Банник Белая женщина Берегиня Белух Пустецкий Шубин

Ба́нник (рус. баенник, баинник, байнушко, банный, байник; белор. лазеннік, лазнік) —

демонологический персонаж в поверьях восточных славян, особый род домовых, недобрый дух.
Обитает в бане; обычно невидим, иногда принимает вид голого старика, покрытого грязью и листьями от веника, или человека с длинными волосами, а также превращается в вепря, собаку, кошку, лягушку, в белого зайца. Живёт за каменкой или под полком. Любит попариться после нескольких смен людей в бане и моется исключительно грязной (нечистой) водой, стёкшей с человеческих тел. Считается, что банник парится после полуночи, и в это время находиться в бане нельзя.
Народные представления
Банника винят во всех неудачах в бане. Любимое занятие банника — обжигать людей кипятком, кидаться камнями в печи-каменке, а также стучать в стену, пугая парящихся. Банник вредит очень сильно (обдирает кожу или запаривает до смерти) только тем, кто нарушает запреты.
Чтобы задобрить Банника, ему оставляют кусок ржаного хлеба с большим количеством крупной соли, а также обязательно оставлять в кадушке немного воды и рядом кусок мыла. Чтобы Банник не вредил совсем, берут чёрную курицу и, не ощипывая её перьев, душат и закапывают под порогом бани, стараясь подгадать время под Чистый четверг.
Банника в женском обличье называют банниха, байница, баенная матушка, обдериха. Обдериха — лохматая, страшная старуха. Может также показываться голой или в виде кошки. Живёт под полоком.
Другой вариант женщины-банника — Шишига. Это демоническое существо, которое прикидывается знакомой, а заманив в баню попариться, может запарить до смерти. Шишига показывается тем, кто идёт в баню с плохими намерениями, без молитвы.
Банник участвует в святочных гаданиях. В полночь девушки подходят к открытым дверям бани, задрав юбку. Если банник коснётся мохнатой рукой — у девушки будет богатый жених, если голой — бедный, а если мокрой — пьяница.
Любая нечисть очень боится железа, и банник не исключение.
По преданию, красную шапку-невидимку банника, которую он оставляет сушится на каменке, ровно в полночь можно украсть. После кражи нужно сразу бежать в церковь, но если не успеть добежать, то банник догонит и убьёт.


Белая женщина — женское привидение в белой одежде, образ которого встречается в англосаксонской, германской, славянской и других фольклорных традициях; в большинстве случаев история и образ конкретной Белой женщины привязаны к какой-либо местной трагической легенде, зачастую связанной с потерей или предательством женщины со стороны мужа, возлюбленного или жениха.
Образ Белой женщины в германском фольклоре имеет некоторые отличия: если в кельтских и позднее английских, а также, например, швейцарских легендах появление Белой женщины часто происходит в заброшенной сельской местности, а женщина, ставшая призраком, может быть и незнатного происхождения, а сам образ часто отождествляется с банши, фигурой ирландского фольклора, то в сложившихся значительно позже — не ранее XV века — германских легендах этот призрак всегда связан со знатными семьями и появляется лишь в фамильных замках. Появление Белой женщины в таких историях часто описывалось как предвещавшее смерть кого-либо из членов семьи, но вместе с тем она рассматривалась как призрак прародительницы семьи, появление которого означает не опасность, а предупреждение о чём-либо. Похожие по сюжетам легенды присутствуют и во французском фольклоре.
В Германии наиболее известных легенды о белой женщине Гогенцоллернов из Плассенбурга (предвещавшей смерть членов этой семьи и появлявшейся якобы до 1940 года, причём не только в Плассенбурге, но и в других замках семьи, таких как Ансбах и Байройт) и о белой даме из берлинского Городского дворца. Уже в XVI веке под именем Берты фон-Розенберг (нем. Bertha von Rosenberg) упоминается прародительница и «белая дама», появлявшаяся в роду баронов фон-Нейгауз и Розенберг в Богемии. В берлинском замке её якобы видели в 1625—1628 годах и затем неоднократно до 1790 года, в 1840—1850 годах. «Белая дама» являлась и русской императрице Анне Иоанновне перед её смертью


Береги́ня (обычно во мн. ч. — берегини, берыгини, верегини, перегини) — в восточнославянской мифологии женский персонаж, упомянутый в оригинальных вставках в древнерусских текстах XIV—XV веков — церковных поучениях против язычества.
Этимология
«Этимологический словарь славянских языков» реконструирует форму *bergyni «береговая фея, русалка», и возводит её к праслав. *bergъ «берег». О русалках-берегинях писал В. И. Даль в своём «Толковом словаре», их образ исследовал в своих трудах Б. А. Рыбаков.
С. Л. Николаев и А. Б. Страхов считают связь русалок с берегинями, а берегинь с берегом надуманной, равно как и связь русалок с берегом в народных представлениях не очень отчётливой. Древнерусское слово берегыни, очевидно, является народным переосмыслением праслав. pergyni в связи с беречь, оберег и др.
Церковнославянские поучения против язычества перечисляют берегинь в числе второстепенных персонажей. Например, в «Слове некоего христолюбца»: А друзии огневи и камению и рекам и источником и берегыням. Автор «Слова святого Григория, изобретено в толцех» упоминает берегинь вместе с упырями. Книжники упоминают, что берегинь было тридцать или «тридевять сестриц», что связывает их с сёстрами-лихорадками из апокрифов византийского происхождения.
С культом деревьев и растительности связаны и возможные реликты культа берегинь, зафиксированные этнографическими записями.
У украинцев отмечена перегеня — ряженая девушка, пугающая подруг шутки ради: в вытянутые вверх руки она брала клубок, изображающий голову, а руки и плечи закрывались одеждой. В Каневском уезде Киевской губернии перегеней называли обряд, сопровождающий прополку свёклы, и главного персонажа этого обряда. Главным героем обряда была самая проворная в работе девушка. Перегеню обвивали красными поясами, снятыми со всех участниц прополки, оставляя открытыми лишь глаза и рот. Обматывались и поднятые над головой руки, в которых девушка держала цветок. Нередко перегеню несли на плечах. В одном ряду с данным обрядом стоит украинский обряд «Тополя» на Троицу, родственный русским семицким обрядам с берёзкой и балканским обрядам вызывания дождя — Додола (Папаруда).
Бе́лух (польск. Bieluch) — согласно польской мифологии дух, призрак-страж хелмских меловых подземелий, находящихся в Хелме на востоке Польши.
Белух считается духом изображённого на гербе Хелма белого медведя. Медведь жил в меловой пещере на Хелмской горе под тремя дубами. Однажды, после охоты медведь как обычно вернулся в пещеру. Он увидел в ней установленную гонтину и загоревшийся огонь. Ослеплённый яркими светом и вспышками огня, белый медведь провалился в меловые подземелья. Если Хелму угрожала опасность, медведь вновь выходил из тех подземелий.
Белуха можно встретить во время экскурсии в одном из туннелей меловых подземелий. Это специальная программа. Призрак появляется из мрака и рассказывает, как пугал воров и охотников за сокровищами. В конце своего рассказа Белух даёт обещание, что исполнит одно желание, если загадывающий его приложит свою руку к меловой стене в полной темноте в Палате Желаний (польск. Komnata Życzeń).


Пустецкий (польск. Pustecki; чеш. Pustecký) — дух или призрак в польской и чешской мифологиях, обитающий на территории угольной шахты рядом с Карвиной в Тешинской Силезии. Выглядит подобно шахтёру, в форме, с длинной седой бородой. На каску у него надета золотая карбидная лампа, в руках он держит серебряную кирку. По характеру Пустецкого связывают со скарбником.
О том, какой род деятельности ведёт Пустецкий, рассказывают сами шахтёры. По легенде он живёт в угольных шахтах. Добрый и заботливый дух. Всегда помогает трудолюбивым шахтёрам, награждает их золотом. Выручает потерявшихся под землёй, выводит их на поверхность. Заботится о душах умерших в шахтах. Пустецкий предупреждает шахтёров о возможной опасности во время работы. Он превращается в какое-нибудь маленькое животное, например, в мышь, и сильно визжит. Пустецкий не любит, когда в его «коридорах» свистят, таких людей он наказывает.


Добрый Шу́бин, или просто Шубин — персонаж шахтёрского фольклора на Донбассе, горняцкий дух, похожий на гнома, «хозяин шахты» и покровитель шахтёров.
Поверья о Шубине записали собиратели фольклора Борис Горбатов и Леонид Жариков. Поверья о Шубине известны только на шахтах Донецкого бассейна (шахты Енакиева, Макеевки, Горловки, Тореза, Снежного, Кадиевки, Красного Луча, Краснодона, Лисичанска, Соледара, Мирнограда).
Происхождение названия
В период начала добычи, шахтным способом, полезных ископаемых в Новороссийской губернии, в Донецком угольном бассейне на территории Российской империи, в связи опасными и тяжёлыми условиями труда шахтёров (горняков), бывших крестьян, появился персонаж народного творчества Шубин или Добрый Шубин. Прозвище духа, по-видимому, происходит от слова «шуба», и намекает на густую шерсть, которой он якобы покрыт, словно шубой. Обилие волос на теле — характерная черта восточнославянских духов природы: водяного, лешего, полевого. Есть и другие версии происхождения названия. Одна из легенд говорит, что это рабочий, некогда из-за подлости товарищей погибший от взрыва метана. По другой версии, это фамилия одного горного мастера, имевшего талант предугадывать опасные ситуации под землей. Согласно ещё одной версии, наиболее близкой к правде, Шубин — это специальный рабочий-газожёг, выжигавший скопления метана на шахте. Рабочий-газожёг в XIX веке ходил в овчинном тулупе, вывернутом мехом внутрь, с обезжиренной кожей, и буквально факелом поджигал газо-воздушную смесь в выработках, предупреждая взрывы газа. Также есть поверье, что Шубин — это душа погибшего горняка, блуждающая по забоям, что не противоречит версии о душе погибшего рабочего-газожёга.
Образ Шубина
Шубин предстаёт в образе старого шахтёра, кашляющего по-стариковски, с ярко горящими глазами, волосатыми копытами. Шубин любит шутить: пугает шахтеров, внезапно разразившись во тьме смехом, или хватает за ногу. Обитает он якобы в дальних или в давно заброшенных выработках, где может бродить незамеченным. Обладает огромной силой. Шубин — настоящий хозяин подземелий.
Шубин отличается одновременно добротой, щедростью и в то же время чрезвычайной раздражительностью, злобностью. Доброжелателен он к честным труженикам, беднякам, а жесток и мстителен по отношению к наглым людям, особенно к угнетателям шахтёров. Шубин помогает рабочим, попавшим под завалы, но может под землей сбивать людей с дороги.
В апреле 2007 года горный мастер из Луганской области рассказывал: «Я услышал, что стало потрескивать. Мы перестали работать отбойными молотками, но гул все нарастал. Звук такой, будто по потолку кто-то топает ногами. У нас говорят, что это Шубин (дух-хранитель угольных шахт) бегает и предупреждает о беде. Поняв, что сейчас всё обрушится, мы бросились к выходу. И тут нас придавило». Данный рассказ полностью соответствует процессу развития динамики такого хорошо изученного явления, как горный удар, однако в данном случае именно поверье всё же спасло жизнь шахтёров, поскольку с физикой процессов горного давления они знакомы не были.
Шубин упоминается в трилогии "Каменный пояс". "...робил я в ту пору под Тулой, на угле. Вот в нашем руднике и объявился свой «хозяин» – Шубин. Своенравный старик. То помилует работяг, тогда все в руку идет, дым коромыслом. Наломишь в лаве столько – знай успевай отвозить. То вдруг осердится «хозяин», ну, тогда такие колена пойдет выкидывать, просто убежишь от страха из забоя!...



Источник: https://www soika.pro/dok/veroispovedanie /rus samobjitnaja/
Категория: Духи места | Добавил: сойка-soika (15.03.2022) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 28 | Теги: Банник Белая женщина Берегиня Белух | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar