Ср, 19.01.2022, 07:29
Главная
Регистрация
Вход
Сойка-Soika
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 2
Пользователей: 1
сойка-soika

Каганович Л. М. дал довольно откровенное объяснение террора:

…ведь они все были членами правительства. Троцкистское правительство было, зиновьевское правительство было, рыковское правительство было, это было очень опасно и невозможно. Три правительства могли возникнуть из противников Сталина… Как же можно было их держать на свободе? …Троцкий, который был хорошим организатором, мог возглавить восстание… Кто же мог поверить, что старые, опытные конспираторы, используя весь опыт большевистской конспиративности и большевистской организации, что эти люди не будут между собой связываться и не будут составлять организацию?

Самое активное участие в чистке приняли лица из ближайшего окружения Сталина, в частности, Молотов, Каганович, Жданов, Маленков. Сталин являлся главным «распорядителем» террора. В частности, он собственноручно писал обвинительные речи для громких судебных процессов. Имеются сотни записок, сделанных рукой Сталина, в которых он требовал от чекистов убивать всё больше и больше. Приговоры он выносил красным карандашом. Напротив некоторых имён писал: «Бейте ещё». Внизу многочисленных страниц стояло: «Всех расстрелять». В некоторые дни Сталин приговаривал к казни более 3000 так называемых врагов народа. По данным правозащитного общества «Мемориал» лично Сталиным и его ближайшими соратниками по Политбюро ЦК ВКП(б) только за 1936—1938 годы подписаны списки на осуждение 43 768 человек[h], в подавляющем большинстве к расстрелу, получившие известность как «Сталинские расстрельные списки». В период Большого террора глава НКВД Николай Ежов представлял на рассмотрение Сталину разнарядки для каждого региона на расстрелы или ссылки в ГУЛАГ, и Сталин определял статистический план «зачисток». На местах, в районах шло соревнование, кто первый перевыполнит этот план. И каждый раз, когда местный сотрудник НКВД выполнял разнарядку, он просил разрешение «на сверхплановую резню», и каждый раз Сталин разрешал.

По мнению Ю. Н. Жукова репрессии могли происходить без ведома и без участия Сталина. Вплоть до 1934 года, утверждает историк, репрессии в партии не выходили за рамки фракционной борьбы и состояли в снятии с высоких должностей и переводах на непрестижные участки партийной работы, то есть аресты были исключены. Что же касается репрессий в отношении рабочих, крестьян и интеллигенции, то Ю. Н. Жуков подчёркивает, что все процессы конца 1920-х, направленные прежде всего против интеллигенции, против инженеров, проходили по инициативе Бухарина, контролировавшего в те годы деятельность ОГПУ и дававшего санкции на все аресты, на все политические процессы. Профессор О. Хлевнюк отмечает, что теории «слабого диктатора» о непричастности Сталина к террору и о демократических намерениях вождя строятся на искажении источников и не подтверждены никакими фактами и документами. Также мифом являются утверждения, что сталинские репрессии были направлены на борьбу с коррупцией. На самом деле чиновники из номенклатуры составляли ничтожный процент среди жертв репрессий. Этот миф стал следствием хрущевской пропаганды для защиты партии от обвинений в соучастии в терроре.

Роговин В. З., ссылаясь на архивные данные, указывает следующее количество жертв террора:

Согласно докладной записке, представленной генпрокурором СССР Руденко, министром внутренних дел Кругловым и министром юстиции Горшениным в феврале 1954, с 1921 по 1 февраля 1954 по обвинениям в так называемых «контрреволюционных преступлениях» осуждено 3 770 380 человек, в том числе к высшей мере наказания 642 980, к содержанию в лагерях и тюрьмах 2 369 320, к ссылке и высылке 765 180;

Согласно данным, представленным сотрудниками КГБ «в начале 1990-х», было репрессировано 3 778 234 чел., из них 786 098 расстреляно;

Согласно данным, представленным архивным отделом Министерства безопасности РФ в 1992 году, за период 1917—1990 по обвинению в государственных преступлениях осуждено 3 853 900 чел., из них к высшей мере 827 995.

Как указывает Роговин, за период 1921—1953 через ГУЛАГ прошло до 10 млн чел., его численность в 1938 году составила 1882 тыс. чел.; максимальная численность ГУЛАГа, за всё время его существования была достигнута в 1950 году, и составила 2561 тыс. человек.

За период с 1930 по 1953 годы, по данным разных исследователей, только по политическим обвинениям было арестовано от 3,6 до 3,8 млн человек, из них расстреляно от 748 до 786 тысяч.

В 1935 году «в целях быстрейшей ликвидации преступности среди несовершеннолетних» Сталин подписал постановление ЦИК и СНК СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» начиная с 12-летнего возраста, предусматривавшее для них более жёсткие наказания. Оно предусматривало повышение максимального срока лишения свободы с 10 до 25 лет, а за особо тяжкие преступления и высшую меру наказания (расстрел). Поскольку смертная казнь в отношении несовершеннолетнего могла иметь место только в исключительных случаях, применение её ставилось «под особо тщательный контроль». Перед его вынесением следовало известить об этом прокурора СССР и председателя Верховного Суда СССР. Постановление касалось наиболее распространённых в то время преступлений среди несовершеннолетних, таких как — кража, насилие, нанесение телесных повреждений, увечья, убийство или попытка убийства. Однако, на деле оно носило декларативный и устрашающий характер и не было обеспечено практическими мерами. В газете «Правда» от 9 апреля 1935 года предписывалось — «Обязанностью всех комсомольских, пионерских и школьных организаций должно стать теперь широчайшее распространение этого решения». Сам Сталин в беседе с французским общественным деятелем Р. Ролланом в том же 1935 году пояснил, что «этот декрет имеет чисто педагогическое значение», а также, что «до сих пор не было ни одного случая применения наиболее острых статей этого декрета к преступникам-детям и надеемся — не будет». Одновременно с этим постановлением был введён запрет на продажу/покупку и ношение финских ножей и кинжалов.

В ходе сталинских репрессий для получения признательных показаний в широких масштабах применялись пытки.

Сталин не только знал о применении пыток, но и лично приказал применять «методы физического воздействия» против «врагов народа» и при случае даже уточнял, какой вид пыток нужно было использовать. Он первый приказал после революции применить пытки к политзаключённым; это была мера, которую отвергали русские революционеры, пока он не издал приказ. При Сталине методы НКВД своей изощрённостью и жестокостью превзошли все изобретения царской полиции. Историк Антон Антонов-Овсеенко указывает: «Операции по истреблению безоружных подданных он планировал, готовил и осуществлял сам. Он охотно входил в технические детали, его радовала возможность непосредственного участия в „разоблачении“ врагов. Особое наслаждение доставляли генсеку очные ставки, и он не раз баловал себя этими поистине дьявольскими представлениями».

Интегральная карта лагерей системы ГУЛАГ, существовавших с 1923 по 1967 годы, на основании данных правозащитного общества «Мемориал»

Система ГУЛАГ была создана по личному приказу Сталина, которую он расценивал как экономический ресурс. В действительности же труд узников ГУЛАГа был крайне неэффективным, а продуктивность — ничтожной. Так выработка на одного рабочего в ГУЛАГе на строительно-монтажных работах была примерно в 2 раза ниже, чем в гражданском секторе. ГУЛАГ не оправдывал затрат на самого себя и требовал дотации на содержание со стороны государства, которые постоянно росли. Система ГУЛАГ уже при жизни Сталина находилась в огромном кризисе, и все, кроме Сталина, это понимали. Несколько миллионов были осуждены к разного рода штрафам. Одних только лагерных охранников нужно было содержать около 300 тысяч человек, не считая конвойных войск и сотрудников МГБ.

Роговин, ссылаясь на архивные данные, указывает, что через ГУЛАГ в общей сложности прошло 10 млн чел., в спецпоселениях находилось на 1 февраля 1937 года 1,8 млн чел., на 21 февраля 1939 года 2,6 млн. Максимальная численность спецпоселений была достигнута в 1950 году и составила около 3 млн чел., большинством из которых были представители народов, депортированных во время войны.

На 1937—1938 годы пришёлся период массовых репрессий, часто именуемый как «Большой террор». Кампания была инициирована и поддержана лично Сталиным и нанесла чрезвычайный вред экономике и военной мощи Советского Союза.

По утверждению специалиста в области внутрипартийных отношений 1920-х — 1930-х годов О. В. Хлевнюка,

Мы имеем все основания рассматривать «большой террор» как серию централизованных, спланированных и проводимых на основании решений Политбюро (фактически Сталина) массовых операций по уничтожению «антисоветских элементов» и «контрреволюционных национальных контингентов». Их целью была ликвидация «пятой колонны» в условиях обострения международной обстановки и нараставшей угрозы войны… Исключительная роль Сталина в организации этого всплеска террора не вызывает сомнений и абсолютно подтверждается всеми документами… Всё, что известно сегодня о подготовке и проведении массовых операций 1937—1938 гг., позволяет утверждать, что без приказов Сталина «большого террора» просто не было бы…

По мнению Ю. Н. Жукова,

Сталин стал опасаться, что его курс на демократизацию, центром которой должна была стать новая Конституция, потерпит неудачу. И будучи готов провести его любой ценой, даже путём жестоких репрессий, развязал руки НКВД.

Первые пять маршалов Советского Союза (слева направо) сидят: Тухачевский (расстрелян), Ворошилов, Егоров (расстрелян); стоят: Будённый и Блюхер (арестован, умер в Лефортовской тюрьме от пыток)

Список лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного СССР от 26 июля 1938 года с личной подписью и комментарием Сталина «За расстрел всех 138»

В 1937—1938 годах были проведены масштабные политические репрессии в отношении командного и начальствующего состава РККА и РККФ, которые выделяются исследователями как одно из проявлений политики «Большого террора» в СССР. Фактически начались во второй половине 1936 года, но наибольший размах приобрели после ареста и осуждения М. Н. Тухачевского и семи других высокопоставленных военных в мае—июне 1937 года; на 1937—1938 гг. пришёлся их пик, а в 1939—1941, после резкого спада, они продолжались с существенно меньшей интенсивностью.

Историки сходятся во мнении, что сталинские репрессии в РККА нанесли серьёзный урон обороноспособности страны и, в числе других факторов, привели к значительным потерям советских войск в начальный период Великой Отечественной войны.

В число репрессированных в эти годы попали трое из пяти маршалов Советского Союза, 20 командармов 1-го и 2-го ранга, 5 флагманов флота 1-го и 2-го ранга, 6 флагманов 1-го ранга, 69 комкоров, 153 комдива, 247 комбригов.

В среде историков до сих пор нет консенсуса относительно масштабов репрессий. Эксперты отмечают, что поиск информации о точном количестве репрессированных чрезвычайно затруднителен, так как репрессии в Красной Армии осуществлялись в условиях строжайшей секретности. В результате точные данные до сих пор неизвестны.

Роль во Второй мировой войне

Предвоенная внешняя политика

Неизбежность новой большой войны была для большевистской партии довольно очевидной. Так, Каменев Л. Б. призвал ожидать начала новой «ещё более чудовищной, ещё более гибельной войны» ещё в своём докладе «О капиталистическом окружении» на X съезде РКП(б) в 1921 году. Михаил Александров в своей работе «Внешнеполитическая доктрина Сталина», указывает, что выступая в ИККИ 30 мая 1925 года, Сталин также заявил, что «война в Европе начнётся и что они там обязательно передерутся, в этом не может быть сомнения». На XIV съезде (декабрь 1925) Сталин выразил уверенность, что Германия не будет мириться с условиями Версальского мира.

После прихода Гитлера к власти Сталин резко изменил традиционную советскую политику: если раньше она была направлена на союз с Германией против версальской системы, а по линии Коминтерна — на борьбу с социал-демократами как главным врагом (теория «социал-фашизма» — личная установка Сталина), то теперь она заключалась в создании системы «коллективной безопасности» в составе СССР и бывших стран Антанты против Германии и союзе коммунистов со всеми левыми силами против фашизма (тактика «народного фронта»). Эта позиция первоначально не была последовательной: в 1935 году Сталин, встревоженный германо-польским сближением, тайно предложил Гитлеру пакт о ненападении, но получил отказ.

В своём выступлении перед выпускниками военных академий 5 мая 1941 года Сталин подвёл итоги произошедшего в 1930-е годы перевооружения войск, выразил уверенность в том, что германская армия не является непобедимой. Волкогонов Д. А. трактует эту речь следующим образом: «Вождь дал ясно понять: война в будущем неизбежна. Нужно быть готовыми к безусловному разгрому германского фашизма… Война будет вестись на территории противника, и победа будет достигнута малой кровью».

Вместе с тем, Сталин предпочитал лавировать между двумя основными альянсами западных держав. Воспользовавшись столкновением Германии с Англией и Францией в 1939 году, СССР занял территории Западной Белоруссии и Западной Украины и развязал войну с Финляндией, за что был в декабре 1939 года исключён из Лиги Наций, как агрессор. В качестве оправдания для предъявленных Финляндии требований СССР заявил, что Германия планирует нападение на Россию, в том числе боковой удар через Финляндию.

Вплоть до нападения Гитлера Советский Союз сотрудничал с нацистской Германией. Имеются множественные документальные свидетельства сотрудничества самого разного толка, от договоров о дружбе и активной торговли до совместных парадов и конференций НКВД и гестапо. Перед подписанием договора о дружбе Сталин сказал Риббентропу:

Однако если, вопреки ожиданиям, Германия попадёт в тяжёлое положение, то она может быть уверена, что советский народ придёт Германии на помощь и не допустит, чтобы Германию задушили. Советский Союз заинтересован в сильной Германии и не допустит, чтобы Германию повергли на землю…

Вторая мировая война началась в 1939 году и почти два года, до июня 1941, шла под знаком официальной дружбы Гитлера и Сталина. В декабре 1939 года, в ответ на поздравление к 60-летию, Сталин отвечает Риббентропу:

Благодарю Вас, господин министр. Дружба народов Германии и Советского союза, скреплённая кровью, имеет все основания быть длительной и прочной.

52 % всего экспорта Советского Союза в 1940 году были направлены в Германию. Выступая 1 августа 1940 года на сессии Верховного Совета, Молотов сказал, что главную поддержку от Советского Союза Германия получила в виде спокойной уверенности на востоке. Вместе с тем отношения между странами не были безоблачными. И. Хоффман указывает, что в ноябре 1940 года Сталин передал Германии свои требования по дальнейшему расширению советской зоны влияния на Румынию, Югославию, Болгарию, Грецию, Венгрию и Финляндию. Эти требования были встречены германским правительством крайне враждебно и стали одним из поводов для нападения на СССР 22 июня 1941 года.

Ряд историков ставят в вину лично Сталину неподготовленность Советского Союза к войне и огромные потери, особенно в начальный период войны, указывая на то, что Сталину многие источники называли 22 июня 1941 года как дату нападения. Вместе с тем в источниках указывались абсолютно разные даты нападения и разные первичные цели бомбардировок: разведка в своё время сообщала о том, что уже в апреле 1941 года Германия нападёт на СССР. 16 июня 1941 года В. Н. Меркулов докладывал Сталину информацию, полученную от агента берлинской резидентуры под именем «Старшина» (им был Харро Шульце-Бойзен): целями бомбардировок Москвы со стороны немецкой авиации должны были стать в первую очередь электростанция «Свирь-3» и заводы по производству автомобильных и авиационных запчастей. В документе Шульце-Бойзена утверждалось также, что Альфред Розенберг, призвав в своём публичном выступлении стереть наименование «Советский Союз» с географической карты, срочно начал отбор кадров-хозяйственников для управления будущими рейхскомиссариатами на территории СССР. Однако, основываясь на факте, что ещё 30 апреля аналогично от «Старшины» поступили сообщения о грядущем в ближайший месяц-полтора нападении, и списке указанных в новом отчёте целей бомбардировок, 17 июня Сталин оставил резолюцию следующего содержания:

"Товарищу Меркулову. Может, послать ваш «источник» из штаба герм. Авиации к еб-ной матери. Это не «источник», а дезинформатор.

После этого Меркулов отказался подписывать «Календарь сообщений Корсиканца и Старшины», в котором содержалась вся ключевая информация о действиях немецких вооружённых сил с сентября 1940 по июнь 1941 года. Зоя Рыбкина закончила этот документ кратким резюме, которое часто указывается как резюме авторства Шульце-Бойзена: «Все военные мероприятия Германии по подготовке вооружённого выступления против СССР полностью закончены, и удар можно ожидать в любое время».

Расстрел польских офицеров в Катыни

Весной 1940 года сотрудниками НКВД СССР было расстреляно 21 857 польских пленных.

26 ноября 2010 года Госдума России, приняла заявление «О Катынской трагедии и её жертвах», в котором признаёт Катынский расстрел преступлением, совершённым по прямому указанию Сталина и других советских руководителей, и выражает сочувствие польскому народу.

Сталин в первые дни Великой Отечественной войны

Уже в 5 часов 45 минут 22 июня Сталин в своём кабинете в Кремле принимает наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова, наркома внутренних дел Л. П. Берию, наркома обороны С. К. Тимошенко, заместителя Председателя СНК СССР Л. З. Мехлиса и Начальника Генерального штаба РККА Г. К. Жукова.

На следующий день после начала войны (23 июня 1941) СНК СССР и ЦК ВКП(б) совместным постановлением образовали Ставку Главного Командования Вооружённых сил СССР, в состав которого был включён Сталин и председателем которого был назначен нарком обороны, маршал Советского Союза С. К. Тимошенко. 24 июня Сталин подписывает постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР о создании Совета по эвакуации при СНК СССР, призванного организовать эвакуацию «населения, учреждений, военных и иных грузов, оборудования предприятий и других ценностей» западной части СССР.

Когда 28 июня пал Минск, Сталин впал в прострацию. 29 июня Сталин не приехал в Кремль, что вызвало сильное беспокойство у его окружения. 30 июня во второй половине дня его коллеги по Политбюро приехали к нему в Кунцево. Появляется Сталин — бледный, изможденный — и произносит замечательную фразу: «Ленин оставил нам великую империю, а мы ее просрали». По впечатлению некоторых из приехавших, Сталин решил, что они собираются его арестовывать. Собравшиеся приняли решение о создании ГКО. «Мы видим, что Сталин не участвовал в делах страны немногим более суток», — пишет Р. А. Медведев.

Военное руководство

Великая Отечественная война, июнь 1941 года

В начале войны Сталин был слабым стратегом и принимал множество некомпетентных решений. В качестве примера такого решения доктор Саймон Сибег-Монтефиоре приводит ситуацию в сентябре 1941 года: хотя все генералы упрашивали Сталина вывести войска из-под Киева, он позволил нацистам взять в «мешок» и перебить военную группировку из пяти армий.

В то же время, по мнению Маршала Советского Союза Г. К. Жукова, начиная со Сталинградской битвы Сталин стал проявлять себя, как человек «…владеющий вопросами организаций фронтовых операций и операций групп фронтов и руководящий ими с большим знанием дела, хорошо разбираясь и в больших стратегических вопросах», а также умеющий «найти главное звено в стратегической обстановке». В целом, Г. К. Жуков оценивает Сталина, как «достойного Верховного Главнокомандующего». Кроме того, Г. К. Жуков считает необходимым отдать должное И. В. Сталину, как выдающемуся организатору в «обеспечении операций, создании стратегических резервов, в организации производства боевой техники и вообще в создании всего необходимого для ведения войны». Одновременно Г. К. Жуков критиковал Сталина за просчеты в подготовке страны к обороне; игнорирование явной угрозы нападения фашистской Германии; создание системы управления, в которой никто не мог принять самостоятельного решения без указания Сталина; деорганизация Сталиным Наркомата Обороны; подозрительность и недовере к военным кадрам. Он негативно оценивает полководческие спобобности Сталина, особенно в начале Великой Отечественной войны: «…в начале войны Сталин очень плохо разбирался в оперативно-тактических вопросах… Он, не зная в деталях положения на фронтах, и будучи недостаточно грамотным в оперативных вопросах, давал неквалифицированные указания, не говоря уже о некомпетентном планировании крупных контрмероприятий…». Жуков видит заслугу советского народа в победе в противовес Сталину: «И только величайшая патриотическая любовь советского народа и его Вооруженных Сил к своей Родине… дали возможность под руководством нашей партии преодолеть тяжелую обстановку, которая сложилась вследствие ошибок и промахов сталинского руководства в первый период войны, а затем вырвать у врага инициативу, добиться перелома в ходе войны в нашу пользу и завершить ее блестящей победой всемирно-исторического значения… В описаниях военных событий почти нет имен коллектива военачальников, которые непосредственно планировали операции и руководили боевыми действиями войск. Культ личности бесцеремонно вычеркнул из истории имена действительных героев, а их коллективные заслуги беззастенчиво присваивались Сталиным».

Начальный период войны

Через неделю после начала войны (30 июня 1941) Сталин был назначен Председателем только что образованного Государственного комитета обороны.

3 июля Сталин выступил с радиообращением к советскому народу, начав его со слов: «Товарищи, граждане, братья и сёстры, бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!»

10 июля 1941 года Ставка Главного Командования была преобразована в Ставку Верховного Командования (СВК), и председателем вместо Тимошенко был назначен Сталин.

19 июля 1941 года Сталин сменил Тимошенко на посту наркома обороны.

С 8 августа 1941 года Сталин Указом Президиума Верховного Совета СССР был назначен Верховным Главнокомандующим Вооружёнными Силами СССР, а Ставка Верховного Командования была переименована в Ставку Верховного Главнокомандования (СВГК).

31 июля 1941 года Сталин принял личного представителя и ближайшего советника президента США Франклина Рузвельта — Гарри Гопкинса. 16—20 декабря в Москве Сталин вёл переговоры с министром иностранных дел Великобритании Э. Иденом по вопросу заключения между СССР и Великобританией договора о союзе в войне против Германии и о послевоенном сотрудничестве.

16 августа 1941 года Сталин подписал Приказ Ставки Верховного Главнокомандования № 270, в котором значилось: «Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров».

Во время битвы за Москву 1941 года, после объявления Москвы на осадном положении, Сталин оставался в столице, 6 ноября 1941 года он выступил на торжественном заседании, проходившем на станции метро «Маяковская», которое было посвящено 24-й годовщине Октябрьской революции. В своей речи Сталин объяснил неудачное для Красной армии начало войны, в частности, «нехваткой танков и отчасти авиации». На следующий день, 7 ноября 1941 года, по указанию Сталина на Красной площади был проведён традиционный военный парад.

30 мая 1942 года Сталин подписал постановление ГКО о создании Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования. 5 сентября 1942 года издаёт приказ «О задачах партизанского движения», ставший программным документом в дальнейшей организации борьбы в тылу захватчиков.

28 июля 1942 года Сталин в качестве наркома обороны подписал «Приказ № 227», направленный на ужесточение дисциплины в Красной армии, запретивший отход войск без приказа руководства, вводивший штрафные батальоны в составе фронтов и штрафные роты в составе армий, а также заградительные отряды в составе армий.

Введение заградотрядов отнюдь не было изобретением Сталина; подобные методы уже применялись большевиками во время Гражданской войны. Исследователи В. Краснов и В. Дайнес утверждают, что знаменитый сталинский Приказ № 227 фактически повторял положения приказа Троцкого № 65 по Южному фронту от 24.11.1918. Приказ № 65 до сих пор потрясает свой жестокостью; он требовал расстрела не только дезертиров, но также их укрывателей и сжигания их домов.

Перелом в ходе Великой Отечественной войны

Начало коренного перелома в войне, положенное в Сталинградской битве имело продолжение в ходе зимнего наступления Красной армии 1943 года. В Курской битве начатое под Сталинградом было завершено, наступил коренной перелом не только в ВОВ, но и во всей Второй мировой войне. 11 февраля 1943 года Сталин подписал постановление ГКО о начале работ по созданию атомной бомбы.

25 ноября 1943 года Сталин в сопровождении Наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова и члена ГКО, заместителя Председателя СНК СССР К. Е. Ворошилова едет в Сталинград и Баку, откуда на самолёте (в первый и единственный раз в жизни) летит в Тегеран (Иран). С 28 ноября по 1 декабря 1943 года Сталин участвует на Тегеранской конференции — первой за годы Второй мировой войны конференции «Большой тройки» — лидеров трёх стран: СССР, США и Великобритании.

Окончание войны

Потсдамская конференция

4 февраля — 11 февраля 1945 года Сталин участвует в Ялтинской конференции союзных держав, посвящённых установлению послевоенного мирового порядка.

Черчилль, руководствуясь политическими соображениями на будущее, убеждал Рузвельта в необходимости занятия их силами таких важных городов как Берлин, Прага и Вена раньше чем это сделает Красная армия, а также продвинуть демаркационную линию как можно дальше на Восток. Кроме ряда политических деятелей на том же настаивали и британские фельдмаршалы А. Ф. Брук и Б. Л. Монтгомери. Однако главнокомандующий союзными силами генерал Д. Д. Эйзенхауэр и другие военные, руководствуясь военно-стратегическими и тактическими соображениями, противились методичной стратегии широкого фронта. В результате к весне 1945 года в Объединённом комитете начальников штабов произошли громкие разногласия по поводу дальнейшего плана действий союзных сил США и Великобритании.

Когда на пресс-конференции 27 марта 1945 года один из репортёров задал вопрос Эйзенхауэру — «Как вы думаете, кто первым придёт в Берлин: русские или мы?» последний, отказавшись давать какие-либо прогнозы, лишь констатировал, что «Берлин находится в 33 мили от них, и в 250 милях от нас», и то, что Красной армии «предстоит более короткая гонка, хотя им противостоит основная часть немецких войск». При этом американский бригадный генерал О. Брэдли оценил потери союзных войск в случае штурма ими Берлина в 100 тыс. человек.

Дж. Боффа указывает, что, в противовес планам генерала Эйзенхауэра, «Черчилль и британские генералы стремились любой ценой достичь Берлина прежде, чем туда придут русские»:

В начале апреля 1945 года, таким образом, в руках у Сталина оказались два взаимно исключающих документа: послание Эйзенхауэра и донесение советской разведки, утверждавшее, что войска Монтгомери готовятся нанести удар по Берлину. Сталин высоко оценил лояльность Эйзенхауэра, но все же решил прибегнуть к хитрости. В ответе американскому генералу он одобрил его планы и одновременно заверил его, что Берлин утратил своё «прежнее стратегическое значение» и что советские войска в связи с этим направят для взятия города лишь второстепенную группировку сил. В действительности же он только что подписал директиву о проведении последнего крупного наступления в этой войне — на столицу Германии. В глазах советских людей взятие Берлина должно было служить необходимым увенчанием их победы. Дело было не только в престиже. Берлин в их руках означал гарантию того, что СССР сможет заставить других считаться со своим мнением при решении вопроса о судьбах Германии.

Исследователь Кынин Г. П. также считает, что Сталин, узнав о планах своих англо-американских союзников, намеренно дезинформировал их, сообщив, что главный удар советских войск якобы намечен на «вторую половину мая» (на деле, наступление началось 16 апреля, хотя к нему не успевал подготовиться 2-й Белорусский фронт).

В своём сообщении президенту Рузвельту 1 апреля 1945 года Черчилль прямо заявлял, что «… с политической точки зрения нам следует продвигаться в Германии как можно дальше на восток и, что в том случае, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы несомненно должны его взять». Генерал Эйзенхауэр ответил на обеспокоенность Черчилля следующим образом: «Конечно, если в какой-либо момент сопротивление будет внезапно сломлено по всему фронту, мы устремимся вперёд, и Любек и Берлин окажутся в числе наших важных целей».

С началом Красной армией Берлинской операции 16 апреля 1945 года, Черчилль осознал, что англо-американские войска на тот момент физически не могут прорваться в Берлин. Он сосредоточился на занятии Любека, чтобы предотвратить советскую оккупацию Дании.

После смерти Ф. Д. Рузвельта 12 апреля 1945 года и вступлении тогда же на пост президента США Г. С. Трумэна стратегическое направление политики США внутри антигитлеровской коалиции резко изменилось. Трумэн, дистанцируясь от Сталина, стал выступать против него по всем важнейшим как военным, так и политическим вопросам. Тот же курс взял и Черчилль, изменив в итоге расстановку сил внутри Большой тройки. В свою очередь, Сталин не пытался найти каких-то компромиссных выходов из политических тупиков, и следствием его ответной реакции стало быстрое развитие центробежных сил внутри Большой тройки.

Профессор русской истории Лондонского университета Орландо Файджес в эфире телеканала Discovery Civilisation оспаривает распространённое мнение о заслугах Сталина в победе советского народа в ВОВ, указывая на полную неготовность промышленности, сельского хозяйства и морального духа страны к войне в 1941 году.

Депортации народов

В СССР тотальной депортации были подвергнуты множество народов, среди них: корейцы, немцы, финны-ингерманландцы, карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, балкарцы, крымские татары и турки-месхетинцы. Из них семь — немцы, карачаевцы, калмыки, ингуши, чеченцы, балкарцы и крымские татары — лишились при этом и своих национальных автономий.

Депортациям в СССР подверглось ещё множество других этнических, этноконфессиональных и социальных категорий советских граждан: казаки, «кулаки» самых разных национальностей, поляки, азербайджанцы, курды, китайцы, русские, иранцы, евреи-ирани, украинцы, молдаване, литовцы, латыши, эстонцы, греки, болгары, армяне, кабардинцы, армяне, турки, таджики и другие.

Послевоенные годы.

Социально-экономическая политика. Развитие военно-промышленного комплекса.    далее

Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Январь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Друзья сайта

| Copyright MyCorp © 2022 | |