Чт, 02.12.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS


Глава шестая
…Святослав – по духу воин! – храбростью пылал:
       думал он лишь о победах, подвигах в боях;
       он хотел, чтоб с прежней силой! русский меч сверкал:
       как  –  т о  было при Олеге! – в воинских делах.
Словно быстрый ловкий пАрдус* он вынослив был.
       Он легко ходил в походах, много воевал;
       не тащил с собой повозок, мяса не варил:
       на углях зверину жарил; без шатра он спал…
       И все воины – такими ж были, как и он.
       Никогда не нападал он –  не предупредив;
       ибо рыцарски был честен, гордости был полн:
       *объявлял войну словами: «Я иду на вы!»
…И – фактически – Святая Ольга княжила…
       Уж не раз просила сына Киев не бросать:
       много дел и на Руси – великокняжеских!
       *Но… ушёл Князь Святослав: «болгаров воевать»...
А тем временем, узнавши, что Великий Князь
       на Дунай ушёл с дружиной покорять болгар, –
       *печенеги чёрной тучей, Князя не страшась,
       осадили Киев: может – разве что… комар! –
       стены города покинуть! А живой душе –
       это просто невозможно. …Хорошо, что весть
       о набеге печенегов послана уже.
       Но… когда? её получит храбрый русский Князь?..
       А в той вести говорилось: «Княже Святослав!
       Для чужих земель  –  оставил ты врагам  –  с в о ю.
       Под угрозой печенегов стонет Киев-град.
       Поспешай: спасай столицу и свою семью…»
…Все три внука были с Ольгой… Помощи ж – всё нет!
       Уж запасы истощились, кончилась вода…
       И глядит уже, оскалясь, прямо в очи смерть…
…Приоткрылись – и закрылись Киева врата…
       Из ворот же – вышел отрок с конскою уздой
       и пошёл, – как так и надо, – через стан врага.
       Говоря по-печенежски, спрашивал: «…конь мой…
       Не видал ли кто из вас тут рыжего коня?»
       И прошёл он без препятствий к берегу Днепра.
       И, одежду быстро скинув, через Днепр поплыл…
       Спохватились печенеги: началась стрельба!..
       Только отрок тот… плыл быстро: далеко уж был.
На другом же берегу - стоял с дружиною
       воевода Претич, – только… было мало их:
       и ничем не мог помочь он граду Киеву, –
       хоть и жалко воеводе киевлян своих…
       И, увидев, что плывёт к ним киевский храбрец, –
       быстро выслал он ладью навстречу отроку;
       и в ладью его подняли: «Экий молодец!..»
…И глядел на то с прищуром Претич под руку…
…Рассказал им отрок: «Завтра будет впущен враг.
       Завтра Киев будет отдан на грабёж-разбой.
       Защитите хоть Княгиню с внуками!..» – «Но  к а к?!.
       Нас-то… м а л о… Ох-х!..» – качает Претич головой…
       Порешили ж так, однако: «Князь вернётся ведь:
       Святослав… не приголубит, коли не спасём!
       Пусть уж бьют нас печенеги: так и так – всё смерть…
       Завтра утром, как забрезжит, – на ладьях пойдём…»
Миновала ночь, – и близок утренний рассвет.
       Вся дружина разместилась в нескольких ладьях.
       Затрубили громко в трубы: нам преград, мол, нет!!!
       И в ответ раздались крики в киевских стенах!..
       Печенеги, испугавшись, что вернулся Князь,
       разбежались врассыпную, прячась кто куда!..
…Солнца луч упал на землю… – Днепр течёт, струясь…
       Словно здесь и не стояло войско никогда!
Вышла Ольга без боязни с внуками к ладьям.
       И другие киевляне вышли все к Днепру.
       Говорили: «Ай да Претич! Разогнал всех сам!..»
       И смеялись, и ладонью гладили ладью…
Малочисленность их видя, печенежский князь
       подошёл сам к воеводе и спросил его:
       «Что за войско в этих лодках? Ты – не сам ли Князь?» –
       «Святослав вот-вот здесь будет. Я – лишь муж его.
       Мой отряд вперёд Князь выслал, чтобы возвестить,
       что идёт с несметным войском Святослав домой».
       Печенег сказал на это: «О-о-о…  Давай дружить!»
       И ответил Претич: «Ладно. Вот подарок мой…»
       И, подав друг другу руки, новые друзья
       обменялись тут дарами «со своих же плеч»:
       печенег дал воеводе саблю и коня;
       воевода печенегу – щит, кольчугу, меч…
…Отступили печенеги. Да ведь… не ушли!
       Неизвестно:  ч т о   бы сталось, если б Святослав
       со Свенельдом-воеводой тут не подошли,
       силой грозной печенегов далеко прогнав…
…Обнимал Князь Святослав детей своих и мать!
       Ведь представить даже страшно:  ч т о  могло бы быть!
       …Как отцу и сыну рады! Как не целовать!?.
…И остался Князь Великий в Киев-граде жить…
Но… прошло не больше года, – Святослав сказал:
       «Жить хочу в Переяславце: на Дунай пойду.
       Там – земли моей средина… Киев – скучный стал.
       Там же – блага отовсюду: всё туда везут.
       Греки – золото и вина, шёлковую ткань;
       чехи, венгры – для торговли – серебро, коней;
       из Руси – меха, воск, дёготь…  В с ё! – из разных стран.
       Там столицу надо делать – там и место мне!»
       Отвечала сыну Ольга: «Видишь – я стара.
       Уж немного мне осталось на земном пути.
       Чую, скоро призовёт к Себе Господь меня.
       Погреби меня,  как дОлжно, – уж потом иди…»
…И три дня она молилась, к Богу вознося
       православные молитвы о земле родной;
       всех святых молила Ольга, об одном прося:
       чтобы  Русь прониклась Светом Веры, Чистотой…
…Умерла Святая Ольга на четвёртый день.
       (Но тогда ещё не знали  с в я т о с т и  её).
       Все великим плачем горьким плакали по ней…
       И священник православный отпевал её…
Много лет спустя, Владимир – Святослава сын –
       перенёс святые мощи в Десятинный храм:
       и  открылось:  что  –   н е т л е н н ы,  что  –  с в я т Ы  они!
И  –  впервые! –  Русь познала Божьи чудеса.

Глава седьмая
…И прошло с тех пор два года, – и пришла весна.
       *На днепровские пороги вышел Святослав:
       шёл на Киев… А дружина – численно мала,
       и слабы её остатки: каждый отощал.
       (Возвращаясь из похода с множеством добра,
       Святослав решил, что лучше – перезимовать:
       в БелобЕрежье: на устье зимнего Днепра, –
       где пришлось терпеть им холод, часто голодать).
…Обступили печенеги их со всех сторон.
       Началось кровопролитье: силы – не равны…
       Святослав-Князь пал в сей битве: насмерть был сражён…
       Кто в живых остался – в Киев весть-печаль несли:
       отрубили Святославу голову враги.
       И хотели печенеги – чЕрепа его:
       жёлтым златом оковали и, вина налив,
       по рукам передавали, пили из него…
Ольгин внук – Владимир-Князь – Святым не сразу стал.
       Длинно шёл он по путям, Перуном ведомых:
       много крови он – невинной даже! – проливал
       и кумиров устанавливал серебряных.
       Долго он о новой вере – и не помышлял:
       долго жил он в темноте, служа язычеству;
       был он мстителем свирепым, много воевал;
       сластолюбцем был, и был братоубийцею.
…Стал слепым он, – и крестился. И, крещась,  п р о щ ё н.
       И очистился крещеньем, скверну сняв с души:
       и – п р о з р е л !..   Прозрел Духовно и телесно он.
…И вся Русь вослед крестилась: «Господи, спаси!..»
…Ликовало всё и пело в сей великий День.
       И восторгам сердца в День тот – не было конца!
       Снизошла на Русь – святая Божеская сень*, –
       и молитвой православной славит Русь Творца!..
И – сбылись! – раденья Ольги для земель Руси.
       Ольга, – Русский корень веры и Начальница, –
       и сейчас! творит молитвы Господу: «Спаси!..»
       И в сей час за нас Святая Ольга молится,
       просит Господа о милости и благости…
       Воздаётся  ей народом русским – Славою! –
       за величие Души Великокняжеской:
                                     что не выронила Скипетр с Державою!                            

                                                                                                               Сорок Калик со Каликою