Вт, 26.10.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

Хроника польская, литовская, жмудская и всей Руси. том 1 книга 6

ХРОНИКА  ПОЛЬСКАЯ, ЛИТОВСКАЯ, ЖМУДСКАЯ И ВСЕЙ РУСИ  МАЧЕЯ СТРЫЙКОВСКОГО
По изданию 1582 года
ТОМ I
Варшава, 1846
КНИГА ШЕСТАЯ
Глава 1. О смерти Ярополка и о жестоких, частых и постоянных раздорах русских князей и их войнах за киевский стол.
О польской войне с Русью.
Глава 2. О битве с русскими князьями под Галичем и о поражении их от поляков.
Глава 3. О разграблении Киева и о поражении рязанского князя.
О междоусобиях Галицкого княжества.
Глава 4. О поражении половцев и разграблении Киева.
О возведении владимирского князя Романа на галицкое княжение  с помощью поляков.
О поражении половцев и о киевских междоусобиях.
Глава 5. О тиранстве Романа, князя Владимирского и Галицкого, русского монарха, и о походе его на Польшу.
О битве под Завихостом с Романом, князем владимирским и галицким, и о убиении его.
Глава 6. О разорении русских княжеств литовцами и жмудинами и о первых упоминаниях о них у историков.
Глава 7. Живибунд Дорспрунгович, литовский князь после Кернуса Куносовича и жмудский князь Монтвил Гимбутович.
О междоусобиях между русскими князьями, набегах на Русь литовцев и о их поражении.
Глава 8. О короновании Коломана, сына венгерского короля Андрея, на королевство Галатское или Галицкое и Владимирское, о его изгнании и о поражении венгров и поляков от руси.
О поражении русских князей от поляков.
Глава 9. О первом пришествии скифов или татар в те поля, где они ныне осели, изгнав и выбив половцев, а затем и русских князей поразили и приневолили.
Глава 10. О литовском походе на русские княжества и о их поражении от руссаков.
О значительном и прибыльном походе литовцев и жмудинов с княжичем Эрдзивилом в завилийскую сторону на Русь и о захвате Новогрудка, Бреста, Мельника и других русских замков.
Глава 11. Первые повяты и фамилии в Литве.
О поражении Кайдана, царя Заволжского, гетмана Бату или Батыева, от Эрдзивила над рекой Днепром, где в него Пеперец впадает.
Глава 12. Мингайло Эрдзивилович, князь литовский и русский, в Новогрудке второй, а в Полоцке первый.
Князья Мингайловичи: Скирмунт Новогрудский и Гинвил Полоцкий, первый христианин в Литве.
Полоцкий князь Борис Гинвилович.
Глава 13. О битве и о победе Скирмунта над князем Луцким.
Глава 14. О Куковойте Живибундовиче, князе Жмудском и Литовском.
Глава 15. О поражении Балаклая, царя Заволжского, от Скирмунта.
Жмудский и литовский князь Утенус.
Князья Скирмунтовичи: Тройнята, князь Новогрудский, Подляшский и Повилийской Литвы, Любарт, князь Карачовский и Черниговский и Писсимунт, князь Туровский и Стародубский, с помощью других русских князей поразили султана Курдаса, царя Заволжского.
Глава 16. Рингольт Альгимунтович, первый великий князь Литовский, Жмудский и Русский, и как он наголову поразил русских князей над Неманом.
Книга шестая
                               Ясновельможному пану
пану Миколаю Монивиду Олехновичу
Дорогостайскому ,
воеводе полоцкому,
старосте волковысскому, шерешовскому и прочее,
арендатору гординскому и прочее
Глава первая
О смерти Ярополка и о жестоких, частых и постоянных раздорах русских князей и их войнах за киевский стол
В году от Господа Христа 1140  киевский князь Ярополк Владимирович, красноречивый и хитрый, бойкий и в ссоре, и в совете, который под Галичем с помощью уловки и хитрой засады одолел и поразил непобедимого Болеслава Кривоустого , заплатил естественный долг смерти, которая сама устроила ему хитрейшую ловушку, умер и погребен в Киеве в церкви Святого Андрея. А на его место заступил и занял киевский престол его родной брат Вячеслав. Русская хроника Винцентия Кадлубка и Меховский (гл. 17, стр. 80).
Всеволод, князь Киевский. Но вскоре в Киев прибыл Всеволод Ольгович с войском, Вячеслав испугался и не пожелал вступать с ним в битву и обоюдно лить христианскую кровь ради временного пребывания на киевском престоле. Митрополит помирил их таким образом, что Вячеслав уступил Киев и взял в удел Туровское княжество, а Всеволод мирно овладел Киевской монархией и потом с обычными церемониями был возведен на престол.
Игорь, князь Киевский. Потом Всеволод, единовластный киевский князь, процарствовав шесть с половиной лет, умер в году Господнем 1147, 12 июля , а Игорь, сын его, после него овладел престолом Киевской монархии. Киевляне же против Игоря Всеволодовича, своего господина, призвали переяславского князя Изяслава (Мстиславича).
Изяслав, князь Киевский. Когда тот с войском приблизился к Киеву, Игорь выступил против него с братом Святославом, но, увидев великую его мощь, оба бежали с поля, не затевая битвы. А Изяслав, князь переяславский, въехал в Киев и занял княжеский стол. Через четыре дня Игорь Всеволодович был пойман и приведен к Изяславу. Тот отослал его в Переяслав и держал там в оковах, а потом, как Игорь сам попросил, постриг его в чернецы и определил в монастырь. Из князя Игорь стал чернецом.
Междоусобная битва русских князей за Киев. Узнав об этом, другие русские князья: Георгий, брат Ярополков (Юрий Долгорукий), Олег, Ростислав и Святослав, побуждаемые ненавистью и завистью, восстали против Изяслава, князя Киевского и Переяславского, желая свергнуть его с киевского престола. А когда двинулись против него объединенными силами, Изяслав с войском, которое тоже имел наготове, встретился с ними, не дожидаясь осады, и с обеих сторон полегло много побитых русских полков. В конце концов, побежденный числом врагов и видя свое войско погромленным, Изяслав метнулся к Киеву, а оттуда, взяв с собой жену и сына, бежал в Луцк.
Георгий, князь Киевский. А князь Георгий победителем въехал в Киев и сел на престол деда своего, а Переяслав, наследственное княжество изгнанного Изяслава, отдал своему сыну Ростиславу.
Потом, в том же 1147 (1149) году, князь Изяслав начал собирать новое войско против Георгия, который выгнал его из Киева. За великие подарки он призвал на помощь также князя Болеслава Кудрявого, монарха Польского, Краковского и Мазовецкого, и его брата князя Генриха Сандомирского, а за деньги немало набрал и венгров. Длугош, Меховский (кн. 3, гл. 21, стр. 96) и Кромер (кн. 6, стр. 99, издание второе).
Чемерин (Cemerin). А когда на помощь ему подтянулись братья Болеслав Кудрявый и Генрих с польским войском, а также венгры, они расположились лагерем у Чемерина, где провели целую зиму, но из-за праздности (gnusnosci) и трусости Изяслава ничего годного не сделали. Никчемность вождя и гетмана. И весной польские князья и венгры, распустив войско, разъехались по своим странам (1150).
Никчемный (gnusny) Изяслав осажден. Узнав об этом, киевский князь Георгий собрал войско с двумя своими сыновьями, Ростиславом и Андреем, с братом Вячеславом и с другими русскими князьями, своими помощниками, и осадил Изяслава в Луцке, мощно штурмуя со всех сторон. А когда тот через галицкого князя Владимира попросил мира, киевский князь Георгий учинил с ним примирение на тех условиях, чтобы Изяслав поклялся более с ним не враждовать.
Водная битва русских князей на Днепре. Но уже вскоре это примирение нарушил, ибо когда умер переяславский князь Ростислав, сын Георгия, князь Изяслав, собрашись с лучанами и волынянами, решил захватить Переяслав и завладеть им. И, приготовив для этого много ботов (batow) и больших и малых лодок, пустился по Днепру. И когда киевский князь Георгий хотел закрыть ему перевоз (przewozu) с помощью половцев и других князей, они сошлись с обеих сторон в ладьях в жестокой битве на Днепре. Потом в водной битве князь Изяслав со своим дядей (strijem) Вячеславом и горожанами волынскими и луцкими разгромил и поразил Георгия, князя киевского, половцев и других князей, его помощников, так что князь Георгий с сыновьями и с половцами едва утек и заперся в Переяславе (1151).
Изяслав вернул утраченный Киев. А Изяслав с дядей своим Вячеславом после этой победы овладел Киевом, и с еще большим войском гонясь за Георгием, крепко осадил его и его сыновей в Переяславе, штурмуя так долго, что Георгий, притихший и притиснутый, должен был присягнуть на новых условиях и уступить Переяслав Изяславу. Изменчивость ветреной Фортуны. И когда сделал это, князь Изяслав дал ему мир и отпустил на волю с сыновьями. И, разместив своих рыцарей в Переяславе, отъехал в уже отбитый своими рыцарями Киев.
Счастье в делах на диво переменчивым бывает:
Побежденный сражается и побеждает;
Он был изгнан, сам Юрия прежде изгнав,
Но вернул обе свои столицы: Киев и Переяслав.
Чего не мог добиться с помощью венгров и поляков,
То сполна вернул с помощью волынских казаков,
Проиграв битву на земле, выиграл ее на воде.
Бог своих верных всегда утешит в беде.
Сапогинь (Sapuhojno), где галичане перерезали венгров. А когда на помощь отцу Изяславу, князю Киевскому, его сын Мстислав привел нанятых за деньги венгров, галицкий князь Владимирко, улучив момент, когда после дневной попойки у Сапогини венгры ночью валялись пьяные, как скотина во время спячки, всех перебил, перерезал и прикончил, ибо Мстислав не мог их, перепившихся, разбудить. Меховский пишет: Omnes tanquam pecora trucidavit (весь скот был забит). Пьянство в войске приносит беду (szkodliwe).
Князь Владимир разбит венграми под Галичем. Это подвинуло князя Изяслава второй раз послать своего сына Мстислава с большими подарками в Венгрию, чтобы привел венгров против Владимирка Галицкого. Распалившись гневом и желая отомстить за своих перебитых людей, сам венгерский король Стефан вместе с войском и с Мстиславом подступил к Галичу, где Владимирко дал им битву. Но, побежденный численностью венгров и утратив свои полки, бежал в Перемышль. Венгерский король Стефан двинулся за ним и так сильно прижал (ucisnal) его в Перемышле, что Владимир вынужден был просить мира. Но киевский князь Изяслав, прибывший в лагерь Стефана с новым войском, не соглашался на мир со своим врагом Владимирком, князем Галицким. Однако Стефан их обоих помирил и отступил с войском в Венгрию, а Изяслав с сыном Мстиславом вернулся в Киев.
Осажденный и освобожденный Чернигов. В том же году князь Георгий или Юрий (который выгнал было Изяслава из Киева, а потом Изяслав выгнал его самого) собрал войско со своими сыновьями и с ростовчанами, суздальцами, половцами и рязанскими князьями. И, подступив с этими силами под Чернигов, добывал замок, штурмуя башни и стены. Но вскоре для снятия осады (na odsiec) на помощь черниговцам прибыл князь Изяслав. Испугавшись этого, половцы тут же бросились бежать, а за ними и князь Георгий, не полагаясь на свои силы, отступил к Новгороду (Северскому). Но и там не чувствуя себя в безопасности, оставил в Новгороде сына Василька для обороны, а сам уехал в Суздаль. А Изяслав, князь Киевский, не застав Георгия под Черниговым, двинулся за ним к Новгороду, из которого Василько тоже бежал к отцу в Суздаль. А Изяслав, когда новгородцы с покорностью и подарками вышли к нему просить милости, дал им мир, а сам вернулся в Киев.
Половцы разгромлены. Потом князь Изяслав отправил против половцев сына Мстислава, который с русским войском разорил их края, захватив шатры и обозы и освободив множество христианских пленников. И с различной добычей и с захваченными людьми и скотом прибыл к отцу в Киев победителем и триумфатором.
Благородное отношение галичан к своему господину. В то время умер Владимирко, князь галицкий, а Изяслав, желая мстить за старые обиды, пошел войной на сына Владимиркова (Ярослава Осмомысла). Узнав об этом, галичане тоже собрали немалое войско со своим молодым князем, однако, любя его мужество и готовность встать против врага за честь отчизны, попросили его, чтобы отступил к Галичу ради безопасности здравия своего. А когда Изяслав, князь Киевский, пришел на галичан, галичане с упорной смелостью сошлись с ним в решительной и огромной битве над рекой Серетом. Смешались в огромной битве. И когда с обеих сторон полегло множество полков, оба войска напоследок перемешались так, что один другого не знал (ибо все они были русскими) и свой бил своего. И обе стороны, считая себя побежденными (za zwiciezonych), отступили с этого побоища. А вскоре после того как Изяслав вернулся в Киев, он отдал долг смерти, будучи призван ею в урочный год, в лето от рождения Господа Христа 1158, 13 ноября, и погребен в Киеве в монастыре святого Феодосия или Федора.
Ростислав, князь Киевский. По смерти Изяслава, князя Киевского, в Киев приехал смоленский князь Ростислав, сел на его престол и начал править. И вместе с князьями Святославом Всеволодовичем и Мстиславом Изяславичем пошел к Чернигову против князя Изяслава Давидовича, другого двоюродного (strijecznego) брата недавно умершего князя Изяслава Киевского, намереваясь выгнать его из Чернигова. Но Бог, который запретил посягать на чужое, покарал эти недостойные амбиции. Ибо Изяслав Давидович призвал на помощь Глеба Юрьевича и половцев, которые немедленно прибыли и соединились с Изяславом Давидовичем. А Ростислав, князь Киевский и Смоленский, увидев их великую мощь, испугался и, не смея попытать счастья в битве, тут же вступил в переговоры, уступая Изяславу Давидовичу Киев, а его племяннику Мстиславу — Переяслав. Пример гнева Божьего и переменчивости счастья для жаждущих чужого. Et timuerunt ibi, ubi non erat timor (И были поражены там, где не было страха). Услышав об этом, Мстислав Изяславич разгневался и уехал со своим рыцарством с поля, а за ним и все другие князья упорхнули и разбежались. А половцы, бросившись за ними, много полков их, русских бояр, порубили и переловили, сжигая и разоряя деревни, церкви и монастыри, и ушли в свои земли с великим полоном. А Изяслав Давидович, победив без боя, въехал в Киев, который был вынужден ему уступить прельстившийся жаждой власти Ростислав Смоленский, на свою беду затеявший эту войну. Взгляни на дивную изменчивость Фортуны.
Вот так, возжелав чужого, свое потерял,
Споткнулся от жадности, да и упал.
Георгий вернул себе Киев. Потом к Киеву подступил с войском Георгий или Юрий (Долгорукий) (который выгнал было Изяслава, а Изяслав выгнал его), и когда стал штурмовать город и замок, Изяслав Давидович начал с ним переговоры и уступил ему Киев, который ему недавно сдал смоленский князь Ростислав. И вот так Георгий второй раз сел на киевский стол своего деда  и разделил этот русский край между сыновьями: Андрею дал Вышгород, Борису Туров, Глебу Переяслав, а Васильку Поросье (Porssy).
Пересопница. Потом Георгий, князь Киевский, не останавливаясь на том, что выгнал Мстислава Изяславича из отчего Переяславского княжества, послал против него сильное войско к Пересопнице, где в то время жил князь Мстислав. Устрашенный мощью неприятеля и видя, что его силы неравны для встречи с врагом, Мстислав бежал в Луцк, а оттуда приехал в Польшу, прося о помощи польских князей: Болеслава Кудрявого, Мешко (Mieclawa) и Генриха.
Поляки идут на Русь. Объединив силы своих княжеств, польские князья двинулись на Русь военным обычаем (obyczajem neprzyjacielskim), намереваясь посадить Мстислава не только на переяславский, но и на киевский стол. Узнав об этом и опасаясь силы польских князей, Юрий, князь Киевский, убедил (przejednal) Мстислава и его родных братьев, Владимира и Ярослава, сыновей Изяславовых, дедичей и отчичей (наследников) киевского престола, что вернет им Владимирское, Переяславское и Пересопницкое княжества, как и другие служащие им державы, кроме Киева, и клятвой подтвердил, что потом никогда не будет покушаться на эти их земли.
Владимир осажден. Но вскоре нарушил клятву и осадил князя Мстислава во Владимирском замке, где полегли убитыми очень много рыцарей с обеих сторон. Поляки, которые служили Мстиславу за деньги, делали частые вылазки из замка на войско киевского князя Георгия и много их убили, так что Георгий, потеряв несколько своих полков, вынужден был со стыдом отступить от Киева.
Георгий, князь Киевский, умер. И вскоре после этого, съеденный (zjety) болезнью и окончательно распрощавшийся с жаждой лакомой светской власти, там же и умер и похоронен в церкви святого Спаса Берестовского, в году от рождения спасителя Господа Христа 1164, 15 мая.
Киевские тяжбы (powlocy). По смерти киевского князя Юрия или Георгия киевским столом овладел черниговский князь Изяслав Давидович, но той же зимой его выгнал из Киева Мстислав Изяславич. А когда и ему быстро надоел (omierzla) отчий киевский престол, той же осенью спустил (spuscil) Киев своему дяде (stryjowi) Ростиславу, князю Смоленскому. Но и тому киевское панство сразу же наскучило, и он спустил его Владимиру Мстиславичу. Узнав об этом, владимирский князь Мстислав Изяславич, разгневавшись, согнал Владимира Мстиславича и сам второй раз занял отчий киевский престол и стал править.
10 русских князей осадили Киев. Потом суздальский князь Андрей Георгиевич (Боголюбский), не в силах терпеть того, что Мстислав правил в Киеве, на который он сам был ближайшим претендентом после отца Юрия, собрал войско из суздальцев, ростовчан и владимирцев, во главе которого поставил сына Мстислава. Пришли также ему на помощь девять других русских князей: Глеб (Юрьевич) Переяславский, Роман (Ростиславич) Смоленский, Давид (Ростиславич) Вышгородский, Владимир Андреевич (князь Дорогобужский), Дмитрий Юрьевич (Всеволод Большое Гнездо), родные братья Георгий (Рюрик?) и Мстислав (Slawiec) (Ростиславичи), князья Олег и Юрий (Игорь) Святославичи. Все они объединились и осадили в Киеве Мстислава Изяславича, который из-за долгой осады не мог далее терпеть голода и бежал во Владимирский замок другого своего княжества, Волынского.
Руссаки сами разоряют Киев. А упомянутые князья, взяв город и Киевский замок, захватили жену и сына Мстислава, а весь город Киев как добычу отдали на разграбление своим солдатам и рыцарству, которые при грабеже доселе цветущего и богатого города не останавливались перед тем, чтобы ограбить и обобрать святые костелы, церкви и монастыри.
Глеб, князь Киевский. А когда унялись грабежи, Мстислав Андреевич, будучи гетманом над этим войском, сразу же посадил на киевский стол своего дядю (stryja) Глеба, князя Переяславского, который потом умер, пропанствовав едва два года.
Роман, князь и монарх Киевский. А на его место вступил смоленский князь Роман, овладев киевской монархией, за которую сталкивались лбами (za lby chodzili) его предки, убивая и изгоняя друг друга.
Литовцы нападают на Русь. А когда литовцы с ятвягами, лесные люди, объединив свои силы, вторглись в русские княжества и набрали много добычи, с которой привыкли жить, против них собрал войско Роман, монарх Киевский. И бегущих с добычей в свои лесные логова литовских и ятвяжских язычников догнал, поразил, разгромил и отнял большую часть добычи, захватив множество пленных. И, согнав их в Киев и в другие русские замки, держал в жестоком плену, используя на тяжких и скотских (bydlece) работах.
Руссаки пашут на литовцах. А иных, сковавши, приказывал запрягать в плуги и пахать поля, будто на волах, старое корчуя по-новому, или, как говорят по-русски, запрягая на новый лад. Отсюда появилась одна поговорка. Когда литвин, научившийся русскому языку, тянул плуг, то приговаривал: «Романе, Романе, лихим кормишься, литвою пашешь!». Романе, худым кормишься.
Но и этот князь Роман недолго усидел на киевском престоле, ибо Ярослав Изяславич, собрав войско из половцев и из русских, выгнал князя Романа и сам завладел Киевом, утвердив свой престол, как монарх. О чем свидетельствуют русские летописцы и Меховский (кн. 3, гл. 22, стр. 98). В этом месте Меховский ошибся, написав Ярослав Ярославич, ибо должно быть Ярослав Изяславич.
О польской войне с Русью
Польский монарх Казимир захватил (pobral) замки на Руси. Потом, в 1179 году, польский князь Казимир Второй, прозванный Справедливым, сын Болеслава Кривоустого, видя, что русские князья, столкнувшись друг с другом лбами, дают ему удобный случай, наехал на их земли, прилегающие к Польше, которые занял отчасти в результате их добровольной сдачи (podanim), а отчасти и силой, как Брест, который ныне зовется Литовский, Владимир, Дрогичин и Перемышль, как пишут Длугош и Меховский (гл. 23, стр. 100). Но польский хронист Винцентий Кадлубек, первый из летописцев, при жизни которого происходили эти события, не упоминает, чтобы в то время Казимиру довелось отнять так много русской земли. Этот Казимир, собрав войско, вернул только Брест Литовский, который Польша когда-то передала Руси, а более ничего, что подтверждает и Кромер (кн. 6). А русские князья, помирившись, тоже не дали полякам долго пановать в своих землях, как сообщают летописцы русские и литовские. Священный мир. Ибо при согласии (лишь при котором и прирастают царства) русские и свои замки отобрали, и несколько польских отняли.
Брест отделился от поляков. Затем в году от рождения Господа Христа 1182 Брест Литовский тоже выбился из повиновения, и весь край снова перешел под владычество русских. Узнав об этом, польский князь Казимир осадил Брест и, добыв его после 12 дней непрерывного штурма, виновных покарал смертью. Поляки построили в Бресте замок. И построил над городом замок, в котором разместил польских солдат для защиты замка от русских, как свидетельствуют Длугош, Меховский (стр. 103), Ваповский и Бельский (стр. 248).
Казимир, князь польский, как пишет в своей хронике Винцентий Кадлубек, от Бреста сразу же двинулся в Подгорскую Русь, желая посадить на галицкое княжение своего племянника (siestrzenca) Мстислава, которого согнали с престола другие братья, русские князья, попрекавшие его тем, что он бастард (bekart) (незаконнорожденный). И поход этот был в досаду полякам и пугал их, как пишет Кромер: Moleste ferebant eam expeditionem pleriquae proceres, fortassis recordatione cladis apud illum oppidum, Crzivousto Boleslao regnante acceptae. Ибо помнили о своем первом несчастном поражении под этим городом с Болеславом Кривоустым, однако бедолаги (niebozeta) поляки вынуждены были следовать за своим князем.
Глава вторая
О битве под Галичем с русскими князьями и о их поражении от поляков
Польский князь Казимир хотел племяннику Мстиславу
Помочь сесть на княжение по наследственному праву.
Подступив под Галич, стал так и сяк примерять,
С какой стороны его войску лучше нападать.
А Владимир и Всеволод тоже не дремали,
Один галицкое, другой белзское войско собирали.
И другие князья им на помощь спешили,
На поляков со всех сторон напасть решили.
Быстро двинулись под Галич грозными шагами,
Раскинув полки по полям рядами,
Узрев которые, поляки сразу испугались,
Вспомнив, как когда-то отсюда разбегались.
Но князь Казимир тогда веское слово сказал,
Надеждой на верную победу тешить их стал,
Чтобы не пугались, что русских так много,
А полагались на свою отвагу и на Бога.
Чтобы на том же месте за своих братьев отомстили,
Которых русские изменой, а не мужеством, побили.
После позорного бегства войско со славой вернтся,
Трусам беда, смелым счастье всегда улыбнется.
Так Казимир ободрил своих и построил для боя,
Всеволод же с Владимиром, эти двое,
Вывели огромное число русских с сайдаками
И те с пронзительным криком сошлись с поляками.
Жестокая битва поляков с русскими.
Звуки труб и грохот бубнов слышались со всех сторон
Крики мужей, конское ржание и звенящих доспехов гром.
Грозный Марс восстал, обе стороны распаляя,
Трепещущие небо, землю и леса им под ноги швыряя.
Русские полки на польский левый фланг напирали,
Стрелами из луков ляхов густо осыпали
Так, что те знамена и полки уже не разбирали
И смешали ряды, что порядке стояли.
Руссаки тем смелее железный град выпускали,
Из кривых луков стрелы со свистом вылетали.
И во что какой русин прицелиться норовил,
Либо коня, либо самого мужа на землю валил.
Казаки же волынские с боков поджимали,
И, ударив оттуда, польский строй разрывали,
И если рогатину муж в мужа всадил,
Сразу дух вышибал и с коня валил.
Миколай, воевода Краковский.
Краковский воевода левый фланг возглавлял
И свой дух боевой уж под русским напором терял.
Всеволод с волынцами всех поляков бы перебил,
Если бы полк Казимира тут же не подскочил.
Доблесть Казимира.
И с отменной отвагой ударив с боков,
Он с невиданной силой отбил руссаков,
Ибо смело пробился сквозь полки галичан,
А потом еще крепче побил волынчан.
Речь Казимира к смешавшемуся войску.
Призывая своих, он кричал: «Гей, дети, за дело,
Бог вернет нам удачу, сражайтесь смело,
Не бойтесь! Помните о славе своих предков былой,
Когда мы косили русских, как хлоп траву косой».
Так Казимир словом и делом сумел удержать
Воинов левого фланга, уже готовых бежать,
И вернул их в бой. Вот вам пример явный,
Как важен бывает на войне гетман справный.
Русских жестоко покарали.
И тогда поляки, уже было сломленные силою руссаков,
Стремительно ударили в самую гущу русских полков,
Рубя с коней, отразили их и с гиканьем стали гнать,
И ни одному не дали из лука пострелять.
Не в перестрелку, а в рукопашный бой пришлось им вступить,
И в каждого вселяло мужество желание победить.
Счастье улетает от русских к полякам.
Счастье же, которое и там и сям летать привыкло смело,
Махнув изменчивым крылом, от русских к полякам улетело.
И вот уже русские, державшие было в руках победу свою,
Смешали строй и совсем растерялись в бою
Ища своих и не зная пароля, блуждали.
Доспехи бренчали и лязгали, раненые стонали,
А поляки им передохнуть совсем не давали,
Бить, убивать, не щадить никого только и желали.
Русские полки стали в страхе разбегаться,
Всеволоду вернуть их в бой нечего было и пытаться.
Видя это, русские из другого, галицкого, войска,
Которые с польским правым флангом еще бились геройски,
Тут же оставили марсовы дела и спины показали.
Волосы на головах у всех от страха дыбом стояли,
Поляки их гнали, толкали, кололи и рубили,
А других, связав, в неволю тащили.
И бегущих больше, чем в бою, поубивали,
А с убитых много всяких ценностей собрали.
Русским князьям едва удается бежать.
Всеволод и Владимир, часто меняя коней,
Бежали в густые леса среди гор и полей.
Владимир просить помощи у Белы в Венгрию ускакал,
А Всеволод на третью ночь в Белз прибежал.
Поляки одержали победу над руссаками.
Поляки их богато украшенный лагерь грабили и разоряли,
Там много разного военного снаряжения взяли,
Галичане же им замок и город сдали
И Мстислава  своим господином признали.
Так эту битву описывают, хотя и с некоторыми различиями один от другого, Длугош, Меховский (кн. 3, гл. 25, стр. 103), Кромер (издание второе, кн. 6, стр. 113), Бельский по Ваповскому (ex Vapovio editionis) (кн. 2, стр. 248)  и самый первый польский хронист Винцентий Кадлубек, при жизни которого все это и происходило.         
Глава третья
О разграблении Киева и о поражении рязанского князя
Киев разграблен. Вскоре после этого, как пишет тот же Меховский (гл. 27, стр. 107), князь Святослав Черниговский, побуждаемый завистью, собрал большое войско и пошел войной на киевского монарха Ярослава Изяславича, неожиданно осадив того в Киеве. А когда Ярослав Изяславич, усомнившись в обороне, бежал из замка, Святослав Черниговский завладел Киевом, где, захватив жену и юного сына Ярослава, отправил их в Чернигов вместе с его рыцарством и всеми сокровищами, оставив Киев опустошенным и дочиста разграбленным.
Ограбление киевского духовенства. А изгнанный киевский монарх Ярослав Изяславич, приехав в Киев с двумя Ростиславовыми внуками и с рыцарскими полками, во всех бедах, которые претерпел от князя Святослава Черниговского, обвинил всех богатых горожан, митрополита, владык, архимандритов, игуменов, чернецов, черниц и попов и пограбил у них имущество и ценности. Большая неволя для киевлян. А для выкупа жены с сыном и рыцарства, захваченного в плен тем же Святославом, наложил на киевлян большие подати, а некоторых продал в рабство. А Святослава осадил в Чернигове, желая отомстить ему за свои беды, но когда не смог его взять, учинил с ним мир и примирение.
Святослав, князь Киевский. Потом Ярослав Изяславич умер в 1184 году, а после него на киевский престол взошел Святослав, князь Черниговский.
Внутренние войны русских князей. Потом Всеволод завладел княжеством Владимирским после своего брата Михаила, умершего 14 числа июня месяца в том же вышеупомянутом году. После него Мстислав Ростиславич, князь ростовский, собрав из ростовчан и половцев немалое войско, хотел выгнать Всеволода из владимирского замка. Всеволод тоже пошел против него, а когда встретились, князь Всеволод поразил Мстислава и ростовчан. И после этой победы  сразу же двинулся против Глеба, князя Рязанского, имея в помощь двух сыновей киевского монарха Святослава, Олега и Владимира, и племянника своего Владимира Глебовича, князя Переяславского.
Лучше опередить. Узнав об этом, рязанский князь Глеб по хитрому совету решил опередить войну Всеволода и, собрав своих людей и своих союзников (pomocniki) половцев, вторгся во всеволодово Владимирское княжество, не желая поджидать неприятеля в собственном доме. Поэтому князь Всеволод, который уже был близ Рязани, был вынужден с войском вернуться назад, спасая своих.
Жестокость Всеволода к своим русским. И когда на своей земле сошелся в огромной битве с рязанским князем Глебом и с половцами, поразил неприятельское войско и, захватив после победы самого князя Глеба Рязанского, умертвил (zamordowal) его в плену, а двух его сыновей, княжичей Мстислава и Ярополка, ослепил. И захваченных половцев всех изрубил, перебил и искоренил как поганых язычников. А иных рязанцев и их русских союзников отпустил на волю.
О междоусобицах (rosterkach) в Галицком княжестве и о прочем
Потом, в 1185 году, галицкий князь Мстислав, посаженный польским князем Казимиром на отчее панство и жестоко обходившийся со своими русскими подданными, был отравлен менее чем через три года после той битвы, выигранной у Галича. И послали за его братом Владимиром, который после той проигранной им битвы бежал было в Венгрию, чтобы тот побыстрее приезжал на галицкое княэжение. Утешенный этой радостной новостью, Владимир пришел к венгерскому королю Беле, прося его о помощи рыцарями, конями и средствами на их содержание (nakladem), чтобы он мог вернуть себе отчее панство и дать отпор польскому монарху Казимиру.
Погляди (patrzaj) на хитрость и злобу венгров. Услышав это, венгерский король Бела не только не оказал ему помощи, но и самого Владимира посадил в тюрьму. А в Галич послал с войском своего сына Андрея, чтобы тот как можно быстрее занял замок.
Венгерская хитрость для захвата Галича. Андрей придумал хитрость, будто бы Владимир, опасаясь за свою безопасность, сначала послал с войском его, а сам следует сзади. К великой радости всех русских он был впущен в галицкий замок. И вот так овладев замком, венгерский королевич Андрей разместил в нем венгерский гарнизон, принуждая русских присягнуть ему. А тех, которые отказывались присягать, сажал в тюрьму, изгонял, отбирал имения и раздавал их своим венграм, после чего занял все Галицкое княжество.
Галицкий наследник Владимир выходит из тюрьмы. А злосчастный (chudziec) Владимир, собственный галицкий наследник, видя, что он явно и предательски обманут, и проведя два года в тюрьме, куда был заключен по приказу венгерского короля Белы, подарками и обещаниями склонил на свою сторону своих венгерских стражей и вместе с этими сторожами бежал. И с вождями (wodzami) и товарищами пришел в Галич, но не мог взять замок, ибо венгры его крепко (dobrze) обороняли.   далее



Источник: https://www soika.pro/istorija rusi hronologija /rus samobjitnaja/
Категория: История Руси. хронология | Добавил: сойка-soika (18.08.2021) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 17 | Теги: ХРОНИКА ПОЛЬСКАЯ, Литовская, ЖМУДСКАЯ И ВСЕй РУСИ том первый кни | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar