Всего лишь за 10 лет (1887—1897 гг.) промышленное производство в стране удвоилось. За 13 лет — с 1887 г. по 1900 г. — производство чугуна в России выросло почти в 5 раз, стали — также почти в 5 раз, нефти — в 4 раза, угля — в 3,5 раза, сахара — в 2 раза. Беспрецедентными темпами шло строительство железных дорог. В конце 1890-х гг. ежегодно вводилось в строй около 5 тысяч километров железнодорожного полотна.
Вместе с тем, экономические историки указывают на ряд недостатков протекционистской политики России в этот период. Так, импортные пошлины стимулировали производство не сложных промышленных изделий, а базовой продукции русской промышленности (чугун, сталь, нефть, уголь и т. д.). Необоснованно высокие пошлины и акцизы были установлены на ряд потребительских товаров, прежде всего на продовольствие (в среднем 70 %). Импортные пошлины взимались только в европейской части страны, азиатская же граница почти на всем её протяжении была фактически свободна от каких-либо пошлин и сборов, чем пользовались торговцы, ввозившие через неё львиную часть промышленного импорта. Политика протекционизма, кроме всего прочего, была нацелена на сохранение капитала внутри страны. Именно поэтому новый министр финансов С. Ю. Витте, помимо повышения ввозных пошлин с целью защиты национального производителя, занимался активным привлечением иностранного капитала, в первую очередь из тех стран, которые позже составили военно-политический блок Антанты — Англии, Франции. Во многом именно благодаря активному внедрению в российскую экономику иностранных средств путём получения кредитов и выпуска облигаций государственного займа России удалось совершить индустриальный скачок в начале XX века.
Характерной чертой индустриализации 1890-х гг. стала быстрая монополизация ведущих отраслей промышленности. Например, синдикат «Продамет» в начале XX в. контролировал более 80 % всего российского производства готовых металлических изделий, синдикат «Кровля» — более 50 % всего выпуска листового железа, подобная же картина была в других отраслях, где были созданы «Продвагон», «Продуголь» и другие монополистические объединения. В табачной отрасли был создан Табачный трест — его создали англичане, скупившие все русские табачные компании. Это приводило ко всё большей концентрации производства в промышленности, превосходившей даже тот уровень концентрации, который складывался в Западной Европе. Так, на крупных предприятиях с числом рабочих более 500 человек в России в начале XX в. работало около половины всех промышленных рабочих, такой высокий показатель в Европе был лишь в Германии, в других странах этот показатель был намного ниже.
Кроме того, характерной чертой индустриализации и формирования в связи этим новых социальных классов — буржуазии и пролетариата, в России конца XIX века являлась подавляющая роль государства в экономике. По выражению ряда учёных, самодержавие буквально «насаждало» Российской империи промышленность и капитализм. Это было связано с тем, что в России сложилась действительно сильная самодержавная власть, поэтому и экономическая политика проводилась во многом в её интересах. При этом, формирование капиталистической системы правительство пыталось поставить под свой полный контроль, ограничить проявление негативных её черт, ведь она должна была стать лишь инструментом для становления новой промышленности. Энгельс критиковал российское правительство за подобные попытки, так как считал, что даже контролируемый «сверху» капитализм обладает кумулятивностью и постепенно трансформирует всю систему, и в конечном счёте страна всё равно столкнётся с его характерными проявлениями.
«Россия, — писал Энгельс Лафаргу 2 сентября 1891 г., ознакомившись со статьей Плеханова „Социально-политическое положение в России в 1890 году“, — … очень много потрудилась над созданием крупной национальной промышленности…».
Важной особенностью российской индустриализации второй половины XIX века являлся её персоналистский характер. Система управления страной предполагала довольно сильную разрозненность между министерствами, а также концентрацию большого объёма полномочий в руках министров. В сфере промышленности важную роль играло Министерство Финансов, и в зависимости от того, кто его возглавлял, политика в сфере промышленной модернизации страны менялась.
М. Х. Рейтерн
В рассматриваемом периоде первым министром финансов является Михаил Христофорович Рейтерн, занимавший свой пост до 1878 года. После проведённой им в начале 1860-х гг. неудачной денежной реформы, министр пришёл к выводу, что в первую очередь необходимо в целом укреплять российскую экономику, в особенности промышленность. Особое внимание данный министр финансов уделял железнодорожному строительству, которое способствовало бы повышению спроса и на продукцию российской тяжёлой промышленности. Так как его предложения по строительству железных дорог на деньги казны с помощью оптимизации её расходов столкнулись с критикой, был выбран путь формирования частных железнодорожных компаний. Позднее Рейтерн также выступил с инициативой приватизации государственных железных дорог.
Однако такое бурное железнодорожное строительство не могло быть сразу обеспечено должного количества и надлежащего качества продукцией предприятий тяжёлой промышленности, которые в это время переживали спад производства. В данных условиях правительство начало активно разрабатывать новые промышленные районы Донбасса, использовать инструмент госзаказов, а также привлекать иностранные капиталы. Таким образом, в ряде аспектов политика Рейтерна уже начала напоминать программу Витте. С целью подъёма российской промышленности Рейтерн добился принятия нового торгового тарифа в 1868 году, по которому было снижено значительное число пошлин. Экономисты по-разному оценивают данную меру, считая её, с одной стороны, эффективной, но с другой указывают на то, что это привело к активному ввозу в страну оборудования и, как следствие, её зависимости от иностранных машин. Кроме того, Рейтерн понимал и необходимость поощрения предпринимательской инициативы для роста промышленности, что привело к либерализации законодательства в отношении предпринимателей. К своему уходу Рейтерн подготовил наставление для нового министра финансов, в котором его экономическая доктрина претерпела существенные изменения. Он настаивал на необходимости сохранения достигнутого уровня развития промышленности, выступал против дальнейшего бурного строительства железных дорог и промышленных предприятий, говорил о необходимости возвращения к протекционистской стратегии.
Иван Алексеевич Вышнеградский
Последовавшие за Рейтерном министры финансов в целом действительно были заинтересованы, во-первых, в сохранении достигнутого уровня промышленного производства, а во-вторых, в оздоровлении российской экономики. Всё больше усиливались протекционистские тенденции, что положительно сказывалось на внутренних промышленных производствах. Параллельно с этим государство активно национализировало частные промышленные компании после краха «фритредерской» стратегии Рейтерна.
Вышнеградский реализовывал стратегию как можно большего накопления денежных средств внутри страны. Он продолжал политику высоких таможенных пошлин, а таможенный тариф 1891 года обеспечил почти двукратный рост пошлинного дохода. Одновременно с этим министр финансов мало заботился о социальной сфере, увеличил давление на аграрный сектор и отказался от идеи рабочего законодательства. Таким образом, с одной стороны, страна накопила достаточную материальную базу для индустриализации, но с другой, это было сделано ценой жертв и роста социального напряжения.
Русская промышленность в начале XX века
Несомненным фактом является замедление промышленного роста России накануне Первой мировой войны — по сравнению с концом XIX века. В 1901—1903 гг. произошло падение производства. Но даже в 1905—1914 гг. темпы увеличения промышленного производства были в несколько раз ниже, чем в 1890-е годы. Темпы роста промышленности в этот период лишь ненамного опережали темпы роста населения России.
Так, например, производство стали и железа с 1900 по 1913 гг. выросло на 51 %, а население страны — на 27 % (со 135 до 171 млн человек). В предыдущие 13 лет при тех же темпах роста населения производство стали и железа выросло в 4,6 раза:
Производство основных видов промышленной продукции в 1887—1913 гг., млн. пудов
Виды продукции               1887 г.     1900 г.     1913 г.
Чугун                                 36,1        176,8        283
Уголь                                  276,2       986, 4      2215
Сталь и железо                35,5        163           246,5
Нефть                               155         631,1        561,3
Хлопок (переработка)     11,5        16            25,9
Сахар                                 25,9       48,5          75,4
Замедление промышленного роста в начале XX в. не означало, что отсутствовал спрос на продукцию промышленности, но значительная часть этого спроса покрывалась за счет импорта. Как указывала английский экономист М. Миллер, в течение всего этого периода происходило быстрое увеличение импорта машин и оборудования из Германии, в связи с чем только за период с 1902—1906 гг. по 1913 г. импорт из Германии вырос в 2 раза.
В начале XX в. продолжался процесс концентрации производства и монополизации. На 1 января 1910 года в России существовало уже 150 синдикатов и иных монополистических объединений в 50 отраслях страны, которые, как отмечал Н. Рожков, мало занимались техническим прогрессом, но способствовали росту цен на промышленные изделия, примеры которых он приводит.
Ряд отраслей промышленности в дореволюционной России был развит довольно хорошо: металлургия, паровозостроение, текстильная промышленность. Паровозостроение прошло в своем развитии несколько этапов — от первого русского паровоза Черепановых (1834 г.) до бронепоездов эпохи Первой мировой и Гражданской войн. Россия до революции имела самую большую в Европе сеть железных дорог (протяженность — 70,5 тыс. км в 1917 г.), и для её эксплуатации был задействован большой парк паровозов и вагонов отечественного производства. Текстильная промышленность с самого начала возникла как конкурентоспособная отрасль, основанная на частной инициативе, и таковой оставалась в начале XX в..
Вместе с тем, даже по развитию базовых отраслей Россия значительно отставала от ведущих европейских стран. Например, производство металла в России в 1912 г. составляло 28 кг на человека, а в Германии — 156 кг, то есть в 5,5 раз больше. Что касается более сложных и наукоёмких отраслей, то там отставание было намного большим. Как указывал Н. Рожков, своего промышленного машиностроения и производства средств производства (станков и оборудования) в России в начале XX в. фактически не существовало.
«Илья Муромец» И. Сикорского — лучший русский бомбардировщик времен Первой мировой войны
Судостроительная промышленность была развита слабо: за рубежом закупалось порядка 80 % всех судов; часть собственных судов производилась в районе Каспия, куда импортные суда попросту не могли дойти. Новые отрасли — авто- и авиастроение — только начали развиваться незадолго до Первой мировой войны, но и здесь наметилось значительное отставание России от ведущих стран Запада. Так, в годы Первой мировой войны Россия выпускала в 4 раза меньше самолётов, чем Германия, Франция или Англия. Кроме того, почти 90 % русских самолётов были оснащены импортными двигателями, при том что двигатель являлся самым наукоёмким элементом конструкции, и его цена составляла более 50 % стоимости самолёта.
От 70 % до 100 % производственных мощностей в большинстве отраслей промышленности накануне Первой мировой войны контролировал иностранный капитал, в значительной мере — французский.
Непропорционально большое развитие получила кустарная промышленность, которая занималась выпуском целого ряда промышленных изделий (например, самоваров, тканей, одежды и т. п.). По данным историка С. Кара-Мурзы, число фабричных рабочих (взрослых мужчин) накануне революции 1917 г. составляло 1,8 млн чел., а вместе с семьями — 7,2 млн чел., то есть всего лишь около 4 % населения Российской империи. В то же время, число крестьян-кустарей на конец 1890-х гг., по данным М. Ковалевского, составляло порядка 7-8 миллионов или около 12 % всего взрослого трудоспособного населения страны на конец XIX века.
По данным профессора Калифорнийского университета Г. Гроссмана, объем промышленного производства в России в 1913 г. в расчете на душу населения составлял 1/10 от соответствующего показателя США. Отставание развития России от стран Запада в промышленности было более значительным, чем общее отставание экономического развития страны. Так, объем валового внутреннего продукта России на душу населения в 1913 г., по данным американского экономического историка П. Грегори, составлял 50 % от соответствующего немецкого и французского, 1/5 — английского и 15 % — от американского показателя.
Недостатки в развитии русской промышленности сыграли немалую роль в событиях Первой мировой войны, когда русская армия оказалась хуже оснащенной военной техникой, вооружением и боеприпасами, чем другие воюющие страны.
Экономисты начала XX в. и современные экономические историки приводили ряд причин, которые могли способствовать указанным недостаткам в развитии дореволюционной русской промышленности. Среди них — ошибки при проведении протекционистской политики правительства (см. выше), высокая монополизация промышленности, неверные приоритеты государственной промышленной и транспортной стратегии, коррупция государственного аппарата.