Чин свадебный оригинал

Какъ бывает зговоръ, приедет жених с своими свойственными к тестю на двор в чистом платье, а с ним бывает отец или брат старейший, наперед жениха ходит один, а иные по нем. И встреча бывает у коня и на крылце и в сенях, стречает тесть, и садятся по чину за столом: которые приедутъ с женихом — в лавке, а тутошние — в скамье. И тесть понесет вина красные в кубках, а в те поры начнет говорити хто приехалъ съ женихом, отець или старейший брат, назвав благочинно тестя имянем: «Время нам начати дело говорити, о чем съехалися». И тесть велитъ священнику достойно говорити, и воспоминает праотець Авраама и Сарру, Иокима и Анну, и царя Константина и Елену.[1] И благословивъ ту священник крестом, начнутъ говорити и писати записи зарядные, и рядную договорився, в сколки за ряд и сколко приданого, и приложив руки, и свершив записи, говорит священникъ: «О тебе радуется...»[2] И взявъ кои же свою запись, и емлют по сосуду меду, и меж собя здороваются и записи разнимают.
А дары в те поры держатъ: тесть дарит зятя, первое благословение — образ, кубокъ или ковшъ, бархат, камка, сорокъ соболей. А являет дары кому поволитъ тесть, и потомъ целуются, и чаши пьют, и все здороваютъ: первое — жениху, а после тестю. Да идут в другие хоромы к тещи, а съ нею боярыни, и теща спрашивает отца женихова о здоровье, и целуется с ширинкою, да и с женихом, и со всеми по тому же, да и боярыни.
А невеста тут не бывает, а в середних обычаех и невесты бывают туто, стоят подле матерей, а не целуется. И выходят вскоре и пируют прохладно, а стола не бывает.
А на завтре или по времени, какъ изволят, приежжает к тещи мати женихова и смотрит невесты, и тут ея дарят камками и соболми, а она дастъ невесте один перстень да на завтрее пришлет крестъ или панагию[3] да овощи с боярынею. И тое боярыню дарят обышной убрусъ да волосникъ.[4]
А как приговорят день быти сводбе, накануне роспишут, и пошлет женихъ к тестю роспись, кто во отцово место и в материно, и хто седячих бояръ и боярын, и хто тысяцкой и поежжан, и друшка, и сваха. А тесть пошлет к жениху, кто седячих бояръ и боярын, и дружка и сваха, и кто которые стороны, те тут и съежжаются, прибирают наряды, лошади, а невесту положат за завесом на постелки.
А как приспеет день, то съедутся на обе стороны, где кто учинен к столу. А столы бываютъ порознь, боярыни — себе, а жених и невеста не вкушают. У жениха говорятъ каноны,[5] а у невесты также. И как время приспеет, пошлют от тестя к жениху старишего слугу сказати, что друшка и сваха едутъ с постелею: «Велите указати сенникъ и к которому месту приехати» — а по обычному потклетъ. И ему укажут, и онъ, осмотривъ, х которому месту приехати, и то скажет.
И друшка поедет в золоте, а перед нимъ человекъ 5 или 6 на конях в золоте, да у коня около его человекъ с 10 в чистом платье пеших. А за друшкою повезут постелю, в санях в налцевских и летом, зголовьем к облуку, покрыто одеяломъ. А в санях два санника сивых, а около саней люди боярские в чистом платье, а за облуком постелничей станет человекъ старейшей в золоте, держит образъ.
А за постелею поедет сваха в наряде, а нарядъ бы был летник желтъ, шубка червчата, в убрусе и в бобровом ожерелье.[6] Будет зимою — ино в каптыре,[7] в санях в налцевских же сядет одна.
И как приедут ко двору, и конные люди с лошадей сойдут долой, и пойдут перед друшкою на дворъ по два в золоте, а друшка приедетъ на дворъ на лошаде и не доехавъ лестницы, с лошади сойдет и дождется постели. Какъ с постелью приедут к леснице, и друшка женихов встретит и людем жениховым велит взяти постелю. И они, многими людми приступяся къ санем, тех людей отеснятъ и возмут постелю из саней на ковре и понесут на головах.
А боярские боярыни стретят сваху у саней в летниках да в шубках, сваха с теми пойдетъ за постелею после образа. А на нижном крылце стречает сваха женихова, а за нею боярыни ж боярские в шубках же. И пойдут друшки оба перед постелею, а свахи обе за постелею и, вшед в сенник, священникъ кропит по углом и где быти постели. А изготовят 3 девят сноповъ ржаных, поставят их стойма и на то коверъ и постелю, и одеялом покроют. А въ головах поставят образ, а в четырех углех на стрелках по паре соболей да по калачику крупичатому, да поставець, на немъ 12 кружек с розным питиемъ, с меды и с квасы, да ковшъ один, да чарка одна ж, чтобы была бес полки и бес конца, или братина круглая без носка. Да туто ж устроити стол, покрыти фатою, где быти свечам и короваям в головах, да столчик малой повыше того, да 2 блюда под крест, что будет на женихе, да под манистом, что будет на невесте, да 2 мисы, одна под колпак или под шапку, а другая под кику.[8] А в ногахъ устроити стол, где быти платью, да в одном углу устроити завесъ, а за завесом пуховичек на ковре да зголовейцо, кумган[9] воды теплой болшей 2 таза, лохан болшая, две простыни. Да туто ж изготовити 2 чехла, мужской и женской, рукомойник, лоханка, полотенцо, 2 шубы наголные.[10] И изготовя то все, друшки и свахи наперед вышлют всех, и сами выйдут, а сенник замкнут и запечатают друшки оба своими печатми. А оставят тут перед сенником постелничих двух старейших человекъ в золотном платье,[11] и сами друшки и свахи пойдут; и быти у них, у постелничих, без скатерти.
И друшка и сваха невестина поедут к тестю на дворъ, а провожают ихъ друшку друшка до коня, а сваха сваху до нижнего крылца, а боярские боярыни до саней. А в хоромы друшка и сваха приежжие не ходят и седячие бояря и боярыни их не встречают, ни провожают. А в кою пору устраивают постелю и люди, которые будут с постелею и с друшкою и свахою потчиваютъ на дворе, устроивъ столы и скамьи.
А какъ друшка и сваха, проводивъ постелю, приедут к жениху, и у жениха в хоромех стол болшей и скатерть и судки, и хлеб и колачи одни до последних седячих, и сядет отець по конец стола, а тысецкой в углу, а в болшем месте жених, и подле его мати, и под нею седячие боярыни: на всех летники желтые и шубки червчаты, в убрусе с ожерельи бобровыми, а в зиме в каптурех. А противъ боярын в скамье бояре седячие, а в кривом столе и в лавке и в скамье поежжане в золоте; свещник опоясан, ферези спущены,[12] кафтан золотной или цветной, шапка горлатная,[13] через плечо кошелик бархатен или камчат, или кушак какъ свеча держати, а свеча — пуд с четвертью; два коровайника, также ферези спущены через плечо, по 2 кушака, коровай[14] обшит бархатом или камкою на носилах, носила обшиты бархатом или камкою, покрыти короваи наволочкою или кушакъ золотной. И тутож поставец полной, другой в сенях. А лошади держати готовы в нарядех, чепи гремячие под золотными покровцы. А как изготовясь пошлют друшку, и он, поклонився на 4 стороны, приходит к свекру, и он с ним приказывает челобитие к свату от себя, и тысяцкой имярекъ и бояре и весь поезд и друшка поедет. А перед ним такъ же бы человекъ пят или шесть на конях верхомъ в золоте, и у коня в цветном людей не мало.
И приедет на дворъ, а люди с лошадей сойдут за вороты, и идутъ на дворъ перед нимъ пеши. И у них также изготовят стол болшей по тому ж у задние стены, скатерть, сутки; тесть по конець стола, а теща в лавке, а под нею седячие боярыни, а против ихъ в скамье седячие бояре.[15] Да устроити место[16] середи избы против дверей, оболочено 2 зголовейца нарядных, новобрачному и новобрачной, стол, на столе две скатерти, судки, колачь, перепечка, на столе на мисе коровай, на другой сыръ; по конець стола тысецкому место, а подле невесты двум свахам места, противъ скамья, против новобрачново и новобрачные, два или четыре поежжан, а против свах друшки, а по конець за судками место попу. А у места и за местом боярыни боярские: одна держит на блюде кику, другая — покровъ на блюде, третьяя на блюде ж волосник, подубрусник и иное, четвертая — осыпало на блюде, хмел 3 девят,[17] лоскутковъ собольих 3 девят, лоскутков розных цветов камки и тафты 3 девят, пенязей серебряных золоченых малых.[18]
А поежжаном досталным стол кривой, а поставець полной, свещник опоясан, ферези спущены, шапка горлатная или рысья, кошелик бархатен или камчат, в чем свечю держат, а свеча — пуд без четверти, да 2 коровайника, так же опоясаны, ферези спущены, по 2 кушака через плечо, а коровай обшит камкою или тафтою и покрыт наволочкою или кушаком золотным. А в сенях поставець ж, а на дворе столы без скатертей и скамьи и на полы с пивом и с медомъ, а на столех погребцы с вином.
А как друшка женихов приедет, и люди встречают у ворот, и середи двора а у лесницы, а на крылце друшку стретит друшка ж. А какъ войдет в ызбу и кланяется образом на 4 стороны, и говорит тестю: «А государь имярекъ велел челом ударити» — свекор поминаетъ имены и правит челобитие. Потом от бояръ тестю и бояром, потом теще от свекрови и от боярын, и боярыням от свекрови и от боярын, по имяном, потом «тысецкой имярекъ и весь поездъ велели челом ударити тестю и бояром». И говорит: «Тысецкой имярекъ велелъ говорити: “Жених имярекъ готовъ ехати к месту”». И тесть говорит: «Как будет время, и мы пришлем друшку, и он поедетъ».
А приехав друшка к новобрачному, и они отпустят сваху в санях налцовских в наряде желтомъ, и как сваха приедет, и у саней стречаютъ боярыни боярские, и на крылце сваха, и как войдет в избу, и боярыни из за стола выходят и целуются, и идут с нею все, где невеста занавесом наряжена. А на невесте бы венець, летник желтъ, шубка червчата. И сваха с нею целуется и говорит: «Время, государыни, тебе идти к месту». И мати ее тут благословит и положит на нее манисто или панагею и целуетъ, и она всхлипаетъ. А в те поры поют песни. И какъ по времяни идти к месту, пойдет наперед мати, а за нею новобрачная, с правые стороны поведет сваха болшая приежжая, а с левую другая, а за ними боярыни, и пришед кланяются невеста с свахами на четыре стороны.
А тесть и теща и боярыни пойдут за столъ по своимъ местом, а священник говорит «Достойно» и благословит крестом одну невесту, и кропит водою место. А друшка в те поры отцу и матери говорит: «Имярекъ, благослови доч свою на место». И отецъ и мати говорят: «Богъ благословит!» И в те поры вжигают свечи пред образом, а тот священник изготовив к обручанью две свечи витые вдвое, и изготовя пошлют друшку к жениху, и он приехав на дворъ такъ ж, как и с постелею приежжал, и встречают его.
А как войдет и кланяется на 4 стороны и правитъ челобитье от тестя к свекру и бояром от бояръ, и свекрове от тещи, и боярыням от боярын, и тысецкому, да говорит тысецкому: «Имярекъ велелъ говорити (имянемъ назвавъ тестя) — время жениху ехати к своему доброму делу», — и, изговоря, едет к себе.
И как отедет, друшка и тысецкой с поежжаны вставъ учнут кланятися и говорити тысецкой отцу имярекъ и матери имярекъ: «И изволили естя сына своего сочетати законному браку, и вам бы его благословити ехати к местр. И отець и мати выйдут с ним из за стола и кланяются на 4 стороны образом, и говорят сыну своему: «Богъ тобя благословит и помилуетъ, и подастъ ти подружие благозаконно во здравии и благоденствии» — и благословитъ его крестъ с мощми на гойтане, и положитъ на него своими руками, а мати положит перстень на руку. И пойдут ис хоромъ, первое — друшка, поежжане по 2 в ряд, которые помоложе — те наперед, а которые почестнее — те опосле.
А опосле всех пойдет новобрачной, а у него с правые стороны тысецкой. И садятся на лошади наперед поежжане, покаместа новобрачной на аргамакъ[19] сядет, а они в те поры по двору на аргамацехъ и на конехъ прыгаютъ, и поедут з двора также по 2 в ряд, а из за ворот перед ними поедут люди их, которые в золоте. А у них бы было по человеку у стремени, свещники да коровайники, потом священникъ со крестом, а мало поотделясь перед поежжаны друшка, около его люди, потом поежжане по 2, а за ними люди с покровцами и с попонами и простые, сколко хто за собою возмет, кой ж около своего. А перед новобрачным и перед тысецким 2 конюшие идут в золоте с батошки с малыми, а за ними идут с покровцы конскими. А около новобрачного и тысецкого идут люди в цветном платье, и на дворъ приедут тем же обычаем и вверхъ пойдут.
Туто благословляетъ священникъ крестом, а встречаетъ от тестя один друшка, идет перед новобрачным и перед тысецким, а тесть и седячие бояре не встречают, и, в хоромы пришедъ, станут по обе стороны. А тысецкой с новобрачным пришед, учнет кланятися образом на 4 стороны, а друшка новобрачново соймет в те поры отрока, которой седит с невестою на новобрачного месте, а говорит дворкою: «Аргамак тобе в Орде, а золотые в Угре».[20] И священник благословит новобрачново одново на место, а тысецкой сядетъ и поежжане по местом, и священникъ приежжий и тутошной велят местные свечи зажигати. А поставят свешника новобрачново противъ новобрачного, а невестина противъ ее, а коровайники вместе свои носила, и потом научнут обручати, и по обручанье жених невесту целуетъ. И потом свахи, ставъ обе не выходя из местъ, кланяются образом на 4 стороны, и говорят тестю и тещи: «Имярекъ, благословите детем своимъ, новобрачному и новобрачной, голову чесати»,[21] и потом закроют, и сваха головы чешет и косу росплетает, и кику кладет.
А друшка в те поры болшей кроит короваи и сыры съ 4 углов краики, положитъ на одно блюдо да укрухи режетъ и сыры колупляетъ, кладет по блюдам. И на первое блюдо положит ширинку, где крайчики, поднесет новобрачному имярекъ и молвитъ: «Новобрачная имярекъ, челом бьет — короваи и сыръ и ширинка». И онъ возметъ одну ширинку и положит ее у собя, потому тысецкому и поежжаном по росписе, а ширинки по ярлыком — всякому на блюде укруг коровая да глыбка сыра да ширинка. Да и тут тестю и теще и седячим бояром и боярынямъ всем по блюду. Да посылают с людми отрадными къ свекру и свекрови и к седячим бояром и боярыням такъ ж на блюдех, всемъ по укруху коровая и сыра и по ширинке. И которые свойственные у новобрачново и у новобрачные, хотя их туто и нетъ, а короваи им и сыръ и ширинки посылают. А как тысецкой и поежжаня коровай примут, и в те поры станет тесть и подносит тысецкому и поежжаном вино, а иным велит подносити седячим бояром, а людей боярских тут в хоромех и в сенех и на крылце и на дворе потчивают и дают ширинки, кому буде тесть прикажет.
А какъ новобрачную покроют и венець на блюде понесутъ в другие хоромы, и в те поры сваха болшая осыпаетъ, а тысецкой встанет, и новобрачново подымет, а священник учнет говорити: «Все упование мое...» — а друшка благословляется у тестя да и у тещи: «Благословите детем своим итти к венчанью», и новобрачной поклонився и тестю и тещи челом по обычаю, и возмет невесту свою сам за руку и пойдетъ с нею, а поежжаня перед ним по прежнему.
Поежжаня по тому ж садятся на лошади, наперед новобрачной на аргамакъ, а новобрачная в сани сядет одна к облуку, а свахи обе противъ ее, а боярских боярын к венчанью не емлют. А как венчаются, на подножие положити пара соболей, рознявъ, под новобрачново соболя, а под новобрачную другой. А скляница бы была без руковеди, ис которые пивъ розбити, а ниц ее не опрометывати, и испустити ея из рук, и достал розбити ногою. И от венчанья ехати к тестю на то ж место.
И тут встречают у коня и на крылце бояре седячие, и сам тесть встетит в сенях, и целуется тесть с новобрачным. А новобрачной от венчанья идет и держит невесту свою за руку, а ево поддерживает тысецкой, а ее свахи. И как итти в сени, и тутъ осыпаетъ их теща, а как придут в хоромы, и покланявся сядут по своим местом, и тесть понесет новобрачному вино, и красные вина понесут, и он кушаетъ наперед крайчики и сыръ.
И понесут в столы наперед лебедь, поставят перед новобрачново, и онъ приняв наложит руку да велит обрезывати. И ставят в стол лебед и посылают к тестю и к тещи и к седячим бояром и боярыням, по блюду роскладывая по косткам, да по кубку романеи,[22] и подают птицы.
Из за третьие ествы станет новобрачной, а с ним тысецкой да дружка одинъ, и учнет звати, а говорити учнет друшка тестю: «Имярекъ, новобрачной челом бьетъ, чтобы пожаловал завтра у него пировал» — тещу тако ж, седячих бояръ и боярын по именом всех. А в кою пору друшка говорит, а новобрачной кланяется в шапке наголной. И позвавъ друшка в те поры сойметъ скатерть верхнюю и блюдо, на чем крайчики и сыръ и свертевъ отдастъ людемъ своим, а велит отнести в сенник.
А поежжаня пойдутъ ис хором и учнут садится на лошади, а тесть взявъ дочь свою и пришедъ к дверем, назвавъ благочинно имянем зятя своего: «Судбами божиими дочь моя приняла венець с тобою, имярекъ, и тебе бы жаловати ее любити законным бракомъ, как жили отци и отцове отець наших». И онъ тестя поцелует в плечо да пойдет с новобрачною и сядут на лошади по прежнему обычаю, а новобрачная в санях со свахами, и поедут к себе по прежнему.
И как приедут на дворъ и идут в сенникъ, а по простому в потклет, и тут ихъ осыпает свекры, а идти по послану. А пришед новобрачному и новобрачной сести на постели. И тысецкой пришедъ новобрачную вскроет, а молвит им: «Дай Господи вам здорово опочивати», а свечи и короваи поставят на уготованныхъ местехъ, и колпакъ и кику поставят на место.
И в те поры станут говорити вечерню, новобрачной снимает наряд, а с новобрачной снимаютъ за завесою. Да и пойдет тысецкой и с поежжаны со всеми к свекру в хоромы, а в сеннике с новобрачным останутся 2 друшки да 2 свахи, да постелничей и которым ближним людем боярским и боярыням велят, те с них снимают платье. Новобрачной на зипунокъ положит шубу наголную, а новобрачная в телогреи, да в шапках в горлатных, и дружекъ и свах отпустят, а оставят, кому розути, да потом промышляет.
А тысецкой и поежжаня и друшка и сваха болшие пойдут в хоромы к тестю и тут сказав, что: «Богъ сподобил дети ваши имярекъ, у венчанья бывъ, легли опочивати здорово, и тут прохлажаются». А друшка и сваха другие поедут к тестю и скажут, что доехали и легли опочивати здорово. А постелничеи два седят у дверей безотступно, а какъ новобрачному время полежавъ и проведавъ, и онъ кликнетъ постелничево и велитъ позвати ближнюю боярыню, и сам бывъ за завесомъ и обдався водою, положит на собя чехол да шубу наголную. Да пойдет новобрачная с боярынею или и з двема, и там обздадет ее, и сорочки обе смочат в тазех. А новобрачная по тому ж на собя положит чехол и шубу наголную да велит позвати къ себе друшку, а сам сядет на болшей постели, а новобрачная за завесом на пуховичке.
И друшка придет, и онъ пошлетъ ко отцу и к матери, а скажет, что дал Богъ здорово. И они пошлют сваху и потом придет тысецкой да ближней кто сердоболь къ новобрачному, а к новобрачной придет свекры и свойственные боярыни, и принесут кушанье на руках, студен крошеная птичья с сливами и с лимонами и с огурцы. И новобрачново кормит тысецкой, а новобрачную свекры с боярынями за завесою. А дружку в те поры пошлют к тестю и к теще, и друшка приехавъ говорит, назвавъ имянем: «Велел вам говорити новобрачной имярекъ: Божиим милосердием и вашим родителским жалованьемъ и бережением мы, дал Богь, здорово, и на том на вашем жалованье челом бью!» И з друшкою тутъ целуются тесть, подарит чарочку или ковшикъ, а теща ширинку. И в тъ поры в объих дворех бываетъ веселие и прохлад.
А как обручати и венчати, и вечерня в сеннике говорити, и на завтрее какъ выйдет новобрачной из мылни, молитва и заутреня, и молебен и часы говорити, то священниково действо по уставу и по изволению «Могущему вместимая вмещати». А какъ свекры и друшка и сваха из сенника выйдут, а жених с невестою что хотят, то делают. А у сеника и под крылцом привязывают жеребцов и кобылицъ, и жеребцы в те поры, смотря на кобылы, ржутъ.
И потом поездъ и седячие бояре и боярыни и друшки и свахи с обеих сторонъ розежжаются по себе, а свойственные по совету и ночуют, и свечи во всю ноч горят. А к утру велят держати мылни.
А на завтрее друшки и свахи на обе половины съедутся, и от тестя пошлет друшка меншей к болшему друшке людей с мыленными суды и с простыни, а судов котелъ меденик съ кровлею, 2 таза, 2 простыни на полки, 2 простыни на воды. И прикажет, как двинется новобрачной, чтобы ему весть учинил, друшке друшка. И как новобрачному встати, призовет постелничево и велит к себе быти друшке, а мовниковъ велит послати в мылню. И как будет готово, и друшка придет, и он вставе в башмаки и шубу наголную на собя да шапку подскорную пойдет закрывся рукавом. А новобрачная лежит на постели, покрывся одеялом, и тотчасъ к ней войдет сваха да боярские боярыни и ее учнут подымати. А в те поры сурна заговорит и трубки, и накрачии заиграют, и новобрачную поднявъ, положатъ на нее летник бел, шубку золотную обышную, шапку горлатную, и идет, накапками закрывся, в хоромы. А ей изготовятъ за навесом постелку, и она ляжет.
А друшка пошлет к тестю на дворъ, а велит сказати друшке ж, что новобрачной пошел в мылню, и новобрачная двигнулася. И сваха другая к новобрачной поедет, а тесть друшку отпустит к новобрачному с мылеными дарами, и друшка поедет в золоте тем же обычаем, а за ним в санях под полстью мыленные дары в коробьяхъ.
А приехав к мылне, розбирает и даетъ людем держати на руках сорочка, порты, поясъ с мошною, в мошне золотые, нижней поясъ, ногавицы и четыги;[23] башмаки, зипун, шуба наголная, шапка черевья.[24] А наперед подадут в мылне чехол, башмаки. И к мылне съежжаются поежжаня, тысецкой съ товарищи, и тут устроены поставци с питиемъ, хто изволитъ, пьют и людем подают, а накрачи играют, и мовниковъ дарятъ ширинками. А из мылни новобрачной в сенник идет и тут поопочинет. А новобрачные в мылню не водят, тут ее умывают, и как будет время, положат на нее кику и наряд да идут свахи с нею в сенникъ, а новобрачной в те поры выйдет со всеми в свои хоромы, нарядятся в золото. И по обручанью посадят на постелю, и свахи положат на нее покровъ, и новобрачной со всем поездом в наряде придет в сенник и сядет подле невесту, а тысяцкой и поежаня сядут по чину. И входитъ ту свекоръ съ бояры с седячими и сына своего целует и здоровает ему женився, да невестку свою вскроет и здоровает за мужем, и все здоровают. И тут сыну своему и снохе своей на вскрыванье явит благословение свое, образы или кресты и понагеи, села вотчинные. И приносят тут куря и кашу, и князь молодой кушает. И пойдут новобрачной со отцом и с поежжаны в хоромы, а новобрачная с свахами в другие хоромы к свекрови, роскрыта, и свекры и боярыни тут целуются и здоровают и благословляют кресты или понагеи, перстни, и в те поры готовят взвары.
И как время будет, сойдутся в болшие хоромы, а на столе изготовлены овощи, на скатерти, без судков, без хлеба. И платье золотное сложат, будет летом — положат охабни, а зимою шубы наголные, а боярыни — летники белые да шубки червчатые, в спусках, а зимою в каптурах. И сядут свекоръ с свекровью по конець стола, а новобрачных посадят в большом месте, а там свахи да седячие боярыни, а въ скамье тысецкой да седячие бояре, а поежжань в кривом столе. Да понесут взвары, а от тестя приедет друшка с дары и подносит на блюдех, свекру сорочку да порты, а говоритъ, назвав имянем: «Новобрачная имярекъ челом бьет», и онъ прииметъ, а новобрачная поклонится, а в те поры все стоят. А свекрове камка, а боярыням по тафте, также подносит на блюдех, и говорит, а новобрачная кланяется. А в обычных местех свекрове тафта или дброги,[25] а боярыням седячим по сорочке да по убрусу да по волоснику, а тысецкому и седячим всем бояром по сорочке да по портамъ, а поежжаном не живет. И кушавъ овощи, принесут дары, и сына благословляет отець и мати образы и платьемъ деланые золотные, и шубою, и суды и лошади подводят в нарядех, и жалует его людми и вотчинами, а мати по тому же благословляет. И потомъ сноху жалуют саженьемъ и платьемъ и судами. И тысецкой и седячие бояре новобрачново и новобрачную подарят, кто чем изволитъ.
И пойдут в свои хоромы, а велят готовити лошади и, как время дойдет, нарядятся в золотное платье и поедут на дворъ к тестю тем же обычаем, как к месту ехали: священникъ наперед со крестом, да поежжаня, да тысецкой с новобрачным; и как на дворъ взъедутъ и у тестя накрачеи и трубники играют, и тут у тестя бываетъ стреча: люди на дворе и у коня, и на крылце. А стречают свойственные, и тесть встретит в сенях и целуются с новобрачным и с тысецким и с поежжаны, а у тестя в хоромехъ за столом в болшем месте теща да седячие боярыни.
А на столе скатерть без судковъ и овощи. И встретитъ тесть с седячими, войдетъ в хоромы наперед, и станут по своим местом, а новобрачной войдет с тысецкимъ, перед ними один друшка их да другой, тутошной, а поежжаня идут за новобрачным. И теща из за стола мало выйдет и спрашиваетъ зятя о здоровье и целуется с ним с ширинкою, и боярыни седячие, выходя с новобрачным, целуются все с ширинками. А с тысецким и с поежжаны целуется теща с ширинками, а боярыни иные и без ширинок. И садятся боярыни в лавках по чину, подле тещи сядет зять, а въ углу тысецкой, по конець стола тесть, в скамье седячие бояре, а поежжане в кривом столе по тому ж.
За овощи тесть понесетъ вина и понесут взвары, и кушают овощи, и сняв овощи, переменят платье, и понесут завтрокъ — полной стол. А боярыни в том платье и седят: летники белые да шубки червчатые в спусках.
И какъ учнут издавати и новобрачной станет из за стола, а с ним тысяцкой, а друшка станет звати тестя и тещу и седячих бояръ и боярынъ, назвавъ именем: «Новобрачной челом бьет, чтобы тебе пожаловати сегодни — у новобрачново за столом быти и пировати», да вышед в сени опять положат золотное платье и поедутъ к себе темже обычаем.
И приехавъ к себе, мало поопочинут, а в те поры готовят стол. А как время приспеет, новобрачную нарядят в болшей наряд и пошлют друшку звати тестя и тещу и седячих бояръ и боярын к столу.
И тесть поедет в наряде в золоте, а с ним седячие бояре по тому ж в золоте, по 2 в ряд, а за ними люди около коней пешие. А теща поедет в санех по тому ж, и боярыни — в золотных летниках и в спусках по одной в санях.
И приедут к свекру на дворъ бояре к лесницы, а боярыни к другой, и тутъ встречают бояръ бояре, а боярын боярыни, на крылце, и в сенех по достоянию. И где быти столу, тут на столе овощи.
Наперед придут боярыни, а сядет в болшем месте теща, под нею новобрачная да свахи, да боярыни и приежжие, а под ними тутошные, а ниже всех сядет свекры. А тесть сядет по конець стола, подле ево свекоръ, а в скамье седячие бояре приежжие, а под ними тутошные. А новобрачной приседает подле отца, а тысецкой и поежжане в кривом столе.
А как повместятся, свекоръ выходит, да и приежжие бояре, и кланяются свекрови и тутошним боярыням, и спрашивают ихъ о здоровье, и целуются, и потом переменяют платье, вышед в сени. И садятся за стол, подносят вина и овощи и взвары кушают, и потом овощи снимают и понесут ести. А новобрачной вставая потчивает ко отцу и к тестю и к тещи, подносит в кубках питье, вина и меды красные. И как столъ учнут здавати, и тесть встанет, а друшка другой учнет говорити свекру, назвавъ тестя именем: «Бьет челом, чтобы тебе пожаловати завтра у него у стола быти и пировати». И новобрачново, и седячих бояръ, и свекровь, и боярын по имяном друшка зоветъ, а тесть кланяется, а новобрачной тестя и приежжих бояръ потчивает.
И как время дойдет, принесут дары: кубок двойчатой или с кровлею, бархат или камка, и наложив сосуды меду, учнет говорити свекоръ тестю: «Дай, господи, намъ здорово быти съ детми своими!», назовет сына и сноху имянем — «с детками своими много летъ!» А друшка болшей в те поры станет сказывати, назвавъ тестя имянем: «Челом бьет зять твой имярекъ, — кубокъ двойчат золочен, бархат таков цветом, сорокъ соболей!» Да теще дары также являет друшка: братина или стопа, камка, сорокъ соболей, назвавъ имянем: «Зять челом бьетъ, дары велят приняти».
А боярыни пойдут с новобрачною к себе в хоромы, и по времяни, как ехати, положат на собя наряды. И тесть, и теща, и приежжие бояре поедутъ к себе тем же обычаемъ, а провожаютъ их до лошадей, а боярын боярыни до саней — и прохлажаются на своихъ дворех, на обе половины бываетъ веселие. А друшки и свахи дожидаются, как пойдут новобрачной и новобрачная в сенник и, положив их, розежжаются по себе.
А на завтрее готовят мылну, и друшка от тестя приежжает с мыленными дары, полегче тех; сорочка, порты, поясъ, полотенце и что будет иное пришлет. А как изъ мылни учнет выходити, и тысецкой и поежжаня приедут и нарядяс в сеннике, пойдет новобрачной со всем поездом в хоромы отцу челом ударити и матери, а у них изготовлены овощи по тому ж обычаю.
За столом мати, новобрачная и свахи, и седячие боярыни, и бояре в скамье, и садятся по чину, и кушают овощи и взвары. А в те поры приедет друшка от тестя и зовет отца и матерь, и новобрачново с новобрачною, и седячих бояръ и боярын, и его потчивая отпущают, и сами завтрокаютъ, переменивъ платье.
А у тестя изготовят столы по чину и овощи, и как время дойдет, пошлют друшку же звати к столу, и отець поедет у сына по правую руку, а тысецкой по левую, а поежжаня перед ними по прежнему в наряде, а седячие бояре за ними такъ же в наряде. А мати в санехъ в наряде, а против ее новобрачная, да боярыни седячие и свахи в санех по одной. А свахи садятся противу седячих боярын, которые едут в первых.
А приехавъ, входят в хоромы, и встреча бывает имъ по чину: тесть стречает свата и зятя, а теща стречает сватью и дочерь. И входят за овощи и целуются приежжие бояре с тутошными боярынями, и понесут вина и взвары, и кушают овощи. И как время дойдет, боярыни пойдут в свои хоромы, а они туто после овощей и учнут розделыватися в приданом, и рядные подписывают. А будет в чем споръ, и они откладывают до иново дни. Да потом садятся за стол порознь: бояре себе, а боярыни в других хоромех. А после стола тесть благословляет зятя образы и дары: кубки и бархаты, и камки, и соболи, и лошади в нарядех, и доспехи, и — здоровает. Чаши пьют с сватомъ и с тысецким, и после стола на поезде положат на собя нарядное платье да пойдут отець да новобрачной и тысецкой и старишие бояре къ боярыням в хоромы, а с ними тесть — благословляет дочерь свою образы, платьем, суды, перстни, вотчину, приданые люди. Потом теща зятя благословляет образы, платье, суды, да дочерь свою благословляетъ и жалует сажаньем и платьем.
И потом поедут к себе, тем же обычаем в нарядех, а в ыные дни съежжаются и пируют по произволу.
[1] ... и воспоминает праотець Авраама и Сарру, Иоакима и Анну, и царя Константина и Елену. — Перечисляются христианские покровители новобрачных: патриарх Авраам и жена его Сарра, родители Богородицы Иоаким и Анна — символы долголетней и счастливой супружеской жизни; Константин и его мать Елена первыми из римских императоров приняли христианство — символ верности Богу.
[2] ... говорит священник «О тебе радуется...» — Здесь и далее («Достойно...», «Все упование мое...», «Могущему вместимая вмещати..»*) приводятся первые слова («возгласы») соответствующих песнопений, составляющих чин церковного благословения, обручения и венчания (по Требнику; первые три — из канона Богородице). Эти четыре текстовые вставки определяют границы и освещают соответствующие моменты свадебного действия, которое разворачивается своим чередом — типичный пример наложения христианского церковного чина на традиционно народное действо.
[3] Панагия — иконка с изображением Богородицы, которую носили на груди (греческое слово «панагия» и значит «Богородица»).
[4] Волосникъ — вид шапочки, надеваемой замужней женщиной под платок.
[5] ... говорятъ каноны... — Т. е. исполняют подходяшие к случаю церковные песнопения в честь данного праздника.
[6] ... в бобровом ожерелье... — Из бобрового меха пристяжной стоячий воротник к рубахе или верхней одежде (от слова жерло — т. е. горло).
[7] ... в каптыре... — Каптырь, или каптур — женский головной убор, представлявший собою круглую шапочку с пелериной, которая прикрывала шею и плечи; в отличие от спусков, которые также упоминаются в этом тексте, каптырь не из ткани, а из меха или стеганный на вате.
[8] Кика — головной убор замужней женщины, округлой формы; ниже перечисляются «приклады» к кике — подзатыльник и подубрусник, т. е. различные платки с вышивкой, род повойника.
[9] Кумган — узкогорлый металлический сосуд с крышкой и с ручкой.
[10] Шубы наголные — т. е. не покрытые тканью, из одного меха.
[11] ... в золотном платье... — Т. е. в златотканом или вышитом золотом платье.
[12] ... ферези спущены... — Ферязь — верхняя домашняя одежда без пояса и воротника с длинными рукавами; впоследствии — обычная рабочая одежда, но в данном случае это еще архаичный праздничный наряд с торжественно спущенными длинными рукавами.
[13] Шапка горлатная — т. е. шитая из очень тонкого меха, взятого с шеи («горла») животного.
[14] Коровай — ритуальный круглый хлеб, символизирующий солнечный круг.
[15] ... в скамье седячие бояре... — По старому русскому обычаю, лавка у стены, к которой ставился стол, почетнее, чем место на скамье, которая придвигалась к столу с противоположной (внешней) стороны.
[16] Да устроити место... — В древнерусском языке слово место могло обозначать любое пространственное вместилище; в данном случае «местом» именуется свадебное место новобрачных на пиру.
[17] 3 девят. — Остатки древнего счета по тройкам, в данном случае — двадцать семь; сохраняется как образец ритуального счета, представленного и в сказочных зачинах.
[18] ... пенязей серебряных золоченых малых. — В краткой (первоначальной, новгородской) редакции этого текста говорится о «ноугородках золоченых» — серебряных новгородских рублях, которые по стоимости были в то время вдвое дороже рублей московских; в данном случае — намеренная архаизация текста в употреблении старых слов (пенязь вместо деньга).
[19] Аргамакъ — восточный породистый конь, скакун; здесь также условный термин свадебного обряда (конь под седлом).
[20] «Аргамак тобе в Орде, а золотые в Угре». — Скороговорка — присловье, обозначавшее, очевидно, и пожелание иметь самых лучших коней и самое чистое золото: «золотой угорский» (венгерский) в те времена особенно ценился.
[21] ... голову чесати... — Расчесывание гребнем волос новобрачных имеет смысл очищения; после расчесывания сваха заплетает невесте волосы уже в две косы, как замужней женщине.
[22] Романея — французское сухое вино.
[23] Четыги, или чедыги — мягкие кожаные или матерчатые сапоги, на которые затем надевались башмаки.
[24] Шапка черевья — т. е. шитая из меха, взятого на животе («череве») животного.
[25] Дόроги — очень тонкая восточная шелковая ткань и одежда из нее.
Чин свадебный Перевод



Источник: https://www soika.pro /dok/domostroi/ rus samobjitnaj
Категория: Домострой | Добавил: сойка-soika (10.05.2022) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 14 | Теги: Чин свадебный оригинал | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar