Чт, 02.12.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

Ски́фы (др.-греч. Σκύθης, Σκύθαι, самоназвание: Skolotoi) — древний кочевой ираноязычный народ, существовавший в VIII в. до н. э. — IV в. н. э. Скифы не имели письменности, из скифского языка известно более двух сотен слов, а также лич­ные имена, то­по­ни­мы и глосс в ан­тич­ных и кли­но­пис­ных ис­точ­ни­ках.

Часть скифов обитала в степной зоне Северного Причерноморья от Дуная до Дона, именуемой в древнегреческих источниках Скифией. Многие племена и народы были как в союзе со скифами, так и враждебны им.

О скифах известно из сочинений античных авторов (таких как Геродот, Гиппократ, Плиний Старший, Чжан Цянь), археологических раскопок и генетических исследований.

Родственным скифам народом были савроматы (сарматы), саки и массагеты.

Антропологический тип.

В антропологическом плане выделяются две группы европейских скифов — лесостепные и степные. Лесостепные скифы отличались от причерноморских более узким и длинным черепом, узким, менее высоким и резко профилированным лицом. Эти особенности сближают их с узколицым местным населением эпохи поздней бронзы. Степные — более высоколицые, с более широким и коротким черепом.

Существует две гипотезы, объясняющие эту разнородность — автохтонная и миграционная. Согласно первой, у степных скифов, с большой плотностью и подвижностью населения, вследствие усиления внутригруппового смешения и метисации с соседними группами, началась брахикефализация. Согласно другой точке зрения, отличие степных групп от лесостепных связано с их различным происхождением. Лесостепные скифы являются автохтонами, и обнаруживают наибольшее сходство с антропологическим типом срубной культуры. Степные скифы, судя по сходству с окуневцами Тувы, мигрировали в Северное Причерноморье с востока.

Для азиатского степного населения в сакское время была характерна мезобрахикранность, с крупным лицевым отделом, с умеренным выступанием носовых костей и ослаблением горизонтальной профилировки. Впоследствии на основе этих комплексов сложится южносибирская раса.

Гиппократ следующим образом описывает внешность скифов, связывая её с холодным климатом их местности:

Скифы отличаются толстым, мясистым, нечленистым, сырым и немускулистым телом; живот у них в нижней части отличается чрезвычайным изобилием влаги… Благодаря тучности и отсутствию растительности на теле [обитатели] похожи друг на друга, мужчины на мужчин и женщины на женщин. <…> [Всё] скифское племя — рыжее.

В могильнике Колбино на Среднем Дону (V—IV века до н. э.) обнаружена аномальная доля (19 wacko черепов взрослых индивидов с гиперостозом лобной кости — симптомом синдрома Морганьи. Другие признаки этого синдрома (ожирение, гормональная дисфункция) отчасти совпадают с описанием Гиппократа.

Палеогенетика

По данным тестирования ДНК из скифских захоронений, скифы были носителями Y-хромосомной гаплогруппы R1a, субклад R1a-Z2123 (причём как европейские скифы, так и сибирские скифы) и митохондриальных гаплогрупп G2, G2a4, F1b, F2a, C, U2e, U5a, U5a1, T1, T1a, T2, A, A4, H, H2a1, D, D4b1, N1a, I3, HV2, HV6, J, K.

Анализ 35 геномов из захоронений, относящихся к четырём культурным группам: срубная-алакульская культура (бронзовый век), киммерийцы, скифы и сарматы (железный век), возрастом от 1900 до 400 лет до н. э. показал, что киммерийцы, скифы и сарматы — кочевые народности железного века, не являются прямыми потомками носителей срубно-алакульской культуры бронзового века, имеют смешанное происхождение, свойственное кочевым народам. Скифы имеют генетические отличия как от киммерийцев, так и от сарматов. Из этих трёх народов, скифы генетически ближе к срубно-алакульской культуре, чем сарматы или киммерийцы. Западные скифы образовали кладу с афанасьевской, синташтинской, андроновской и межовской культурами, восточные скифы — кладу со срубно-алакульской культурой. В сравнении с современными народами, скифы имели высокое внутригрупповое разнообразие: одна группа из 3-х представителей показала генетическое сходство с современными популяциями северной Европы, другая оказалась ближе к южно-европейским популяциям, третья группа — между генетическими вариациями мордвы и народов Северного Кавказа (так называемый «степной» кластер).

У скифов из Республики Тыва определены Y-хромосомные гаплогруппы R1a-M513, R1a1a1b2-Z93, N-M231, Q1b1a-L54, Q1b1a3-L330, у северо-причерноморских (европейских) скифов — Y-гаплогруппа R1b1a1a2, то есть между этими 2 группами скифов почти не было потока генов по мужским линиям. Разные волны скифов включали разные восточные линии.

Первоначально родиной скифов считалась западная Евразия (степи Северного Причерноморья), но последние исследования мтДНК 96 кочевников железного века из Южного Урала, Казахстана и Северного Причерноморья (VIII—III века до н.э.), по материальной культуре сходных с культурой скифов, показывают мультирегиональный вариант их происхождения и раннее присутствие скифов в Восточной Азии (на территории современного Восточного Казахстана и Тувы). Их можно охарактеризовать, как смесь предков из Ямной культуры и восточноазиатского компонента. Моделирование показывает независимое происхождение восточных и западных групп скифов, с последующим ростом населения в этих группах и генным потоком между ними, объясняя единообразие их материальной культуры. Это предполагает значительные миграции групп скифов как с запада на восток, так и с востока на запад, с указанием асимметричного потока генов от западных к восточным группам, а не наоборот.

Сравнение с современными народами показало, что для образцов западной скифской эпохи, современные группы населения с высокой генеалогической связью с ними расположены в основном в непосредственной географической близости, тогда как современные группы с высокой статистической поддержкой происхождения восточных скифов распределены в более широком географическом диапазоне. Современные популяции, связанные с западными скифами железного века, могут быть найдены среди различных этнических групп на Кавказе, в России и Центральной Азии (распространены среди многих иранских и других индоевропейских групп), тогда как популяции с генетическим сходством с восточными скифскими группами встречаются почти исключительно среди носителей тюркских языков.

Скифскую культуру активно изучают сторонники Курганной гипотезы. Формирование сравнительно общепризнанной скифской культуры археологи относят к VII веку до н. э. При этом существует два основных подхода к толкованию её возникновения: согласно одному, основанному на так называемом «Третьем сказании» Геродота, скифы пришли с востока;

другой подход, который также может опираться на сказания, записанные Геродотом, предполагает, что скифы к тому времени обитали на территории Северного Причерноморья как минимум несколько веков, выделившись из среды преемников срубной культуры. Однако большинство мнений учёных так или иначе примыкает к одной из двух традиционно противопоставляемых гипотез.

Первая гипотеза — так называемая автохтонная — наиболее подробно была обоснована Б. Н. Граковым. Он считал, что прямыми предками скифов являлись племена срубной культуры эпохи бронзы, проникшие в Северное Причерноморье из Поволжья. Проникновение это было очень медленным и длительным (с середины II тыс. до н. э.), а упомянутая Геродотом миграция скифов «из Азии» (а «Азия» начиналась для античных географов сразу за Доном-Танаисом) — лишь одна из его волн, скорее всего, последняя. Мигранты-«срубники» встретились в степях Причерноморья с более ранними переселенцами из тех же областей, и на основе слияния этих родственных друг другу групп сложилось этнически однородное население скифского времени, говорившее на одном из диалектов североиранского языка. Именно культура срубных племён, испытавшая значительные изменения в ходе перехода от эпохи бронзы к железному веку и от полуоседлого образа жизни к подлинному номадизму, легла, по мысли Б. Н. Гракова, в основу собственно скифской культуры. Правда, искусство скифов (звериный стиль) и некоторые формы их оружия он считал привнесёнными откуда-то извне. К граковской гипотезе примыкает переднеазиатская версия известного ленинградского археолога, специалиста по скифам и хазарам М. И. Артамонова. Согласно его точке зрения, срубная культура эпохи бронзы непосредственно предшествовала скифской в Северном Причерноморье и во многом предопределила её основные черты. Однако возникновение собственно скифской культуры в VII в. до н.э. и, особенно, такой её яркой черты, как звериный стиль М. И. Артамонов связывал с влиянием развитых цивилизаций Передней Азии. По Б. Н. Гракову, и скифы, и киммерийцы — прямые потомки «срубников», поэтому они имеют общую культуру и, скорее всего, родственны этнически.

Вторая гипотеза. Совершенно иначе подходит к решению данной проблемы признанный лидер группы учёных, отстаивающих правомерность так называемой центральноазиатской гипотезы, А. И. Тереножкин. По мнению этого исследователя, между населением Северного Причерноморья доскифского и скифского времени не существует ни этнической, ни культурной преемственности. Скифы приходят в регион из глубин Азии в VII в. до н.э.

Геродот сообщает о трёх сказаниях о происхождении скифов: По рассказам скифов, народ их — моложе всех. А произошёл он таким образом. Первым жителем этой ещё необитаемой тогда страны был человек по имени Таргитай. Родителями этого Таргитая, как говорят скифы, были Зевс и дочь реки Борисфена. Такого рода был Таргитай, а у него было трое сыновей: Липоксай, Арпоксай и самый младший — Колаксай. В их царствование на Скифскую землю с неба упали золотые предметы: плуг, ярмо, секира и чаша.

Первым увидел эти вещи старший брат. Едва он подошёл, чтобы поднять их, как золото запылало. Тогда он отступил, и приблизился второй брат, и опять золото было объято пламенем. Так жар пылающего золота отогнал обоих братьев, но, когда подошёл третий, младший, брат, пламя погасло, и он отнёс золото к себе в дом. Поэтому старшие братья согласились отдать царство младшему. Так вот, от Липоксаиса, как говорят, произошло скифское племя, называемое авхатами, от среднего брата — племя катиаров и траспиев, а от младшего из братьев — царя — племя паралатов. Все племена вместе называются сколотами, то есть царскими. Эллины же зовут их скифами.

Так рассказывают скифы о происхождении своего народа. Они думают, впрочем, что со времён первого царя Таргитая до вторжения в их землю Дария прошло как раз только 1000 лет. Упомянутые священные золотые предметы скифские цари тщательно охраняли и с благоговением почитали их, принося ежегодно богатые жертвы. Если кто-нибудь на празднике заснёт под открытым небом с этим священным золотом, то, по мнению скифов, не проживёт и года. Поэтому скифы дают ему столько земли, сколько он может за день объехать на коне. Так как земли у них было много, то Колаксаис разделил её, по рассказам скифов, на три царства между своими тремя сыновьями. Самым большим он сделал то царство, где хранилось (не добывалось) золото. В области, лежащей ещё дальше к северу от земли скифов, как передают, нельзя ничего видеть и туда невозможно проникнуть из-за летающих перьев. И действительно, земля и воздух там полны перьев, а это-то и мешает зрению.

Так сами скифы рассказывают о себе и о соседних с ними северных странах. Эллины же, что живут на Понте, передают иначе. Геракл, гоня быков Гериона (чаще — коров), прибыл в эту тогда ещё необитаемую страну (теперь её занимают скифы). Герион же жил далеко от Понта, на острове в Океане у Гадир за Геракловыми Столпами (остров этот эллины зовут Эрифией). Океан, по утверждению эллинов, течёт, начиная от восхода солнца, вокруг всей земли, но доказать этого они не могут. Оттуда-то Геракл и прибыл в так называемую теперь страну скифов. Там его застали непогода и холод. Закутавшись в свиную шкуру [тут ошибка, исходно шкура была львиной[46]], он заснул, а в это время его упряжные кони (он пустил их пастись) чудесным образом исчезли.

Пробудившись, Геракл исходил всю страну в поисках коней и, наконец, прибыл в землю по имени Гилея. Там в пещере он нашёл некое существо смешанной природы — полудеву, полузмею (Богиня со змеями, родоначальница скифов, известна по ряду античных изображений). Верхняя часть туловища от ягодиц у неё была женской, а нижняя — змеиной. Увидев её, Геракл с удивлением спросил, не видала ли она где-нибудь его заблудившихся коней. В ответ женщина-змея сказала, что кони у неё, но она не отдаст их, пока Геракл не вступит с ней в любовную связь. Тогда Геракл ради такой награды соединился с этой женщиной. Однако она медлила отдавать коней, желая как можно дольше удержать у себя Геракла, а он с удовольствием бы удалился с конями. Наконец, женщина отдала коней со словами: «Коней этих, пришедших ко мне, я сохранила для тебя; ты отдал теперь за них выкуп. Ведь у меня трое сыновей от тебя. Скажи же, что мне с ними делать, когда они подрастут? Оставить ли их здесь (ведь я одна владею этой страной) или же отослать к тебе?». Так она спрашивала. Геракл же ответил на это: «Когда увидишь, что сыновья возмужали, то лучше всего тебе поступить так: посмотри, кто из них сможет вот так натянуть мой лук и опоясаться этим поясом, как я тебе указываю, того оставь жить здесь. Того же, кто не выполнит моих указаний, отошли на чужбину. Если ты так поступишь, то и сама останешься довольна и выполнишь моё желание».

С этими словами Геракл натянул один из своих луков (до тех пор ведь Геракл носил два лука). Затем, показав, как опоясываться, он передал лук и пояс (на конце застежки пояса висела золотая чаша) и уехал. Когда дети выросли, мать дала им имена. Одного назвала Агафирсом, другого Гелоном, а младшего Скифом. Затем, помня совет Геракла, она поступила, как велел Геракл. Двое сыновей — Агафирс и Гелон не могли справиться с задачей, и мать изгнала их из страны. Младшему же, Скифу, удалось выполнить задачу, и он остался в стране. От этого Скифа, сына Геракла, произошли все скифские цари. И в память о той золотой чаше ещё и до сего дня скифы носят чаши на поясе (это только и сделала мать на благо Скифу).

Существует ещё и третье сказание (ему я сам больше всего доверяю). Оно гласит так. Кочевые племена скифов обитали в Азии. Когда массагеты вытеснили их оттуда военной силой, скифы перешли Аракс и прибыли в киммерийскую землю (страна, ныне населённая скифами, как говорят, издревле принадлежала киммерийцам). С приближением скифов киммерийцы стали держать совет, что им делать пред лицом многочисленного вражеского войска. И вот на совете мнения разделились. Хотя обе стороны упорно стояли на своём, но победило предложение царей. Народ был за отступление, полагая ненужным сражаться с таким множеством врагов. Цари же, напротив, считали необходимым упорно защищать родную землю от захватчиков. Итак, народ не внял совету царей, а цари не желали подчиниться народу. Народ решил покинуть родину и отдать захватчикам свою землю без боя; цари же, напротив, предпочли скорее лечь костьми в родной земле, чем спасаться бегством вместе с народом. Ведь царям было понятно, какое великое счастье они изведали в родной земле и какие беды ожидают изгнанников, лишённых родины. Приняв такое решение, киммерийцы разделились на две равные части и начали между собой борьбу. Всех павших в братоубийственной войне народ киммерийский похоронил у реки Тираса (могилу царей там можно видеть ещё и поныне). После этого киммерийцы покинули свою землю, а пришедшие скифы завладели безлюдной страной.

И теперь ещё в Скифской земле существуют киммерийские укрепления и киммерийские переправы; есть также и область по имени Киммерия и так называемый Киммерийский Боспор. Спасаясь бегством от скифов в Азию, киммерийцы заняли полуостров там, где ныне эллинский город Синопа. Известно также, что скифы в погоне за киммерийцами сбились с пути и вторглись в Мидийскую землю. Ведь киммерийцы постоянно двигались вдоль побережья Понта, скифы же во время преследования держались слева от Кавказа, пока не вторглись в землю мидян. Так вот, они повернули вглубь страны. Это последнее сказание передают одинаково как эллины, так и варвары. — Геродот, История, 1972, Кн. 4. Мельпомена.

Основная территория расселения скифов — степи между нижним течением Дуная и Дона, включая степной Крым и районы, прилегающие к Северному Причерноморью. Северная граница неясна. Скифы разделялись на несколько крупных племён. По сообщению Геродота, господствующими были царские скифы — самое восточное из скифских племён, граничащее по Дону с савроматами, занимали также степной Крым. Западнее их жили скифы-кочевники, а ещё западнее, на левобережье Днепра — скифы-земледельцы. На правобережье Днепра, в бассейне Южного Буга, близ города Ольвия обитали каллипиды, или эллино-скифы, севернее их — алазоны, а ещё севернее — скифы-пахари.

В степи к востоку от Борисфена (Днепра), в ГЕРОС (Молочной) жили скифы-кочевники , а дальше — до Меотиды (Азовского моря) и Танаиса (Дона) и в Степи Крыму — царские скифыНа северо-востоке от Днепра- андрофаги и меланхлены . Соседями скифов в то время, как полагают, были: к югу от Дуная — фракийцы , в Карпатах- агафирсы , на Правобережном Полесье — неври , на Левобережном Полисси- меланхлены , на восток за Доном- савроматы , в Среднем и Верхнем Подонье — будины и гелоны , в горном Крыму — тавры .

В античных источниках упоминается целый ряд других племён, обитавших в Скифии или сопредельных территориях, как родственных скифам, так и иноязычных: боруски, агафирсы, абии, гелоны, невры (нервии), аримаспы, фиссагеты, иирки, будины, меланхлены, авхаты (липоксаи), катиары (арпоксаи), траспии (арпоксаи), паралаты (колоксаи, сколоты), исседоны, тавры, аргиппеи, андрофаги.

Археологическое исследование Каменского городища в Запорожской области Украины (площадью около 1200 га) показало, что оно в эпоху расцвета Скифского царства являлось административным и торгово-экономическим центром степных скифов. Резкие изменения в социальном строе скифов к IV в. до н. э. отразились в появлении в Приднепровье грандиозных курганов скифской аристократии, т. н. «царских курганов», достигавших в высоту более 20 м. В них были погребены цари и их дружинники в глубоких и сложных по конструкции погребальных сооружениях. Погребения аристократии сопровождались захоронением умерщвлённых жен или наложниц, слуг (рабов) и лошадей.

Воинов хоронили с оружием: короткие мечи-акинаки с золотыми обкладками ножен, масса стрел с бронзовыми наконечниками, колчаны или гориты, обложенные золотыми пластинами, копья и дротики с железными наконечниками. В богатых могилах часто встречались медная, золотая и серебряная посуда, греческая расписная керамика и амфоры с вином, разнообразные украшения, часто тонкой ювелирной работы скифских и греческих мастеров. Во время погребения рядовых скифских общинников совершался в основном тот же обряд, но погребальный инвентарь был беднее.

Сарматское завоевание Скифии. Тавроскифия. Малая Скифия

Между 280—260 годами до н. э. держава скифов значительно сократилась во время вторжения родственных им сарматов, пришедших из-за Дона. Часть скифов погибла, часть перешла через Дунай и осела на прибрежных территориях, с тех пор долгое время называвшихся Малой Скифией (современная Добруджа). Также скифам удалось удержать за собой Центральный Крым и Нижнее Поднепровье:

Пришли на нашу землю савроматы в числе десяти тысяч всадников, пеших же, говорили, пришло в три раза больше. Так как они напали на людей, не ожидавших их прихода, то и обратили всех в бегство, что обыкновенно бывает в таких случаях; многих из способных носить оружие они убили, других увели живьем, кроме тех, которые успели переплыть на другой берег реки, где у нас находилась половина кочевья и часть повозок. В тот раз наши начальники решили, не знаю по какой причине, расположиться на обоих берегах Танаиса. Тотчас же савроматы начали сгонять добычу, собирать толпой пленных, грабить шатры, овладели большим числом повозок со всеми, кто в них находился, и на наших глазах насиловали наших наложниц и жён. Мы были удручены этим событием.

В 130 годах до н. э. на реке Салгир (в черте современного Симферополя) на месте ранее существовавшего населённого пункта была построена крепость (городище Керменчик). Многие исследователи считают это городище остатками упоминаемого в письменных источниках Неаполя Скифского, возведённого под руководством царя Скилура. По другой версии Неаполь Скифский следует видеть в городище Ак-Кая, на котором ведутся раскопки с 2006 года. По результатам сравнений планов раскопок с аэрофотосъёмкой и съёмкой из космоса было определено, что найден большой город с крепостью, существовавший на два столетия раньше, чем городище Керменчика. «Необычные размеры крепости, мощь и характер оборонительных сооружений, расположение неподалеку от Белой скалы групп „царских“ скифских курганов, — всё это говорит о том, что крепость Ак-Кая обладала столичным, царским статусом», — считает руководитель экспедиции Ю. Зайцев.

Наивысшего расцвета Скифское царство в Крыму достигло в 130—120-х годах до н. э. при царе Скилуре, когда скифы подчинили себе Ольвию и ряд владений Херсонеса. Однако вскоре после поражения в войне с Понтом позднескифское царство в Крыму перестало существовать как единое государство.

В Малой Скифии (Добрудже), где в своё время отбывал ссылку известный римский поэт Овидий, присутствие скифов отмечается вплоть до гуннского нашествия в IV веке н. э.

Исчезновение

Скифское царство в Крыму и низовьях Днепра с центром в Неаполе просуществовало до второй половины III в. н. э. и было уничтожено готами. Скифы окончательно потеряли свою самостоятельность и этническое своеобразие, растворившись среди племён Великого переселения народов. Греческое наименование «скифы» перестало носить этнический характер и применялось к различным народам Северного Причерноморья, включая готов, гуннов, славян, русов, половцев, печенегов и других.

Обычаи

Античные источники сообщают о ряде скифских обычаев.

Геродот в своих «Историях» писал, что при убийстве первого врага скифу было положено испить его кровь. С поверженных противников скифы снимали скальп и использовали в качестве полотенец для рук, либо сшивали себе плащи. С правой руки врага сдиралась кожа вместе с ногтями и шла на чехлы для колчанов. Некоторые скифы сдирали всю кожу и обтягивали ей доски, которые возили с собой. Свою долю в добыче получал только тот воин, который предъявлял царю голову врага. Из черепов наиболее лютых врагов скифы изготавливали чаши. Воинская удаль всячески поощрялась. Например, каждый год скифская знать устраивала пиры, присутствовать на которых можно было только скифам, убившим врага.

Среди скифов было популярно гадание. Гадали либо с помощью связок с прутьями, либо при помощи липовой мочалы. Во время болезни у скифских царей существовал обычай обращаться к наиболее уважаемым предсказателям с требованием указать человека, который принёс ложную клятву богам царского очага (что по поверьям считалось причиной болезни). Если предсказатели указывали на невиновного человека, их сажали на запряжённую телегу с хворостом и поджигали.

Скифы закрепляли дружеские узы специальным ритуалом. Для этого в чашу наливалось вино и смешивалось с кровью самих друзей, а затем выпивалось ими после определённых клятв. Скиф не мог иметь больше 2-3 друзей, иначе он считался чем-то вроде распутной женщины.

Если скиф не мог справиться со своими врагами в одиночку, то он убивал быка, варил его мясо, а шкуру расстилал и садился на неё с заломленными руками. Каждый желающий мог подойти, взять кусок мяса и встав одной ногой на шкуру поклясться привести с собой определённое количество воинов. Таким образом, набиралось довольное количество воинов, чтобы отомстить обидчику.

Искусство

Среди художественных изделий, обнаруженных в погребениях скифов, наиболее интересны предметы, декорированные в зверином стиле (на илл.): обкладки колчанов и ножен, рукоятки мечей, детали уздечного набора, бляшки (использовавшиеся для украшения конской сбруи, колчанов, панцирей, а также в качестве женских украшений), ручки зеркал, пряжки, браслеты, гривны и т. д.

Наряду с изображениями фигур животных (оленя, лося, козла, хищных птиц, фантастических животных и т. д.) на них встречаются сцены борьбы зверей (чаще всего орла или другого хищника, терзающего травоядное животное). Изображения выполнялись в невысоком рельефе при помощи ковки, чеканки, литья, тиснения и резьбы, чаще всего из золота, серебра, железа и бронзы. Восходящие к образам тотемных предков, в скифское время они представляли различных духов и играли роль магических амулетов; кроме того, они, возможно, символизировали силу, ловкость и храбрость воина[источник не указан 1657 дней].

Несомненный признак скифской принадлежности того или иного изделия — особый способ изображения животных, так называемый скифо-сибирский звериный стиль. Животные всегда изображаются в движении и сбоку, но с обращённой в сторону зрителя головой.

Особенностями скифского звериного стиля являются необычайная живость, характерность и динамика образов, замечательная приспособленность изображений к формам предметов. В искусстве скифов IV—III вв. до н. э. образы животных получали все более орнаментальную, линейно-плоскостную трактовку. Существовали и каменные, сильно схематизированные изваяния скифов-воинов, устанавливавшиеся на курганах. С V в. до н. э. греческие мастера изготовляли предметы декоративно-прикладного искусства для скифов, сообразуясь с их художественными вкусами.

Костюм

Одежда скифских мужчин состояла из коротких кожаных кафтанов (туго перетянутых поясом) и длинных плотно облегающих кожаных штанов или широких шерстяных шароваров. Кафтаны носились мехом внутрь. По их краям располагались узоры, а на спине находилась орнаментная полоса. Кафтаны знатных скифов украшались яркими вышивками и разнообразными аппликациями, а парадная одежда расшивалась множеством золотых украшений. Штаны носились либо навыпуск, либо вправлялись в невысокие, мягкие, перевязанные ремешком возле щиколотки полусапоги («скифики»). Нередко кожаные штаны украшались «лампасами» и разнообразными вышивками. Кожаный пояс служил для подвешивания колчана (с левой стороны) и меча или кинжала (с правой стороны). Пояса знатных скифов и дружинников покрывались металлическими бляшками. Скифские женщины носили одежду из шерсти, растительного волокна конопли и кожи. Наряд скифянок во многом зависел от их социального положения. Одежда простых женщин чаще всего состояла из длинного платья, поверх которого носилась накидка. Наряды знатных скифянок обычно расшивались множеством золотых пластинок и бляшек.

Военное дело

У скифов первыми среди народов континента конница стала действительно основным видом войск, численно преобладавшим над пехотой, а во время переднеазиатских походов — единственной силой.

Скифы первыми (насколько позволяют судить источники) в истории войн успешно применили стратегическое отступление с целью коренного изменения соотношения сил в свою пользу. Они первыми пошли на разделение войска на две взаимодействующие части с постановкой отдельных задач перед каждой из них. В военной практике они удачно применили способ ведения войны, метко названной античными авторами «малой войной». Они продемонстрировали умелое ведение значительных по объёму кампаний на обширном театре военных действий, приведших к изгнанию измотанных войск противника (война с Дарием) или разгрома значительных масс противника (разгром Зопириона, битва при Фате).

Во II веке до н. э. скифское военное искусство уже устарело и скифы начали терпеть поражения от фракийцев, греков и македонян.

Скифское военное ремесло получило два продолжения: у сарматов и парфян, с упором на тяжёлую конницу, приспособленную к ближнему бою и действующую в сомкнутом строю, и у восточных кочевников: саков, тохаров, позднее — тюрков и монголов, с упором на дальний бой и связанное с изобретением принципиально новых конструкций луков[источник не указан.

Роль женщин

Результаты анализа ДНК более 1000 скелетов скифских воинов, захороненных в курганах от Центральной Азии до Украины, говорят о том, что около 37 % женщин принимали участие в боевых действиях.

Известные скифы

Мифические

Таргитай — сын Зевса, родоначальник скифов.

Колаксай — эпический царь скифов, родоначальник всех «сколотов» и главного племени паралатов («первейших»).

Арпоксай — один из трёх эпических внуков Зевса, прародитель катиаров и траспиев.

Липоксай — один из трёх эпических внуков Зевса, прародитель авхатов.

Агафирс — сын Геракла и полудевы-полузмеи, эпоним агафирсов.

Гелон — сын Геракла и полудевы-полузмеи, эпоним гелонов.

Скиф — сын Геракла и полудевы-полузмеи, царь всех скифов.

Прометей — мифический царь скифов.

Линх — мифический царь скифов.

Дардан — мифический царь скифов.

Агаэт (Агаст) — сын Аэта (Ээта) Колхидского, царь скифов и сарматов.

Кирка — дочь Аэта Колхидского, царица скифов и сарматов.

Пал — эпический царь скифов времён ранних завоеваний.

Нап — эпический царь скифов времён ранних завоеваний.

Сколопетий (Сколопит) — юноша царского рода, предводитель похода.

Плин — юноша царского рода, царь скифов Южного Причерноморья.

Сагил — царь скифов, современник похода амазонок на Афины.

Панасагор — скифский царевич, сын Сагила.

Танай (Танаузис) — царь скифов, воевавший с одним из фараонов. Существует несколько вариантов объяснения имени, упоминаемого у Юстина и Иордана. По одному из них, оно связано с названием Танаис, по другому — это просто рукописное искажение варианта Иандис, в свою очередь представляющего видоизменение геродотова Иданфирса (возможно, сделанное Эфором).

Яндис — царь скифов, современник Сесостриса.

Теродам (Феродамант) — мифический жестокий царь скифов, которого охраняли львы, и он кормил их человеческим мясом в целях увеличения их свирепости.

Токсарис — скифский мудрец-простолюдин, прибывший в Афины раньше Анахарсиса в сочинениях Лукиана.

Сесострис (Везосис) — легендарный фараон, ходивший на Скифию.

Русские летописи подчёркивали, что народы Руси греками назывались «Великая Скифь».

В «Повести временных лет» скифы неоднократно упоминаются:

Когда же славянский народ, как мы говорили, жил на Дунае, пришли от скифов, то есть от хазар, так называемые болгары, и сели по Дунаю, и были поселенцами на земле славян.

Дулебы же жили по Бугу, где ныне волыняне, а уличи и тиверцы сидели по Днестру и возле Дуная. Было их множество: сидели они по Днестру до самого моря, и сохранились города их и доныне; и греки называли их «Великая Скифь».

Пошёл Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли греки «Великая Скифь».

Русские летописи XVII века считали народы средневековой Руси продолжением народов Великой Скифии (см. «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске»).