Сб, 23.10.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

Западный поход монголов (Кипчакский поход, Великий западный поход, Вторжение монголов в Европу) — поход войск Монгольской империи в Восточную и Центральную Европу в 1236—1242 годах во главе с чингизидом Батыем и военачальником Субэдэем.

На протяжении ряда лет монголам не удалось преуспеть в покорении восточноевропейских народов силами одного улуса Джучи, и был организован поход силами всех улусов. В 1236-37 годах были покорены поволжские народы и половцы, зимой 1237-38 годов основные силы монголов нанесли поражение великому князю Владимирскому; затем в 1239 году завершили захват Поволжья и степей вплоть до Кавказского хребта, одновременно нанеся три удара по пограничным русским княжествам. В завершение похода все силы вновь соединились для разорения Юго-Западной Руси и Центральной Европы в 1240-42 годах.
В 1220 году три монгольских тумена под командованием Субэдэя, Джебе и Тохучара были отправлены в Хорасан с частной задачей схватить хорезмшаха Мухаммада ибн Текеша. Тумены Субэдэя и Джебе двигались разными путями, и решив поставленную задачу соединились в Мазандаране. Там им была поставлена новая задача — завоевание западной части державы Хорезмшахов — Аррана, Азербайджана, Ирака и Ширвана. Выполнив её, монгольские войска вышли в Закавказье. и разгромили грузин (1221), после чего отошли на зимовку на юг.

«Сокровенное сказание монголов» и китайская «История монголов» пишут о получении Субэдэем и Джебе приказа покорить европейские страны, включая половецкую степь, Русь, Венгрию, Волжскую Булгарию и др. и образовать отдельный корпус из половцев, меркитов, найманов и канглов. А впоследствии отправку курултаем 1235 года сил всех улусов за запад объясняют помощью Субэдэю, который встречал сильное сопротивление со стороны тех народов и городов, завоевание которых ему было поручено еще при Чингис-хане Одновременно с наступлением Субэдэя и Джебе из Передней Азии на Северный Кавказ, началось наступление других отрядов из Улуса Джучи на канглов. Это была хорошо спланированная и четко скоординированная военная операция: два концентрических удара имели конечной целью булгарские владения на Нижней Волге — Саксин и ряд других городов. Однако в дальнейшем Джучи уклонился от продвижения на запад, сославшись на болезнь, а Субэдэй и Джебе, разгромив алан на Северном Кавказе, и затем преследуя половцев, сильно продвинулись на запад. Большинство исследователей считают монгольский поход 1222-24 годов в Европу разведывательным, учитывая его скромные результаты.

С наступлением весны 1222 года монголы двинулись через Дербент на Северный Кавказ. Пройдя с боями по восточным предгорьям Кавказа, монголы вышли в степную зону Северного Кавказа и Причерноморья, где их пытались сдержать аланы и половцы. Половцы были подкуплены монголами, после чего были разгромлены аланы, а затем и сами половцы. Вынужденные бежать к границам Руси, приднепровские половцы во главе с ханом Котяном обратились за помощью к русским князьям. Понимая, что опасность нависла над русскими землями, основные южнорусские князья вышли навстречу монгольским войскам. Однако объединенное русско-половецкое войско, объединившее киевские, галицкие, смоленские, волынские войска и «всю землю половецкую», потерпело сокрушительное поражение у реки Калки. Успех монголов в битве на Калке продемонстрировал силу и мощь монгольского войска. Победа в битве на Калке стала великолепным образцом тактической гибкости и выученности монгольских войск, но далась она им нелегко, в биографии Субэдэя эта битва названа «кровопролитнейшей». После неё монголы вторглись в южные районы Руси, но затем отошли на летовья в район Подонья.

После отдыха двинулись в сторону Волжской Булгарии, выполнять прямую боевую задачу. Однако здесь их ждала большая неудача. Осенью 1223 года булгарские войска одержали победу над Субэдэем и Джебе, причем одержана она была не за счет превосходства сил булгар, а благодаря успешно проведенной тактической операции.

В 1229 году после смерти Чингис-хан великим кааном стал его сын Угэдэй. На курултае 1228/1229 года, «согласно прежнему указу Чингисхана», было принято решение о завоевании «северных областей». В 1229 году по приказу Угэдэя была сформирована новая армия в размере 30 000 человек под командованием Кокошая и Субэдэй-бохадура для действий против «Кипчака, Саксина и Булгара» В русских летописях есть упоминание о монгольском походе на Булгар в 1229 году, когда половцы, саксины и булгарский сторожевой отряд были разбиты монголами на реке Урале, и в 1232 году: Придоша Татарове и зимоваша не дошедше Великого града Болгарьскаго. Решение непосредственно о походе на Запад было принято на курултае 1235 г.
Силы Монгольской империи

В современной исторической литературе господствующей является оценка общей численности монгольского войска в западном походе: 120—140 тыс. воинов, 150 тыс. воинов, но по некоторым оценкам (Л. Н. Гумилёв, Н. И. Веселовский) первоначально составляла 30—40 тыс. воинов, поскольку часть войск была занята подавлением мусульман в Персии.

Численность монгольской армии в западном походе также оценивается приблизительно в 60 тысяч человек на момент начала похода, 40 тысяч человек после ухода Менгу и Гуюка в Монголию (учитывая потери монголов в боях с русскими княжествами, кипчаками-половцами, булгарами, башкирами, асами, мордвой и т. д. + увод войск своих улусов Менгу и Гуюком после окончания похода на Русь) и около 30 тысяч во время похода в Венгрию.

Первоначально Угэдэй сам планировал возглавить кипчакский поход, но Мунке отговорил его. В походе участвовали следующие чингизиды: сыновья Джучи — Батый, Орда-Ежен, Шибан, Тангкут и Берке, внук Чагатая — Бури и сын Чагатая — Байдар, сыновья Угэдэя — Гуюк и Кадан, сыновья Толуя — Мункэ и Бучек, сын Чингисхана — Кюльхан, внук брата Чингисхана — Аргасун.
Военные действия на средней и нижней Волге (1236—1237)

Из-за недостатка источников события этого этапа можно реконструировать во многом лишь приблизительно.

На момент начала западного похода война в Прикаспийском регионе между монголами и туземцами, ключевую роль среди которых играла Волжская Булгария, с переменным успехом продолжалась уже несколько лет. На этот раз, перед тем как обратиться непосредственно против Булгарии, монголы постарались в первую очередь нейтрализовать её союзников.

В результате неожиданного нападения (так по крайней мере утверждал сам Котян) ещё в самом начале 1236 года были разбиты союзные булгарам половцы. Часть из них во главе с ханом Котяном (средневековые источники сообщают о 20—40 тысячах) оставила Поволжье и откочевала на запад, где обратилась за помощью к венграм; оставшиеся покорились Батыю и наряду с воинскими контингентами прочих поволжских народов позднее влились в состав его войска.

С башкирами и частью мордвы монголам удалось договориться. Так, венгерский монах-миссионер, доминиканец Юлиан, побывавший во второй половине 1236 года в Поволжье и на Южном Урале, пишет о башкирах, что: татары, столкнувшись с ними, не могли победить их на войне, наоборот в первой битве были побеждены ими. Поэтому избрали их себе в друзья и союзники, и таким образом, соединившись вместе, они совершенно опустошили 15 царств.

Этот же автор упоминает и о двух князьях «мордуканов» (мордвы), из которых: один князь со всем народом и семьей покорился владыке татар, но другой с немногими людьми направился в весьма укрепленные места, чтобы защищаться, если хватит сил

Известие Рубрука дало возможность ряду историков сопоставить присоединившуюся к монголам часть мордвы с проживавшей в лесостепной зоне мокшей, а оказавших сопротивление — с эрзёй. В анналах Уэйверлейского монастыря содержится «Послание венгерского епископа епископу парижскому о татарах» (ок. 1242 года), где говорится: «На пути впереди них (татар) идут некие племена, именуемые морданами, которые без разбору уничтожают людей, которых повстречают». О первом пополнении монгольского войска за счёт побеждённых половцев и поволжских народов перед походом на Северо-Восточную Русь также сообщает Фома Сплитский.

Оставшаяся без союзников Булгария не могла эффективно противостоять новому нападению. Осознавая это, на первых порах её правящие круги также попытались прийти к соглашению с завоевателями. Как пишет Рашид ад-Дин, монголы: дошли до города Булгара Великого и до других областей его, разбили тамошнее войско и заставили их покориться. Прошли тамошние вожди Баян и Джику, изъявили царевичам покорность, были щедро одарены и вернулись обратно

Осенью 1236 года в пределах Волжской Булгарии с Батыем соединились выделенные в помощь Джучидам дополнительные воинские контингенты из Монголии под общим руководством Субэдэя. Их появление изменило баланс сил и позволило монголам, как кажется, занять более жёсткую позицию в отношениях с туземцами.

Как сообщают источники, булгары: «опять возмутились». После чего монголы: «Вторично послали туда Субэдай-бахадура, пока он не захватил их». О разгроме Волжской Булгарии сообщает под 1236 годом и Лаврентьевская летопись:

Тоє же ѡсеии . Придоша ѿ восточнъıѣ странъı в Болгарьскую землю безбожнии Татари . и взѧша славнъıи Великъıи город̑ Болгарьскъıи . и избиша ѡружьєм̑ ѿ старца и до үнаго . и до сущаго младенца . и взѧпıа товара множ̑ство . а город̑ ихъ пожгоша ѡгнем̑ . и всю землю ихъ плѣниша

Были сожжены города Булгар, Биляр, Кернек, Жукотин, Сувар. Позднее булгарские беженцы были приняты Юрием Всеволодовичем Владимирским и расселены по волжским городам.

После разгрома Булгарии, весной и летом 1237 года: «царевичи, составив совет, пошли каждый со своим войском облавой, устраивая сражения и занимая попадавшиеся им по пути области».

Войска во главе с Батыем, Ордой, Берке, Гуюком, Каданом, Бури и Кульканом: «занялись войною с мокшей, буртасами и арджанами и в короткое время завладели ими». Вероятно, именно к этому периоду следует отнести и так называемое Золотарёвское сражение.

Одновременно часть монгольских войск во главе с Мунке и Бучеком привела к покорности половцев и алан в низовьях Волги. Рашид ад-Дин пишет о взятом в плен летом 1237 года (летом 1238 года, по версии Р. П. Храпачевского) руководителе половецкого сопротивления, захваченном на одном из волжских островов: «Бачман умолял, чтобы Менгу-каан сам своею благословенною рукою довел его дело до конца; он Менгу-каан дал указание, чтобы его брат Бучек разрубил Бачмана надвое».
Поход в Северо-Восточную Русь (1237—1238)

Венгерский монах Юлиан сообщает о том, что ещё осенью 1237 года всё монгольское войско было разделено на четыре части, три из которых готовились к вторжению на Русь зимой, когда реки и болота замёрзнут:

Они, как передали нам словесно сами русские, венгры и булгары, бежавшие перед ним, ждут того, чтобы земля, реки и болота с наступлением ближайшей зимы замёрзли, после чего всему множеству татар легко будет разграбить всю Русь …Ныне же, находясь на границах Руси, мы близко узнали действительную правду о том, что всё войско, идущее в страны Запада, разделено на четыре части. Одна часть у реки Этиль (Волги) на границах Руси с восточного края подступила к Суздалю. Другая же часть в южном направлении уже нападала на границы Рязани, другого русского княжества. Третья часть остановилась против реки Дона, близ замка Oveheruch, также княжества русских. Они, как передавали нам словесно сами русские, венгры и болгары, бежавшие перед ними, ждут того, чтобы земля, реки и болота с наступлением ближайшей зимы замёрзли, после чего всему множеству татар легко будет разграбить всю Русь, всю страну Русских.

По Рашид ад-Дину, Джувейни и китайской «Юань ши», Мунке участвовал в походе на Северо-Восточную Русь. Первые два источника называют его более поздним «каан», а последний рассказывает о том, как он «вместе с чжуваном Бату ходил в поход на племя русских, дошел до города Рязань, самолично сражался в рукопашной и сокрушил его город». О том, сколь большое значение придавали чингизиды покорению русских, свидетельствует монолог Угэдэя в адрес Гуюка, недовольного Батыевым руководством.

После поражения войск Рязанского княжества монголы взяли Рязань 21 декабря 1237 года, после битвы у Коломны с соединёнными силами Северо-Восточной Руси в первых числах января 1238 года, в котором погиб сын Чингисхана Кюльхан, пала Коломна. Затем арьергард монгольского войска испытал на себе удар вернувшегося из Чернигова Евпатия Коловрата. Наиболее упорное сопротивление монголам оказали Москва (взята 20 января), Владимир (7 февраля), Переславль-Залесский, Тверь, Торжок (5 марта), Козельск (начало мая 1238 года). В начале марта 1238 года корпус монголов под командованием одного из крупнейших их полководцев Бурундая благодаря фактору внезапности смог уничтожить на стоянке соединённое русское войско и убить великого князя Юрия Всеволодовича Владимирского в битве на Сити. После взятия Торжка монголы не пошли на Великий Новгород, крупнейший город северной части Волжского торгового пути. На своём обратном пути в южные степи монгольские отряды, шедшие в условиях зимней бескормицы небольшими отрядами по разным маршрутам, которые охватывали значительные пространства, прошли через черниговские и смоленские земли. В первых они разорили и уничтожили такие города как Вщиж и Козельск. А о проходе через смоленские земли нам известно из сообщения «Хроники» Ян Длугоша и из одной древнерусской повести. Согласно последней, монголы прошли через район Долгомостья в 30 км восточнее Смоленска («Житие Меркурия Смоленского»). О предполагаемом разгроме отряда монголов там говорится в позднем литературном произведении краеведческого характера.

Весной 1238 года, после взятия Козельска, монголы отошли в южнорусские степи для откорма коней и перегруппировки.
Военные действия в 1238—1239 годах

Согласно официальной трактовке восточных придворных историков, кампании 1236—1238 годов против народов Поволжья, кипчаков и прочих являются покорением народов, которые согласно завещанию Чингис-хана и интересам Монгольской империи должны быть подчинены, но все еще оставались непокорёнными. А боевые действия 1238—1240 годов представлены не как очередной поход на Запад, а лишь как восстановление порядка внутри Монгольской империи, подавление мятежей, которое поднимало местное население против законной власти. Таким образом, факт первоначального покорения и признания каким-то народом власти Золотого рода автоматически вводил их в число подданных великого хана, и любое их дальнейшее сопротивление (возможно законное с их точки зрения) трактовалось монголами как преступление, мятеж против легитимной власти, что влекло соответствующие карательные действия.

Начавшийся новый 1238 год (с 1 марта), русские летописцы после всех ужасов монгольского нашествия, отметили особо киноварью: «Того же лета было мирно».

Однако в это время монголы, заняв Подонье, стали методично подавлять спорадическое сопротивление в Нижнем Поволжье, на Северном Кавказе и лесной зоне Сурско-Окского междуречья. Одним из главных очагов сопротивления оставались йемеки под руководством Бачмана, которые, потерпев поражение от монголов в Заволжье в 1229 году, оставались непокорёнными и продолжали вести ожесточённую войну с монгольскими отрядами в Нижнем Поволжье. Район сопротивления монголам включал Волго-Уральское междуречье и Нижнее Подонье. Поэтому главный удар монгольских войск был нанесен против него. Во главе войск стоял Мунке.

Бачман, в силу своего знатного происхождения и военным заслугам смог стать центром притяжения антимонгольских сил и организовать серьезное противодействие Ченгизидам. Кыпчаков поддерживали тюркизированные асы из Подонья и Нижнего Поволжья под командованием Качир-укулэ. Бату послал против Бачмана лучшие свежие тумены Менгу.
Летом 1238 года Шибан, Бучек и Бури предприняли поход в Крым, где: «у племени чинчакан (кипчаков?) захватили Таткару». Вероятно, именно об этих событиях пишет и Гильом де Рубрук:
когда пришли Татары, Команы, которые все бежали к берегу моря, вошли в эту землю в таком огромном количестве, что они пожирали друг друга взаимно, живые мёртвых, как мне рассказывал видевший это некий купец; живые пожирали и разрывали зубами сырое мясо умерших, как собаки — трупы. — Путешествие Рубрука. — Электронная библиотека исторического факультета МГУ.

Летом того же 1238 года действовавший самостоятельно брат Батыя Берке взял в плен трёх половецких военачальников.

Осенью 1238 года Мунке и Кадан: «выступили в поход против черкесов и зимою убили тамошнего государя по имени Тукара».

В 1238—1239 годах наиболее крупные объединения кыпчаков были разгромлены. Сохранили независимость и единство только те орды, что стремительно отступили на запад. Одно из крупнейших подобных объединений кыпчаков во главе с ханом Котяном обратилось с письмом к королю Венгрии с просьбой предоставить им убежище. Разрешение было получено, и осенью 1239 года король Бела IV лично на границе встречал 40-тысячное племя хана Котяна. Кыпчаки приняли католичество и составили войско, подчинявшееся непосредственно королю. Кыпчаки, попавшие под власть Бату, включались в монгольскую военно-административную систему и пополняли войска Чингизидов.

Отряды Гуюка, Мунке, Кадана и Бури, прежде действовавшие против мордвы и мокши, зимой 1238/1239 годов провели рейд на Муром, Гороховец . В Лаврентьевской летописи так сообщается о нём:

На зиму  взѧша Татарове Мордовьскую землю . и Муром̑ пожгоша . и по Клѧзмѣ воєваша  и град̑ ст҃ъıӕ Бц҃а . Гороховець пожгоша . а сами идоша в станъı своӕ.

Монголо-татарами также был взят «Городец Радилов на Волзе».

Эти действия не носили характера крупного вторжения. Бату давал понять преемникам русских князей, погибших во время нашествия, что им следовало изменить политику и пойти на признание власти великого хана в лице его представителя — самого Бату. Дело в том, что ни вокняживший в Рязяни Ингварь Ингваревич, ни новый великий князь Владимирский Ярослав Всеволодович прежде не имели дела с монголами и не могли непосредственно убедиться в их силе и могуществе. Бату демонстрировал им мощь монгольского оружия.
Военные действия в 1239—1240 годах

3 марта 1239 года монголы штурмом взяли Переяславль-Южный («Переяславль Рускый») — владение владимирских князей в Южной Руси. Соборная церковь св. Михаила была разрушена, а епископ Симеон — убит.

Осенью 1239 года тумены Джучидов во главе с Берке начали наступление на Чернигов. Основные силы Мунке и Гуюка были заняты на Северном Кавказе: «Гуюк-хан, Менгу-каан, Кадан и Бури направились к городу Минкас и зимой, после осады, продолжавшейся один месяц и пятнадцать дней взяли его». Минкас — аланский город. А Шибан и Бучек осенью 1239 года направились в Крым и дошли до его южного побережья в декабре; 26 декабря 1239 года ими был захвачен Сурож (Судак). Таким образом, для похода на Чернигов оставались только тумены Джучидов — с Бату и Берке во главе.

Наступление на Чернигов шло с юго-востока. Сначала были взяты города по течению Десны: Сосница (в 100 км от Чернигова) потом Хоробор (85 км) и Сновск (30км). Черниговские князья поступили аналогично суздальским — полки Мстислава Глебовича Северского и некоторых других князей пришли на помощь городу, приняли бой в поле и потерпели поражение.

В отличие от Переяславля, который был взят быстрой атакой, Чернигов пришлось осаждать. Он был окружён и блокирован, а потом подвергся массированным ударам стенобитных машин и камнемётов.

В новгородских летописях первой половины XV века содержится обстоятельный рассказ о поражении русских под Черниговым и взятии города после жестокого приступа. Описывая штурм татарами Чернигова, летописец говорит о задействованных при этом камнемётных машинах, разрушивших городские стены и тем самым предрешивших исход сражения. Их применение производило ошеломляющее впечатление на современников. Летописец характеризует случившееся как нечто небывалое и почти невероятное: камни, выпущенные ужасными машинами, не могли поднять даже четверо мужчин, и эти камни летели на расстояние, которое в полтора раза превышало дальность полета стрелы, пущенной из обычного лука. Монголами использовалась вывезенная из Китая и обслуживаемая китайскими инженерами передовая военная техника. Китайская осадная техника по своим конструктивным параметрам и боевым характеристикам значительно превосходила все известные на иот момент мировые аналоги. Город был взят штурмом 18 октября 1239 года.

Рассказ об осаде Чернигова Даниилом Галицким в 1235 году из Галицко-Волынской летописи дублируется с рассказом об осаде Чернигова монголами в 1239 году в новгородских известиях под 1239 годом: в Софийской первой летописи и Новгородской четвертой летописи и Пискаревском летописце вплоть до подробного описания камней, использовавшихся осаждавшими в камнемётных машинах, и мира, заключённого с участием Мстислава Глебовича Северского (возможно, погиб при обороне Чернигова в 1239 году; двоюродный брат Михаила Черниговского), Владимира Рюриковича (умер 3 марта 1239 года) и Даниила Романовича Волынского по итогам столкновения. По версии Майорова, рассказ о мире относится к 1239 году, а в результате этого договора Смоленск, вотчина Владимира Рюриковича, не был разорен монголами.

После Чернигова монгольские отряды занялись покорением городков Черниговского княжества вдоль Десны и Сейма: археологические исследования показали, что Любеч (на севере) был не тронут, зато пограничные с Половецкой степью городки княжества, такие как Новгород-Северский, Путивль, Глухов, Вырь, Вщиж и Рыльск, были разрушены и опустошены. Рейд монгол на территорию Новгород-Северской земли, захват и разрушение расположенных там городов, включая Глухов и Рыльск имел целью сломить единственного из черниговских князей, поднявших оружие против захватчиков, — северского князя Мстислава Глебовича. С этими событиями одна из версий связывает гибель четверых младших братьев Мстислава Глебовича, а также Ивана Ивановича рыльского, внука Романа Игоревича После похода на Черниговское княжество, монгольские войска вернулись на юг, в Дешт-и-Кипчак. Обезопасив свой северный фланг, Чингизиды начали планомерно завоевывать степи Северного Причерноморья и Крым.

Во время покорения Черниговского княжества, к Днепру напротив Киева подходил Мунке, который, как пишет летопись: видивъ град̑  оудивисѧ красотѣ его  и величествоу его присла послъı свои к Михаилоу и ко гражаномъ . хотѧ е . прельстити.

Контролировавший в то время город черниговский князь Михаил Всеволодович ответил тогда отказом на мирные предложения монголов. Новая попытка овладеть Киевом была предпринята монголами почти год спустя.

Во время Батыева нашествия также подверглись разграблению и разорению земли и города вдоль Десны и Сейма, в том числе Путивль, Глухов, Вырь и Рыльск. Разорению подверглось среднее Поднепровье. По данным археологии, был сожжён и Гомель, также были разорены Мозырь, Любеч, Могилёв, Городище, Вищин.
Поход в Центральную Европу через Южную Русь (1240—1242)

Корпус под предводительством Букдая весной 1240 года был направлен через Дербент на юг, в помощь действовавшим в Закавказье монгольским войскам. Примерно в это же время Батый принял решение отослать домой Мунке, Гуюка и Бури, отношения с которыми у него не сложились. Согласно Сокровенному сказанию монголов летом 1240 года они уже были в Монголии. Оставшиеся войска провели перегруппировку, вторично пополнившись за счёт половцев и поволжских народов.
Поход против Даниила Галицкого (1240)

Следующей целью монголов стали русские земли на правом берегу Днепра. К 1240 году большая их часть (Галицкое, Волынское, Киевское, а также, предположительно — Турово-Пинское княжества) была объединена под властью сыновей волынского князя Романа Мстиславича: Даниила и Василька.

Не считая себя в состоянии самостоятельно противостоять монголам, накануне вторжения (то есть примерно осенью 1240 года) Даниил отправился в Венгрию, вероятно, пытаясь склонить короля Белу IV оказать ему помощь. Не добившись своего, он по сообщению Ипатьевской летописи:

…воротился от короля, и приехал в Синеволодское, в монастырь святой Богородицы…и возвратился назад в Угры, ибо не мог пройти в Русскую землю, поскольку мало с ним было дружины.

Позднее он перешёл в Польшу: сначала в Сандомир (где встретился со своей семьёй), а затем в Мазовию, к своему союзнику Конраду. Там же оказался и брат Даниила Василько. В Мазовии князья оставались до тех пор, пока не узнали об уходе монголов из их земель.

Первым пунктом на пути Батыя был Киев. Осенью 1240 года Батый снова собрал в кулак бывшие в его распоряжении войска. Как, немного смешивая события, сообщает Ипатьевская летопись в его распоряжении были братьӕ его силныи воеводъı . Оурдю . и Баидаръ . Бирюи Каиданъ . Бечакъ . и Меньгоу . и Кююкь {…} не ѿ родү же его . но бѣ воевода его перьвъıи . Себѣдѧи богатоуръ . и Боуроунъдаии багатырь иже взӕ Болгарьскоую землю . и Соуждальскоую . инѣхъ бещисла воеводъ.

Своё наступление монголы начали с покорения Поросья — области зависимых от киевских князей Чёрных Клобуков. После Поросья монгольские войска осадили Киев. Обороной Киева руководил тысяцкий Дмитр.

Относительно сроков и продолжительности осады Киева в источниках есть противоречие. Главный источник по событиям осады — Ипатьевская летопись — не содержит никаких дат. Лаврентьевская летопись под 1240 годом сообщает, что Киев был взят монголами «до Ржс̑тва Гс̑нѧ . на Николинъ дн҃ь» — то есть 6 декабря. В то же время, согласно сравнительно поздней (XV век) Летописи Авраамки осада Киева продолжалась 74 дня с 5 сентября до 19 ноября: «приідоша Татарове къ Кіеву, Септября 5, и стояша 10 недель и 4 дни, и едва взяша его, Ноября 19, в понеделникъ».

Падение Киева стало знаковым событием — среди правящих кругов Галича и Волыни началась паника. Сидевший в Луцке Михаил Всеволодович снова бежал со своим сыном в Польшу. Туда же бежала супруга князя Даниила и его брат Василько. Правители Болоховской земли изъявили завоевателям покорность.

Учтя это, Батый смог беспрепятственно заняться покорением русских городов. Как пишет Рашид ад-Дин, монголы: проходили облавой туман за туманом все города Владимирские и завоевывали крепости и области, которые были на их пути. Потом они осадили город Учогул Уладмур (Владимир Волынский?) и в три дня взяли его.

Из Ипатьевской летописи также известно о взятии монголами городов Ладыжин и Каменец (Кременец монголам взять не удалось). Основная часть монгольского войска (до 70 тыс.чел.) во главе с самим Батыем, Каданом и Субудаем взяла Галич. Также было уничтожено Берестье.

Согласно современному исследователю Р. Маршаллу:

На зиму Батый расположился возле Перемышля — у своего трамплина в Европу. Встал вопрос: где и когда совершить следующее нападение? С точки зрения здравого смысла следовало выбрать для похода лучшую погоду и дождаться весны. Очевидной целью представлялась Польша, которая находилась теперь в непосредственной близости от монгольского войска. Но Батый и Субедэй держали в голове гораздо более сложный план кампании

Главный удар новой кампании было решено нанести в Венгрии.

После разорения Галицко-волынского княжества монгольские войска получили непродолжительный отдых и, отойдя от границ Венгрии, провели перегруппировку (болоховские князья предоставили монгольской армии фураж и избежали разорения своих земель) и определились с дальнейшими целями.

Поскольку часть монголов во главе с Мунке и Гуюком вернулась в Монголию, некоторые исследователи считают, что дальнейшее движение на запад было предпринято Батыем по собственной инициативе. С другой стороны, источники сообщают об изначальном наличии у Батыя планов похода в Венгрию и Германию. И если венгерский король Бела IV попросту не отвечал на неоднократные посольства монголов, то император Священной Римской империи Фридрих II на монгольское требование об изъявлении покорности в 1238 году ответил, что, как знаток соколиной охоты, мог бы стать сокольничим хана.

Так или иначе, но оставшиеся войска были разделены на несколько корпусов и в 1241 году продолжили свой поход на запад.
Поход в Польшу и Моравию (1241)

Выделенные для похода в Польшу монгольские войска (по мнению Каргалова В. В. и Храпачевского Р. П., их было 3 тумена) возглавили Байдар и Орду: огибая Карпаты с севера, они проследовали в Польшу через южную часть Берестейской земли. Каргалов В. В. из этих сведений делает вывод о разрушении монголами Берестья. В январе 1241 года они захватили Люблин и Завихост. 13 февраля 1241 года пал Сандомир. В этот же день они разгромили малопольское ополчение под Турском. Краковские войска воеводы Владислава Клеменса и сандомирские — воеводы Пакослава и кастеляна Якуба Ратиборовича пытались закрыть путь на Краков, но были разбиты соответственно под Хмельником (Шидловце) 18 марта и под Торчком 19 марта. 22 марта монголы заняли Краков, а затем Бытом. Краковский князь Болеслав V со своей матерью бежал в Венгрию, а затем какое-то время скрывался в цистерцианском монастыре в Моравии.

В начале апреля монголы через Ратибург и Ополе прорвались к Вроцлаву, жители которого бежали, после чего посад был сожжён воинами силезского князя. 9 апреля в битве под Легницей польско-немецкое войско Генриха Благочестивого потерпело страшное поражение. Воспользовавшись гибелью Генриха, Конрад Мазовецкий занял Краков. Чешские войска во главе с королём Вацлавом I на 1 день опоздали под Легницу и были направлены в Лужицы наперерез предполагаемому пути монголов.

Магистр ордена Храма во Франции Пон д’Обон написал молодому Людовику IX (не ранее середины мая 1241 года):

Знайте, что татары разорили землю, принадлежащую герцогу Генриху Польскому, и убили его с великим количеством его баронов, а также шестью нашими братьями <…> и пятьюстами нашими воинами. Трое из наших спаслись, и знайте, что все немецкие бароны и духовенство, и все из Венгрии приняли крест, дабы идти против татар. И ежели они будут по воле Бога побеждены, сопротивляться татарам будет некому вплоть до вашей страны.

После победы под Легницей монголы в течение двух недель оставались возле Отмухува (Силезия), где Байдар и узнал о приказе Батыя как можно скорее двигаться на юг, на соединение с основными силами в Венгрии. Т.о., будучи уже на границах Германской империи (у Майсена), монголы были вынуждены резко изменить свой маршрут. Поворот на юг пришёлся на беззащитную Моравию, через которую монголы проследовали в апреле (по другим сведениям в мае) 1241 года. К началу июня корпус Байдара уже точно находился в Венгрии. По пути ими были разгромлены Банска Штьявница, Пуканецen, Крупина (в Словакии), а также Опава, Бенешов, Пршеров, Литовел и Евичко (в Чехии).
Военные действия в Венгрии и Хорватии (1241—1242)

Занимающая территорию Венгрии среднедунайская низменность является органичным продолжением южнорусских степей и ещё задолго до монголов привлекала внимание различных кочевых народов (гунны, авары, венгры), желающих обосноваться в непосредственной близости от европейских государств с оседлым населением. Именно в этот регион (огибая Карпаты через Валахию или форсируя их через различные горные перевалы) и был направлен основной удар монгольских войск.

Примечательно в свете отношений Даниила с Белой IV выглядит совет взятого в плен монголами киевского тысяцкого Дмитра Батыю:

Не задерживайся в земле этой долго, время тебе на угров уже идти. Если же медлить будешь, земля та сильная, соберутся на тебя и не пустят тебя в землю свою». Про то говорил ему, поскольку видел землю Русскую, гибнущую от нечестивого.

Планы покорения Венгрии существовали у Батыя с самого начала западного похода. Ещё во время кампании 1236 года Батый направил Беле IV послание, в котором предлагал венгерскому королю покориться и сетовал, что вынужден уже «в тридцатый раз» отправлять к нему послов и до сих пор не получил ответа. В том же письме Батый предлагал Беле IV изгнать со своих земель разбитых татарами половцев, которых король незадолго перед этим принял под своё покровительство. Поскольку оба эти предложения были также проигнорированы, война с Венгрией стала неизбежной.

Оперативный план Субедэя предполагал вторжение на территорию Венгрии с нескольких направлений, чтобы, по всей видимости, заставить противника максимально раздробить свои силы и тем самым дать возможность разбить их по частям:       далее