Вт, 26.10.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

О Тверском летописном материале в рукописях XVII века

О ТВЕРСКОМ ЛЕТОПИСНОМ МАТЕРИАЛЕ В РУКОПИСЯХ XVII ВЕКА

1.В 1908 г. в предисловии к изданию Ипатьевской летописи А. А. Шахматов упомянул о рукописи Толстовского собрания № 145, как содержащей соединение текста Тверского сборника с текстом хроники Феодосия Софоновича 1. В каталог Толстовского собрания «летописец» этот был занесен под именем «Хронографа» потому, очевидно, что он начинался словами «Хронограф, глаголемый летописец русский»
2. Свое мнение о составе рукописи А. А. Шахматов повторил в статье «Летописи», напечатанной в «Новом энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона; в этой же статье он указал на специальное исследование А. Рогозинского
3. Автор этого исследования обратил внимание на отпечаток записи исчезнувшего листа толстовской рукописи № 145 (F. IV, 214), разобрал текст отпечатка, согласно которому составителем рукописи был эконом Киево-Печерского монастыря Пантелеймон Кохановский, занимавшийся летописным делом в 1680-1682 гг. А. Рогозинский разобрал аналогичный отпечаток и в другой Толстовской рукописи – № 157 (F. IV, 215), показывающий, что составителем и этой рукописи был тоже П. Кохановский. В той же статье автор установил признаки родства обеих рукописей (№ 145 и 157) по составу, хотя подчеркнул, что толстовская № 157 является «вполне самостоятельной летописной компиляцией» 4.

Знакомство с рукописью № 145 оставляет впечатление, что перед нами текст позднего списка Тверского сборника, измененный значительным количеством вставок. Основной источник, из которого сделана вставка, отразился и в толстовской рукописи № 157. Таким образом, изучению тверского текста, сохранившегося в рукописи № 145, должно [27] действительно предшествовать сравнение рукописи № 145 с рукописью № 157 5.

В настоящей заметке я поделюсь некоторыми наблюдениями над текстом Тверского сборника в рукописи № 145. Будем условно называть этот текст Тверского сборника Толстовским списком Тверского сборника. Список этот был близок к Погодинскому и Забелинскому, но ближе стоял к Забелинскому.

Ряд известий, имеющихся в Толстовском списке и в Забелинском, отсутствует в Погодинском. Так, в Погодинском после слов «иже суть подо мною Руси» до слов «зберуть за месяц» пропущен длинный текст, имеющийся в Толстовском и Забелинском, текст из договора с греками, связанные с ним сведения и известия 6480-6488 гг., кончая словами «пождете, даже вамъ куны»... (Толст., л. 50 об.; Погод. 1414, лл. 27-28; ПСРЛ, т. XV, стр. 72). Под 6644 г. в Погодинском списке нет известия, сохранившегося в Толстовском и Забелинском: «Того же лета поставлен бысть Смоленску епископъ Маноилъ скопецъ, а другии скопецъ Феодоръ поставленъ бысть Володимерю» (Толст., л. 185, ср. Погод., лл. 82-82 об.). Под 6749 г. в Толстовском (л. 303 об.) и Забелинском списках, в отличие от Погодинского, после слов «с новогородци приидоша» написано: «вси здорови». Под 6798 г. в Толстовском и Забелинском после слова «княгыною» прибавлено «Оксимиею» (ср. Погод., л. 149 об.). В конце 6847 г. в Толстовском и Забелинском указан не июль, а ноябрь месяц. Под 6913 и 6914 гг. в Погодинском отсутствует пространный текст, сохранившийся в Забелинском и Толстовском 6. Вместе с тем, можно сомневаться в том, что Толстовский список восходит к Забелинскому, а не к общему протографу всех трех списков. Можно отметить известие, находящееся в Забелинском, но отсутствующее и в Толстовском и в Погодинском; под 6913 г. читаем: «на страстной недели въ велики пятокъ пожаловалъ князь великан Иоаннъ [28] своего брата князя Василия оуделомъ» (л. 191). С другой стороны, мы имеем, по-видимому, в Толстовской рукописи кусочек текста Тверского «летописца», которого нет ни в Погодинском, ни в Забелинском. Под 6957 г. в Погодинском и других «летописцах» с тверским текстом сообщается о пожаре в «граде» Твери: «...а зажгли его Ростопчины дети Ива[н]ко да Степуря». А ниже под тем же годом в Погодинском: «Князь великии Борисъ. Александровичь, Ивань кадаствер». В рукописи явно фраза испорчена и не кончена. Оказывается, что она не кончена и в Забелинском списке. Но там говорится, что Борис Александрович «велел Иванка да Степурка...». На этом фраза обрывается, причем оставлено далее 1½ строки чистыми. Можно думать, что писец не разобрал слов в оригинале, где они могли быть зачеркнуты.

В Толстовской же рукописи в этом месте мы читаем: «Княз[ь] же великии Борисъ Александровичь повеле Иванка и Степуру изимавъ въврещи въ огнь» (л. 413 об.). Естественно, встает вопрос: не сохранил ли в данном случае Толстовский список чтение общего протографа всех трех списков?

Следует вообще иметь в виду, что в Толстовском списке есть известия, которых нет ни в Забелинском, ни в Погодинском списках, ни в Толстовской рукописи № 157, ни в известных мне списках Хроники Софоновича. К ним относятся известия: под 6590 г. о смерти половецкого князя Осеня, под 6592 г. – о князе Давыде, как Всеволод дал ему Дорогобуж, под 6865 г., на лл. 335об.-337 – описание чуда Алексея; под 6910 г. – о смерти князя Олега Рязанского (л. 395; ср. Погод., лл. 65 и 169); под 6991 г. слова: «учинися между ими гневъ и распра» (л. 419). Кроме того, под 6463 г. после слов «и бе тогда царь именемъ» у Толстовской № 145 читаем: «по Стриковского сведительству Иоанъ Земиска или Цимисхиа, а по летописанию преподобного Нестора Печерскаго Константине Леоновъ сынъ...», причем первые три слова заключены в скобки.

Вместе с тем, в Толстовском списке видны некоторые результаты редакторской обработки рукописи Тверского сборника. Так, и в Забелинской и Погодинской рукописях отдельно от Тверского «летописца» переписано «Сказание о донском бою и хвала великому князю...» и т. д. В Толстовской же рукописи № 145 это Сказание введено в текст и помещено вместо «Писания Софония рязанца» (см. Толст. № 145 на лл. 349 об.-354 об.).

Наконец, в Толстовском списке исключен совсем текст Предисловия летописца княжения Тверского: после слов «Того же лета преставися князь Олегъ Рязанской» сразу следует: «В лето 6911. Князь великии Иоанъ Михайловичъ Тверскии постави город названный Опоки...» и т. д. Всего вероятнее, что текст здесь был сглажен тоже рукой составителя рукописи. В тексте Тверского сборника это «Предисловие летописца княжения Тверского» попало явно не на свое место.

II

Особый тверской летописный источник отразился в поздней компиляции «летописца» второй половины XVII в. «Летописец» хранится в ГПБ под шифром: Q. IV, № 216. Когда-то он принадлежал Н. М. Карамзину; рукопись была пожертвована в числе других рукописей в Государственную библиотеку его сыновьями 7.

Летописец Q. IV, № 216,по-видимому, восходит к более раннему оригиналу. Сохранился другой «летописец», по данным бумаги и почерка – [29] первой половины XVII в., близкий по составу к Карамзинскому «летописцу» № 216. Это – «Летописецъ о великихъ княжениихъ», хранящийся в ЦГАДА, ф. 181, под № 617/1127. После заголовка читаем, как и в «летописце» № 216: «Егда бысть по Ноеве потопе разделение языком во время столпотворения»... и т. д. Летописец № 617/1127 содержит близкий к нашему «летописцу» текст, в частности – рассказ о Бравлине, о словенской азбуке, о войнах Рюрика в Кореле и т. п. К сожалению, конца рукописи недостает, и обрывается «летописец» № 617/1127 на словах под 6901 (1393) г.: «Того же лета князь великий Олег Рязанский ходил воиною к Любоцку, а без него Литва пришед Рязань повоевала...» (л. 127 об.).

У нас нет данных для суждения о том, когда составлен был «летописец», представленный рукописью № 216. По ряду показаний он хранит в своем составе источники сравнительно ранние. Так, один из источников «летописца» № 216 совпадал с оригинальным источником статей, предшествующих Воскресенской летописи 8. Заметна близость некоторых известий «летописца» № 216 к списку Царского Софийской 1-й летописи, а частью к Львовской и Софийской 2-й 9. Не исключена возможность, что среди источников «летописца» № 216 была Степенная книга. Под 6731 г. и на полях против текста 6524 и 6587 гг. есть ссылки на «степени», а под 6999 (1491) отмечено, что некоторых еретиков казнили «смертью»: «...а иных казнити повеле смертию на показание инемъ» (л. 310 об.); может быть, объясняется это тем, что в Степенной книге под 6999 г. говорится о событиях более поздних.

Обращает на себя внимание нить тверских известий. Последним из них является рассказ о взятии Твери в 6994 г. или, может быть, рассказ под 6998 (1490) г. о смерти «князя великого» Ивана Ивановича, «удельного Тверского», и о казни лечившего его врача Леона. Согласно последнему известию, происхождение которого нам не ясно, Леон был подвергнут пытке и «сказал, что велела опоити великого князя Ивана жена его княгиня Елена, и князь великии мистру голову отсещи, а княгиню послалъ в заточение» (л. 309) 10.

Рассказ о взятии Твери под 6994 г., когда там был посажен Иван Иванович, повествует о пире: великий князь дал своему сыну «град Тверь и всю Тверскую землю великому князю Ивану Ивановичю в вотчину», Иван Иванович 18-го в воскресение въехал в Тверь и «сотворил честенъ [30] пир отцу своему и дядии своеи и всемъ княземъ и бояромъ и великому всему воинству, созвав на пир тверского епископа Васьяна и всехъ тверскихъ князей и бояр, и пироваху светло, благодаряху бога и разыдоша[ся] каждо во своя» (лл. 305-305 об.).

Пропускаем тверские известия под 6975 и 6969 гг.; они имеются и в Московской летописи конца XV в. (ПСРЛ, т. XXV) и могли попасть из другого источника. Но под 6934 г. читаем в «летописце» № 216 следующий тверской текст: «Того же лета преставися князь великий Иван Михайловичъ Тверский и сяде на его место на великое княжение сынъ его князь Александръ и вскоре преставися, и сяде на его место на великое княжение сынъ его князь Юрье Александрович и сиделъ 4 недели и преставися и сяде на его место братъ его, на великое княжение, князь Борис Александрович, а племяннику своему князю Ивану Юрьевичю дал в уделъ город Зупцов 11. Того же лета мор бысть в Тверской земле и потом на Москве. Того же лета князь Борис поималъ дядю своего князя Василия Михайловича Кашинского» (лл. 254 об.-255).

Н. М. Карамзин приводит данный текст с небольшими пропусками в т. V, гл. III, прим. 258 своей «Истории» без точного указания на источник; очевидно, он цитирует из рукописи № 216.

Кашинское известие находим, далее, под 6911 г. нашего «летописца»: о том, что великий князь Иван Тверской послал рать на Кашин «на брата своего на князя Василия», что тот ушел к Москве и великий князь Василий Дмитриевич их помирил 12. Под 6835 г. говорится, что Федорчукова рать стояла «во Кашине, землю Тверскую выпустушили, а град не взяли» (л. 128); последнее утверждение противоречит показаниям других летописей и может быть объяснено ложным патриотизмом кашинского автора. Заметим , что тверские известия встречаем также под 6908, 6826, 6812 (?), 6778, 6773 гг.

В «летописце» № 216 немало нижегородских и новгородских известий 13. Под 6883 г. приведена азбука, составленная Стефаном Пермским для пермяков, а под 6977 г. в сообщении о рати, посланной зимой великим князем на черемисов, прибавлено: «лыжную» 14.

Летописец кончается рассказом о совещании, которое состоялось в сентябре под руководством митрополита Зосимы. Значение этого совещания определялось тем, что в августе кончался семитысячный год, когда многие ожидали конца мира, и нужно было решить вопрос о составлении новой пасхалии.

III

Внимательного изучения заслуживает публикуемый ниже фрагмент Тверской летописи из летописного сборника XVII в. Музейского собрания Государственного исторического музея № 1473 15. [31]

Сборник № 1473 – без переплета; содержит 167 листов в 4°; писан, скорописью и полууставом XVII в.; водяной знак – голова шута. Рукопись реставрирована местами в XVII в., листы 2, 3, 4, 11 подклеены другой бумагой, и на ней списан текст почерком XVII в. На первом, чистом листе запись: «Летописец росиискаго государства, како зачася».

Состав сборника: лл. 2-2 об. «Оглавление книги сея. Глава I. Времянникъ рускои от великаго князя Рюрика по степенемъ»... и т. д.; лл. 3-11. «Сказание откоуду зачася Руское и Полское государьство и о зачатии града Словена, иже ныне великии Новъградъ». Нач.: «В лето от создания света 2244-го во второе лето по потопе...». Текст обрывается на л. 11, на словах: «и поиде на Русь з двема браты своими с Трувором и з Синеусомъ» (последние три слова написаны на подклеенной бумаге); л. 11 об.– чистый; лл. 12-140 об. «Владимера и семени его праведнаго, иже мнози от них мужеска полу...» (небольшое предисловие к летописному тексту, озаглавленному подзаголовком: «о князех великихъ всеа Росии»). Летописный текст обрывается на л. 140 об. на словах недописанной фразы известий 6980 г.: «...тогда же великому князю выгнати...»; лл. 141-141 об. – чистые, лл. 142-143. «Как разделилась Руская земля с Литовскою землею и Польша отошла от великих князеи и от рускихъ людеи». Текст обрывается на словах: «а коруна польская по римскому языку короли словут, а по русскому великие князи...» (часть л. 143 оставлена чистой); л. 143 об.– чистый; лл. 144-155. Фрагмент Тверской летописи. Нач.: «В лето 6822. Преставися Василеи...» и т. д. Кон.: «... и божиею волею преста мор» (около ¾ л. 155 оставлено чистым); лл. 155 об.-156 чистые (на л. 156 написано: «порховские род князеи»); лл. 157-167 об. «Князь великии Всеволод нареченныи Димитрии...» и т. д. (родословные материалы русских и литовских князей и русских бояр).

Содержание летописного фрагмента на лл. 144-155 не оставляет сомнения, что перед нами тверской летописный текст. Но что он представлял собой? Известно, что тверских летописных сводов до нас не дошло. Тверской летописный материал сохранился в составе иных летописных компиляций. Только сравнительный анализ летописного материала позволил установить существование тверских летописных сводов, т. е. сложных по составу тверских летописных памятников 16. Изучение публикуемого ниже фрагмента подтверждает выводы нашего исследования 1926 г. Перед нами в Музейской рукописи часть именно тверского летописного свода, составитель которого пользовался материалом не только тверским. Мы видим в сочетании с тверскими известиями не-тверской материал, часть которого, по данным других рукописей, мы еще в 1926 г. относили к составу тверского свода. Так, под 6822 г. в Музейской рукописи есть известие о смерти князя Василия Александровича Брянского. Имеется оно и в Рогожском летописце и в Тверском сборнике, и притом в такой же краткой редакции и в соседстве с теми же тверскими известиями. Находим его и в [32] Никоновской летописи. Под 6831 (6832) г. в Музейской находим известие с точной датой о смерти князя Бориса Даниловича, похороненного во Владимире. Это сообщение имеется также в Никоновской летописи и после такого же тверского известия (о женитьбе Александра Михайловича), но в Никоновской нет точной даты. Под 6834 г. в Музейской – о после Ахмуте и Иване Даниловиче, о разорении городов, захвате пленных и сожжении Ярославля. О том же читаем и в Никоновской под 6830 г., а в Рогожском и Тверском сборнике несколько короче: нет сведений о г. Ярославле. Под 6834 г. в Музейской написано, что в Москве была заложена церковь Успения. В той же краткой редакции это известие находим в Рогожском летописце и в Тверском сборнике и то же – перед сообщением о получении Александром Тверским великого княжения. Под 6836 г. в Музейской помещено известие, что «треслась» земля в Великом Новгороде. В такой же краткой редакции читаем известие в Рогожском летописце и Тверском сборнике и в соседстве тоже с известием о Константине. Под 6837 г. в Музейской – о том, что вышел из Орды на великое княжение Юрий Данилович (очевидно, по описке, вместо Ивана Даниловича) и «бысть тишина христианом» и т. д. В Тверском сборнике и Рогожском летописце известие это имеется в более полном виде под 6836 г. Под 6839 г. в Музейской читаем о смерти Александра Суздальского. В такой же краткой редакции под тем же годом и в соседстве с теми же тверскими известиями стоит запись эта в Рогожском летописце и Тверском сборнике. Под 6840 г. в Музейской – о движении великого князя Ивана к Новгороду. В Рогожском и Тверском об этом нет. Под 6841 г. в Музейской – о походе Димитрия Брянского с татарами на Смоленск. Известие имеется под тем же годом и в Рогожском летописце, а под 6842 г.– в Никоновской летописи. Под 6843 г. в Музейской – о смерти князя Федора Галицкого. В той же краткой редакции читаем об этом в Рогожском летописце и в Никоновской летописи под 6843 г. и также перед сообщением о приходе Федора Александровича из Орды. Под 6848 г. в Музейской читаем о пожаре в Смоленске. Известие имеется и в Никоновской летописи с датой: «на Преображениевъ день». Под тем же годом в Музейской – о смерти Глеба Святославича [33] в Брянске «от коморников». В Рогожской и Никоновской летописи под тем же годом сообщается, что «коромольники» брянцы убили Глеба Святославича 17; в Тверском сборнике под 6849 г., что Глеба убили «[про]клятии брянци».

Кусок тверского летописного свода мог быть списан в Музейскую рукопись не полностью, а выборочно или с пропусками. Далеко не все тверские известия, имеющиеся в Рогожском летописце и Тверском сборнике, находим и в Музейской рукописи (см., например, известия 6835-6839 гг., 6844-6847 гг.). Весьма интересно, что часть известий Музейского списка близка к редакции Рогожского летописца и Тверского сборника, а часть, в более подробном изложении, сближается с текстом Никоновской летописи (см., например, под 6825-6827 гг., 6830-6831 гг., ср. под 6828 г. о Благовещении).

Но было бы ошибочно думать, что ставитель фрагмента Музейской рукописи заимствовал свой текст из Никоновской летописи, Тверского сборника и Рогожского летописца. В Музейской рукописи в ряде случаев, при сравнении с названными летописями, обнаруживаются расхождения, детали тверских известий или известия, которых нет ни в Рогожском летописце, ни в Тверском сборнике, ни в Никоновской летописи. Так, под 6823 г. рассказ Музейской рукописи близок к Рогожскому, но названы татары – «Олтон, Темир» (ср. имена татар в Никоновской), а в конце о «победе» прибавлено: «на мясопустнои недели, а у великаго князя мало бысть пакости»; этого нет в Рогожском, Тверском сборнике и Никоновской летописи. В помянутых летописях нет и следующих хронологических указаний о пожаре в Твери под 6823 г.: «в пяток на ночь светающя суботе на средокрестнои недели» (Муз.). Под тем же годом в Музейской отмечен мор на скот, о чем нет в Рогожском, Тверском и Никоновской летописи. Под 6831 г. в Музейской в несколько иных выражениях, чем в Никоновской (под 6828 г.), говорится о после Ба[и]дере (в Муз.: «много пакости церквамъ и людем татбою в Володимире»). Под 6833 г. (ошибочно, вместо 6829 г.) в Музейской приведена точная дата рождения сына князя Александра («на сырной недели в четверток февраля»), которой нет в Рогожском, Тверском и Никоновской летописи, причем в Музейской сын назван не Львом, а Леонтием (?). В Музейской имеется также дата отбытия князя Димитрия Михайловича в Орду («в великии пост на средокрестной недели»). Под 6840 г. в Музейской рассказано о пожаре в Пскове и о том, что великий князь Иван «на зиму» пошел ратью к Новгороду и вернулся от Торжка; об этом не говорится в Рогожском и Тверском сборнике. В Никоновской о походе Ивана Калиты изложено иначе, согласно новгородской записи, как явствует из сравнения Никоновской летописи с Новгородской 1-й.

Эти данные подтверждают наш прежний вывод о том, что в Рогожском летописце и Тверском сборнике отразилась сокращенная редакция тверского летописного свода.

Фрагмент Тверского летописного свода на лл. 144–155 рукописи Гос. исторического музея. Музейское собр. № 1473.

В лето 6822. Преставися Василеи князь Брянскии Александровичь. Того же лета приидоша новгородцы ратию ко Твери и пожгоша села за Волгою; и пояша к себе Юрья Даниловича, и Юрья посла брата своего |л. 144| Афонасия, а самъ иде к Москве. [34]

6000 всмъсот 23. Бысть благовещение светлыя недели во вторникъ по пасце. Того же лета прииде великии князь Михаило из Орды, а с нимъ Татарове сильны 18, Олтон, Темир, со многими Татары; и иде к Торжку с Татары и со князи Суздальскими, бишася с новгородцы у Торжку, и поби велики 19 князь новгородцы; и побиша новгородцевъ боле 1000 и пожже пригородокъ, а новгородцы бежаша в Новгородъ, а из Новагорода предашася. И повеле князь имати их, и яша Даниловича Афонасия и другаго князя Феодора Ржевского и бояръ их и кто надобенъ князю, а иных омиривъ посади, а Кремликъ 20 повеле рознести. А сия победа бысть февраля въ 30 день 21 во вторникъ, на мясопустнои недели, а у великаго князя мало бысть пакости. Марта в 19 день, в пятокъ на ночь, светающи суботе на средокрестной недели, зажегся град Кремликъ во Твери и множеством людей погашенъ бысть, и згоре боле 20 дворов. Месяца того же въ 28 день недельныи преподобный /л. 144 об./ епископъ Тверскии Андреи остави свою епископию и иде в монастырь. Тогда же великии князь Михаило собра вои многи, иде к Новуграду, и лихия его вожи заведоша его в лихия места, и князь возвратися вспять и много бысть пакости в полку его, а у иных кони помроша. Того же лета мор бысть на скотъ 22. Того же лета пред великимъ заговениемъ причтенъ бысть епископъ Варсонофеи Тверскии. Прииде князь Юрьи ис Татары 23, приведе посла сильна именемъ Кавгадыя, и срете его великии князь Михаило у Костромы, а с нимъ вси князи Суждалстии; и стояще у Волзе реке много время и, сослався с Кавгадыемъ, уступися 24 великаго княжения Михаило, а самъ поеха во свою отчину во Тверь и заложи большои Кремликъ. Toe же осени бысть знамение на небеси сентября въ 17 день в суботу: в полобеда явися круг над градом над Тверью, мало не ступися на полунощь, имущъ три лучи, два к востоку, а третеи на запод. Toe же зимы Юрьи князь с Кавгадыемъ и со всеми князи Суздальскими поиде с Костромы к Ростову, а от Ростова к Переславлю /л. 145/ и много зла творя христианомъ. А из Переславля в Дмитров, а из Дмитрова в Клинъ. А в то время приидоша новгородцы в Торжекъ на великого князя Михаила, в помощь князю Юрью и стояще 6 недель в Торжку, ссылаючися со княземъ Юрьемъ, укладаючи срокъ как поити ко Твери: Юрью князю от Волока, а новгородцы от Торжку. Изыдоша новгородцы из Торжку, начата воевати по рубежу, а великии князь Михаило не дождався сроку их поиде противу имъ и бысть им бои под Торжком, не мало и убиша новгородцев 200 человекъ и начата ссылатися к великому князю с челобитьемъ и, вземъ миръ, поидоша в Новгород; а Юрьи князь с Татары и со всею Суздальскою силою почаша воевати Тверскую волость, села пожгоша и святыя 25 люди в полонъ поведоша и приидоша близ града за 15 верстъ и стояще на месте том 5 недель, а всего мотчания во Тверской земли 3 месяца. И ездиша послове от Кавгадыя к великому князю Михаилу 26 много с лестию, и не бысть между ими миру. И поиде Кавгадыи к Волзе и Юрий князь и вси суздальстии князи и стояху на пере /л. 145 об./ возе у Волги. А великии князь Михаило, совокупя свою силу мужи тверичи и [35] кашинцы, поиде противу Юрья, а Юрья ополчися противу, и ступишася полцы обои, и бысть сеча велика. Пособи богъ великому князю Михаилу, многи же избиша, а князи многи руками изымаша и приведоша во Тверь, а княгиню Юрьеву скончаша 27, а Юрьи князь бежа в Новград в мале дружине; а Кавгадыи повеле дружине своеи и стяги поврещи, а сам нелюбуя 28 поеха в станы. Се же бысть декабря въ 22 день, на память святыя мученицы Анастасии, в четвергъ, в годину вечернюю, за три дни рожества Христова, а в пятокъ великии князь Михаил, видевся с Кавгадыемъ, взя миръ и поя его во Тверь з дружиною и, почтив его, отпусти. Toe же зимы прииде князь Юрьи с новгородцы к Броду, и изыде ему противу великии князь Михаило и взя мир. Toe же зимы великии князь Михаило посла сына своего Костянтина во Орду.

6826. Посла великии князь Михаило Алексу Марковича посольством на 29Москву29 о любви, и уби его Юрьи /л. 146/ князь и прия нужную смерть; и бысть между имя 30 нелюбие. Того же лета поиде в Орду князь Юрьи Даниловичь с Кавгадыемъ. Toe же осени, сентября в понедельникъ светающу, загореся Тверь город и множеством людей угошенъ бысть; и погоре большая половина города, а церквеи 6. Дошедшу же Орды князю Юрью, а с нимъ начальнику всего зла беззаконному и треклятому Кавгадыю, наставляеми и учими диаволом, начата вадити на великого князя Михаила беззаконному царю злая глаголющи: «Князь Михаилъ по городом собра многие дани, хощет в Немцы итти,а х тебе ему не бывать». Разгнева же ся царь, повеле сына его Константина гладомъ морити, и затвориша единаго в храмине. Сему же бывшу, нецыи рекоша ко цареви: «ты уже его убиешь, отцу его не бывать к тебе», и повеле его пустити 31.

И приеха во Орду благоверныи князь и 32сходяшу ему32 к морю Сурожску, иде же течетъ Донъ река, сентября в 6 день на память чюдеси архистратига Михаила, и по обычаю одари князи и царицу, после самого царя. Бывшу же блаженному Михаилу /л. 146 об./ во Орде единъ месяцъ, рече царь рядцемь своимъ: «что ми есте молвили до князя Михаила, судите его сь Юрьемъ». Судивше же, не рекоша праведно, но виною рекоша ко царю, оболгаша. В девятую неделю поставиша и связана на суд и осудивше и, тако рекоша ко царю: «достоин есть Михаило смерти». Наутрия же, в субботу, возложиша сухо от тяжка древа на выю святаго Михаила. Бывшу же ему в таковой нужди и в безмернои тягости 26 днеи за рекою за Теркою, под градомъ Тетяковым, под великими горами под Яскими и Черкаскими, на реце на Севенчи. Рано в среду востал блаженный Михаило и повеле начати иереови утренню и часы, сам же прилежно послушаше, со многими слезами и горькимъ воздыханиемъ. Потом повеле начати правило святого причащения и, поя самъ по книгамъ, со многимъ умилениемъ моляся и, скончавъ, седе, председящу у него сыну его Костянтину. И рече блаженный: «дайте ми псалтирь, яко печальна ми есть душа», и разгнув обреете /л. 147/ псаломъ: «внуши боже молитву мою», и проче е 33 до конца, в тои бо часъ прииде ответъ от царя на убиение его. И се единъ от предстоящихъ его вскочи в вежу и рече: «се, господине, Кавгадыи и людие едутъ от Орды прямо твоей вежи». Святыи же рече: «вемъ на что едут, на мое убиение», и вборзе отпусти сына своего к царице. Кавгадыи же и Юрьи [36] сседоша у торгу, близъ вежи блаженнаго, а убиицъ послаша. Посланции же убиицы, яко лютии зверие, немилостивии кровопиицы, напрасно вскочивше в вежу, блаженный же стоя в недоумении. И похватиша созади святаго и удариша и велми и позложиша на вежу и проломися стена; он же паки воспрянув. И мнози похвативше повергоша его на землю и бияху пятами и се, единъ от беззаконных убиицъ, именем Романецъ, извлекъ великъ ножъ, удари в сердце блаженнаго в десную страну и вихляя ножемъ отрезая 34 сердце. И тако предастъ духъ свои в руце божии блаженный и христолюбивыи и великии князь Михаилъ, по еуангельскому слову прия нужную смерть за христианы и за отчину свою, ноября въ 22 день, на память святаго апостола Фили /л. 147 об./ мона, среду въ 6 часъ дне. Оттоле князь Юрьи посла честное и святое тело блаженного князя Михаила, привезше, к Москве, положиша в церкви святого Спаса 35.

Лета 6831 36. Прииде князь Юрьи из Орды и с нимъ князь Костянтинъ Михайловичь и боляре отца его. Того же лета приеха Прохор владыка Ростовский и Ярославский и 37князь37 Стародубскии, зовуще князя Александра ко князю Юрью в любовь по целовании ихъ. А князь Александръ во Володимир на Петров день приеха, кончал со князем сь Юрьемъ честно, еже и святое тело великаго князя Михаила, отца своего, вземше с Москвы привезоша во Тверь сентября въ 6 день, на память чюдеси архангела Михаила. Тогда изыде весь народ во стретение ему, епископъ Варсунофии со игумены и презвитеры и диаконы с кандилы и со свещами и черноризцы мнози и княгиня его Анна с сыны своими со княземъ Димитриемъ, со Александром, с Василиемъ и боляре и вси людие, плачь велик сотвориша и рыдание много. И вземше тело блаженнаго стра /л. 148/ дальца принесше во град и пение над ним надгродное певше, положиша в церкви всемилостиваго Спаса. Сеи благоверныи и христолюбивыи великии князь Михаил Ярославичь, внукъ великаго князя Ярослава Всеволодовича, бяше телом преболии человек, крепокъ и сановитъ вельми и 38смысленъ паче многихъ, взоръ имыи38 и грозенъ и преудивленъ излишше всякого человека, страшенъ бывъ ратным, во мнозех временах показа мужество свое, добронравие, всегда божиимъ пособиемъ одолеваше ратнымъ. Слава о немъ проиде в далныя страны, богу тако прославляющу своя угодники. Бяше бо святыи и блаженный из детска боголюбивъ и смиренъ зело, в сладость послушая божестьвенных книгъ по вся дни, нищих любя и правду, воздая честь епископом и попом 39, паче же любя черноризицъ и падая потребная имъ. Бе бо самъ воздержанъ от пиянства, тем и любимъ бе материю своею княгинею Ксениею, бяше же не преслушаяся ни во едином словеси; ревность же имея в сердцы божественную часто воспоминати подвиги и терпение и мучение, иже пострадаша /л. 148 об./ веры ради Христовы, желая самъ тоя же чаша испити; темъ и сподоби богъ единаго за много народа христианска прияти блаженную смерть; аще же веры ради убиенъ бысть блаженныи, яко же святии мученицы, но по заповеди, исповеждь 40во еуангелии рече40: «больши сея любви несть, иже кто положит душу свою за други своя». Заповедь божию христолюбивыи князь со успехом сконча, неуклонно шествуя за порученное ему богом люди и тако радуяся причтенъ яко верныи строитель своему [37] владыце. Toe же зимы к великому говению оженися князь Александръ Михаиловичь.

Преставися князь Борис Даниловичь маия въ 29 день и положен бысть в церкви святыя богородицы в Володимире. Того же лета к Филипову заговению оженися князь Констянтинъ 41 Михаиловичь у великого князя у Юрья Софиею и венчанъ бысть на Костроме. Тое же зимы за князя Димитрия Михайловича приведоша княжну Марию из Литвы, Гедимонову дщерь, и венчанъ бысть в церкви все /л. 149/ милостиваго Спаса епископомъ Варсонофиемъ. Тое же зимы приходил из Орды Бадера ко князю Юрью и много пакости 42 святымъ церквамъ и людем татбою в Володимире.

В лето 6833. Приезжал в Кашинъ Гончаръ татаринъ з жидовином з должником и много тягости учинили Кашину. На ту осень князь Юрьи со всею силою низовскою и суздальскою собрався в Переславль, хотя 43 х Кашину иттит[ь]. Князь же Димитрии Михаиловичь з братиею со Тверскимъ полкомъ и Кашинскимъ противу ему изыдоша к Волзе, и кончавъ мир меж ими владыко Андреи, и разыдошася кождо во своя си. Toe же зимы князь Юрьи, поимав сребро у Михаиловичев выходное по докончанию, и не шол противу царева посла, но ступил с сребром в Новград великии. А у Александра князя родися сынъ именемъ Леонтии на сырной недели, в четвертокъ февраля.

В 44лета44 6834. Поиде благоверныи великии князь Димитрии Михаилович 45 во Орду в великии постъ на средокрестнои недели, а на Русь выиде посолъ силенъ от царя, именем Ахмут по Юрья князя, а с нимъ князь 46 Иван Даниловичь /л. 149 об./ и по низовскимъ городом много зла сотвориша христианом, овехъ посекоша, а иных без числа в полонъ поведоша, Ярославль весь град пограбиша и огнем пожгоша. Тое же осени седе на великом княжении Димитрии Михаиловичь. Заложена бысть церковь каменная святыи Феодоръ во Твери. Того же лета февраля въ 14 день преставися Андреи епископъ Тверскии во своемъ монастыре на Шоше у святыя Богородицы, а на завтрее владыка Варсонофии со игумены и с попы оттоле принесоша ко всемилостивому Спасу и с надгорбнымъ 47 пением положиша во святеи церкви Введения, в малой церкви. А великии князь Димитрии во Орду пошел. Того же лета совершена бысть церковь святыи Феодоръ; а на зиму князь Юрьи Даниловичь мертвъ бысть во Орде. Того же лета заложена бысть на Москве церковь святыя богородицы Успения. 6834 48. А великии князь Дмитрии Михаиловичь во Орде убиенъ бысть, а брату его Александру дано великое княжение и пришед седе на великое княжение. /л. 150/ Того же лета благоверная княгиня Мария пострижеся в черницы. По том, летом маломъ минувшимъ, за умножение грех ради наших, богу попустившу, диаволу вложившу злая в сердца беззаконнымъ Татаром глаголати беззаконному царю: «аще не погубиши князя великаго Александра и всехъ князеи рускихъ, то не имаши власти над ними». И беззаконный и треклятыи и всему злыи начальникъ Шевкал, разоритель христианскии, отверзъ скверная уста своя глаголати, дияволом учимъ: «Господине царю, аще ми велиши и я иду и разорю христианство, а князеи их избию и княгиню и дети их к тебе приведу». И повеле [38] ему царь сотворити тако. Беззаконныи же Шевканъ 49 приемъ ответ от царя и поиде в Русь со многими Татары и прииде во Тверь.                  далее



 

Источник: https:// www soika.pro /dok/ letopisi, hroniki, puteshestvija, dnevniki/ rus samobjitnaja/
Категория: Летописи, хроники, путешествия, дневники | Добавил: сойка-soika (27.05.2021) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 22 | Теги: о тверском летописном материале в р | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar