Чт, 02.12.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

В год 6849 (1341). Преставился князь великий Иван Данилович.

В тот же год вышел из Орды князь Семен на великое княжение.

В ту же зиму убили Глеба Святославича 142 проклятые брянцы.

В год 6850 (1342).

В год 6851 (1343).

В год 6852 (1344).

В год 6853 (1345).

В год 6854 (1346).

В год 6855 (1347).

В год 6856 (1348).

В год 6857 (1349).

В год 6858 (1350).

В год 6859 (1351).

В год 6860 (1352).

В год 6861 (1353). Преставился князь Семен Иванович.

В тот же год преставился Феогност митрополит.

В тот же год преставился князь Андрей Иванович.

В тот же год сел на великом княжении князь великий Иван Иванович.

В год 6862 (1354). Поставлен был Алексий митрополит 143.

В год 6863 (1355). Преставился князь Константин Суздальский.

В год 6864 (1356).

Ходил в Орду Алексий митрополит.

В год 6865 (1357). Как это бывает, за премногую его премудрость и речь разумную и со всеми благоприветливую, более же всего за молебное слово к Богу и житие великое, повсюду о [81] нем большая слава прошла, не только в своих странах христианских, но и в дальних безбожных среди татар, где не знают Христа, и там Христов служитель Алексий хвалим бывал; среди них имя святого Алексия, как нечто священное, прославляется. Эта и иная чудная слава дошла и до самого нечестивого царя Амурата 144, у которого была жена, которая три года не видела 145. Слыша царь Амурат о святом Алексии и о том, сколько Бог делает ради него, принял веру, надеясь, что услышит его Бог молящегося, и посылает царь Амурат к великому князю Дмитрию Ивановичу 146, умоляя его послать человека Божия Алексия, который помолил бы Бога о царице, чтобы она прозрела. "Ибо слышал, — говорит, — что у тебя есть священник, который если что просит у Бога, Бог его слушает; отпусти его ко мне; если исцелит царицу мою, мир имеешь со мною; если не отпустишь, то землю твою пленю".

И как это бывает, великий князь Дмитрий Иванович говорит об этом человеку Божию, архиепископу и умоляет его не медлить, но идти к царю. Святой же Алексий, услышав об этом и поняв тяжесть предстоящего, сказал: "Это прошение и дело выше моей веры; но однако верую, что если кому слепому от рождения даровано Богом прозрение и если кто с верою просит, не отвергнет его Бог". И так пошел в церковь со всем причтом церковным и начал петь молебен.

Когда же он совершал молебное пение, тогда тотчас у чудотворной раки святого чудотворца Петра свеча сама собой загорелась, всем зрячим такое чудо бывает. Митрополит же Алексий, увидев это и приняв, как некое известие, освятил воду и приготовил все прочее, что надо было в дорогу, и отправился со священниками и клириками, как и подобает святителю.

Когда же он шел в Орду, вскоре царица увидела во сне этого блаженного митрополита Алексия, пришедшего в одежде архиерейской, видела также и священников, одетых согласно своему сану.

И каким видела во сне блаженного, сделала по этому образу ризы святительские, и всем прочим священникам. После этого у царя услышали о приходе святого, и тотчас царь встречает его с великою честью и подношением даров. И довелось видеть сказанное: лев и ягненок вместе пребывают. И как только архиепископ совершил молебное пение, имея с собой свечу из того воска, которая сама от себя зажглась, и зажжена была эта свеча, и покропил царицу священною водою, — о великое чудо, Христе Царю! — в тот же час прозрела царица. Царь же с вельможами видели это, и удивились все, и воздали святому хвалу и великую честь; и одарив многими дарами митрополита и всех священников, отпустил их царь с миром 147.

Когда же он возвратился в свой город, великий князь Дмитрий Иванович встретил его со всеми боярами и с народом, с великою радостью и честью, принося хвалу Богу, даровавшему благодать творить великие чудеса и быть славну перед Богом.

После этого, по откровению Божию, святой митрополит Алексий задумал воздвигнуть церковь во имя Архистратига Михаила и чуда его 148 и придел во имя Пречистой Владычицы нашей Богородицы и честного Ее Благовещения, и тут себе гроб заложил своими руками в приделе Благовещения на правой стороне. Церковь воздвиг каменную святого Архистратига Михаила и честного его чуда, в которой был и придел Честного Благовещения, и всяческими красотами ее, иконами, и книгами, и иной утварью украсил, также [83] и трапезную каменную поставил. Многое и иное достойное памяти сделано святым, сколько же написано здесь, довольно для свидетельства, да известно будет истинное. Если бы митрополит не был угодник Божий, то не удостоверил бы Бог варвару татарину такую веру иметь, и не говорил бы угодник, что Бог послушает его и может слепым прозрение дать, опять же не дерзнул бы он выше меры просить, если бы не имел упования на Него, ибо вспоминал слова евангельские: "Если сколько просите во имя Мое, дастся вам"; а также: "Просите и обретете"; и еще: "Да радость ваша исполнена будет" 149.

По слову этому человек Божий митрополит Алексий, видя себя от старости изнемогающего и к концу уже приближающегося, призывает святого Сергия 150. Когда же тот пришел и беседовал с ним, велит митрополит Алексий вынести крест с парамантом 151, украшенный золотом и бисером, и дарит святому. Тот же с смирением поклонился, сказав: "Прости меня, владыко, от юности моей не носил золота, в старости же тем более хочу в нищете пребывать". Архиепископ же говорит ему: "Знаю, чадо, что это твое правило, но сотвори послушание и прими от меня данное тебе благословение". И так возложил на святого крест своими руками, как некое обручение.

После же всех, хотевших с ним говорить, сказал святому: "Знай, преподобный, зачем призвал тебя и что хочу сделать". Святой отвечал: "Как могу знать?" Митрополит же говорит ему: "Вот, я содержал, Богу вручивши, Русскую митрополию, как Бога любящую; ныне же вижу себя к концу приближающимся, только не знаю дня скончания моего, хочу же при своей жизни найти мужа, могущего после меня пасти стадо Христово; обо всех думал и тебя одного избрал, как достойного исполнять слово истинное; знаю, как все тебя требуют, поэтому прежде саном епископства будешь почтен; после же моего преставления и мой престол восприемлешь".

И многое иное говорил ему, хотя его этими словами к своей воле привести. Святой же Сергий, услыша, какую великую суету вменяют ему, отвечал архиерею: "Прости меня, владыко, выше силы моей то, о чем говоришь; кто я, грешный и худший из всех людей? Умоляю, владыко мой, ни мне, ни кому иному обо мне такого не говори, потому что никто этого во мне не может изобрести".

Блаженный митрополит Алексий, видя его непреклонного, не стал больше говорить об этом, боясь, как бы святой, опечалившись, не ушел во внутреннюю пустынь и не пришлось такого светильника лишиться; утешил его словами духовными и так отпустил его в свой монастырь с миром. В то, что так бывает, это читающие верим, так как Господь наш Иисус Христос славящих его прославляет не только в жизни, но после смерти Небесное Царство дарует. Вскоре после того святой отец наш Алексий, который хорошо паству свою пас и на жизненном поприще наставлял, действовал по апостольским правилам, многие чудеса во славу Божию сотворил, в старости был добр и благоугоден, вскоре он, совершив Божественную литургию и причастившись Святых и Пречистых Тайн, простившись с князем и народом и дав последнее целование, переходит в век нескончаемый, куда все святые отходят; [85] было же преставление его февраля в двенадцатый день 152.

Услышав же о святом его преставлении, собрались отовсюду князья, и бояре, и вельможи, и епископы, и иноки из многих стран. И погребли его в им же созданной церкви Архистратига Михаила, в приделе Благовещения Владычицы нашей Богородицы, где и доныне честные и целебные его мощи с верою приходящим исцеление приносят, и не раз или два, но несчетное множество, то явно, то тайно, однако всегда Богу ведомо.

И был святой в том гробе 60 лет. Во время же благочестивого и христолюбивого самодержца великого князя Василия Васильевича 153 и при святейшем митрополите киевском и всея Руси Фотии 154, когда захотел Бог еще больше Своего угодника прославить, чтобы светильнику не под землею быть, но для всех видимым, случилось по произволению Божию, что церковь обвалилась во время Божественной литургии, в то время, когда священник был в алтаре, однако благодатью Христовой все оказались сохранены невредимыми. И очистив место той церкви, захотели воздвигнуть новую церковь, и начали копать ров в основании, и тут тотчас нашли тело блаженного Алексия целое и невредимое, и ризы его не истлели за много лет.

И когда услышали об этом святом обретении, собралось и князей, и вельмож, и простого народа множество, и великую хвалу с пением псалмов и молитв воздали Богу, так прославляющему святых своих. И так была воздвигнута церковь весьма прекрасная, с Божией помощью, и тело святого в раке положено в приделе Благовещения Владычицы нашей Богородицы, на правой стороне, где святые его мощи находятся видимыми и до сего дня, обильно всем исцеление подавая. Перенесение же его мощей было мая в двадцатый день. Да не умолчано будет истинное, но да будет сказано, да будет известно праведное, так как Бог не только в жизни прославляющих Его прославляет, но и после их смерти являет многоразличные чудеса, о них же сказано лишь малое из многого.

В год 6866 (1358).

В год 6867 (1359). Преставился князь великий Иван Иванович.

В год 6868 (1360). Дано княжение великое князю Дмитрию Суздальскому 155, и этому же князю отчина его, от царя Хидыря 156.

В ту же зиму, февраля в третий день, в час ночи, было знамение на небе: облако как будто в крови, и свет как будто заря.

В год 6869 (1361). Убили царя Хидыря. Тогда же ограбили князей ростовских в Орде и отпустили их нагих.

В год 6870 (1362). Ходили московские князья Ивановичи 157, князь Дмитрий Андреевич 158 да князь Владимир 159 на галицкого князя Дмитрия 160; и прогнали его, и княгиню в плен взяли.

В ту же зиму князь Дмитрий Иванович согнал с Переяславля князя Дмитрия Суздальского, а сам сел на великое княжение 161.

В ту же зиму случилась вражда между ростовскими князьями Константином 162 и Андреем 163.

В год 6871 (1363). Князь Дмитрий Иванович ходил ратью на Суздаль 164.

В тот же год приехал в Ростов князь Андрей 165, намереваясь...

(Пропуск л рукописи).

... своего наместника посадили с князем Еремеем 166.

В тот же год (6876/1368. — В. И.) великий князь Дмитрий собрал многих воинов и послал [87] рать на великого князя Михаила Александровича Тверского 167. Князь же великий Михаиле побежал в Литву к великому князю Ольгерду, зятю своему 168, и жаловался, прося помочь, чтобы отомстить вскоре. Литовский же великий князь Ольгерд в ту же осень, собрав воинов многих, пошел ратью к Москве на великого князя Дмитрия; а с ним брат его Кейстут 169 и сын Кейстута Витовт 170, тогда еще юный, и сыновья Ольгердовы все 171, и все князья литовские.

Великий князь Михаиле Александрович Тверской пришел к границе с Москвой. Услышав, что приближается Ольгерд, великий князь Дмитрий разослал грамоты по городам и велел вскоре многим войскам быть у него. И мало успели собрать войск, потому что спешили. И послал великий князь Дмитрий заставу против Ольгерда — Дмитрия Никитина 172, а с ним сторожевой полк, да от князя Владимира Андреевича Иакинфа Шубина 173, а с ними рать московскую, коломенскую и дмитровскую.

Ольгерд же, войдя в пределы московские, начал разорять пограничные места, а на встрече убил князя Семена Стародубского Крапиву 174; а после этого в Оболенске 175 убил князя Константина Юрьевича Оболенского 176, и дошел до Тростны 177, и тут разбил сторожевой полк великого князя московского, заставу московскую — и князей, и воевод, и бояр всех побил. И оттуда скоро пришел к Москве, и стал около города с большим войском, и стоял три дня и три ночи, и много зла сделал, и отошел восвояси, учинив лихо за лихо.

В ту же зиму москвичи опять уступили Городок 178 и весь удел князя Семена 179 князю великому Михаилу Александровичу.

В год 6877 (1369).

В год 6878 (1370). Многие ночи было знамение на небесах — небо как будто в крови и столпы по небу, показывающие местонахождение войск. Ибо на ту зиму, ноября в шестой день, пришел Ольгерд, литовский князь, к Волоку и от Волока к Москве, на Николин день 180, и заключил мир.

В ту же зиму в Новгороде Нижнем 181 выпало много снега, и упало с горы за церковью Святого Благовещения, и засыпало дворы с людьми.

В год 6879 (1371), апреля в десятый день от царя Мамая 182 пришел из Орды князь великий Михаиле Александрович Тверской с ярлыком на великое княжение, а посол с ним Сарыхожа 183; и пошли из Твери мимо Кашина, вдоль Волги. Князь же великий Дмитрий Московский по всем городам велел боярам и народу целовать крест, что не передадутся князю Михаилу и не пустят его в свои земли на княжение великое; а сам с братом своим Владимиром стал ратью в Переяславле. Посол же царя посылал к Дмитрию звать во Владимир к ярлыку (к посажению Михаила на престол великого княжения. — В. И.), а князь Дмитрий отвечал: "К ярлыку не поеду, на великое же княжение не пущу, а тебе послу цареву почесть". И прислал звать посла, и посол, дав ярлык князю великому Михаилу, поехал от Мологи 184 на Москву. А князь великий Михаиле, воюя, пошел назад на Бежецкий Верх 185 и пришел в Тверь мая в двадцать третий день. И послал сына своего князя Ивана 186 в Орду; а татарин, многое получив, пошел в Орду из Москвы. И затем князь великий Дмитрий пошел в Орду, и дал много серебра за великое княжение. Окаянные же измаильтяне, за беззаконие наше, ввергли меч в Русскую землю, и оказали почесть князю Дмитрию, дав ему княжение великое, а князю великому Михаилу сказали: "Давали тебе княжение великое, и рать тебе давали, а ты не захотел и говорил, что сядешь своею силою; садись же, с кем тебе нравится".

В тот же год, на исходе осени, пришел князь [89] великий Дмитрий из Орды с многими должниками; и послал рать на Бежецкий Верх убить наместника князя Михайлова Никифора Лыча 187, а волости тверские грабить, и оттого стало больше раздора.

На зиму пошел князь великий Дмитрий на Олега Рязанского 188 и выгнал его из Рязани, а посадил на Рязань Владимира Пронского 189.

В ту же зиму женился Владимир Андреевич на дочери Ольгерда Елене 190.

Князь же великий Михайло послал князя Дмитрия Еремеева 191 племянника, и тот взял ему Кесь 192, и поймал воевод, детей Ивана Шонурова, Андрея и Давида 193, а также воеводу Бориса 194 и привел в Тверь к великому князю. Князь же Михайло Васильевич Кашинский 195 послал в Москву и заключил мир, а бояре из Кашина, приехав к великому князю Михаилу Александровичу, сложили крестное целование.

В год 6880 (1372), в Фомину неделю 196, князь великий Михайло взял Дмитров; посады и села пожгли, а людей в плен повели. Кейстут же и князь Андрей Полоцкий 197 ходили к Переяславлю, посады и села пожгли, и людей много убили, а некоторых в плен повели. И соединившись вместе с князем Михаилом, пошли к Кашину, и взяли откуп с Кашина, а князя великого Михаила Васильевича приневолили в свое подчинение. Князь же Олег сел на Рязанском княжении, а зятя своего, князя Владимира, схватил и привел к себе. Князь Кейстут пошел от Кашина мимо Торжка, и много учинил зла. Князь Андрей Полоцкий да Друцкий Дмитрий 198, идя мимо Твери, много зла сделали.

В тот же год, в начале Петрова поста 199, приехали новгородцы в Торжок, и соединились с новоторжцами, и крест целовали, и сговорились на злой умысел: наместника великого князя Михаила выслали, тверичей же ловили и били, а торговых людей пограбили. Князь же великий Михайло укрепился силою крестною и пошел ратью к Торжку, мая в тридцать первый день, в день памяти святого мученика Еремея 200. Стал в понедельник у Торжка утром и начал со смирением посылать к новгородцам и новоторжцам: "Кто моих тверичей бил и грабил, тех мне выдайте, а наместника моего опять посадите, и никакого зла не причиню вашей земле". И ждал, чтобы они покорились, до полудня, а враг диавол наполнил их злобою.

Новгородцы, похваляясь силой, ответили великому князю с высокомерием, сами же, вооружившись на брань, вышли против князя Михаила. Князь же великий Михайло, помолясь Великому Спасу и Пречистой Его Матери, сошелся с ними и в первой же схватке победил их, с помощью великого Архистратига Михаила. И убили Александра Абакумова 201 с соратниками. Новгородцы же побежали к Новгороду, а другие в город. Многих бежавших искололи, а некоторых бояр новгородских и новоторжских поймали и привели в плен. И зажгли с поля посады у города, и ударил на город сильный ветер с огнем, и пошел огонь по всему городу. И погорел вскоре весь город, и церкви каменные, и бесчисленное множество народа погибло, некоторые же, бежа от огня, в реке утонули.

В один час видели, как весь город превратился в пепел, и развеял его ветер, и не было ничего, кроме костей мертвых. Все это наводит Бог за грехи наши, ибо сказал: "Обратитесь ко мне, обращусь и Я к вам; отступите от злоб ваших и примите благое" 202. Разумейте, братия, силу Божию. Какой город был неприступней и сильней Иерусалима? 203 Имел большие четыре стены каменных, и один воин выходил из него на 100 врагов и без раны возвращался. Однажды же Тит 204 обступил город, и вышли семь богатырей, [91] прорубили семь улиц до самого Тита, и возвратились невредимыми.

А на другой год взял Тит Иерусалим, и увел в плен всех жителей, и стоял город пуст 60 лет. Разумейте, братия, что если хочешь мужества и победы, то уповай на Бога; а человеческая помощь ничто есть, как и случилось с новгородцами за высокоумие. Князь же возвратился в Тверь с победою.

В тот же год, июля в двенадцатый день, князь великий Михаиле пошел из Твери ратью и соединился с Ольгердом под Любутском 205. А из Москвы пришел против них князь великий Дмитрий, и приготовился к бою, но нельзя было схватиться между собою, ибо между ними был большой овраг; и оказался овраг тот во спасение 206. И заключив мир, пошли восвояси, и князь Михаил тоже пошел с миром.

Князь Дмитрий, послав в Орду, выменял князя Ивана Михайловича, сына Михаила Александровича 207, и привел его в Москву в начале Филиппова поста 208, и начали его держать в истоме.

Той же зимой, в Рождество Христово, прислав весть об этом из Кашина с матерью, князь Михайло Васильевич крестное целование сложил, и поехал в Москву, а оттуда в Орду.

В ту же зиму преставился Еремей, тверской князь.

В тот же год преставился владыка Василий Тверской 209.

В год 6881 (1373). Шла Волхов река вспять пять дней в Новгороде.

В тот же год, апреля в двадцатый день, на Святую неделю, новгородцы Ус, Яков, Глазач 210 выкопались из погреба и убежали из Твери.

В тот же год князь Михаиле Васильевич пришел из Орды в Кашин.

В тот же год великий князь Михаиле около града Твери вал копал и ров копал от Волги до Тьмаки 211, людьми из тверских волостей и новоторжских губ, и вал засыпали от Волги.

В ту же зиму преставился князь Михайло Васильевич; а сын его князь Василий 212, по совету бабки своей княгини Елены, бил челом князю великому Михаилу.

В ту же зиму заключил мир князь великий Михаил с князем великим Дмитрием, и отпустили из Москвы сына его князя Ивана с любовью, а великий князь Михаил свел своих наместников с занятых волостей великого княжения, и была радость великая всем христианам.

В год 6882 (1374). Алексий митрополит поставил в Твери епископа Евфимия 213.

В тот же год кашинский князь Васько убежал в Москву.

В год 6883 (1375). Из Москвы приехали к великому князю Михаилу Иван Васильевич 214 да Некомат 215 на христианскую погибель 216, и на Федоровой неделе 217 послал их в Орду; а сам князь великий Михайло поехал на середокрестной неделе 218 в Литву и, побыв малое время, приехал в Тверь.

В тот же год в июле пришел из Орды Некомат в Тверь, а посол с ним от Мамая Аджихоза 219, и ярлык принес на великое княжение 220. И князь великий Михайло, нимало не ждя, в тот же день послал к великому князю Дмитрию и крестное целование сложил, а наместников послал в Торжок и на Углич Поле 221 ратью.

В тот же год было затмение солнца. А князь великий Дмитрий, собравшись со всеми князьями русскими, пошел к Твери; августа в первый день Микулин 222 взял; в пятый день порану стал у города Твери, и посады, и церкви пожег. Августа в восьмой день, в среду, приступил со всею силою к городу, и туры 223 прикатили, и примет 224 метали, и стрельницу 225 зажгли на Тьмацком мосту 226, и в скорби был весь город. И прибежали люди в собор Спаса, со слезами воззвав к Богу; и помиловал Бог, послал свою помощь, москвичей от города отбил. Князь великий Михайло у Волжских ворот 227 москвичей бил, и туры посекли и пожгли, и вечером москвичи от города отступили. И потом стали вокруг всего города и за Волгою, а на Волге мост успели сделать. Силы [93] же москвичей начали прибывать, ибо пришли новгородцы и смоляне. И видя то, князь великий Михайло начал просить мира, и взял верх князь великий Дмитрий, и помирил их владыка Евфимий. И много зла учинилось в земле Тверской, и была немалая скорбь, какой не бывало в прежние годы, мор на людей и на скот. Князь же Михайло ждал помощи от литовцев и от татар; ждал помощи, а получилось много вреда. Это все было за грехи наши.

И пошел от города Твери князь великий Дмитрий сентября в третий день. А были с великим князем Дмитрием князья русские со своими войсками: князь Владимир Андреевич, князь Дмитрий Константинович Суздальский, князь Борис Константинович 228, князь Андрей Федорович Ростовский, князь Дмитрий Новгородский 229, князь Семен Дмитриевич 230, князь Иван Васильевич Смоленский 231, князь Василий Васильевич Ярославский 232, князь Роман Васильевич 233, князь Федор Можайский 234, и все князья русские, и новгородское войско. И обступили весь город, и под городом, на Тьмаке, убили Семена Ивановича Добрынского 235, и много других людей побили из нового городка Даниловского 236.

В ту же осень женился князь Иван Михайлович, привели за него Кейстутову дочь Микловсу; и крестил ее владыка Евфимий в Воздвижение 237, и дали ей имя Мария 238.

В то же время новгородец Прокофий 239, собрав около себя людей с полторы тысячи, и идя в семидесяти ушкуях 240, взял Кострому. Наместник тогда в Костроме был Плещеев 241; увидя новгородцев, Плещеев убежал; тогда новгородцы сколько могли взяли, а лишнее бросали в воду, а иное огнем пожгли, а множество людей в плен взяли. И идя вниз по Волге, ограбили Нижний Новгород, а город сожгли; и ограбили много людей, и в плен повели. И пошли в Каму реку, и трудно было грести, и пошли на судах, и придя в Болгары 242, продали всех пленников, а сами пошли к Сараю 243, грабя христианских купцов, а басурман убивая. И дошли до устья Волги, до Астрахани, и там победил их коварством князь Астраханский, по имени Салчей 244, побратавшись с Прокофьевою дружиною и позвав их на пир, и так все безжалостно были убиты, а бесчисленное их богатство взяли.

В год 6884 (1376). Пришел из Царьграда на Русь Киприан митрополит 245, поставленный патриархом Филофеем 246. Князь великий Дмитрий не принял его, сказав: "Есть у нас митрополит Алексий", и Киприан поехал в Киев.

В год 6885 (1377). Умер князь великий Ольгерд Гедиминович. Было у Гедимина семь сыновей: Наримонт, Ольгерд, Евнут, Кейстут, Кориад, Люборт, Монтивид. Ольгерд же превосходил всех братьев разумом и мужеством, ибо вина и меда не пил. Имел двенадцать сыновей, пять сыновей от первой жены, а от тверянки Ульяны семь; были же имена сыновей Ольгердовых: Андрей, Дмитрий, Константин, Владимир, Федор, а от Ульяны: Корибут, Скригайло, Ягайло, Свидригайло, Коригайло, Лугвень и Вигонт. Выбрал он из детей своих Ягайла и ему поручил великое княжение. Ягайло же женился в Ляхской земле 247, взяв за себя сироту, не имеющую отца и матери; благодаря ей ему досталось королевство.

В тот же год ходил московский князь за реку Пьяну 248.

Князь Дмитрий Суздальский послал сына своего князя Ивана 249 да князя Семена Михайловича 250, да с ними войско большое. И сказали им, [93] что царевич Арапша 251 на Волчьей воде 252. Они же, перейдя Пьяну, оплошали. Доспехи свои возили в телегах, а копья в войсках были не насажены, а обоз от пеших отстал, ибо было им жарко, и где найдут мед, пьют допьяна, а иные охотятся, поистине за Пьяною пьяны. И привела на них мордва Мамаевы орды татар, и ударили на них, и убили князя Семена Михайловича, а князь Иван Дмитриевич утонул; одних убили, а других потопили 253. Те же татары изгнали жителей Нижнего Новгорода, а князь Дмитрий Константинович отступил, ибо не с кем ему было защищаться, и пошел к Суздалю. Пришли татары на Пьяну августа во второй день, а в Нижний Новгород августа в пятый; город весь пожгли, и церквей сгорело 32, и многое множество взяли людей и в плен повели.

В ту же зиму, февраля в двенадцатый день, преставился Алексий митрополит, и положен был в Москве, в церкви Архистратига Михаила, которую сам построил.

Причтенный к святым отцам митрополит Алексий был родом из славных и известных бояр черниговских; отец его, по имени Федор, со своей женою Мариею и со всем своим домом переселился в славный и знаменитый город Москву; великое же княжение владимирское держал тогда великий князь Михаил Ярославич Тверской. Когда родился святой отрок, дали ему имя в святом крещении Алевферий, при великом князе Иване Даниловиче; второй сын был Феофан, третий сын Матвей, четвертый сын Константин, пятый сын Александр Плещей. Феофановы сыновья Стефан да Данило; Стефанов сын Юрий, а Данилов сын Константин; а Константинов сын Игнатий; а Матвеевы сыновья Елизар да Иван; а Елизариев сын Петр; а Петров сын Анания, что был конюшим у великой княгини, и умер; Александров сын Плещеев Данило, а Данилов сын Борис, а Борисов сын Михаиле Плещеев.

Федор Бяконт 234 был у великого князя Ивана Даниловича в боярах, а сын Федоров Феофан был в боярах у великого князя Ивана Ивановича и у великого князя Дмитрия Ивановича. Данило Феофанович был в боярах у великого князя Дмитрия Ивановича и у великого князя Василия Дмитриевича 255, и был с ним в Орде, и многую истому принял в чужих странах, служа великому князю Василию Дмитриевичу; преставился в монахах, в схиме, положен был в церкви Михаила Архистратига, близ дяди своего митрополита Алексия, чудотворца, и приходил князь великий Василий Дмитриевич на погребение его, прослезился над ним, вспоминая службу его себе.

После преставления митрополита Алексия взошел на его место некий архимандрит, по имени Михаил, называемый Митяй 256, и сделал страшное и необычное, облекшись в митрополичий сан и возложив на себя митрополичью печать. Прежде князь великий Дмитрий просил об этом митрополита, и не благословил его митрополит; ибо был Митяй молод и осуждаем всеми. Однажды Митяй сказал князю великому: "Нашел в Номоканоне 257, который есть правила апостолов и святых отцов: как должно пяти или шести епископам, собравшись, поставить епископа; ныне вели твоей властью, пусть сойдутся епископы и меня епископом поставят". Князь великий скоро послал за епископами и сошлись, ни один не смея возразить ему; только Дионисий Суздальский 258 сказал великому князю: "Нельзя этому быть; если бы нужда, то надлежало бы сделать так; но можно поехать в Царырад" 259. Митяй же почувствовал себя осрамленным, а некоторые из молодых подстрекнули Митяя на Дионисия, и Митяй сказал Дионисию: "Не надобно ли тебе, епископе, прежде прийти ко мне и благословение [97] взять? И ныне пренебрегаешь". Дионисий же сказал: "Тебе подобает прийти ко мне благословение принять; ибо я епископ, а ты пришлец". Митяй же сказал: "Потерпи, приду из Царьграда, сейчас не мщу тебе; скрижали твои своими руками спорю, и попом не будешь". С тех пор начал Дионисий думать о Царьграде, а Митяй сказал об этом князю великому, и князь великий велел Дионисия удерживать силой; видя же себя удерживаема, привел Дионисий игумена Сергия 260, и князь великий устыдился поручника его, и отпустил Дионисия с тем, чтобы он не ходил в Царьград. Дионисий же, не подождав и неделю, пошел по Волге к Сараю, а святого старца выдал.

В год 6886 (1378). Убит был Кейстут Ольгердовым сыном 261.

В тот же год бился князь великий с татарами на реке Воже 262. Послал на него Мамай Бегича 263; а с великим князем были Андрей Полоцкий и князь Данило Пронский 264. И ударили с одной стороны Полоцкий, а с другой Данило, а князь великий в лоб; и наступил вечер, когда побежали татары, нельзя было гнаться за ними, а наутро была мгла. Князь великий перед обедом пошел за ними, и нашел вежи и дворы их брошенными, а в них товара без числа. Успели только взять жен и детей своих и побежали к Орде. Было это побоище августа в одиннадцатый день; убиты были тогда Дмитрий Монастырев да Назар Курсаков 265.

В год 6887 (1379). Митяй пошел в Царьград и дерзнул сказать великому князю: "Дай мне хартию ненаписанную, со своею печатью, на запас; если мне будет надобно, напишу на ней". И дал князь великий не одну хартию; и проводил его из Москвы с множеством князей и бояр. И пришел Митяй в землю Татарскую, и велел его взять Мамай и, недолго подержав, отпустил. И прошли до моря Кафинского 266.

И были уже у Царьграда, так что можно было видеть город, и остановился корабль, мимо же него шли многие корабли. И неожиданно умер Митяй, и люди на корабле не знали, что делать, так как были при нем 267; и положили Митяя в лодку, и привезли в Галату 268, и погребли его. И были в великом раздумьи, и выбрали Пимена 269, ибо посланные давно думали о Пимене; иные же хотели архимандрита Ивана Петровского 270 из Москвы, и его заковали. Пимен же, заглянув в казну, нашел ненаписанную хартию с печатью великого князя и написал на ней от великого князя Дмитрия Русского к царю 271 и к патриарху 272: "Избрали на Русь старшим сего Пимена, и лучше его никого не нашли". И сказали послам царь и патриарх: "Есть митрополит Руси Киприан, поставленный патриархом Филофеем". Послы же начали обещать денег, занимая у итальянцев и у магометан по грамотам великого князя, которые он дал без слов, с печатью; и взято было много долгу. И поставил Нил патриарх Пимена митрополитом Руси.

                                                                                                далее