Ельцин и разгул махровой демократии

Борис, ты не прав! И во многом виноват!

Времена не выбирают,
В них живут и умирают.

Александр Кушнер

Моя встреча с Ельциным. В сентябре 1986 года я встретился с Борисом Николаевичем Ельциным. Тогда он был первым секретарем МГК и, познакомившись с моей книгой «Эстетика», решил использовать мои профессиональные знания для повышения эстетического качества продукции московских предприятий. В назначенный день утром позвонил помощник Бориса Николаевича и, извинившись, попросил передвинуть встречу на полчаса, так как в распорядок дня вклинилась вьетнамская делегация. Такая несоветская предупредительность поразила меня. В назначенное время я явился в горком.

Ельцин вышел из-за стола и пожал мне руку. Расположились мы за длинным столом для совещаний. Минут сорок говорили о внедрении эстетики в производство, о необходимости организации союза дизайнеров, о синтезе инженерного и эстетического образования. Затем я предложил к обсуждению еще одну проблему: творческий потенциал Москвы много выше ее издательского потенциала.

— Да, — согласился Борис Николаевич, — но что же делать?

— Организовывать Самиздат, — ответил я и пояснил: нужно создать кооперативные издательства.

— Какая простая мысль, почему она раньше никого не осенила? — удивился мой собеседник.

Пришлось сознаться, что это придумал не я и что в 20-х годах существовало только в Петрограде около двухсот, а в Москве — двести двадцать таких издательств, и занимались этим Блок, Чуковский, Есенин, Мариенгоф и другие известные люди. Стремительно записав что-то, Борис Николаевич пообещал помочь осуществлению идеи кооперативных издательств, и мы попрощались.

После этого я еще встречался с товарищем Кавыршиным — работником промышленного отдела горкома. Мы должны были с ним обсудить, каким способом лучше внедрять мои предложения по промышленной эстетике. Но его как истинного аппаратчика главным образом интересовало, почему его шеф встречался со мной. Товарищ Кавыршин сильно охладел ко мне и моим идеям, когда понял, что я попал в поле делового внимания Ельцина как эстетик-профессионал и личные отношения нас не связывают.

Ельцин показался мне ярким и талантливым человеком, который стремился нравиться людям и делать добро. Если это популизм, то он мне не мешал.

* * *

В начале перестройки, когда Ельцин возглавлял московскую организацию, он прислал в Институт мировой литературы партийную комиссию. Установка комиссии была боевая: дорогу молодежи, на пенсию всех пожилых ученых.

Дирекция института выделила для встречи с комиссией несколько особо активных партийцев и почему-то включила в эту делегацию меня — беспартийного.

Комиссия, сославшись на авторитет Ельцина, изложила свою боевую установку и попросила нас высказаться. Наши дисциплинированные партийцы горячо поддержали все меры по омоложению науки, я же неожиданно для комиссии стал резко возражать против партийного взгляда на филологию:

— Первая половина вашей формулы верна — дорогу молодежи, но это должно происходить не за счет пожилых, а за счет бездарных и непродуктивных ученых независимо от их возраста. В древности стариков съедали — это гуманнее, чем отправлять на советскую пенсию. Открытия и крупные научные достижения в литературоведении невозможны без накопления знаний, без умудренности опытом жизни. Так что вы получили неверную установку и можете наломать дров в академической науке.

То ли комиссия и пославший ее Ельцин вняли моим аргументам, то ли там, на партийном олимпе, начались другие игры и уже было не до филологии, но никаких дурных для науки последствий работа этой комиссии не имела.

* * *

Врывается на заседание Верховного Совета матрос Железняк с автоматом:

— Где здесь Ельцин?!

Все хором:

— Вон, вон там Ельцин!

— Боря, пригнись, браток!

***
Когда-то желающий сделать свой фотопортрет вставлял лицо в дырку на полотне, изображавшем лихого горца на скакуне на фоне скал. В первой половине 90-х годов в политизированной Москве снимались на память между муляжами Горбачева и Ельцина.

* * *

Хорошо теперь живем,
Колбасы не кушаем.
Мы полбанки навернем —
Президента слушаем.

* * *

Технология власти. Обезволив (споив) президента и фактически лишив его власти, окружение одновременно наделяет его абсолютной властью, которую берет в свои руки, используя президента как марионетку. Марионетка иногда может закапризничать, даже топнуть ногой, попытаться настоять на демократии, но реальная власть у кукловодов.

* * *

— Тебе когда лучше жилось — при Ельцине или при Брежневе?

— При Брежневе.

— Почему?

— Бабы были моложе.

***
Лозунг на митинге оппозиции:

Ельцин — мразь,

С России слазь.

* * *

Кинорежиссер Григорий Чухрай рассказывал мне. Когда в конце войны мы освобождали заключенных из лагерей, им давали хлеб сначала небольшими кусочками; если давали сразу буханку — человек погибал. Свобода — это культура. Горбачев и Ельцин дали свободы столько, сколько было возможно взять. Но это буханка хлеба голодному. Он погибает от переедания. Демократы оказались плохими политиками: Эльчибей, Гамсахурдия, Гайдар, Чубайс. Демократия выродилась в разрушение государственности, коррупцию и клептократию, а проще сказать, обернулась воровским государством.

* * *

Григорий Чухрай говорил: «Вывод войск из Германии — черные дни для меня. Я был на проводах наших войск, покидавших Германию. Долго наши дипломаты добивались, чтобы не только союзники, но и русские выходили из Берлина (раньше предполагалось: мы — из Веймара, союзники — из Берлина).

На Александрплац приехало начальство. Генералов и маршалов отодвинули, обычных смертных (участников войны) оттеснили в сторону. В центре стали нынешние правители. Коль с Ельциным обошли войска. Поклонились немецкому флагу, а русскому забыли. Грачев доложил: войска к выходу готовы. Верховный стал лобызать своего министра обороны перед строем. У немцев глаза на лоб.

Коль сказал короткое слово, Ельцин — получасовую речь. Затем церемонию перенесли в один из берлинских театров, где снова произнес короткое слово Коль, а потом часовую речь Ельцин (с переводом она длилась около двух часов). Немецкие офицеры в зале спали. После речи Коля оркестр сыграл вступление к «Тангейзеру». После речи Ельцина — арию Антониды из «Ивана Сусанина»: «Не о том грущу, подруженьки».

Потом всех (и нашу делегацию) повезли в Трептов-парк. Там российские войска маршировали по парковым дорожкам. Немцев было мало — главным образом из спецслужб. Полицейские с собаками смотрели, чтобы никто не перелез через забор. Немецкое население из-за забора смотрело на марширующих под музыку русских солдат. Подвыпивший Ельцин вырвал у дирижера палочку и стал дирижировать оркестром. А потом сказал: в этой войне не было ни победителей, ни побежденных. Русским ветеранам стало обидно.

Я спросил у молодого немца:

— Кто освободил Германию?

— Англичане, французы и американцы.

— Нет, русские.

— Этого не может быть.

***
Два постулата по поводу войны в Чечне.

Нельзя лечить холеру с помощью чумы.

Волка за хвост не берут, а взявши, не отпускают.

* * *

Анекдот, подаренный мне Юрием Никулиным.

Нищий обращается к Ельцину:

— Подайте!

— Как же я подам? Ведь у меня ни мяча, ни ракетки...

* * *

Война началась, а Сталин две недели молчал и ничего не объяснял народу. После Чернобыля Горбачев выдержал столь же длительную паузу до того, как высказался. После начала чеченских событий в декабре 1994 года Ельцин только под Новый год обратился к народу (да и то потому, что нужно было поздравить сограждан).

Тугодумы и страусы!

* * *

Безответственность. В конце 1994 года в России началась война (гражданская?), и в это время президент лег в больницу на несрочную операцию (не гнойный же аппендицит все-таки, а всего лишь искривление носовой перегородки — почти косметика!), а премьер Черномырдин полетел в Индию подписывать бумаги, которые мог бы подписать и мелкий чиновник.

Начинается война, а первые лица государства самоустраняются от руководства.

Беловежские соглашения — первое деяние президента РФ

Советский Союз распался на полтора десятка самостоятельных и суверенных маленьких Советских Союзов. И каждый из них еще хуже прежнего, единого — экономически еще беднее и бесполезнее, политически еще бездарнее и бесперспективнее. Народы разбежались по национальным квартирам, а идеи разъединения, сепаратизма, изоляционизма — под стать патриархальному хозяйствованию. Эти идеи тянут общество в феодальное прошлое. А провозглашаемому всеми политиками рынку должен соответствовать интеграционный процесс, что и происходит в Европе.

Все народы бывшего СССР оказались в неустойчивом положении, а нацменьшинства (в их числе и русские в бывших республиках) — в трагическом.

* * *

Судьба империй. Прав поэт:

Если выпало в империи родиться,
Лучше жить в глухой провинции у моря.

Черчилль понимал, что британская империя обречена, но говорил, что будет делать все, чтобы противостоять распаду. Черчилля можно понять, хотя противостоять реальному историческому процессу бесполезно. Империи в ХХ веке существуют по центробежным законам (развалилась австро-венгерская империя; наша пропаганда ликовала, когда рушились британская, французская, а затем и португальская колониальные империи, не ведая, что это ждет и нас). Сейчас распадаются многонациональные образования в Югославии, Чехословакии, Индии.

* * *

Самостийность! А там хоть трава не расти! Советский Союз охватила война нищих суверенитетов.

* * *

Лихтенберг говорил: «Счастье не в том, чтобы над империей никогда не заходило солнце, а в том, чтобы ее гражданам хоть что-нибудь светило».

***

Катрен Нострадамуса предсказал падение коммунизма:

В местах и временах, где плоть подобна хладной рыбе,

Закон коммуны будет побежден.

Старик, державшийся не дни, а годы, рухнет,

А принцип «общее для всех» уйдет в небытие.

* * *

Мнение Эйнштейна. Национализм — разновидность детской болезни. Это корь человечества.

* * *

Владимир Соловьев сказал: «Национализм так же разъедает нацию, как эгоизм — личность».

* * *

Социальная закономерность, открытая польским правозащитником Адамом Михником: национализм — высшая, обязательная и последняя стадия коммунизма.

* * *

Украинцы рассказывают, что сын известного американского политика Бжезинского, советник Рады, заявил: «Россия без Украины — не империя, и мы должны сделать все, чтобы они не были вместе».

***

Мнение гражданина Украины. Тот, кто не жалеет о развале Советского Союза, не имеет сердца, а тот, кто хочет его восстановить, не имеет головы.

* * *

Мнение руховцев. «Сначала самостийность, а реформы потом!» Руховцы ходили по улицам Харькова с диаграммами, из которых следовало, что через два года после получения самостоятельности Украина перегонит Францию. Через два года самостоятельная Украина отстала от самой себя и вышла на сто сорок седьмое место в мире. Теперь хорошо бы не то что перегнать Францию, а хотя бы догнать Мадагаскар!

* * *

Лозунг: «Спасибо „Руху“ за разруху».

* * *

Как-то раз Иван и Петро гнали по степи волов. Иван пристает:

— Петро, отдай мне волов за двадцать рублей!

— Ни, нэ виддам.

— Отдай!

— Зъишь дерьма — виддам.

Иван ест дерьмо и забирает волов. Едут дальше. Петро пригорюнился:

— Що ж я буду робыты без волив?! Иван, виддай волы назад!

— Не отдам.

— Виддай!

— Съешь дерьма — отдам!

Петро ест дерьмо и забирает волов обратно. Едут они дальше. Вдруг Иван останавливается и говорит:

— Слушай, Петро, зачем мы оба дерьма наелись?!

* * *

«Мир, дружба, единство — наше главное богатство. Каримов». Этот лозунг в Ташкенте написан на угловом доме, выходящем на две улицы. На одной из этих улиц видна только пикантная концовка лозунга: «...наше главное богатство Каримов».

***
Узбекская поговорка. Одной рукой в ладоши не хлопнешь.

* * *

В независимой Эстонии русский приходит в магазин и обращается к продавцу по-эстонски. Продавец морщится:

— Говорите лучше по-русски.

— Э-э, нет, мы столько лет слушали, как вы говорили по-русски! Теперь вы послушайте, как мы говорим по-эстонски!

* * *

Говорят, что несколько лет назад в Риге провели конкурс на лучшее школьное сочинение на тему: «Как наиболее быстро и безболезненно выдворить русских из Латвии». Первый приз — 500 долларов.

* * *

В Петровском парке Риги росло дерево, о котором предание свидетельствовало, что его посадил Петр I. Новое предание утверждает, что после обретения Латвией самостоятельности трехсотлетнее «русское дерево» спилили.

* * *

В Юрмале живет идейная бабка-латышка. Она целыми днями бродит по окрестностям с пилой и топором в руках и выискивает березки — мол, нечего на нашей земле расти.

* * *

Леннарт Георг Мери, бывший в 90-е годы президентом Эстонии, к каждому Новому году присылал поздравления известным ученым и писателям. Была в Тарту инаугурация ректора. Приехал Мери. Профессор Столович, оказавшись с ним лицом к лицу, мобилизовав свои лингвистические способности, произнес по-эстонски:

— Благодарю вас, господин президент, за поздравление с Новым годом!

— Можете говорить по-русски, у меня нет лингвистических комплексов! — весело ответил Мери на чистом русском языке.

Азиопская демократия

Современная геополитическая идея. Мы не Евразия, мы — Азиопа.

* * *

Символ России. У России на гербе мифологическое существо — двуглавый орел. Интересно, влияет ли государственный герб на суть российской государственности? На американскую государственность герб влияет. Орлан — птица с дурным характером разбойника. Один из основателей США Джефферсон сожалел, что в американский государственный герб взят орлан, а не индейка.

* * *

Когда обострились отношения президента и хасбулатовского парламента, демократы стали создавать новую конституцию, укрепляющую президентскую власть. При этом они, сами того не ведая, подражали Наполеону, который говорил: «Пишите конституцию коротко и непонятно».

* * *

Диагноз. Многие демократы слишком быстро всплыли наверх, и у них появилась кессонная болезнь, осложненная звездной болезнью.

* * *

В нашей стране хорошо организована только преступность.

***
Старинный русский вопрос: что делают на Руси? Старинный русский ответ: воруют.

* * *

Конец императора тайги. Александр Евтушенко был реальным императором всея тайги — директором огромного сибирского леспромхоза и бумагоделательного комбината. Он был рачителен, хозяйственен, широк, в меру самодур и в меру щедрый меценат. Во время поездки по Сибири Ельцин побывал на комбинате, попарился в бане, осмотрел огромное хозяйство и пришел в восторг. Будучи тоже сибиряком по характеру, а следовательно, рачительным, хозяйственным, широким, президент пожаловал из своего денежного резерва два миллиарда рублей на нужды комбината и его развитие. Когда через некоторое время Евтушенко приехал в Москву, на кольцевой дороге его машину остановил гаишник или человек, переодетый в гаишника, и потребовал, чтобы пассажир вышел и предъявил документы. Евтушенко вышел, и его расстреляли из автомата. Семью, ехавшую в той же машине, не тронули.

* * *

В 1996 году в России от рук преступников погибли 22 500 человек. Это больше, чем за десять лет в афганской войне, и много больше, чем погибло российских солдат в Чечне. И то, что там была проиграна война, шедшая под улюлюканье прессы и демократических правозащитников, привело к усугублению разрушения российской государственности. А разрушение государственности увеличивает число людей, погибших от рук преступников.

Ваучеризация, прихватизация и другие мошенничества

Интеллигентское мнение. В процессе перестройки была создана основа для перехода номенклатурщиков из партийных функционеров в буржуазных собственников. Разными путями были переданы в их руки огромные партийные деньги и лицензии на вывоз сырья. Номенклатура еще в самом начале приватизации получила фору. Поэтому изначально ни о каком обществе равных возможностей речь не шла. Однако в перестройку включились кроме номенклатурщиков мафиози и просто деловые, энергичные люди. С этими силами номенклатура разделила власть и собственность. Она сохранила лидерство и в постперестроечный период. Ей достались главные результаты чубайсовской приватизации.

* * *

Правительство организовало инфляцию, которая съела сбережения населения (они составляли сумму, равную 40% национального дохода, и принадлежали 70% населения). После этого приватизация стала распределительной и зависящей от чиновников.

* * *

Видит мужик, сосед землю копает, и спрашивает:

— Ты зачем копаешь?

— Слышал, ваучеры в землю надо вкладывать.

* * *

Война в Чечне, нарастание преступности, беспредел коррупции, охватившей все этажи власти... «Я чувствую подземный грохот...»

***
Трагедия новейшей российской истории — массовые ограбления народа. Первое произвел Ленин, обобществив частную собственность (при этом народ стал ее владельцем де-юре, а партноменклатура де-факто). Следующее ограбление произвел Сталин: коллективизация, послевоенная девальвация. И дольше века длился 37-й год на Руси. Социальный закон: за массовым ограблением следуют массовые расстрелы. А иначе как заставить людей смириться с тем, что их грабят?! (Сегодня расстрельщиков заменили киллеры.)

Хрущев провел деноминацию (старые 10 рублей стали новым рублем) и повысил нормы выработки на производстве. Обернулось стрельбой в рабочих в Новочеркасске. В перестройку относительно безобидный грабеж произвел Павлов, заменяя купюры.

Массовое ограбление в особо крупных размерах предприняли постперестроечные «демократы»: при развале КПСС и СССР номенклатура украла партийные деньги, золото, недвижимость и все, что плохо лежало. Затем Гайдар «освободил» цены и разрешил директорам заводов, взвинчивая цены на продукцию, компенсировать сокращение производства. Производство — вниз, цены — вверх, а инфляция обесценивает вклады. Неумелое или слишком умелое (в пользу бюрократии) введение «свободных цен» — непростительная вина Гайдара. Следующую ступень обнищания «подарил» народу Чубайс. В России сложилась уникальная ситуация, сулящая «народный капитализм»: колоссальная общественная собственность позволяла создать огромный средний класс, дав в руки населения акции на эту собственность. Однако был принят бюрократически-жульнический вариант приватизации. Земля, недра, наработанная народом за века недвижимость были в свое время национализированы; государство десятилетиями недоплачивало «по труду» и обогащало общенародную собственность. И доля каждого в этих несметных богатствах была определена в ваучер, красная цена которому — бутылка водки... Величайший цинизм! И величайшее в истории надувательство. Для реализации полагалось отдать ваучер фонду. Фонд, принимая ваучер, требовал доплаты и выдавал «акцию» — бумажку, не имеющую, как оказалось, никакой ценности.

Общенародная собственность ушла в руки барыг. Руководитель фонда «Гермес» Неверов, выступая по телевидению, рассказал, как его фонд благодаря Чубайсу приобрел за несколько десятков миллионов рублей нефтекомбинат, стоивший миллиарды долларов. А «МК» поведал: Госкомимущество отказало в продаже бумажного комбината журналистам и по сниженной цене продало его скандинавской фирме. И таких историй тысячи.

* * *

Я не встречал ни одного человека, хоть что-нибудь получившего от приватизации.

Она, по сути, превратилась в экспроприацию общественной собственности в пользу «новых русских» триллиардеров. Когда сказочно богат Форд — это нормально: он создал американскую автомобильную промышленность. Когда сказочно богат «новый русский» — он, как правило, ничего не создал, а просто отхватил большой кусок общенародного достояния.

А еще произошло ограбление населения через жульнические банки, АО и ТОО (их было только в Москве около 200!). Они не отдали ни процентов, ни вкладов. Правоохранительные органы не стали наказывать мошенников. После этого правительство не вправе надеяться, что население будет инвестировать его проекты.

* * *

Неправедные деньги, полученные приватизаторами, идут в стране нищих на «Мерседесы», шикарные квартиры, загородные виллы с золотыми унитазами. Ограбление народа в процессе приватизации превзошло массовое разорение, совершенное Лениным и Сталиным, вместе взятыми. Я против демократии, развязывающей руки жуликам для воровства. Я против демократии, вытесняющей из страны ее интеллектуальную элиту и создающей «малину» для коррупционеров, мошенников и бандитов. Я против того, что несметные богатства России проваливаются в черную дыру коррупции и непроизводительного бизнеса.

***
Раньше власти затыкали наши рты, теперь они научились затыкать свои уши. Но власть даже в своих интересах должна понять: наведение порядка и установление минимальной справедливости (вечная российская проблема!) в деле собственности, создание среднего класса снимут напряжение в обществе и сведут к «норме» и криминальную обстановку, и коррупцию. Не нужно будет отвлекать общество от реальных его проблем бездарными многолетними военными действиями в Чечне.

* * *

А был ли ваучер? Может, ваучера и не было?

* * *

Проиграв приватизацию общественной собственности, российский народ выиграл главное: он сумел приватизировать свою жизнь. Раньше государство распоряжалось ею по своему усмотрению. Человек контролировался от мыслей до инстинктов, от зарубежных поездок до постельных приключений.

Теперь жизнь человека принадлежит ему. И еще сотворит наш человек много хорошего.

* * *

Создали партию обманутых вкладчиков.

— С чего же они начали?

— Собрали партийные взносы, которые затем присвоили руководители партии.

* * *

Мавроди — создатель «пирамиды», заслуживающей места в Книге рекордов Гиннесса. Это жульническое предприятие превзошло все доселе виданное не только по своим масштабам, но и по бесстыдству обмана.

Как говорят в народе,

В семье не без Мавроди.

Рыночно-базарная экономика

Мнение Черчилля. Капитализм — плохой строй, но самый целесообразный. И лучше него человечество еще ничего не придумало.

* * *

Мы не в первом, не во втором, не в третьем мире. Может быть, в виртуальном? Впрочем, к черту подробности, скажите, на каком мы свете?

* * *

Посол США в России в 1999 году встретился с кинематографистами и выразил восторг по поводу результатов деятельности ельцинской команды: «За два-три года произошла приватизация семидесяти процентов общественной собственности!» А я подумал: «Это была не приватизация, а разворовывание. А разворовать можно за два-три дня сто процентов общественной собственности».                            далее