоминает ни об отпадении Миндовга в язычество (около 1260 г.), ни о его гибели в 1263 г. На основании этих данных издатель М. Л. Колкер датировал трактат временем «между 1255 и 1278 гг., или, возможно, около 1255 г.», поскольку события примерно этого года оказываются для автора особенно актуальными и значимыми 26. К. Гурски принял как terminus ante quern 1260 г. (отпадение Миндовга) 27; дополнительное подтверждение этой датировке предложено Б. Охманьским: согласно его мнению, из того факта, что автор использовал летоисчисление по годам понтификата Александра IV, следует, что писал он при жизни папы, умершего в 1261 г. 28

Из текста «Описания земель» мы узнаем также о том, что автор «с товарищем» начал крестить ятвягов; другой (?) его товарищ, Войслав, проповедовал в «Белой Руси» (по-видимому, северная Русь). Автор проявляет самый живой интерес к вопросам обращения язычников в христианскую веру, рисуя картину активной миссионерской деятельности на восточных берегах Балтики. Историки, исследовавшие эти известия анонима, сходятся в том, что принадлежал он к одному из нищенствующих орденов — доминиканскому или францисканскому. Отдельные высказывания анонимного автора могут быть с большой степенью правдоподобия истолкованы как антикрестоносные (например, разделы   5 и 10, где, вероятно, высказывается предпочтение проповеднического слова мечу Тевтонского ордена). В этом случае его позиция согласуется со взглядами его выдающегося современника — философа и географа, францисканца Роджера Бэкона 29. Как отметил К. Гурски, не менее красноречиво и полное умолчание автора о самих крестоносцах (открыто критиковать политику которых, получившую поддержку папы, он, по-видимому, не хотел), наряду с подчеркнуто положительной оценкой миссии Христиана д'Оливы. Значение «Описания земель», по мысли Гурского, и в том, что этот памятник представляет не-крестоносную (уничтоженную?) историографию миссионерской деятельности среди пруссов 30.

Попытки судить об этнической принадлежности автора, исходя из формы используемых в «Описании земель» имен собственных, оказались менее продуктивны. Итог этим попыткам был, как нам представляется, удачно подведен Е. Охманьским: топононимы, этнонимы и личные имена почерпнуты автором от разных информаторов как славянского, так и немецкого происхождения 31.

В литературе предлагались и конкретные идентификации автора «Описания земель» с тем или иным участником христианской миссии у пруссов. Наиболее основательные доводы были высказаны в пользу доминиканца Генриха, епископа ятвягов 32, однако и эта кандидатура вызывает определенные возражения: присутствие Генриха на коронации Миндовга не находит подтверждения в других источниках 33. Таким образом, вопрос об атрибуции «Описания земель» пока не нашел своего решения.

Ниже публикуется текст «Описания земель», его перевод на русский язык 34 и комментарий. Текст приводится по изданию М. Л. Колкера. Из примечаний издателя здесь сохранены лишь те, в которых оговариваются особенности рукописи. Нумерация разделов принадлежит издателю.

Приношу глубокую благодарность А. В. Подосинову за редактирование перевода.




«ОПИСАНИЕ ЗЕМЕЛЬ»
АНОНИМНЫЙ ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ТРАКТАТ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIII в.            
НАЧИНАЕТСЯ ОПИСАНИЕ ЗЕМЕЛЬ

(1) 1 Дабы узнать о том, откуда произошел, как рассеялся и какие обычаи имеет народ, именуемый татарами, следует (вначале) отметить, что обитаемая земля разделена на три основные части. Это явствует из различных исторических сочинений. Сыновья Ноя — Сим, Хам и Иафет — по смерти отца заселили их и заполнили своими потомками. Это (во-первых) Азия, принадлежавшая сынам Симовым. Она берет начало у великой реки Ефрат и ограничена восточным океаном. (Затем) Африка. Ею завладели сыновья Хама; начинается она от провинции Сирии и гор Амана и Либана, а к концу подходит там, где заход во время зимнего солнцестояния. (Потом) Европа, также называемая областью севера. Ее получили сыновья Иафета.

(2) 2 Начинается она от сицилийских и сирийских гор Тавр и Аман и простирается между востоком летнего солнцестояния и северной стороной тех краев, где расположена земля татаров Монгол, что прояснится из дальнейшего. (Далее она) направляется к океану (в стороны) летнего и пасхального захода и заключает в себе западную церковь.

(3) 3 Сама эта часть, то есть Европа, по мнению некоторых также разделяется надвое, то есть на церковь восточную и западную. Западная начинается от Италии включительно.

(4) 4 С нею на севере, через море Венетийское, соседит земля унгаров. Ее населяют славы, ранее называвшиеся хунами, а после, войдя в центр ее, завладели ею хунгары. В ней некогда было пастбище римлян.

(5) 5 К Хунгарии присоединяется с северной стороны часть восточной Польши, за которой следует Прусция, также с севера омываемая пресным морем. Ее обращение началось благодаря богоугодному мужу Кристиану, первому епископу той земли, из ордена цистерцианского, причем без меча, но через благодать крещения.

(6) Отсюда на западе расположена большая часть Польши, называемая Померания, с ее северной стороны — морское побережье.

(7) 7 А с востока, по направлению к Руссии, к ней же примыкает Йетвезия. Я с товарищем начал ее крестить. За Прусцией следует Замбия на севере, там тот же язык; приблизительно на севере она выходит к морю.

(8) 8 Пятый король богемцев Примиций, который ныне правит, принял крест и лично с помощью большого войска подчинил ее владычеству христиан, и одному вождю названной земли, восприяв его из священной купели, дал свое имя. Было это в моем присутствии, то есть в первый год понтификата господина Александра IV.

(9) 9 Они, как и прутены, за богов почитали особые рощи. Усердно следовали гаданиям. А мертвых с конями, оружием и лучшими платьями сжигали, веря, что смогут всем этим и прочим, что сжигается, пользоваться в будущей жизни.

(10) 10 К Замбии присоединяется Курляндия, которая изгибается к северу и омывается морем с южной, а также западной стороны. С восточной же стороны располагается земля язычников, называемая Самоита. Без меча там никогда не проповедовали.

(11) 11 А от нее на восток — граничащая с Русцией земля Лектавия. Ее первый король Мендог принял крещение. В бытность мою там он короновался, и, принимая от Римского престола свое королевство, оставил своим потомкам поступать так же, только бы они не меньшее усердие прилагали для свершения такого дела.

(12) 12 Упомянутые Лектавы, Йетвезы и Налсаны с легкостью крестятся, потому что христианские няньки их выращивают с колыбели. Так что мы сможем в безопасности среди них пребывать.

(13) 13 За Курляндией на севере следует Ливония. Там архиепископ с семью епископиями, из коих четыре в Пруссии и три в Ливонии. В эту страну купцы принесли начало ее спасения. Гонимые бурей, они попали в большую реку, которая называется Дуна и которая течет из областей Русции. И увидели народ простой и незлобивый. Осторожно и не торопясь они получили согласие на то, чтобы воздвигнуть на острове упомянутой реки изгородь из камней вокруг небольшого двора, дабы ни волки, ни разбойники не тревожили по ночам ни их самих, ни скот, в тех местах ими приобретенный. И, приготовив цемент, начали (возводить) достаточно прочный замок. А видевшие сие местные жители говорили так: «Позволим этим людям воздвигнуть камни, а когда дело будет закончено, обвяжем крепчайшими канатами, запряжем в них быков и лошадей и в одно мгновение все опрокинем на землю». Когда же с названным снаряжением явились, и оказалось, что много своих людей потеряли от стрел противника, то посовещались и заключили с купцами вечный мир. И таким образом христиане стали там распространяться.

(14) 14 К этой земле примыкает Хестония, более отклоняясь к северу, она расположена под Арктуром. С южной стороны она также омывается морем. С западной стороны за ней следует Бирония.

(15) После к ней же примыкает королевство Швеция, как с юга, так и с запада; оно отклоняется в сторону севера и летнего заката. И затем сразу же будет королевство Норвегия, оно простирается как в направлении севера, так и на северо-запад.

(16) 16 Человеку неопытному нелегко поверить, сколь велика протяженность этого королевства в длину и ширину, особенно если учесть, что в ее крайней области, близ северной стороны летнего заката, от середины мая до примерно конца июля солнце почти не заходит. Во время летнего солнцестояния кажется, что солнце, взойдя из самого моря-океана в северной стороне, проделывает посреди ночи путь в своем зодиаке подобно тому как Альпы в воздух поднимаются, или же на высоте одного стадия, если бы такое можно было измерить в воздухе.

(17) В северной части этой страны высочайшие горы, поросшие лесами. Там изобилие проворнейших белых оленей, которых лучше ловить силками нежели собаками. В этой части страны нет ядовитых гадов. Там много китов, это такой вид рыбы, они, если начнется шторм, вцепляются своими разросшимися зубами в каменную скалу, а когда море неожиданно отступает, эти зубы по причине китовой тяжести вырываются.

(18) 18 Также в ней расположены два отдаленнейших острова, к западу и северу. Там холодно, и люди из-за отсутствия древесины обычно разводят огонь из разных костей рыб и животных, обмазывая их рыбьим жиром. У них принято иметь много овец и скот.

(19) 19 Кроме того, в северной части названной страны есть остров, открытый в наши времена. Плавание туда и обратно на двойном корабле занимает около пяти лет. Этот остров обширен, там весьма много народу, однако язычников. В песке рек, а также моря, находят в больших количествах лучшее золото. Они в летнее время не знают ночной темноты, зимою же света лишены совершенно. Однако около Рождества Господня, как (говорит) тот, кто там два года пробыл и кто до сих пор живет в королевстве Дания, все там слабым светом надземной зари с севера чудесным образом освещается.

(20) 20 Удостоверено, что к югу от названной Норвегии помещаются острова Англия и Скоция. Иберния же располагается между, югом и летним закатом. Отсюда очевидно явствует, как и земля Святого Якова Испания и Провинция расположены, а также каким образом наша западная церковь находится между Средиземным морем и вышеназванными землями, причем из нее не исключены христианские острова моря.

(21) 21 Восточная же церковь начинается от Греции, либо Сервии, которая названа так потому, что служила Греции. Она от рода славянского, включает в себя Антеварию, и, простираясь через всю Грецию, оканчивается на востоке в горах Скиликии и Сирии, о коих выше было упомянуто.

(22) А простираясь со стороны севера, прилегает к Булгарии. Та же соседит с севера с Русцией. Две эти земли, то есть Сервия и Булгария, с западной стороны прилегают к королевству хунгаров.

(23) 23 Прусция же, касаясь части Хунгарии, одной границей, идущей на север, примыкает к Полонии, Йетузии, Латувонии, затем (граница) направляется между севером и летним закатом, проходя Лецию, Ливонию и Эстонию. И так дотягивается до запада, до язычников карилов, которые граничат с королевством нортманнов.

(24) 24 Упомянутые карилы — лесные люди, очень грубые. Завидя приближающихся гостей-чужеземцев — например, купцов — тотчас же уходят со всей семьей в лес. Гости же могут свободно пользоваться всем, что найдут в домах, ничего, однако, с собою не унося. А вот если унесут с собой разные шкуры, которых там изобилие, а те, вернувшись домой, это приметят — тогда сразу же созывают толпу и нападают на тех гостей, как на врагов.

(25) 25 Один из них слушал брата Ваислана, моего товарища, проповедовавшего в Белой Русции, и уговаривал отправиться с ним к указанным карилам, при чем заверял, что тот без сомнения снищет их Богу истинному через крещение и понастроит там церквей сколько пожелает.

(26) Итак, все земли от Русции и Греции включительно, протягивающиеся на восток между нашим Средиземным морем и северным океаном, входят в пределы восточной церкви.

(27) 27 Итак, следует знать, что упомянутое трехчастное членение земли должно рассматривать, учитывая (расположение) средоточия всей земли, где и пророки проповедовали, и Господь в середине ее послужил спасению многих. Это — Святая Земля.

(28) 28 В ее северной, которая также называется Европой, обитали пятнадцать поколений Иафета сына Ноя, как гласят истории. Пророк Иезекииль открывает (нам), что от их корня в конце времен произойдет народ наихудший и жестокий, то есть Гог и Магог, и говорит в гл. 38: «Сын человеческий! обрати лице твое к Гогу в земле Магог» и далее: «Не так ли? в тот день, когда народ Мой, Израиль, будет жить безопасно и ведая? И пойдешь с места твоего, от пределов севера, — ты и многие народы с тобою, все сидящие на конях, сборище великое и войско многочисленное, в последние дни» и тому подобное.

(29) 29 Об этом говорит мастер Гуго, что два народа согласно Писанию грядут со стороны севера, чтобы в конце времен покарать неверных, как и верных. Пока же представляется неопределенным, эти самые придут или другие.

(30) Определенно же (известно) то, что из тех мест никогда прежде, при том что прошли (многие) века, такая масса народу не выходила, и на разные части света не нападала без устали и с таким многочисленным войском. Впрочем, теперь я о татарах и о том, как они появились, вкратце поведаю.

(пер. Л. С. Чекина)

Комментарии

1. Принцип трехместного членения ойкумены, который использовался в большинстве средневековых географических описаний, был, вероятно, предложен еще ионическими философами V в. до Р. X., однако в средние века он толковался в связи с рассказом о сыновьях библейского Ноя (Бытие 9.18—10.32), каждый из которых получил в наследство одну из частей света. Ср.: Brown L. A. The Story of Maps. Boston, 1950. P. 96, 103, 309. См., например: Isidorus Hispatensis. Etymologiae // PL. 1850. T. 82. Col. 328 (IX.2.2). В нашем сочинении форма изложения этого принципа достаточно оригинальна и пока не позволяет указать какой-либо определенный источник в рамках античной и средневековой землеописательной традиции.

2. Сицилия — Киликия («В Киликии Тавр». См.: Richard de Saint-Victor. Liber excerptionum / Ed. J. Chatillon. P., 1958. P. 126). Однако ср. ниже, разд. 21, где в том же топониме также представлено начальное а-. Монгал — хороним, употреблявшийся также Плано Карлики (Collier M. L. Ор. dt Р. 721. N. 8; Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. М., 1957. С. 37 (5.1.1)).

3. Судя по словам автора, он не первый применил в географическом описании принцип разделения Европы на две части — восточную и западную —по конфессиональному признаку. Источники, на которые он, возможно, ссылается, нами не обнаружены. Согласно исследованию X. Лемберга, противопоставление востока и запада стало существенным для политической географии Европы лишь в период между Наполеоновскими войнами и Крымской войной, вытеснив более значимое в прежние века противопоставление европейского севера и юга. См.: Lemberg H. Zur Entstehung des Osteuropabegriffs im 19. Jahrhundert: Vom «Norden» zum «Osten» Europas // Jahrbucher fur Geschichte Osteuropas. 1985. B. 33, H. 1. S. 48—91. Однако, ср. понятие Europe orientalis в источнике 1308 г.: Коновалова И. Г. «Описание Восточной Европы» 1308 г. как источник по истории Карпато-Дунайских земель // Вопросы источниковедения и историографии истории СССР: Дооктябрьский период. М., 1981. С. 6—25.

4. Сходная информация, в том числе и словосочетание «пастбище Римлян», встречается в венгерских хрониках (ср., например, «Деяния венгров» нотария Белы Ш. гл. 9: Шушарин В. П. Русско-венгерские отношения в IX в. // Международные связи России до XVII в. М., 1961. С. 141), восходящие к утерянному протографу второй половины XI в., которым, по мнению М. Л. Колкера, мог пользоваться автор «Описания земель» (Cotter М. L. Op. cit. P. 713—714. Not. 14). Идентификация гуннов со славянами, вероятно, принадлежит автору нашего сочинения и является результатом неверного понимания венгерского источника (ср. текст нотария короля Белы Ш). О взаимодействии славянской и венгерской культур на территории средневековой Венгрии см.: Vaha Z. Mad'ari a Slovene ve svetle archeologickych nalezu X.—XII. stoleti // Slovenska archeologia. 1954. T. 2. S. 51—93.

5. Христиан де Олива, миссионер в Пруссии примерно с 1207 г., епископ Пруссии в 1215—1245 гг.; см. о нем: Canivez J. М. Christianus d'Oliva // Dictionaire d'histoire et de geographic ecclestastique. 1953. V. 12. Col. 772.

7. Йетвезия — страна ятвягов, см.: Kamihski Л. Jacwiez — terytorium, ludnosc, stosunkl gospodarcze i sporeczne. Lodz, 1953. Замбия (Самланд) — в ХШ в. одна из «земель» пруссов, на территории нынешнего Калининградского п-ова, исторический «центр прусского ареала». См.: Кулаков В. И. Земля пруссов и «прусские земли» // Балто-славянские исследования. 1985. М., 1987. С. 95—101.

8. Пшемысл Оттокар П, чешский король (1253—1278), предводитель крестового похода против пруссов в 1254—1255 гг. О крещении прусского вождя в 1255 г. именем Оттокар рассказывается также в чешских анналах, посвященных деяниям Пшемысла Оттокара (см.: Cotter М. L. Op. dt. P. 713; 722. Not. 18). Попытка Г. Лабуды на основе сопоставления фрагментов этих анналов и «Описания земель» сделать вывод о непосредственной генетической связи между ними и даже атрибутировать их одному автору, оказалась мало обоснованной (Labuda G. Op. cit. S. 258—259; ср.: Stop/to JC Op. cit. P. 252. Przyp. 27).

9. Этот рассказ подтверждает и дополняет сведения о балтийском язычестве и в частности о погребальном обряде, сохранившиеся в письменных источниках (Бартоломей Английский, Петр из Дусбурга, Христбургский договор), в археологических и фольклорных материалах; см., например: Mannhardt W. Letto-preussische Gotterlehre. Riga, 1936; Пашуто В. Т. Образование Литовского государства. М., 1959. С. 105—109; Кулискаускене Р. К. Погребения с конями у древних литовцев // Советская археология. 1953. Вып. 17. С. 211—222; Топоров В. Н. Заметки по похоронной обрядности: К 150-летию со дня рождения А. Н. Веселовского // Балто-славянские исследования. 1985. М., 1987. С. 10—52 (особ. с. 19 и далее).

10. Курляндия — страна куршей, на территории Латвии. Самоита — Жемайтия; в заключительной фразе раздела, вероятно, содержится осуждение миссионерской концепции Ордена в Прибалтике. (Ср. выше, разд. 5; ср.: Gbrski К. Descriptiones. S. 14). См.: Zajaczkowski S. Studia nad dziejami Zmudzi wieku XIII. Lwow, 1925.

11. Миндовг, великий князь Литовский, крещен около 1251 г., коронован ок. 1253 г. В ответ на просьбу Миндовга, Папа Римский в булле от 6 марта 1255 г. признал его сына законным наследником королевской власти; см.: Ochmahski J. Op. cit. S. 109. Миндовг вернулся в языческую веру около 1260 г. и был убит в 1263 г.

12. Налсаны — соответствует терминам Nalsen в немецкой Reimchronik конца XIII в. и «Земля Налыцанская», «налыцаны» Ипатьевской летописи (ср.: Вальтер Э. А. Где искать землю Нальщанскую Ипатьевской летописи // ЖМНП. 1900. № 5. С. 195—201), т. е. «Описание земель» подтверждает существование племени нальщан, по-видимому, слившегося с Литвой в течение XIII в. (Ochmahski J. Op. cit. S. 108—109). Христианские няньки —вероятно, русские или польские пленницы (Ibid. S. ПО; Giedroyc M. The Arrival of Christianity in Lithuania // Oxford Slavonic Papers. N. S. 1985. Vol. 18. P. 11). Слово poterimus — «сможем (пребывать)» историки Гурски и Лабуда почему-то переводят прошедшим временем, а Охманьски — сослагательным наклонением, и из этого неверного перевода делают вывод о пребывании автора «Описания земель» среди всех перечисленных народов. Наш перевод совпадает с тем, который дает Стшельчик. Ср.: Gorski К. Descriptiones. S. 9; Labuda G. Op. cit, S. 258; Ochmahski J. Op. cit. S. 110; Strzelczyk J. Op. cit.S. 65.

13. Мы принимаем предложенное Гурским исправление indigne на indigeni. Параллельное место М. Л. Колкер указал у Генриха Латвийского; Генрих сообщает об Икескольском (Икскюльском) замке, построенном ливами по инициативе будущего первого епископа Ливонии Мейнарда, который «прибыл в Ливонию вместе с купцами»: «В это время соседние язычники семигаллы, услышав о постройке из камня и не зная, что камни                         далее



Источник: https:// www soika.pro /dok/ letopisi, hroniki, puteshestvija, dnevniki/ rus samobjitnaja/
Категория: Летописи, хроники, путешествия, дневники | Добавил: сойка-soika (27.05.2021) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 15 | Теги: описание земель | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar