Глеб Володьевич князь

Князь Глеб Володьевич являет собой некий собирательный многоплановый образ. Исторически к нему близок Глеб Святославич (30 мая 1078 г.) — князь тмутараканский (1064, 1066-1068), князь новгородский (1069-1078), старший сын великого князя киевского Святослава Ярославина.
Именно князю Глебу Святославичу было весьма сподручно организовать и провести выгодную торговую экспедицию из Новгорода к причерноморской Тмутаракани.
По сказанию, торговую экспедицию постигла неудача. Буйными ветрами суда «замётало-забросало» на татаро-арапские земли еретицы и разбойницы Маринки Кайдаловки. Она обобрала русских купцов пошлинами, отняла у них корабли, а затем, кроме трех корабельщиков, посадила всех в тюрьму.
Корабельщики конфискованных судов решили написать «скору грамотку» князю ПгЬбуту Володьевичу, что их ограбила разбойница Маринка Кайдаловка:
Она все у насъ взяла да все отобрала.
Своему она берёт эту всё пошлину,
Своёму-то скоплять она то золоту казну...
Заморить она хоцётъ всё сьмертью голодною.
Прознав о случившемся, князь Глібь да св’Ьтъ-Володьёвицъ седлает доброго богатырского коня и немедленно является «ко той-ли еретици, все безбожници Маринки ко Кайдаловки».
Здесь выясняется неожиданное обстоятельство. Маринке уже давно как «замуж выйти хотілось, во супружество» и она специально спровоцировала ситуацию с грабежом, желая видеть князя у себя при широком дворе.
Маринка предложила Глебу в обмен за замужество вернуть князю его конфискованные товары и корабли с плененными людьми. Князь Глеб отказался брать в жены еретицу и безбожницу Маринку. После этого начался торг, т.е. переговоры. Маринка предложила князю отгадать шесть загадок. Глеб без труда их отгадал. Пришлось Мариике отдать все княжеское добро.
На прощанье озлобленная еретица и безбожница Маринка поднесла князю золотую чарку с отравленным вином, однако княжеский конь, почуяв недоброе, ударил в землю правой ногой. Яд, расплескашись, вспыхнул на земле ярким пламенем. Тут князь Глеб, подъехав к Маринке Кайдаловке:
Онъ хваталъ скоро свою-то саблю вострую,
Онъ отсЪкъ-то, отрубил да у ей голову;
Они вырубили всихъ со старого, до малого,
Не оставили они сылы на сЪмяна».
В былинном сказании о князе Глебе Володьевиче видны две сюжетные линии — побочная религиозная и главная торгово-экономическая. В религиозном плане князь Глеб выступает поборником святой Руси, силой оружия уничтоживший все живое «от старого до малого» в осином гнезде еретицы и безбожницы Маринки Кайдаловки.
Перед нами возникает былинная инверсная картина действительных исторических событий борьбы новгородского князя Глеба с язычеством, но не на юге близ «земли татарской и моря Арапского», а в самом Новгороде.
В 1071 г. языческие волхвы подняли восстание в Новгороде. Епископ Федор с крестом, с князем и дружиной вышел к восставшим и обратился ко всем: «Кто верует волхву — идите к нему, кто верует кресту — идите ко мне». К епископу подошли князь с дружиной, а к волхву весь народ. Видя, что людне за волхва — князь Глеб, взявший потихоньку топор, зарубил волхва, люди же, увидев его мертвое тело, разошлись.
В полном виде сюжетная линия искоренения язычества на Руси изложена в былине «Три года Добрынюшка стольничал», где подробно описана изуверская казнь Марины Игнатьевны — Суки-еретницы, не имевшей в доме образа Спаса.
Славный Добрынюшка уличил Марину еретницу-безбожницу в колдовстве и преподал ей учение', вначале отрезал руку, потом отсек обе ноги, затем отрезал губы и нос, и, наконец, голову ей отсек с языком прочь, приговаривая: «мне и ето языкъ не надобенъ, зналъ онъ дела еретическия».
Торгово-экономическая тема становится доминирующей в версии №80 сказания о «Князе Глебе Володьевиче». Здесь он представлен не князем новгородским, но князем московским.
Сюжетная линия о трех кораблях, занесенных непогодой, сохраняется, с точной географической локализацией, вместо неопределенного моря «Арапского», речь идет о «синя морюшке Корсунском». По сказанию, корабли попали в гавань Корсуни.
В городе не было ни королей, ни королевичей, ни царей, ни царевичей, ни князей, ни княжевичей: «Тутъ жила была Маринка дочь Колдаёвна, Она бле ять, еретица была, безбожьница». Маринка установила режим пошлинного беспредела для торговых кораблей, прибывающих в гавань:
Они какъ вЪдъ въ гавани заходили, брала пошлину,
Паруса ронили — брала пошлину,
Якори-ти бросали — брала пошлину,
Шлюпки на воду спускали — брала пошлину,
А какъ въ шлюпочьки садились, брала пошлину,
А къ мосту проставали — мостову брала,
А какъ по мосту шли, да мостову брала,
Какъ въ таможню заходили, не протамажила,
Набирала она дани-пошлины немножко, немало -
сорокъ тысечей.
Три русских торговых корабля, которые везли товары, среди были и драгоценные подарки князю Володьевичу, Маринка обобрала начисто, суда конфисковала, приставив к ним «крТпкихъ стророжовъ», а «трёхъ младыхъ карабелыциковъ» выгнала прочь. Пришлось им писать «ёрлыки-ти скорописчяты» ГлТбову Володьёву о случившемся и молить князя о помощи.
Исторически под эпическим князем Глебом Володьевичем можно разуметь знатного варяжского вельможу именем УлЪбъ Володиславль, в числе других лиц подписавших в 945 г. мирный договор Игоря Рюриковича с Византией. Улеб был так знатен, что договор подписал и некто Сфандр от жены Улеба.
Корсунь в те времена была автономной провинцией Византии в Крыму. Тема торгово-экономических отношений между рождающимся древнерусским государством и византийской империей была одной из центральных в мирных договорных отношениях между ними.
Самым выгодным был мирный договор 907-912 гг. Олега-правителя с Византией, в котором предусматривался особо благоприятный режим торговли для русских купцов. В договоре, в частности, оговаривались взаимные наказания за грабежи и кражи, помощь попавшим в бедствия судам, льготы русским для торговли и проживании в Царьграде.
Договор 945 г. Игоря с Византией был взаимовыгодным, но не давал явных преимуществ русским купцам. В договоре особо оговаривались
1. Это типичный древнегреческий полис республиканского типа. Поэтому он, по самодержавно-православным понятиям, покрывается грязью проклятий.
права Корсунской страны. Русские не имели права воевать и держать войска в Крыму, но были обязаны помогать корсунцам воинами, сколько им будет нужно. Корсунцы могли ловить рыбу в устье Днепра в любое время, при этом, русские не имели права там зимовать и должны были осенью уходить обратно на Русь.
В договоре 971 г. Святослава с греками не оговариваются взаимные торговые права, Русь обязывалась навсегда отречься от каких-либо претензий к Византии, Болгарии и Корсунской стране.
Судя по всему, режим пошлинного произвола, установленный в Корсуни Маринкой Колдаёвной, относился к временам после гибели Святослава, касаясь эпохи княжения Владимира.
По сказанию, былинный князь Глеб Володьевич, получив «ёрлыки карабелыциков», вознегодовал, особенно при весте о конфискации дорогих подарочков к нему.
В отличие от первой версии, где князь Глеб отправляется наводить должный порядок сам на добром коне, в версии № 80 князь для похода на Корсунь созывает дружинное войско из 30 тысяч воинов, из которых отбирает 300 отборных молодцов.
Весьма показательно то обстоятельство, что по сказанию, князь с отборной дружиной двинулся в поход на Корсунь на конях сухопутной дорогой, т. е. по тмутараканским землям.
По сказанию, былинные особенности похода на Корсунь князя Глеба Володьевича схожи с историческими фактами осады и штурма Корсуни князем Владимиром. Княжеские дружины окружили крепость военным лагерем, готовясь к длительной осаде:
А да спите-тко, лежите во бГлыхъ шатрахъ, А держите караулы крЬпкія и строгія.
Князь Глеб лично осмотрел крепость Корсуни снаружи, узрев мощные стены с наугольными башнями. Крепостные ворота были присыпаны валом из «да пески камешки».
Дружина получает княжеское распоряжение начать штурм крепости и беспощадную резню в городе по условному знаку, как только неровно зазвенит княжеская сабля:
А скачите вы черезъ стіну городовую,
Ужъ вы бейте-ко по городу старого и малого,
Ни единого не оставляйте вы на Семёна.
Затем, князь Глеб на коне подъезжает к крепостным воротам наугольной башни и зычным голосом вопрошает в адрес корсунской правительницы Маринки Колдаёвны:
А зачЪм ты обрала у мня да черны карабли,
Ты зачГм жа у мня згонила съ караблей моихъ трёх-то
карабелыциков,
А нашьто поставила да своихъ караульщиков?
Услышав громоподобный голос князя Глеба, Маринка, появившись на крепостной стене, узрела как самого князя, так и дружинные шатры вокруг города. Поняв, что дело плохо, Маринка затеяла переговоры, предложив Глебу три загадки хитромудрые, которые князь без труда отгадал.
Маринка, затаив злобу, велела освободить ворота крепости от песка и камней и, как красна девица, объявила, что пойдет замуж за князя, налив ему чашу зелена вина с лютым зельем-отравой. Затем последовала сцена, как верный княжеский конь, припав на ногу, сплескал чару зелена вина:
Загоралась у добра коня да грива лошадиная.
А как ту да ГлЪбь испугался жа,
А бросал-то чару на сыру землю;
Ише какъ тутъ мать сыра земля да загорЬласе.
Глеб, придя в ярость, отсек саблей «ей Маринки буйну голову». Услышав условный знак неровного звона княжеской сабли, в город через открытые ворота ворвалась дружина, начав резню под корень всех жителей, и старых и малых.
Историк А. Ю. Карпов пишет об этом: «А ведь виновата перед былинным Глебом Володьевичем была одна только правительница Корсуня-города злая "еретица" и "безбожница" Маринка дочь Кайдаловна», а отнюдь не рядовые жители города, «старые и малые».
Такая оценка событий А. Ю. Карповым поверхностна. Обстоятельства погрома княжеской дружиной Корсуни носили глубинный характер и не случайно были обращены зловещим образом к судьбам всех горожан. Если внимательней присмотреться к былинной оценке Корсуни и ее жителей, то можно предположить, в чем была суть кровавых событий.
Политическая и экономическая оценка города по былине однозначна: Корсунь — то место, где не было ни королей, ни царей, ни князей, ни их наследников. Вместо них горожане поставили у власти «бле ять, еретицу и безбожьницу» Маринку Колдаёвну, которая устроила в черноморском порту режим пошлинного грабежа. В Корсуни царил режим ворократии, узаконенной власти мародеров, осиное гнездо наглого обмана, безбожия и гнусного разврата.
Это шло полностью в разрез русским (славянским) традиционным устоям гостеприимства, честности, целомудрия. Князь Глеб прекрасно понимал, что просто убить Маринку, как он убил новгородского волхва, будет бесполезно, на ее месте появились бы новые гадины и твари. Необходимо было искоренить чертополох беззакония до последнего семени, сжечь всю мерзкую скверну этой чумы до тла.
Чтобы корсунская зараза не коснулась души воинов, Глеб Володьевич тщательно подобрал дружину — из 30 тыс. воинов князь выбрал лучших добрых молодцов, под стать себе: «Шьтобы были все да одного росту, А да голосъ къ голосу да волосъ къ волосу». Когда очаг корсунской заразы был истреблен и выкорчеван, князь Глеб Володьевич с дружиной:
Уходили на сьвяту-ту Русь...
Поживать-то они стали всё постарому,
Всё постарому стали, всё по-прежнему,
Всё по-прежнему стали, по-хорошему.
Таким образом, религиозно-политическая суть былинного сказания о князе Глебе Володьевиче обретает черты идеала исконно русского этического традиционализма.
В сказании заметны и другие темы. Например, упоминание о желании замужества за князя Глеба правительницы Корсуни Маринки Колдаёвны. Это необычная былинная интерпретация исторических обстоятельств выдачи замуж за князя Владимира византийской царевны Анны, связанных с Корсунью. Здесь былинное сказание обратно реальной истории, где православная царевна Анна имеет дело с «еретиком и безбожником» князем Владимиром.
Интересна и былинная тема помощи верного коня князю Глебу. Эта тема имеет явную аналогию с конем одного из первых русских святых, так же князя Глеба, конь которого споткнулся, роковым образом изменив маршрут похода Глеба от верховий Волги к Смоленску.
Вообще, в русском эпосе, как и в жизни простых русских людей, конь-кормилец имел исключительно важное значение. Известны сказки-сказания по этому поводу о Коньке-Горбунке, о Сивке-бурке вещем каурке.
Если сопоставить роль коней в сказаниях о Глебе Володьевиче и Олеге-правителе, то по религиозной теме они былинно инверсны. Олег-правитель был наказан роком судьбы и принял смерть от черепа любимого коня за неверие предсказанию волхвов. Олег «посмЪася и укори кудесника, река: то ти неправо глаголють вольсви, но все лжа есть: конь умерлъ есть, а я живъ». Но «змиа из голы лба виникнувши, уклюну» князя в ногу, после чего он разболелся и умер.
Совсем иная религиозная ситуация возникает с конем князя Глеба Володьевича. Глеб выступает как представитель святой Руси, ревностный борец с «еретицей и безбожницей» коварной Маринкой Колдаёвной. Верный княжеский конь спасает, рискуя собой, князя от верной гибели — от прикосновения к содержанию чаши зелена вина с зельем-отравой.
Тема отравы не случайна, это «византийский след» в русской былинном творчестве. Низменное коварство намеренного убийства отравой, от чаши, подносимой в знак дружбы и любви, что может быть подлее и порочней.
Император Цимисхий, равный Святославу в военном мужестве и удаче, умер в страшных мучениях, отравленный своей придворной знатью. После него пришли к власти братья-императоры Василий и Константин, во времена которых князь Владимир взял штурмом Корсунь.
Интересна и былинная тема сказания об огне, вызванном расплескавшимся отравленным вином, поднесенным Маринкой Колдаёвной князю Глебу Володьевичу. Огонь был настолько силен, что от него загорелась не только грива верного княжеского коня, но и мать сыра земля.
Вероятно, что перед нами своеобразная былинная интерпретация реальных исторических обстоятельств штурма Корсуни, связанных с возникшими при этом пожарами, подтвержденными археологическими данными. А. Л. Якобсон по этому поводу высказывает предположение, что именно вследствие обстрела Херсона (Корсуни) «живым огнем» в городе возник пожар.
Такое предположение невероятно, дело в том, что секрет приготовления «живого (греческого) огня», от которого горели даже камни, византийцы хранили в строжайшей тайне. Его, как правило, с успехом применял византийский флот. По летописям, от греческого (ладейного) огня пострадали корабли и дружина князя Игоря при набеге на Византию в 941 г.



Источник: https://soika.ucoz.net/dok/imena slavjanskie/ rus samobjitnaja/
Категория: Былиные богатыри Руси великой | Добавил: сойка-soika (29.04.2022) | Автор: Сойка-Soika W
Просмотров: 13 | Теги: Былинные богатыри Руси великой, имена богатырские, глеб володьевич, Глеб Володьевич-весь текст, скачать, копировать, читать, Имена, Глеб Володьевич- | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar