Сб, 23.10.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

Вади́м Хра́брый- (Вади́м Новгоро́дский, Вадим Хоробрый, убит в 864 году) — легендарный предводитель новгородцев, в 864 году восставших против князя Рюрика.

Легенда

В наиболее ранней известной русской летописи «Повесть временных лет» начала XII века имя Вадима не упоминается. В некоторых поздних летописных сборниках XVI века, включая Никоновскую летопись, появляется предание о смуте в Новгороде, возникшей вскоре после призвания варягов в 862 году. Между новгородцами оказалось много недовольных самовластием Рюрика и действиями его сородичей. Под предводительством Вадима Храброго вспыхнуло восстание в защиту утраченной вольности. Вадим был убит Рюриком, вместе со многими своими «советниками» (сторонниками). Согласно Никоновской летописи, многие новгородские мужи бежали в Киев. В изложении В. Н. Татищева Вадимом был местный словенский князь.

Согласно Никоновской летописи XVI века под 864 годом:

«Въ лето 6372… Того же лѣта оскорбишася Новгородци, глаголюще: „яко быти намъ рабомъ, и много зла всячески пострадати отъ Рюрика и отъ рода его“. Того же лѣта уби Рюрикъ Вадима храбраго, и иныхъ многихъ изби Новогородцевъ съветниковъ его… В лѣто 6375… Того же лѣта избѣжаша отъ Рюрика изъ Новагорода въ Кiевъ много Новогородцкыхъ мужей.»

Татищев, комментируя данные повествования и ссылаясь на текст сомнительной Иоакимовской летописи пишет:

«Дочери Гостомысловы за кого были отданы, точно не показано, но ниже видим, что старшая была за изборским, от которой Ольга княгиня; другая — мать Рюрикова, а о третьей неизвестно. Нестор рассказывает, что Рюрик убил славянского князя Водима, что в народе смятение сделало. Может сей таков же внук Гостомыслу, старшей дочери сын был, который большее право к наследству имел и из-за того убит».

Никоновская летопись имеется большое число дополнений к древнейшей части «Повести временных лет», источники которых не установлены. При подготовке Никоновской летописи составитель использовал летописные своды, восходящие к новгородскому летописанию. Однако значительная часть оригинальных сведений по древнейшей истории, не имеет параллелей в сохранившихся летописях. Предполагается, что составитель Никоновской летописи во многих местах стремился пояснить и прояснить используемый им текст и вводил мотивировки действий, дополнял действие возможными в данных условиях обстоятельствами, а также мог приукрашивать сухие сообщения. По этим причинам в исторической литературе преобладает скептическое восприятие оригинальных сведений этой летописи. Среди этих оригинальных известий находится и рассказ о Вадиме.

Многие русские историки считали сказание о Вадиме вымышленным. По мнению историка С. М. Соловьёва, лучше всего оно объясняется рассказом летописи о неудовольствии новгородцев варягами, нанятыми князем Ярославом, об убийстве последних и о княжеской мести убийцам. Тот же учёный, по-видимому, склонен объяснить имя Вадима словом «водим», что в областных наречиях означает «коновод», «передовой», «проводник». Восстание не могло произойти в Новгороде в летописном 864 году, так как по археологическим свидетельствам в то время Новгорода ещё не существовало. Однако существовала Ладога, где Рюрик начал своё княжение в 862 году.

По мнению академика Б. А. Рыбакова, составитель Никоновской летописи вернулся к Несторовой редакции «Повести временных лет», которая, по мнению исследователя, имела антиваряжскую направленность и содержала подробный рассказ о борьбе новгородцев против Рюрика и его скандинавской дружины. Создатели второй и третьей редакций «Повести временных лет», по заказу Мстислава Владимировича проводили проскандинавскую тенденцию и опустили все подробности, свидетельствующие не в пользу Рюрика. Достоверным рассказ о Вадиме считали также А. Н. Кирпичников, И. В. Дубов и Г. С. Лебедев.

Согласно Е. А. Мельниковой, достоверность этого сюжета не поддаётся верификации. Составитель Никоновской летописи мог стремиться продемонстрировать исконно присущую новгородцам склонность к неповиновению власти. Этот сюжет, предположительно, перекликается с характеристикой новгородцев, «звериного обычая и нрава» которых, согласно Никоновской летописи, испугались варяги.

В «Повести временных лет» и Никоновской летописи рассказывается, что часть руси покинула Рюрика и обосновалась в Киеве, где утвердились летописные русские князья Аскольд и Дир. Татищев писал: «В сии времяна словяне бежали от Рюрика из Новагорода в Киев, зане убил Вадима храброго князя словенского». Все описываемые летописями события укладываются в промежуток между 860 и 867 годами. В этот же период, археологами отмечена закладка монетных кладов на севере Руси, что говорит о нестабильной для торговли обстановке и смене власти.

По мнению ряда исследователей, имя Вадим имеет неславянское происхождение, и появилось на Руси лишь с распространением христианства, войдя в обиход из святцев (святой Вадим Персидский).

В художественной литературе

Предание о Вадиме привлекало внимание многих русских писателей. Екатерина II выводит Вадима в своём драматическом произведении «Историческое представление из жизни Рюрика». Вадим в этой пьесе является эпизодическим героем, двоюродным братом мудрого Рюрика, но с лёгкой руки просвещённой императрицы началась бурная жизнь Вадима Храброго в русской литературе. Сама Екатерина в письме 1795 года писала: «Никто не обратил внимания на эту вещь, и она играна никогда не была… Я не посмела поместить свои умозаключения относительно Рюрика   в „Историю“, так как они основывались только на нескольких словах из летописи Нестора и из „Истории Швеции“ Далена, но, познакомившись тогда с Шекспиром, я в 1786 году придумала воплотить их в драматическую форму».

Яков Княжнин написал трагедию «Вадим Новгородский», которую, по приговору Сената, решено было сжечь публично «за дерзкие против самодержавной власти выражения». Приказ не был приведён в исполнение. Александр Пушкин, ещё будучи юношей, дважды принимался за обработку того же сюжета. Михаила Лермонтова некоторое время также интересовала личность и печальная судьба легендарного новгородского героя. Вадиму посвящена поэма «Последний сын вольности», в конце которой Рюрик убивает Вадима в поединке.

Вадим фигурирует в исторических произведениях Марии Семёновой. В романе «Меч мёртвых» конфликт Вадима и Рюрика — основа сюжета. В повести «Пелко и волки» главный герой, карел Пелко, служит в дружине Вадима во время его конфликта с Рюриком. Образ Вадима противопоставляется Рюрику, но герои отзываются о нём положительно: «Храбрый был князь и враг честный, нечем помянуть его, кроме доброго слова».