Чт, 02.12.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

Константи́н Усти́нович Черне́нко (11  сентября 1911, село Большая Тесь, Минусинский уезд, Енисейская губерния, Российская империя — 10 марта 1985, Москва, РСФСР, СССР) — советский партийный и государственный деятель. Генеральный секретарь ЦК КПСС с 13 февраля 1984 по 10 марта 1985, председатель Президиума Верховного Совета СССР с 11 апреля 1984 года (депутат с 1966 года) по 10 марта 1985. Член ВКП(б) с 1931 года, ЦК КПСС — с 1971 года (кандидат с 1966), член Политбюро ЦК КПСС с 1978 года (кандидат с 1977).

Происхождение. Родители и семья

Отец, Устин Демидович (1874 — после 1944), родился в сибирской деревне Большая Тесь Минусинского уезда Енисейской губернии в крестьянской семье украинского происхождения. Работал на промыслах: сначала на медных рудниках, затем на золотых приисках. в 1929 году вступил в колхоз «Коминтерн». Посевными работами занималась его жена, Харитина Фёдоровна (в девичестве — Терскова; 2-я половина XIX века — 1918). После её смерти от тифа Устин женился второй раз. От первого брака было две дочери и два сына. Вторая жена имела тофаларские корни.

Старшая сестра Константина Черненко, Валентина Устиновна (1910—1989) в 1920-е годы вступила в комсомол, и далее училась в высшей школе пропагандистов при ЦК ВКП(б). После этого вступила в партию и долгое время проработала в Красноярском городском комитете КПСС заведующей отделом.

Брат Николай служил в милиции в Томской области; на войне не был. В начале 1980-х работал заместителем министра внутренних дел СССР (курировал учебные заведения).

Брат Александр член КПСС с 1939 года, участник Советско-финской, Великой Отечественной войны и войны с Японией.

Младшего и сводного брата звали Сидор (1924 — 26 сентября 1962), он также был фронтовиком.

Первую жену Константина Устиновича Черненко звали Марья Михайловна. От этого брака родилась дочь Лидия (1939—2018). Мария Михайловна по профессии была врач. Работала детским врачом в г. Красноярске.

Вторая жена — с 1944 года — Анна Дмитриевна (урождённая Люби́мова, 1913—2010). От брака с ней появились дети Владимир (1951—2006), Вера (р. 1947) и Елена (р. 1945). Сын Владимир был помощником председателя Госкино СССР, затем научным сотрудником Госфильмофонда. Елена и Вера родились в Пензе, Елена окончила педагогический институт, в 1974 защитила кандидатскую диссертацию по философии.

То обстоятельство, что Черненко был разведён, по некоторым данным, послужило причиной замедления его карьерного роста в 1940-е годы. Но указанная ссылка на документ в РГСАПИ отсутствует.
Начало общественно-политической работы

Окончил трёхгодичную школу сельской молодёжи, Высшую школу партийных организаторов при ЦК ВКП(б) (1945). В 1947 году являлся студентом-заочником исторического факультета Пензенского педагогического института, но не окончил его в связи с переводом на работу в Москву. Окончил Кишиневский педагогический институт (1953) — учитель истории.

В 1929—1931 годах — заведующий отделом агитации и пропаганды Новосёловского райкома ВЛКСМ. В 1931—1933 годах служил в Казахской АССР (49-й погранотряд, пограничная застава Хоргос, Талды-Курганская область, где участвовал в ликвидации отряда казахского батыра Бекмуратова). В период службы вступил в ВКП(б) и был избран секретарём парторганизации погранотряда.

В 1933—1941 годах заведующий отделом пропаганды и агитации Новоселовского и Уярского райкомов партии Красноярского края, директор Красноярского краевого дома партийного просвещения. В 1941—1943 годах — секретарь Красноярского крайкома ВКП(б). В 1943—1945 годах учился в Высшей школе партийных организаторов при ЦК ВКП(б). В 1945—1948 годах — секретарь Пензенского обкома партии. В марте 1948 года секретариат ЦК принял решение о переводе Черненко в центральный аппарат в Москву, однако в тот же месяц оно было отменено в связи с его моральным обликом («падок до женщин»). С 1948 года — заведующий отделом пропаганды и агитации ЦК Компартии Молдавии. Именно здесь в начале 1950-х годов Черненко познакомился с Брежневым, в то время — первым секретарём ЦК Компартии Молдавии. Деловое общение переросло в дружбу, которая длилась до конца жизни. С 1950 года карьера Черненко неразрывно связана с карьерой Брежнева.
В ЦК КПСС и Политбюро

С 1956 года по май 1960 года — заведующий сектором массовой агитации в отделе пропаганды и агитации ЦК КПСС. В 1960—1965 годах — начальник Секретариата Президиума Верховного Совета СССР (председателем Президиума в 1960—1964 годах был Л. И. Брежнев). В 1965—1982 годах — заведующий Общим отделом ЦК КПСС. С марта 1976 года — секретарь ЦК КПСС. С октября 1977 года — кандидат в члены Политбюро, а с ноября 1978 года — член Политбюро ЦК КПСС.

Константин Устинович был «орговиком» высочайшего класса. Все региональные руководители стремились попасть на приём именно к нему. Потому что знали: если обратился к Черненко, вопрос будет решён, а необходимая документация оперативно пройдёт все инстанции.— Фёдор Моргун

В 1956—1960 годах был членом редакционной коллегии журнала «Агитатор».

Он ведал почтой, адресованной генсеку; прописывал предварительные ответы. К заседаниям Политбюро готовил вопросы и подбирал материалы. Черненко был в курсе всего происходящего в высшем партийном эшелоне. Он вовремя мог подсказать Брежневу о чьём-то приближающемся юбилее или об очередном награждении. Нередко решения исходили от Константина Устиновича, но оглашались от имени генсека.

Со временем Черненко стал для Брежнева незаменим. И на вторых ролях чувствовал себя очень комфортно. Приглашение на охоту в Завидово было знаком особого доверия генсека. Черненко охоту не любил и каждый раз там простужался.

Брежнев особенно ценил Черненко. Он щедро награждал Константина Устиновича, продвигал по партийной лестнице, полностью ему доверял. Дважды Черненко сопровождал Брежнева в заграничных поездках: в 1975 году — в Хельсинки, где происходило международное Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, и в 1979 году — на переговоры в Вену по вопросам разоружения.

С конца 1970-х годов Черненко стал считаться одним из возможных преемников Брежнева, связанным с консервативными силами в его окружении. К моменту кончины Брежнева в 1982 году он считался (и западными политологами, и высокопоставленными партийцами) одним из двух, наряду с Андроповым, претендентов на полноту власти; верх одержал Андропов. Политбюро ЦК КПСС после кончины Брежнева рекомендовало Черненко предложить Пленуму ЦК КПСС кандидатуру Андропова на пост Генерального секретаря. Он это сделал 12 ноября 1982 года в конце своего выступления на Пленуме (большая часть которого была посвящена характеристике Брежнева), подчёркивая, вместе с тем, необходимость коллективного руководства; после этого Андропов был единогласно избран генсеком.
К. У. Черненко в 1982 году

В феврале 1982 года Политбюро одобрило присуждение Ленинских и государственных премий за «Историю внешней политики СССР, 1917—1980 гг.» в двух томах, а также за многотомник по международным конференциям периода Второй мировой войны. В числе лауреатов, удостоенных Ленинской премии, был Черненко.

В июне 1983 года Черненко выступил с программным докладом «Актуальные вопросы идеологической и массово-политической работы партии». В нём, в частности, Константин Устинович подверг критике самодеятельные эстрадные группы с репертуаром «сомнительного свойства», которые «наносят идейный и эстетический ущерб». Этот доклад стал началом крупномасштабной борьбы с независимыми музыкальными исполнителями в 1983—84 годах, главным образом с исполнителями русского рока. Выступление на «квартирниках» и подобных самодеятельных концертах было приравнено к незаконной предпринимательской деятельности, нарушающей монополию компании Госконцерт, и грозило тюремным заключением.

Скорая болезнь и кончина Андропова 9 февраля 1984 и затруднения относительно исхода дальнейшей внутрипартийной борьбы сделали Черненко новым главой партии и государства.
Во главе СССР. Генеральный Секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР

13 февраля 1984 года на пленуме ЦК КПСС К. У. Черненко единогласно был выбран Генеральным секретарём ЦК КПСС. За избрание Константина Устиновича проголосовал и М.С. Горбачев. В августе 1983 года на отдыхе Черненко тяжело отравился копчёной рыбой, которую прислал ему министр внутренних дел СССР Виталий Федорчук, и поэтому значительную часть своего правления провёл в Центральной клинической больнице, где иногда даже проводились заседания Политбюро ЦК КПСС. Однако, в конце правления Л. И. Брежнева и в правление Ю. В. Андропова именно Черненко вел большинство заседаний Секретариата ЦК и Политбюро. В круг ответственности Черненко входило решение вопросов, от присвоения городам статусов, до вложения бюджетных средств в отрасли промышленности.

Многие историки и публицисты полагают, что возглавивший после смерти Андропова партию и страну Черненко свернул начатый его предшественником курс преобразований, однако многие полезные начинания были не только продолжены, но и ощутимо расширены. Одним из таких примеров как раз служит уголовное дело против экс-министра МВД СССР Н. А. Щёлокова. Все ранее начатые реформы и борьбы с теневой экономикой, и политики ускорения, и многих других направлений реформ предшествующих месяцев[неавторитетный источник?]. Им же в несколько модернизованном звучании начинает употребляться слово, которое через несколько лет станет символом целой исторической эпохи: «В серьёзной перестройке нуждаются система управления страной, весь наш хозяйственный механизм. Она включает в себя широкомасштабный экономический эксперимент по расширению прав и повышению ответственности предприятий». В речи на октябрьском (1984 года) Пленуме ЦК КПСС К. У. Черненко, говоря о начавшейся подготовке к XXVII съезду КПСС, указал, что партией определены главные пути достижения новых рубежей социально-экономического развития. Это ускоренное развитие общественного производства, максимальное использование интенсивных факторов роста. Основу для этого представляет научно-технический прогресс, позволяющий добиться ускорения темпов развития производительных сил страны.

К этому времени в экономической и социальной сферах жизни страны наметились определённые кризисные явления. Заключались они, в первую очередь, в противоречиях планового характера экономики. Правительство А. Н. Косыгина, при всех плодотворных итогах реформы 1965 года, перестало отвечать вызовам на положение в экономике. Ещё одним большим минусом советской экономики были низкие темпы внедрения плодов научно-технической революции или, выражаясь современным языком, низкая степень модернизации производства. Об этом, в частности, и заявил Константин Устинович в своем обращении: «Нам абсолютно необходимо обеспечить быстрое и непрерывное обновление всех отраслей народного хозяйства на основе современных достижений науки и техники. Это — одна из наших коренных задач. Без этого прогресс общества просто немыслим». Именно при К. У. Черненко был поставлен вопрос о внедрении в производство достижений НТР. Это и вспоминает Е. К. Лигачев: «Так или иначе, а при Брежневе Пленум ЦК, посвященный вопросам научно-технической революции, так и не собрался. Только в 1984 году, уже в период Черненко, Политбюро назначило такой Пленум».

Существует версия, что Андропов начал борьбу с коррупцией, а Черненко, как верный брежневец, её тормозил. Но это не совсем так. Известное «узбекское дело», начатое при Андропове, получило развитие при Черненко. Все действия по наведению порядка, которые начал Андропов, только в менее вызывающей, более мягкой и спокойной форме, продолжались при Черненко — по баням и кинотеатрам никого не ловили. Прекратилось следствие по «бриллиантовому делу», и с Галины Брежневой был снят домашний арест. Однако некоторые громкие дела продолжались. Так, уже при Черненко был расстрелян бывший глава Елисеевского магазина Соколов, после возобновления расследования покончил с собой бывший министр внутренних дел Н. А. Щёлоков.

За время правления Черненко было предпринято несколько так и не удавшихся проектов: полная политическая реабилитация Сталина, реформа школы, усиление роли профсоюзов. При нём был официально введён как праздник День знаний (1 сентября 1984 года). Советским профсоюзам с осени 1984-го было разрешено оспаривать в высших партийно-государственных инстанциях те решения руководителей предприятий, партийных и хозяйственных структур, которые фактически нарушали трудовое законодательство, тормозили развитие экономической инициативы, производительность труда, социальное обеспечение трудящихся.

В 1984 году по поручению К. У. Черненко проводилась работа по подготовке комплексной программы экономических реформ с акцентами на экономические дискуссии последнего сталинского пятилетия и на подытоживающую те дискуссии книгу Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952).

13 февраля Пленум ЦК КПСС не только решил вопрос об избрании нового генсека, но и подтвердил необходимость продолжить начатую в соответствии с решениями Декабрьского пленума 1983 г. работу «по комплексному совершенствованию управления». Политбюро постановило образовать постоянно действующую Комиссию Политбюро ЦК КПСС по совершенствованию управления в составе: тт. Тихонова — председатель, Горбачева, Алиева, Романова, Долгих, Капитонова, Рыжкова".

«Ее формальным руководителем, — отмечает Е. Т. Гайдар, — был ветхий председатель Совета Министров Тихонов, но реальным мотором — динамичный, имевший в то время репутацию одного из наиболее энергичных лидеров хозяйственной номенклатуры, Николай Рыжков».

"После многих и бурных встреч, совещаний, горячих дискуссий, — пишет Н. И. Рыжков, — Экономический отдел подготовил предложения по совершенствованию управления народным хозяйством страны. По сути, они являли собой достаточно серьёзно разработанную концепцию, которая предвосхитила — по-своему, конечно, с учётом времени и политической ситуации в стране — все грядущие экономические программы, на которых в 90-е уже годы скрестились копья «правых» и «левых», «консерваторов» и «новаторов».

«Пожалуй, наиболее серьёзным документом, вышедшим из научной секции Комиссии, — вспоминает Е. Т. Гайдар, — стала „Концепция совершенствования хозяйственного механизма предприятия“, подготовленная по заданию Рыжкова. В довольно большом, 120-страничном документе, обозначались основные направления возможной экономической реформы в масштабах Союза».

По воспоминаниями Е. Т. Гайдара:

«Речь в названном документе шла о достаточно осторожной экономической реформе, важнейшей предпосылкой которой было ужесточение финансовой и денежной политики. Предполагалось отказаться от директивных плановых заданий, ввести стимулы, связанные с прибылью, сохранить строгое нормативное регулирование заработной платы, постепенно либерализовать цены по мере стабилизации положения на отдельных рынках, осуществить осторожные меры по либерализации внешнеэкономической деятельности, создать рядом с государственным частнопредпринимательский и кооперативный секторы экономики. За основу многих предлагаемых решений были взяты наработки венгерской реформы 68-го года и её последующих модификаций».

Как писал историк Александр Островский, предлагаемая концепция предполагала отказ от прежнего планового управления экономикой и переход к многоукладной, рыночной экономике, при сохранении ведущей роли государственного сектора. По свидетельству Н. И. Рыжкова, имелось в виду, что государственный сектор должен был составлять около 50 %, около 30 % планировалось на корпоративную собственность и примерно 20 % — на индивидуальную.

Авторитетом нового Генерального секретаря Черненко был так же освящён широкомасштабный экономический эксперимент по расширению прав предприятий, начатый при Андропове: с 1 января 1985 года на новые условия хозяйствования переводились предприятия 21 министерства. При Черненко прозвучала[где?] идея о необходимости повышения роли местных Советов, что отражало курс на децентрализацию политического управления и обуздание ведомств.

Работа шла и по другим направлениям. В частности, это касается проведения пленума ЦК КПСС по научно-техническому прогрессу. «В июле 1984 г, — пишет Н. И. Рыжков, — в Политбюро была представлена записка за подписью Черненко о необходимости ускорения НТП и совершенствовании управлением им во всех звеньях экономики». С августа 1984 года под руководством Н. И. Рыжкова готовилось специальное совещание ЦК КПСС по научно-техническому прогрессу, состоявшееся в июне 1985 года. В сентябре 1984 г.был подготовлен обстоятельный доклад с грифом для «служебного пользования» «Об ускорении научно-технического прогресса в СССР», где отмечался целый ряд кризисных моментов в управлении наукоемкими производствами и явное отставание СССР в технологическом соревнование с Западом. Предлагались меры по реформированию этой области, чем и должен был заняться Рыжков. Рыжков явствует, что упомянутая записка Черненко была рассмотрена Политбюро только в октябре 1984 г. и только тогда было решено посвятить этому вопросу пленум 23 апреля 1985 г. В начале октября М. С. Горбачев пригласил к себе по этому вопросу В. А. Медведева. В ноябре была создана рабочая группа во главе с Н. И. Рыжковым. Характеризуя эту работу, В. А. Медведев пишет: «Постепенно вырисовывался глубокий и интересный замысел с выходом на общеэкономические проблемы, структурную и инвестиционную политику и, что особенно важно, на перестройку хозяйственного механизма». Работа к пленуму, который был намечен на апрель 1985 г., велась ударными темпами. Так, по свидетельству В. А. Медведева, появилась на свет новая «комплексная программа научно-технического прогресса на 20 лет».

На время самыми важными стали разговоры о новой Программе КПСС и дискуссия о «стадии развития общества», которую предлагалось теперь именовать не развитым, а развивающимся социализмом. Черненко полагал, что таким образом начиналась работа, придающая «мощное ускорение развитию народного хозяйства».

Историк Александр Островский писал, что ещё Ю. В. Андропов начал готовить антисталинский идеологический залп. Особая роль в этом отношении отводилась фильму Т. Абуладзе «Покаяние», который неудачно был снят в 1983 г. Можно было ожидать, что после смерти Юрия Андропова на фильме будет поставлен крест. Однако уже в марте, то есть через месяц после того, как К. У. Черненко стал генсеком, деньги для продолжения работы над фильмом были изысканы и начались новые съемки. На этот раз они продолжались пять месяцев и к концу лета были завершены. Затем начались монтажные работы. В декабре фильм был закончен. Таким образом, ещё при жизни Генсека К. У. Черненко был подготовлен фильм, который должен был взорвать общественное мнение и начать идеологический разворот умов советских людей против существующей политической системы. Подобная же роль отводилась и роману Анатолия Рыбакова «Дети Арбата». При Черненко была напечатана перестроечная повесть антисталиниста Бориса Васильева «Завтра была война». Таким образом, в период короткого пребывания К. У. Черненко у власти движение по намеченному Ю. В. Андроповым курсу продолжалось.

При Черненко началась послебрежневская и послемаоистская разрядка в отношениях с Китаем. Большим достижением во внешней политике К. У. Черненко стало потепление отношений с Китайской Народной Республикой. 28 декабря 1984 года было заключено соглашение между СССР и КНР об экономическом и техническом сотрудничестве. С одной стороны, у КНР было чему поучиться в реформах Дэн Сяопина. С другой — этим документом, помимо экономической сферы, были и обозначены политические основы сотрудничества, «основывающегося на принципах равноправия, взаимной выгоды, невмешательства во внутренние дела друг друга и взаимного уважения суверенитета».

Однако отношения СССР и США оставались крайне напряжёнными. В 1984 году СССР, в ответ на бойкот летних Олимпийских игр 1980 года в Москве США и их сателлитами, бойкотировал Олимпийские игры в Лос-Анджелесе. Черненко санкционировал возобновление переговоров между СССР и США по ядерным и космическим вооружениям. 8 января 1985 года было достигнуто соглашение о возобновлении переговоров между министром иностранных дел А. А. Громыко и государственным секретарем Дж. Шульцем. В период непродолжительного пребывания Черненко во главе государства не состоялось ни одной встречи на высшем уровне между руководителями СССР и США и не было подписано ни одного межгосударственного советско-американского соглашения.

Настоящим историческим событием был официальный визит в СССР короля Испании Хуана Карлоса I и королевы Софии, который проходил с 10 по 16 мая 1984 года. Глава Испании впервые посетил СССР. 20-23 июня 1984 года СССР посетил с официальным визитом и президент Франции Ф. Миттеран. К. У. Черненко во время переговоров заявил: «Мы придаем первостепенное значение поддержанию большей стабильности в советско-французских отношениях, ибо, помимо взаимной выгоды, это может принести сегодня немалую пользу упрочению международной безопасности, способствовать возрождению разрядки». Нужно сказать, что при К. У. Черненко была проявлена солидарность с бастующими рабочими Англии. После того, как премьер-министр М. Тэтчер закрыла 20 угольных шахт, ВЦСПС направил в Англию материальную помощь и приглашение нуждающимся семьям на отдых в Крым и на Кавказ.

Осенью 1984 года К. У. Черненко провел беседы с лидером СДПГ Гансом Йоханом Фогелем. И с лидером Лейбористкой партии Великобритании Нилом Клинноком. «Он старался убедить своих собеседников в том, что как советско-западногерманские, так и советско-английские отношения нельзя рассматривать в отрыве от политики ФРГ и Великобритании по вопросам разоружения».

Осложняло работу К. У. Черненко сильно подорванное здоровье. Как вспоминает академик Е. И. Чазов, «с каждым днем его заболевание прогрессировало — нарастали склеротические изменения в легких, нарушалась нормальная проходимость бронхов за счет появления в них бронхоэктазов, нарастала эмфизема. Все это, в конечном итоге, приводило к перенапряжению сердца и сердечной слабости». Переступая через немощь, Константин Устинович напряженно работал и пытался делать все из последних сил, ведь он был так воспитан.

В конце 1984 года Черненко отправили на лечение в Кисловодский санаторий. Однако на седьмой день Константин Устинович был вынужден срочно покинуть санаторий и отправиться в ЦКБ с сильным ухудшением состояния здоровья. С началом 1985 года его здоровье резко ухудшилось, и большую часть времени он проводил в кремлевской ЦКБ.

По некоторым утверждениям, в начале 1985 года тяжело больной Черненко попытался покинуть свой пост, но не получил согласия. Новых назначений в Политбюро и Секретариат ЦК КПСС при Черненко не произошло, но на второе место в руководстве вместо Н. А. Тихонова был выдвинут М. С. Горбачёв.

По предложению Ричарда Косолапова генсек восстановил в КПСС 94-летнего Вячеслава Молотова, который будучи старше Черненко на 21 год, ещё и пережил его на полтора года, скончавшись в конце 1986 года. Решение о реабилитации и восстановлении в партии Молотову объявил лично генсек. Это породило в народе шутку: «Черненко готовит себе преемника». В больнице (незадолго до смерти) ему было вручено удостоверение об избрании депутатом Верховного Совета СССР; эта церемония была продемонстрирована по всесоюзному телевидению. За два дня до своей смерти Черненко, находясь на лечении в Центральной клинической больнице, поддерживаемый Виктором Гришиным, вдруг появился на телеэкране во время выборов в Верховный Совет РСФСР (где за него отдали 100 % голосов) и с трудом произнёс несколько приветственных фраз.
Международная деятельность

К. У. Черненко в разные периоды своей работы совершал заграничные поездки.

1959 год визит в ГДР;
1961 год визит в Новую Гвинею и Индию;
1962 год визит в Болгарию и Югославию;
1963 год визит в Польскую народную республику, Афганистан, Францию;
1968 год визит в Болгарию;
1974 году визит в США;
1976 год визит в Данию и Румынию;
1978 год визит в Грецию;
1979 года визит в Болгарию, Венгрию; Австрию и ГДР;
1982 год визит во Францию.

Смерть и наследие

10 марта 1985 года в 19 часов 20 минут Константин Устинович Черненко скончался от остановки сердца, при проявлениях нарастающей печёночной и лёгочно-сердечной недостаточности. После года и двадцати пяти дней правления он стал последним генсеком, похороненным у Кремлёвской стены. Похороны Константина Устиновича состоялись в среду, 13 марта, в 13 часов на Красной площади. 11, 12, 13 марта 1985 года в СССР был объявлен траур, в момент погребения были произведены орудийные залпы в Москве, в столицах союзных республик, в городах-героях, в крепости-герое Бресте и ещё в 10 крупнейших городах, на пять минут была приостановлена работа всех предприятий и организаций по всей территории Советского Союза.

Кончиной Черненко завершился пятилетний период, в течение которого значительная часть брежневского Политбюро ушла из жизни («эпоха пышных похорон»). Он оказался самым престарелым из всех советских лидеров, когда-либо получавших пост Генерального Секретаря. Его преемником на этом посту уже на следующий день после его смерти был избран Михаил Горбачёв, представитель следующего поколения Политбюро. Однако Председателем Президиума Верховного Совета, вопреки восьмилетней традиции совмещать эти посты, в июле 1985 года был избран Андрей Громыко, бывший министр иностранных дел, который был даже старше Черненко.

На сегодняшний момент К. У. Черненко — последний в российской истории глава государства, который умер в должности.
Память

Память Черненко, по устоявшейся традиции, была увековечена, но в СССР это был последний пример такого рода.

переименованы города Шарыпово Красноярского края и Шолданешты в Молдавской ССР;
Шарыповский район Красноярского края РСФСР и Шолданештский район Молдавской ССР переименованы соответственно в Черненковский район.
переименована Красноярская улица в московском районе Гольяново;
почётная формулировка «имени Черненко» включена в название ряда предприятий, совхозов;
в 2017 году бюст Черненко был установлен на Аллее российских правителей в Петроверигском переулке наряду с другими лидерами Российского и Советского государства.

Уже в 1988 году на волне перестроечной борьбы с наследием брежневского застоя, совместным постановлением ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР № 21 от 28 декабря указанным городам вернули историческое название, а улицу переименовали в Хабаровскую (название Красноярская за это время успела получить соседняя новая улица).

Инициатива переименовать в Черненко и Черненковскую область город Пензу и Пензенскую область, где Константин Устинович недолгое время был секретарём обкома по идеологии, не была осуществлена. Тем не менее, в Астрахани и Воронеже до сих пор существуют улицы Черненко.

Ещё при жизни Черненко, в 1982 году, ему, как дважды Герою Социалистического Труда был установлен бюст в Красноярске. Хотя согласно статуту, бюст должен был быть установлен на родине героя, село Большая Тесь, в котором родился К. У. Черненко, на тот момент было затоплено. Позже было решено передать этот бюст в город Шарыпово, который был переименован в Черненко, однако, вскоре началось осуждение деятелей периода застоя, город был переименован обратно, и решение так и не было реализовано. В 1990 году, Указом Президента СССР, бюст планировалось перенести в посёлок Анаш. Бюст был демонтирован, однако, в новом месте установлен не был. Лишь в начале 90-х он был восстановлен на центральной площади села Новосёлово, где и стоит по сей день.

При Горбачёве его непосредственный предшественник, наряду с Брежневым, официально осуждался как деятель периода застоя (в отличие от лично связанного с Горбачёвым Андропова, в деятельности которого до 1991 года официальная пропаганда находила положительные стороны).

Награды

Черненко был одним из 16 трижды Героев Социалистического Труда (1976, 1981 и 1984; кроме него из членов Политбюро трижды Героями Труда были только Н. С. Хрущёв и Д. А. Кунаев). При этом, если первые две Звезды были приурочены к «круглым» датам (65 и 70 лет), то последняя была присвоена «За службу и в связи с 73-летием». Награждён золотой медалью имени Карла Маркса от АН СССР.

Четыре ордена Ленина (23.09.1971, 02.03.1976, 23.09.1981, 22.09.1984)
Три ордена Трудового Красного Знамени (11.10.1949, 15.02.1957, 02.08.1965)
Медаль «60 лет Вооружённых сил СССР» (1978)
Лауреат Ленинской премии (1982)
Орден Карла Маркса (ГДР)
Орден «Георгий Димитров» (НРБ)
Орден Клемента Готвальда (2 июня 1982, ЧССР, вручил президент Густав Гусак)
Орден Государственного флага (1984, КНДР)
Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1945)
Медаль «За доблестный труд. В ознаменовании 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» (1970)
Медаль «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (май 1975)
Медаль «За укрепление боевого содружества» (2.11.1980)