Чт, 02.12.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

Известно лишь о нескольких поездках Сталина за границу до революции: Таммерфорс, Финляндия (I конференция РСДРП, 1905), Стокгольм (IV съезд РСДРП, 1906), Лондон (V съезд РСДРП, 1907), Краков и Вена (1912—1913). Сталин всегда называл себя «практиком» и презрительно относился к среде революционной эмиграции с её бурными идеологическими разногласиями. В одной из первых своих работ — статье «Партийный кризис и наши задачи», опубликованной в двух номерах газеты «Бакинский пролетарий» в 1909 году, Сталин высказал слабую критику заграничного руководящего центра, оторванного от «русской действительности».

В своём письме большевику В. С. Бобровскому 24 января 1911 года он писал, что «О заграничной „буре в стакане воды“, конечно, слышали блоки: Ленина — Плеханова с одной стороны и Троцкого — Мартова — Богданова с другой. Отношение рабочих к первому блоку, насколько я знаю, благоприятное. Но вообще на заграницу рабочие начинают смотреть пренебрежительно: „Пусть, мол, лезут на стенку, сколько их душе угодно, а по-нашему, кому дороги интересы движения, тот работает, остальное приложится“. Это, по-моему, к лучшему».

Ещё в молодости Сталин отверг грузинский национализм, со временем его взгляды начали всё сильнее тяготеть к традиционному российскому великодержавию. Как пишет Ричард Пайпс,

Он давно понял, что основную силу коммунизм черпает из русского народа. Из 376 тыс. членов партии в 1922 г. 270 тыс., или 72 %, были русскими, а из остальных большая часть — половина украинцев и две трети евреев — русифицированными или ассимилированными. Более того, в ходе гражданской войны и ещё более — войны с Польшей наблюдалось невольное смешение понятий коммунизма с русским национализмом. Ярчайшим проявлением этого явилось движение «Смены вех», снискавшее популярность среди консервативной части русского зарубежья, объявив Советское государство единственным защитником величия России и призывая всех её эмигрантов к возвращению на родину… Для такого тщеславного политика, как Сталин, более заинтересованного в реально осязаемой власти у себя дома и сейчас, чем в грядущем облагодетельствовании всего человечества, такое развитие представлялось не опасностью, а, напротив, удобным стечением обстоятельств. С самого начала партийной карьеры, и с каждым годом своего диктаторства всё более и более Сталин становился на позиции русского национализма в ущерб интересам национальных меньшинств.

Однако при этом Сталин всегда позиционировал себя, как интернационалиста. В ряде своих статей и выступлений он призвал бороться с «пережитками великорусского национализма», осуждал идеологию «сменовеховства» (её основатель Устрялов Н. В. был расстрелян в 1937 году). Ближайшее окружение Сталина было по составу весьма интернациональным; в нём были широко представлены русские, грузины, евреи, армяне.

Только русские коммунисты могут взять на себя борьбу с великорусским шовинизмом и довести её до конца… Разве можно отрицать, что уклоны к антирусскому шовинизму имеются? Ведь весь съезд увидел воочию, что шовинизм местный, грузинский, башкирский и пр. имеется, что с ним нужно бороться. Русские коммунисты не могут бороться с татарским, грузинским, башкирским шовинизмом, потому что если русский коммунист возьмёт на себя тяжёлую задачу борьбы с татарским или грузинским шовинизмом, то эта борьба его будет расценена как борьба великорусского шовиниста против татар или грузин. Это запутало бы всё дело. Только татарские, грузинские и т. д. коммунисты могут бороться против татарского, грузинского и т. д. шовинизма, только грузинские коммунисты могут с успехом бороться со своим грузинским национализмом или шовинизмом. В этом обязанность нерусских коммунистов.

Подлинное призвание Сталина обнаружилось с назначением в 1922 году на пост главы аппарата партии. Из всех крупных большевиков того времени он один обнаружил вкус к подобной работе, которую другие лидеры партии находили «скучной»: ведение переписки, бесчисленные персональные назначения, рутинная канцелярская работа. Этому назначению никто не завидовал. Однако своё положение Генерального секретаря Сталин вскоре стал использовать для методичной расстановки на все ключевые посты в стране своих личных сторонников.

Заявив о себе, как об одном из кандидатов на роль преемника Ленина, Сталин вскоре обнаружил, что, по представлениям того времени, подобная роль требует репутации крупного идеолога и теоретика. Он пишет ряд работ, среди которых можно выделить, в частности, «Об основах ленинизма» (1924), «К вопросам ленинизма» (1927). Заявляя, что «ленинизм есть теория и тактика пролетарской революции вообще, теория и тактика диктатуры пролетариата в особенности», Сталин поставил на центральное место марксистскую доктрину «диктатуры пролетариата».

Для идеологических изысканий Сталина было характерно господство максимально упрощённых и популяризованных схем, востребованных в партии, до 75 % членов которой имели лишь низшее образование. В подходе Сталина государство это «машина». В Организационном отчёте ЦК на XII съезде (1923) он называл рабочий класс «армией партии» и описывал, как партия управляет обществом через систему «приводных ремней». В 1921 году в своих набросках Сталин назвал компартию «орденом меченосцев».

Дж. Боффа указывает, что в подобных идеях в то время не было ничего нового, в частности, выражение «приводные ремни» в том же контексте ранее использовалось Лениным в 1919 и 1920 годах.

Характерная для Сталина военно-командная, милитаристская фразеология и антидемократические взгляды были вполне типичными для страны, прошедшей через мировую и гражданскую войны. На многих постах в партии находились люди с практическим опытом командования, даже внешне сохранявшие полувоенный облик. Тот факт, что большевизм пришёл к установлению единоличной диктатуры, также был вполне ожидаем; в 1921 году Мартов прямо говорил, что в случае отказа Ленина от демократизации в России установится «военно-бюрократическая диктатура»; Троцкий ещё в 1904 году заметил, что применяемые Лениным методы партстроительства закончатся тем, что «Цека замещает партийную организацию и, наконец, диктатор заменяет собой Цека».

В 1924 году Сталин разработал доктрину «построения социализма в отдельно взятой стране». Не отказываясь целиком от идеи «мировой революции», эта доктрина переносила основное внимание на Россию. К этому времени затухание революционной волны в Европе стало окончательным. Большевикам больше не приходилось надеяться на скорую победу революции в Германии. Партии пришлось перейти к организации в стране полноценного государственного управления, к решению хозяйственных проблем.

В 1928 году, под влиянием кризиса хлебозаготовок 1927 года и поднявшейся волны крестьянских выступлений, Сталин выдвинул доктрину «усиления классовой борьбы по мере строительства социализма». Она стала идеологическим оправданием террора, и после смерти Сталина вскоре была отвергнута руководством компартии.

Исследователь Михаил Александров в своей работе «Внешнеполитическая доктрина Сталина» указывает, что в 1928 году в своём выступлении на ноябрьском пленуме ЦК Сталин с похвалой отозвался о модернизаторской деятельности русского царя Петра Великого.

В 1930-е годы Сталин содействовал запрету трудов историка-марксиста М. Н. Покровского. В 1934 году Сталин выступил против публикации работы Энгельса «О внешней политике русского царизма» в журнале «Большевик».

В 1940-е годы произошёл окончательный поворот Сталина к российскому великодержавию. Уже в выступлении 3 июля 1941 года практически отсутствовала коммунистическая риторика и был использован необычный для коммуниста оборот «братья и сёстры», в то же время содержались явные апелляции к традиционному российскому патриотизму. В соответствии с этим курсом, война получила официальное название «Великой Отечественной», по аналогии с Отечественной войной 1812 года.

Ещё в 1935 году в армии были введены персональные воинские звания, в 1936 восстановлены казачьи части. В 1942 в войсках окончательно отменён институт комиссаров и, наконец в 1943 командно-начальствующий состав РККА начал официально именоваться «офицерским», а в качестве знаков различия восстановлены погоны.

В годы войны также была прекращена агрессивная антирелигиозная кампания и массовые закрытия церквей. Сталин был сторонником всемерного расширения юрисдикции РПЦ; так, в 1943 году государство окончательно отказалось от поддержки движения обновленчества (которое, по замыслу Троцкого, должно было сыграть по отношению к РПЦ ту же роль, что протестантизм по отношению к католической церкви), предпринято значительное давление на грекокатолическую церковь на Украине. В то же время, под явным влиянием Сталина, в 1943 году РПЦ окончательно признала автокефалию Грузинской православной церкви.

В 1943 году Сталин распустил Коминтерн. Отношение к нему у Сталина всегда было скептическим; он называл эту организацию «лавочкой», а её функционеров — бесполезными «нахлебниками».

В 1945 году Сталин провозгласил тост «За русский народ!», который он назвал «наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза». В действительности, само содержание тоста являлось весьма двусмысленным; исследователи предлагают совершенно разные толкования его смысла, в том числе и прямо противоположные.

Коллективизация. Голод

На XV съезде ВКП(б), проходившем со 2 по 19 декабря 1927 года, было принято решение о проведении коллективизации сельскохозяйственного производства в СССР — ликвидации единоличных крестьянских хозяйств и объединении их в коллективные хозяйства (колхозы). Коллективизация была проведена в 1928—1933 годы (в западных районах Украины и Белоруссии, а также в Молдавии, Эстонии, Латвии и Литве, присоединённых к СССР в 1939—1940 годы, — уже после войны, в 1949—1950 гг.).

Фоном для перехода к коллективизации стал кризис хлебозаготовок 1927 года, усугублённый охватившим страну военным психозом и массовой скупкой населением товаров первой необходимости. Широко распространилось представление о том, что крестьяне придерживают хлеб, стремясь взвинтить цены на него (так называемая «кулацкая хлебная стачка»). 15 января — 6 февраля 1928 года Сталин лично совершил поездку в Сибирь, в ходе которой требовал максимально нажать на «кулаков и спекулянтов».

В 1926—1927 годах «троцкистско-зиновьевский блок» широко обвинял сторонников «генеральной линии» в недооценке так называемой кулацкой опасности, требовал развернуть среди зажиточных слоёв деревни «принудительный хлебный заём» по твёрдым ценам. Сталин на практике даже превысил требования «левых», масштабы изъятия хлеба были существенно повышены, обрушились своей тяжестью и на середняков. Этому также способствовала широкая фальсификация статистики, создавшая представление о наличии у крестьян каких-то сказочных припрятанных запасов хлеба. По рецептам ещё Гражданской войны также предпринимались попытки натравить одну часть деревни на другую; до 25 % изъятого хлеба направлялись сельской бедноте. Так, Лев Троцкий в своей книге Преступления Сталина написал:

…Но в 1931—1932 гг., когда весь организм страны потрясали ужасающими последствиями насильственной и необузданной коллективизации, Зиновьев и Каменев, как и многие другие капитулянты, тревожно подняли головы и начали шушукаться между собою об опасностях новой правительственной политики…

Коллективизация сопровождалась так называемым «раскулачиванием» (ряд историков говорит о «раскрестьянивании») — политическими репрессиями, применявшимися в административном порядке местными органами власти на основании постановления Политбюро ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 года «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации».

Согласно приказу ОГПУ № 44.21 от 6 февраля 1930 года началась операция по «изъятию» 60 тысяч кулаков «первой категории». Уже в первый день проведения операции ОГПУ арестовало около 16 тысяч человек, а на 9 февраля 1930 года были «изъяты» 25 тысяч человек.

Всего за 1930—1931 годы, как указано в справке Отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ, было отправлено на спецпоселение 381 026 семей общей численностью 1 803 392 человека. За 1932—1940 годы в спецпоселения прибыло ещё 489 822 раскулаченных.

Мероприятия властей по проведению коллективизации привели к массовому сопротивлению среди крестьян. В одном только марте 1930 года ОГПУ насчитало 6500 бунтов, восемьсот из которых было подавлено с применением оружия. В целом, в течение 1930 года около 2,5 миллионов крестьян приняли участие в 14 тыс. выступлений против коллективизации.

Обстановка в стране в 1929—1932 годы была близка к новой гражданской войне. Согласно сводкам ОГПУ, в волнениях в ряде случаев участвовали местные советские и партийные работники, а в одном случае — даже районный уполномоченный ОГПУ. Ситуация усугублялась тем, что Красная армия была, в силу демографических причин, в основном крестьянской по составу.

2 марта 1930 года Сталин опубликовал в «Правде» статью «Головокружение от успехов. К вопросам колхозного движения», в которой он возлагал ответственность на чрезмерно ретивых исполнителей.

В 1932—1933 годах ряд регионов СССР (Украину, Поволжье, Кубань, Белоруссию, Южный Урал, Западную Сибирь и Казахстан) поразил голод. С лета 1932 года, государство выделило голодающим районам обширную помощь в виде так называемых «продссуд» и «семссуд», планы хлебозаготовок неоднократно снижались, но даже в сниженном виде были сорваны. В архивах находится, в частности, шифротелеграмма секретаря Днепропетровского обкома Хатаевича от 27 июня 1933 года с просьбой выделить области дополнительно 50 тысяч пудов хлеба; на документе имеется резолюция Сталина: «Надо дать. И. Ст.».

Всего в СССР в этот период от голода умерло, по разным оценкам, от 4 до 8 миллионов человек. В электронной версии энциклопедии Британника приводится диапазон от 6 до 8 миллионов. Энциклопедия Брокгауз даёт оценку в 4—7 миллионов.

Известный писатель М. А. Шолохов написал Сталину ряд писем, в которых прямо рассказывал о катастрофе, разразившейся в Вёшенском районе Северо-Кавказского края. Как отмечает Ивницкий, в ответ на письмо Шолохова от 4 апреля 1933 Сталин 16 апреля ответил телеграммой: «Ваше письмо получил пятнадцатого. Спасибо за сообщение. Сделаю всё, что потребуется. Сообщите о размерах необходимой помощи. Назовите цифру», после чего дал указание Молотову «удовлетворить просьбу Шолохова целиком», предоставив 120 тыс. пудов продпомощи Вёшенскому району и 40 тыс. Верхнедонскому. Через две недели, 6 мая 1933, Сталин направил Шолохову длинное письмо, в котором признал, что «иногда наши работники, желая обуздать врага, бьют нечаянно по друзьям и докатываются до садизма», но, вместе с тем, также прямо обвинил крестьян в «итальянской забастовке», в стремлении оставить города и армию без хлеба. Как пишет Ивницкий, 4 июля 1933 Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление, признавшее «перегибы» в Вёшенском районе, но признавшее их в таком виде, что «фактически их оправдывали». Один из наиболее ретивых исполнителей — Пашинский был исключён из партии и приговорён к расстрелу, однако это решение суда было аннулировано, и Пашинский ограничился строгим выговором.

По мнению В. В. Кондрашина, первопричиной голода 1932—1933 годов стало укрепление колхозного строя и политического режима репрессивными методами, связанными с природой сталинизма и личностью самого Сталина. В это же время в городах открывались многочисленные представительства Торгсина, где граждане свободно могли купить продукты за золото, серебро и валюту. Таким образом, практически все «валютные ценности», сохранённые после революции 1917 года, в годы Гражданской войны и накопленные при НЭПе, были получены для осуществления планов индустриализации за счёт их изъятия у населения. Большая часть выручки была получена в годы сильного голода 1932—1933 за счёт продажи продуктов питания. При этом экспорт зерна из СССР хоть и уменьшился в результате низкой собираемости урожая, но не прекращался в этот период и составлял миллионы тонн в год.

Последние данные по точному количеству погибших от голода на Украине (3 миллиона 941 тысяча человек) легли в обвинительную часть приговора Апелляционного суда города Киева от 13 января 2010 года по делу в отношении организаторов массового голода 1932—1933 годов в Украинской ССР — Иосифа Сталина и других представителей власти СССР и УССР.

В соответствии с доктриной «первоначального социалистического накопления», впервые выдвинутой крупным троцкистским экономистом Е. А. Преображенским в 1925—1926, деревня превратилась в резервуар для выкачки из неё средств и рабочей силы на государственные нужды. То положение, в котором оказались крестьяне в результате коллективизации, вынудило буквально миллионы людей двинуться в города для работы на стройках индустриализации. Как указывает Шейла Фицпатрик, коллективизация вызвала беспрецедентную миграцию населения СССР: если в конце 1920-х из деревень в города переселялось в среднем около 1 млн чел. в год, то в 1930 переехало 2,5 млн чел., в 1931 — 4 миллиона. За период 1928—1932 в города прибыло около 12 млн чел. В условиях нехватки рабочих рук, вызванной первой пятилеткой, основная масса вчерашних крестьян с лёгкостью находила себе работу.

Традиционное для России аграрное перенаселение было уничтожено. Одним из результатов этой миграции, однако, стало резкое увеличение числа едоков, и, как следствие, введение в 1929 году карточной системы на хлеб. Другим итогом стало восстановление в декабре 1932 года дореволюционной паспортной системы. Вместе с тем государство осознавало, что нужды быстро растущей промышленности требуют массового притока рабочих рук из деревни. Некоторая упорядоченность в эту миграцию была внесена в 1931 году со введением так называемого «оргнабора».

Последствия же для деревни оказались, в целом, плачевными. Несмотря на то, что по итогам коллективизации посевные площади увеличились на 1/6, валовой сбор зерна, производство молока и мяса уменьшились, а средняя урожайность снизилась. По мнению Ш. Фицпатрик, деревня была деморализована. Престиж крестьянского труда среди самих крестьян упал, распространилось представление, что за лучшей жизнью следует ехать в город.

Катастрофическое положение времён первой пятилетки несколько выправилось в 1933 году, когда удалось собрать большой урожай хлеба. В 1934 году положение Сталина, пошатнувшееся из-за провалов первой пятилетки, существенно упрочилось.

К концу 1930-х годов положение в аграрном секторе стабилизировалось. Стало устойчиво расти сельскохозяйственное производство. Повышалась производительность труда благодаря электрификации и механизации (так, в 1940 году в СССР работало 182 тысячи зерновых комбайнов). Рост производительности труда в сельском хозяйстве высвободил 18,5 млн человек, которые стали промышленными и строительными рабочими. Историк С. А. Нефёдов отмечает, что политика коллективизации во многом предопределила успех индустриального развития страны, а соответственно и победу СССР в Великой Отечественной войне.

Индустриализация и градостроительство

Утверждённый Сталиным в 1928 году пятилетний план по строительству 1,5 тыс. заводов требовал огромных расходов на закупку иностранных технологий и оборудования. Для финансирования закупки на Западе Сталиным было принято решение увеличить экспорт сырья, главным образом нефти, мехов, а также зерна. Проблему осложняло падение масштабов производства зерновых. Так, если в 1913 году дореволюционная Россия вывозила около 10 млн тонн хлеба, то в 1925—1926 ежегодный экспорт составлял лишь 2 млн тонн. Сталин полагал, что колхозы могут быть средством для восстановления экспорта зерна, с помощью которого государство собиралось изымать из деревни сельскохозяйственную продукцию, необходимую для финансирования ориентированной на военные нужды индустриализации.

В. З. Роговин указывает, что экспорт хлеба был отнюдь не основной статьёй экспортного дохода СССР. Так, в 1930 году страна получила от экспорта хлеба 883 млн руб., нефтепродукты и лесоматериалы дали 1 млрд 430 млн, пушнины и льна — до 500 млн. По итогам 1932—33 годов хлеб дал лишь 8 % от экспортных доходов.

Индустриализация и коллективизация привели к огромным социальным изменениям. Миллионы людей двинулись из колхозов в города. СССР был охвачен грандиозной миграцией. Численность рабочих и служащих увеличилась с 9 млн чел. в 1928 году до 23 млн в 1940. Резко возросло население городов, в частности, Москвы с 2 млн до 5, Свердловска со 150 тыс. до 500. Вместе с тем темпы жилищного строительства были совершенно недостаточными для размещения такого количества новых горожан. Типичным жильём в 30-е годы оставались коммунальные квартиры и бараки, а в некоторых случаях и землянки.

8 февраля 1932 г. Политбюро ЦК ВКП(б) официально отменило партмаксимум. Тем самым, был ликвидирован «фонд взаимопомощи», за счет которого партия имела возможность поддерживать своих наименее обеспеченных членов, с другой стороны, снимался тот барьер, который сдерживал обогащение партийных верхов. С этого момента процесс имущественного расслоения внутри партии приобрел узаконенный характер. Важной вехой на этом пути стало постановление 19 апреля 1936 г. о создании директорского фонда, в который должны были поступать 4 % плановых доходов и 50 % сверхплановых. Таким образом, был создан один из легальных источников накопления, сыгравший определенную роль в перерождении партийной номенклатуры.

На январском пленуме ЦК 1933 года Сталин заявил о том, что первая пятилетка выполнена за 4 года и 3 месяца. В годы первой пятилетки были построены до 1500 предприятий, появились целые новые отрасли (тракторостроение, авиационная промышленность и др.) Однако на практике рост был достигнут за счёт промышленности группы «А» (производство средств производства), план по группе «Б» не был выполнен. По ряду показателей планы группы «Б» были выполнены лишь на 50 %, и даже меньше. Кроме того, резко упало сельскохозяйственное производство. В частности, поголовье крупного рогатого скота должно было увеличиться на 20—30 % за 1927—1932 годы, вместо этого оно упало вдвое.

Эйфория первых лет пятилетки привела к штурмовщине, к нереалистичному раздуванию плановых показателей. Согласно Роговину, план первой пятилетки, составленный на XVI партконференции и V Съезде Советов, фактически не был выполнен, не говоря уже о повышенных показателях, утверждённых XVI съездом (1930). Так, вместо 10 млн тонн чугуна было выплавлено 6,2, автомобилей в 1932 году произведено 23,9 тыс. вместо 100 тыс. Плановые задания по основным показателям промышленности группы «А» на деле были достигнуты в 1933—35, а повышенные по чугуну, тракторам и автомобилям — в 1950, 1956 и 1957 соответственно.

Официальная пропаганда всемерно прославляла имена передовика производства Стаханова, лётчика Чкалова, стройки Магнитки, Днепрогэса, Уралмаша. В период второй пятилетки в СССР наметился определённый рост строительства жилья и, в рамках культурной революции, театров и домов отдыха. Комментируя некоторый рост уровня жизни, обозначившийся с началом стахановского движения, 17 ноября 1935 года Сталин заметил, что «Жить стало лучше, жить стало веселее». Действительно, всего за месяц до этого заявления в СССР были отменены карточки. Однако, вместе с тем жизненный уровень 1913 года был вновь достигнут только в 50-е (согласно официальной статистике, уровень 1913 года по ВВП на душу населения был достигнут в 1934 году).

В 1936 году советская пропаганда также обогатилась лозунгом «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!». В 1940 году вышло постановление СНК СССР «Об установлении платности обучения в старших классах средних школ и в высших учебных заведениях СССР и об изменении порядка назначений стипендий». Согласно этому постановлению, с 1 сентября 1940 года вводилось платное обучение в 8—10-х классах средних школ, в техникумах, педагогических училищах, сельскохозяйственных и других специальных средних заведениях, а также в высших учебных заведениях. По мнению Г.Кораблевой, введение платного обучения было связано с социально-экономическим, товарным и продовольственным кризисом, вызванным ростом военных расходов, массовыми репрессиями, военными действиями 1939—1940 годов. После постановления в среде студенчества появились различные настроения, появились вопросы, например: «А как же быть с Конституцией, которая гарантирует право на образование? Отменяется ли этим постановлением Конституция?» За несвоевременную оплату учебы студенты и школьники отчислялись из учебных заведений. В годы Великой Отечественной войны плата за обучение не отменялась, лишь облегчалась отдельным категориям населения. Для учащихся 8—10-х классов средних школ, техникумов, педагогических училищ, сельскохозяйственных и других специальных средних заведений плата за обучение составляла от 150 до 200 рублей в год. Обучение в высших учебных заведениях стоило от 300 до 500 рублей в год. Плата за обучение составляла в 1940 году в среднем примерно 10 % от семейного бюджета (при одном работающем), в 1950 году и далее вплоть до отмены оплаты в 1956 году — около 5 %.

Сталинская модель экономики обеспечила высокие темпы экономического роста. Так, в годы первой и второй пятилеток ВВП СССР рос по 14—15 % в год. Резко снизился импорт, что рассматривалось как завоевание страной экономической независимости. Была ликвидирована безработица. К концу второй пятилетки по объёму промышленной продукции СССР занял второе место в мире, уступая лишь США. К 1941 г. было построено около 9 тыс. новых заводов. По мнению Н. Д. Колесова, Советскому Союзу всего за 13 лет удалось ликвидировать отсталость, существовавшую до сталинской индустриализации.

Вместе с тем чрезвычайный характер строек индустриализации, невысокий образовательный уровень прибывавших на них вчерашних крестьян зачастую выливались в низкий уровень охраны труда, производственные аварии, поломки дорогостоящей техники. Пропаганда предпочитала объяснять аварийность происками заговорщиков — вредителей, Сталин лично заявлял, что «вредители есть и будут, пока есть у нас классы, пока имеется капиталистическое окружение».

Разрушение Храма Христа Спасителя (1931)

Низкий уровень жизни рабочих порождал всеобщую неприязнь к относительно более привилегированным техническим специалистам. Страну захлестнула «спецеедская» истерия, которая нашла своё зловещее выражение в Шахтинском деле (1928) и ряде последующих процессов (Дело Промпартии 1930 года, Дело ТКП и множество других).

В числе строительных объектов, начатых при Сталине, был Московский метрополитен.

Одной из стратегических целей государства была объявлена культурная революция. В её рамках проводились кампании ликбеза (начавшиеся ещё с 1920 года), расширялась сеть школ, техникумов, вузов. С 1930 года в стране впервые введено всеобщее начальное образование. К концу 30-х годов удалось достичь значительных успехов в борьбе с неграмотностью: согласно переписи 1939 года процент грамотного населения составлял 87,4 %. Параллельно с массовым строительством домов отдыха, музеев, парков также проводилась агрессивная антирелигиозная кампания. Союз воинствующих безбожников (основан в 1925) объявил в 1932 году так называемую «безбожную пятилетку». По распоряжению Сталина были взорваны сотни церквей в Москве и других городах России. В частности, был взорван Храм Христа Спасителя с целью строительства на его месте Дворца Советов.

Репрессивная политика

Памятник жертвам политических репрессий в СССР: камень с территории Соловецкого лагеря особого назначения, установленный на Лубянской площади в День памяти жертв политических репрессий в СССР, 30 октября 1990 г. Фото 2006 г.

Большевизм имел долгую традицию государственного террора. К моменту Октябрьской революции страна уже более трёх лет участвовала в мировой войне, сильно обесценившей человеческую жизнь, общество привыкло к массовым смертям и к смертной казни. 5 сентября 1918 года был официально объявлен «красный террор». За время Гражданской войны по приговорам различных чрезвычайных, внесудебных органов были расстреляны до 140 тыс. человек.

Государственные репрессии снизили свои масштабы, но не прекращались и в 1920-е годы, вспыхнув с особо разрушительной силой в период 1937—1938. После убийства Кирова в 1934 году курс на «замирение» постепенно сменился новым курсом на самые беспощадные репрессии. В соответствии с марксистским классовым подходом под подозрение, согласно принципу коллективной ответственности, подпали целые группы населения: бывшие «кулаки», бывшие участники разнообразных внутрипартийных оппозиций, лица целого ряда иностранных СССР национальностей, подозревавшиеся в «двойной лояльности» (особым размахом отличились репрессии по «польской линии»), и даже военные. Многие высшие военачальники выдвинулись ещё при Троцком, и в период внутрипартийной дискуссии 1923 года военные широко поддерживали Троцкого. Роговин также указывает, что РККА была преимущественно крестьянской по своему составу, и в её среду объективно проникало недовольство итогами коллективизации. Наконец, под известным подозрением, как это ни парадоксально, находился и сам НКВД; Наумов подчёркивает, что в его составе наблюдались резкие структурные перекосы, в частности, до 38 % составляли лица небольшевистского происхождения, по социальному составу рабочих и крестьян было лишь 25 %.

Согласно данным историка В. Н. Земскова, в 1937—1938 годах было осуждено за различные преступления 1 344 923 чел., в том числе к ВМН — 681 692 чел.. Установка на проведение чистки была дана февральско-мартовским пленумом ЦК 1937 года; в своём докладе «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» Сталин определил троцкистов не как движение внутри рабочего класса, а как банду его заклятых врагов, действующих в интересах разведывательных органов иностранных государств. «В борьбе с современным троцкизмом нужны теперь не старые методы, не методы дискуссий, а новые методы, методы выкорчевывания и разгрома», — подчеркнул он, призвав отказаться от благодушия и помнить, что Советский Союз живёт и развивается во враждебном капиталистическом окружении.

Так называемый «большой террор», или «ежовщина» 1937—1938 годов вылилась в самоистребление советского руководства в невиданных масштабах; так, из 73 человек, выступавших на февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 года, 56 были расстреляны. Погибло также абсолютное большинство делегатов XVII съезда ВКП(б) и до 78 % избранного этим съездом состава ЦК. Несмотря на то, что основной ударной силой государственного террора выступили органы НКВД, они же сами стали и жертвой самой жёсткой чистки; основной организатор репрессий нарком Ежов сам же стал их жертвой.

В ходе чистки погибли также и некоторые лица из ближайшего окружения Сталина; был расстрелян его личный друг Енукидзе А. С., а Орджоникидзе Г. К. умер при до конца не ясных обстоятельствах.

По мнению Н. Верта и его соавторов по «Чёрной книге коммунизма», массовые репрессии были главной формой управления государством и обществом в сталинское время.       далее