Дана Двоедушник Дедко Деды


Дана — по мнению Н. И. Костомарова, богиня воды в славянской мифологии, покровительница рек, ручьев и водоёмов. Современной наукой гипотеза признана ошибочной.

Сравнивая славянскую и прочие европейские мифологии на предмет женского божества воды, Н. И. Костомаров пришёл к выводу о существовании у восточных славян подобного божества. Свой вывод он аргументирует, приводя названия рек: Двина, Дунай, Дон, Днепр (Данаприс) и припев в обрядных песнях: дана, дана. Он сравнил данные корни со западнославянскими именами Девония, Дзеванна и кельтским Дивона, сделав вывод, что данный корень и аналогичное божество сохранились и у восточных славян, что выразилось в вышеприведённых гидронимах и припеве. О Дане Костомаров пишет: «как вода, начало вещей, вечно прекрасная, вечно свежая, она была дева и вместе жена, то есть супруга солнца».
Современная точка зрения
Современная наука даже не комментирует этот вывод Костомарова, ввиду его необоснованности и ошибочности. Особенно они заметны, учитывая современные научные данные.
Причины появления подобных «божеств» охарактеризовала Л. Н. Виноградова:
Движимые стремлением описать славянскую мифологию по аналогии с детально разработанной античной, авторы первых трудов по славянскому язычеству создавали длинные списки так называемых «божеств», названия которых добывались порой весьма сомнительными способами (например, использовались неясные имена и названия, встречающиеся в поговорках, заговорах, формулах клятв и проклятий, песенных рефренах и т. п., а затем домысливался некий мифологический образ). Так возникли (и, к сожалению, до сих пор не сходят со страниц некоторых новейших мифологических словарей) многочисленные лели, леды, любмелы, дзевои, паляндры, зимцерлы и прочие искусственно созданные «персонажи», включённость которых в архаические верования славян не подтверждается ни надёжными письменными источниками, ни данными устной народной культуры.
По данным современной лингвистики, гидронимы Дон, Днепр (сюда же Днестр, Донец и др.) имеют иранское происхождение — ср. осет. don, авест. dānu-, санскр. dấnu-. Гидроним Дунай имеет кельтское происхождение (Dānuvius), вероятно, родственное вышеуказанному корню. Гидроним Двина имеет другой корень, никак не связанный с вышеуказанными, который пока не имеет общепризнанной удовлетворительной этимологии.
Имена Дева, Девония, к которым апеллирует Костомаров, стремясь обосновать свои построения, не являются именами какого-то отдельного женского божества, в действительности это эпитеты Мокоши.

Двоедушник

существо, способное вмещать в себя две души — человеческую и демоническую. Число «два» у славян, в отличие от чисел «один» и «три», обладало сверхъестественной силой. Обычно, двоедушник днем ведет себя как и любой другой человек, а ночью он сразу же засыпает глубоким сном, так что разбудить его невозможно. В это время он бродит вне своего тела в обличье пса, зайца, коня и т.п. Иногда после смерти двоедушника его чистая душа идет на тот свет, а нечистая душа становится упырем. «...Если бродящего Двоедушника кто-либо будет задерживать, он может убить своей силой или силой ветра, от которого нет спасения. Двоедушника можно разбудить, перевернув его головой на место ног. В том случае Двоедушник будет болеть не менее двух недель» (Н.И. Толстой)
Двоедушник — элемент славянской мифологии, человеческое существо, способное совмещать в себе две души, одна из которых демоническая, а вторая — человеческая. Иногда речь шла о совмещении в одном человеке двух сердец. В этом контексте мифологическое наполнение числа «два» несло в себе оттенки сверхъестественного, опасного, бесовского или «нечистого» смысла.
Двоедушником мог быть человек любого пола, как мужчина, так и женщина; к их числу относили колдунов, босоркань, мор, ведьм, витряников, волколаков, вампиров и др. На Карпатах к двоедушникам причисляли людей со «злым» глазом, в Польше — топельников (водяных) и разных мифологических персонажей, связанных с атмосферной стихией, ливнями и градовыми тучами.
По народным сказаниям в дневное время двоедушник ничем не отличался от заурядного обывателя, однако в тёмное время он немедленно засыпал особо крепким сном, да так, что его невозможно было разбудить. Во время этого сна он находился вне своего физического тела, при этом — мог сохранять свой внешний облик или принять обличье какого-либо животного (пса, коня, зайца и т. п.). Например, ведьма-двоедушница имела возможность оборачиваться летучей мышью, собакой, мышью, кошкой или каким-либо предметом: кочергой, колесом, валькой и др.
Блуждающая по свету неприкаянная душа такого человека могла наносить вред обычным людям, насылать на них порчу, непогоду, засуху, пить кровь и т. п. При этом, если двоедушника кто-либо пытался задержать, то он мог убить либо своей силой, либо силой стихии ветра, от которой невозможно спастись. В народном фольклоре отмечалось, что разрушительный мотив в действиях такой души не зависел от личной воли её обладателя, который даже не имел возможности вспомнить то, что с ним происходило во время сна.
По представлениям верующих душа такого существа покидает и возвращается в своё тело через рот в виде мыши, мухи и т. п., поэтому двоедушника можно было быстро разбудить, если изменить его положение — перевернуть головой на место ног, однако это привело бы его к серьёзной болезни на срок не менее двух недель из-за того, что душа не сможет вселиться в тело назад. Вообще в те времена считалось, что любого спящего человека нельзя было будить быстро и неожиданно, так как в этом случае его душа, путешествующая по миру, могла не успеть вернуться к своему телу, что могло стать причиной болезни или даже смерти.
Причины рождения двоедушника чаще всего связывали с ненадлежащим поведением его родителей, например, двоедушниками могли стать люди, зачатые во время месячных, или рождённые женщиной, которая во время беременности позволила себе посмотреть на священнослужителя с чашей во время «великого выхода». В некоторых местах полагали, что если в семье подряд рождаются одни девочки, то седьмая обязательно становится двоедушником.
Распознать двоедушника можно было по некоторым признакам, которые его отличали от обычных людей: двоедушники рождаются с зубами, разговаривают сами с собой, обладают красной шеей, на макушке у них два вихра и т. п. В Польше считали, что к двоедушникам относятся люди, страдающие лунатизмом.
Люди верили, что умерший двоедушник становился причиной сильной бури, ливня или града. После смерти двоедушника его чистая душа отправлялась на тот свет, а нечистая душа становилась опасным упырём, который жил в могиле, под водой, в зарослях, глухих местах и т. п. Это существо могло не только пить кровь, но и вызвать болезни детей, мор, падёж скота, засуху и т. п.
Народная память сберегла целый ряд средств для того, чтобы обезвредить неприкаянную душу. Умершего хоронили с предосторожностями, к месту захоронения несли не по дороге, а по обочине, хоронили на краю кладбища, клали ему в гроб различные предметы, дабы он был занят игрой с ними, рассыпали на могиле мак, чтобы он тратил время на его сбор. Если же умерший продолжал вредить после смерти, то могилу вскрывали, отрубали голову, тело переворачивали спиной вверх или ногами туда, где была голова, забивали ему в сердце липовый, осиновый или боярышниковый кол и др.

Дедко-житный дух;


по поверьям западных славян, всю зиму сидит заключенный в житнице и поедает сделанные запасы.

Деды (диды, дзяды)

общеславянские духи предков. Дед — хранитель рода и, прежде всего, детей, конечно. Старший мужчина, представитель родового старейшинства, который усмиряет страсти внутри клана, хранит основные принципы морали рода, строго следя за их исполнением. Белорусы и украинцы называли дедом домовое божество, охраняющее домашний очаг, печной огонь, как бы малый Перунов огонь, в отличие от большого — на небе. Дедом называли и лесное божество — хранителя Перунова клада. Деда молили об указании, открытии клада. В Белоруссии хранителя золотых кладов называют Дедка. Ходит он по дорогам в виде нищего с красными, огненными глазами и с такою же бородою и, встретив несчастного бедняка, наделяет его деньгами. В Херсонской губернии рассказывают, что клад нередко является в виде старика в изорванной и грязной нищенской одежде. На Украине рассказывают о старом, беловласом и сопливом деде, который бродит по свету, и если утереть ему нос, то он тотчас же рассылается серебром. У славян особый обряд почитания дедов совершался весной на радуницу — седьмой день Пасхи или осенью. Угощали дедов и на Рождество, под Новый год. Души умерших родственников приглашали в дом и жертвовали им пищу, выливая ее под стол или выставляя за окно. Пищу также относили на кладбище и клали на могилки. Деды изображались в виде «болванов» с лучиной. В Белоруссии во время обряда хозяин трижды обносил зажженную лучину вокруг стола, совершая окуривание душ умерших.
Деды (белор. Дзяды, укр. Діди, польск. Dziady, лит. Ilgės) — поминальные дни (родительские субботы) в народном календаре белорусов и украинцев, а также населения приграничных с Белоруссией территорий (Подляшье, Смоленщина, Аукштайтия). Дни отмечаются несколько (от трёх до шести) раз в году; их число и значимость различны по регионам. Согласно верованиям, в эти дни умершие (деды, души, родители, мёртвые) приходят в свои дома на поминальный ужин (который тоже может называться деды). Во многих случаях в число поминальных Дедов не входит Радуница, когда покойников, как правило, поминают на кладбище. Основным ритуальным блюдом Дедов считалась кутья.
Обряды
Обряды поминания проводятся несколько раз в год, при этом обряд всегда проводится в субботу. С христианизацией славянских народов эти обряды переосмыслены и отождествлены с родительскими субботами и в таком виде существуют до сих пор. Из-за этого затруднено определение происхождения тех или иных обрядовых действий из христианской или языческой традиции.
Деды праздновались в своём доме в ожидании прихода душ предков в гости, что отличает от других поминок, когда поминать ходили на кладбище.
В центральном Полесье Деды справляют два дня (пятницу и субботу, в этом случае звавшиеся Дедова пятница и Бабина суббота, или просто Деды и Бабы) — в пятницу готовят постный поминальный ужин (вечерю), а в субботу скоромный (с яичницей, салом и молочными блюдами) обед ранее обычного или даже завтрак.
В дни «дедов» подаётся поминальная еда, которая должна быть горячей (для того, чтобы духи могли вдыхать поднимающийся пар от пищи, приготовленной в их честь). Кроме того, на столе кладут больше ложек — для Предков. Иногда каждого умершего предка называют по имени.
Доминантой полесских быличек является кормление предков, приготовление для них поминального застолья: деды приходят на поминальную трапезу — они довольны, если трапеза приготовлена и сервирована правильно, и выражают недовольство, если родственники забыли приготовить поминальный обед или что-то сделали неправильно.
В целом в течение года обряды поминания проходят по сходному сценарию, хотя для каждого такого обряда существуют особенности (необходимость особых блюд на столе, необходимость определенного количества блюд, совершение определенных обрядовых действий и т. п.).
У белорусов и украинцев особенно почитаем обряд, проводимый в субботу перед Дмитриевым днём (Дмитриевская суббота).
Народный обряд поминания предков художественно описан в поэме Адама Мицкевича «Деды».



Источник: https://www soika.pro/dok/veroispovedanie /rus samobjitnaja/
Категория: Духи места | Добавил: сойка-soika (13.03.2022) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 32 | Теги: Дана Двоедушник Дедко Деды | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar