Чт, 02.12.2021Приветствую Вас, Гость! | RSS

Анаста́с Ива́нович (Оване́сович) Микоя́н (арм. Անաստաս Հովհաննեսի Միկոյան; 13 (25) ноября 1895, село Санаин, Тифлисская губерния, Российская империя, ныне в Армении — 21 октября 1978, Москва) — революционер, государственный и партийный деятель СССР. Член партии с 1915 года, член ЦК с 1923 года (кандидат с 1922 года), в 1935—1966 годах член Политбюро ЦК КПСС (кандидат с 1926 года).

В 1964—1965 годах Председатель Президиума Верховного Совета СССР. С 1937 года заместитель, в 1955—1964 гг. первый заместитель главы правительства СССР. В 1926—1955 годах (за исключением 1949—1953 годов) последовательно занимал ряд министерских (наркомовских до 1946 года) должностей, преимущественно в сфере торговли, в особенности внешней.

Один из наиболее влиятельных советских политиков, Микоян начал свою карьеру при жизни В. И. Ленина и ушёл в отставку лишь при Л. И. Брежневе. В конце 1970-х годов про него была сложена поговорка: «От Ильича до Ильича без инфаркта и паралича».

Герой Социалистического Труда (1943). Кавалер шести орденов Ленина.

Биография

Родился в бедной крестьянской семье, армянин. Обучившись сперва армянской, а затем русской грамоте, много читал. Вспоминал об оказавших на него влияние романах Раффи на национально-освободительную тематику Армении, книге Жана Жореса об истории сильно увлёкшей его Французской революции, а также послуживших формированию его мировоззрения сочинениях Д. И. Писарева. Книга Ленина «Что делать?», прочитанная им уже после начала Первой мировой войны, определила его политические взгляды. Интересно, что с детства Микоян был вегетарианцем, однако впоследствии начал употреблять мясную пищу.

Будучи учащимся Тифлисской духовной семинарии, в которую поступил в 1906 году, в конце 1914 года записался в армянскую добровольческую дружину Андраника Озаняна, после чего воевал на Турецком фронте вплоть до весны 1915 года, когда оставил армию из-за заболевания малярией. После возвращения в Тифлис вступил там в РСДРП(б) и окончил семинарию[источник не указан 101 день].

В 1916 году поступил в духовную академию в Эчмиадзине. В том же году написал свою первую статью в газету. Освоил грузинский и азербайджанский языки. После Февральской революции вёл партийно-пропагандистскую работу в Тифлисе и в Баку, в последнем лично познакомился со Степаном Шаумяном, произведшим на него в день первого знакомства огромное впечатление. С сентября секретарь Тифлисского парткомитета. В октябре участник проходившего нелегального Общекавказского партсъезда. Во время мартовских событий в Баку командовал небольшим отрядом, а затем был комиссаром в бригаде Амазаспа Срванцтянa (Третья бригада Красной армии). После бегства бакинских комиссаров, остался в Баку, возглавив подпольный обком большевиков. Перед взятием Баку турками Микоян добился у главы Диктатуры Центрокаспия Абрама Велунца разрешения на освобождение и последующую эвакуацию бакинских комиссаров. Вскоре Анастас Микоян вывез комиссаров на пароходе «Туркмен», но в Красноводске они были арестованы. Микоян был освобождён в феврале 1919 года и в марте того же года возглавил Бакинское бюро Кавказского крайкома РКП(б). По своим же словам, Микоян выступал за независимость Азербайджана ещё в 1919 году и разошёлся в этом вопросе со многими армянскими коммунистами, за что в армянских кругах Баку его скоро стали называть «мусульманским коммунистом». В октябре 1919 года был вызван в Москву, где стал членом ВЦИК.

Стал одним из руководителей революционного движения на Кавказе. Уже членом Президиума бакинского комитета РСДРП(б), Анастас Микоян был редактором газет «Социал-демократ» и «Известия Бакинского Совета».

С 1920 года Микоян был вновь на Кавказе. С занятием Баку большевиками вступил в город в качестве уполномоченного Реввоенсовета XI армии и после чего до 1920 года руководил Нижегородским губкомом. Коммунар ЧОН. Вскоре по рекомендации Сталина Микоян был назначен секретарём Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б).

Будучи секретарём Бакинского комитета партии, обвинялся председателем СНК Азербайджанской ССР Нариманом Наримановым в дискриминации мусульманских рабочих и ведении систематической работы по его, Нариманова, смещению. Нариманов был убеждён, что Микоян ещё весной 1920 года стремился лишить его влияния.

В 1922—1924 годах секретарь Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б) в Ростове-на-Дону. С 1922 года был кандидатом, а с 1923 года — членом ЦК РКП(б). В 1924—1926 годах секретарь Северо-Кавказского крайкома партии, член РВС Северо-Кавказского военного округа.

По рекомендации Сталина с 23 июля 1926 года кандидат в члены Политбюро.

С 14 августа 1926 года народный комиссар внутренней и внешней торговли СССР (являлся самым молодым наркомом), преемник Льва Каменева. На этом посту, с целью пополнения государственной казны, ему была вменена в обязанность продажа некоторых произведений искусства из советских музеев.

22 ноября 1930 года наркомат внешней и внутренней торговли был разделён на Наркомат внешней торговли и Наркомат снабжения, последний возглавил Микоян. В свою очередь Наркомат снабжения 29 июля 1934 года был разделён на Наркомат внутренней торговли и Наркомат пищевой промышленности, который тогда же возглавил Микоян. На этом посту он в 1936 году посетил США с целью ознакомления с новейшими технологиями, сумел добиться быстрого развития пищевой отрасли, о чём до сих пор напоминает название Микояновского мясокомбината.

С 1935 года член Политбюро. В 1938—1949 годах министр (нарком до 1946 года) внешней торговли. В 1938 году избран в Верховный Совет БАССР первого созыва.

По настоянию Анастаса Микояна в СССР были введены рыбные дни.

Микоян содействовал развитию советской рекламы. Как утверждает в своих мемуарах личный переводчик Сталина В. М. Бережков:

Уже стемнело, площадь освещали яркие фонари, горела пёстрая реклама на крыше Политехнического музея: «Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы», «А я ем повидло и джем», «Нужен вам гостинец в дом? Покупай донской залом». Это всё идея Микояна, курировавшего также и внутреннюю торговлю. Он приглашал знаменитых поэтов придумывать броскую рекламу, наподобие Маяковского: «Нигде кроме, как в Моссельпроме».

Политическая позиция в 1920—1930-е годы и участие в репрессиях

В 1920-е годы Микоян занимал умеренную линию, которая выразилась во время его пребывания на Северном Кавказе в его политике в отношении к казачеству, а по отношению к крестьянству занимал чуть ли не правую позицию, предлагая бороться с кризисом хлебозаготовок не чрезвычайными мерами, а расширением поставок в деревню промышленной продукции.

Во время великого перелома поддержал Сталина. Возглавлял комиссию ЦК по определению судьбы Бухарина и Рыкова.

Осенью 1937 года выезжал в Армянскую ССР для проведения репрессий работников партийных и государственных органов этой республики. Его в этой поездке сопровождал Маленков и группа сотрудников НКВД под руководством М. И. Литвина начальника IV секретно-политического отдела ГУГБ НКВД. Как утверждает его сын Серго, став наркомом внешней торговли, Микоян добился от Сталина указания НКВД «не вмешиваться в работу Внешторга», то есть не арестовывать его сотрудников.

Возглавлял комиссию по обвинению в контрреволюционной деятельности видных членов партии. В 1937 году, он, в частности, вместе с Ежовым был докладчиком на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) по делу Бухарина. Именно Микоян выступал от имени Политбюро ЦК ВКП(б) на торжественном активе НКВД в Большом театре Союза ССР, посвящённом 20-летию органов ВЧК-ГПУ-НКВД. После восхваления деятельности Ежова и оправдания массовых репрессий Микоян закончил свой доклад словами: «Славно поработало НКВД за это время!», — имея в виду 1937 год. Впрочем, как утверждает его сын, сам «доклад» был заранее написан и передан Микояну, а тот лишь зачитал его.
Великая Отечественная война и послевоенное время

С 1941 года был председателем комитета продовольственно-вещевого снабжения Красной армии, а также членом Совета по эвакуации и Государственного комитета по восстановлению хозяйства освобождённых районов, с 1942 года был членом Государственного комитета обороны. 16 августа 1941 года со стороны СССР подписал Соглашение между СССР и Соединённым Королевством о взаимных поставках, кредите и порядке платежей, регулировавшее совместные поставки вооружений и товаров во время войны.

В 14:55 6 ноября 1942 года на Красной площади с Лобного места по остановившейся перед перегородившим дорогу извозчиком машине А. Микояна были произведены три выстрела из винтовки дезертировавшим красноармейцем Савелием Дмитриевым из Усть-Каменогорска, затем завязавшим бой с кремлёвской охраной. С помощью двух гранат его удалось обезвредить. Дмитриев принял машину Микояна за машину Иосифа Сталина. Дмитриев был расстрелян в 1950 году.

Указом Президиум Верховного Совета СССР от 30 сентября 1943 года за особые заслуги в области постановки дела снабжения Красной Армии продовольствием, горючим и вещевым имуществом в трудных условиях военного времени Анастасу Ивановичу Микояну было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и медали «Серп и Молот».

С преобразованием Совета Народных Комиссаров СССР в Совет Министров СССР в 1946 году Микоян сохранил должности заместителя председателя Совета Министров СССР и министра внешней торговли СССР.

К концу 1940-х годов, наряду с В. Молотовым, оказался в угрожающем положении из-за готовившейся Иосифом Сталиным новой «чистки». Показания против А. Микояна выбивались у обвиняемых по делу «Еврейского антифашистского комитета».

В январе-феврале 1949 отправился в Китай для встречи с руководством КПК и, в частности, с Мао Цзедуном.

В 1949 году был снят с поста министра внешней торговли, а в 1952 году Иосиф Сталин обрушился на него с нападками на пленуме ЦК после XIX съезда, он и Молотов были подвергнуты уничтожительной критике. Он был избран в Президиум ЦК, но не был включён в бюро Президиума, заменившее Политбюро.
Депортация чеченцев и ингушей

Чеченская автономная область была создана в 1922 году по инициативе А. Микояна. Когда в 1944 году был поднят вопрос о депортации чеченцев и ингушей, только Микоян возразил Сталину, за что впал в опалу, длившуюся вплоть до смерти Сталина. В 1956 году, приняв группу чеченцев и ингушей, А. Микоян инициировал их возвращение на родину.

Из воспоминаний А. И. Микояна:

«Необходимо создать Чеченскую национальную автономию во главе с самими чеченцами».

«Будучи в Москве, я посоветовался со Сталиным. Он отнёсся к идее одобрительно, предупредил о необходимости проявить осторожность и выяснить подлинное настроение населения».

Из воспоминаний маршала С. М. Будённого:

 «В январе 1923 года Анастас Иванович Микоян пригласил к себе Ворошилова и меня.

 — Подписан декрет ВЦИК, — сказал он, когда мы вошли в его кабинет. Чечня объявляется автономной советской областью. Надо сообщить об этом чеченцам. Создана делегация. В неё входите вы оба, Левандовский и ещё ряд товарищей. Возглавляю делегацию я. Завтра выезжаем в Грозный. Проведём митинг, созовём съезд, выберем ревком.

— Придётся быть в аулах? — поинтересовался я.

— Конечно, — кивнул Микоян.

— Какие будут указания насчёт охраны? В Чечню ехать небезопасно. Кое-где ещё действуют бандиты, особенно в горах.

Микоян пожал плечами.

— Охраны никакой брать нельзя. Что подумает о нас народ? Скажут: боятся большевики.

Я внимательно посмотрел на Ворошилова и предложил:

— Оркестр возьмём?

— Обязательно, — усмехнулся он. — Два возьмём. Пусть играют попеременно. Чеченцы любят музыку».

Когда в 1944 году был поднят вопрос о депортации чеченцев и ингушей, Микоян осторожно возразил Сталину, что такие действия, мол, повредят международному авторитету СССР. Примерно с тех пор звезда Микояна эпохи сталинщины начала потихоньку угасать. (Из воспоминаний Леонида Романовичева «О дедушке Стаса Намина»).

Из статьи Саида Эминова «Я поеду туда, где мой народ»:

В июне 1956 года группа из 14 чеченцев и ингушей была принята Анастасом Микояном. Одна из причин встречи именно с этим «видным советским государственным и политическим деятелем» состояла в том, что в 1920-е годы он являлся одним из руководителей Северного Кавказа, неоднократно бывал в вайнахских селениях.

По словам побывавших на приёме, Микоян сделал всё, чтобы не оставить у «гостей» никакого впечатления о своём личном отношении к ним и к вопросу, который заставил их просить о встрече.

Атмосферу, в которой проходил разговор, ингуш-писатель Идрис Базоркин описал так: "Ни одной улыбки, ни капли тепла, ни одного человеческого слова…

В июле 1956 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О снятии ограничений по спецпереселению с чеченцев, ингушей, карачаевцев и членов их семей…»— Саид Эминов. «Я поеду туда, где мой народ»

Весной и летом 1957 года на родину вернулись около 140 тысяч человек.
После смерти Сталина

После смерти Сталина сохранил должность заместителя председателя Совета Министров и возглавил министерство внутренней и внешней торговли, образованное тогда же объединением министерства внешней торговли и министерства торговли. 24 августа того же года оно было опять разъединено, Микоян стал министром торговли. Первым до Хрущёва выступил с осуждением культа личности Сталина и в конечном итоге поддержал Хрущёва в осуждении Сталина. Так, во время съезда выступил фактически с антисталинской речью (хотя и не называя Сталина по имени), заявив о существовании «культа личности», подчеркнув необходимость мирного сосуществования с Западом и мирного пути к социализму, подвергнув критике труды Сталина — «Краткий курс истории ВКП(б)» и «Экономические проблемы социализма в СССР». Вслед за этим Микоян возглавил комиссию по реабилитации заключённых. На пленуме ЦК 1957 года твёрдо поддержал Хрущёва против антипартийной группы, чем обеспечил себе новый взлёт партийной карьеры.

При принятии решения о подавлении антикоммунистических выступлений в Польше и Венгрии в 1956 году Микоян был единственным членом Политбюро, высказавшим «сомнение относительно ввода войск» в Венгрию, предлагавшим навести порядок собственными силами венгров и попытаться разрешить ситуацию политическими мерами. Александр Стыкалин: «Президиум ЦК КПСС дважды принимал решение о вводе войск — в ночь с 23 на 24 октября и 31 октября. И оба раза Микоян голосовал против». При этом лично вылетал в Будапешт в разгар кризиса для изучения обстановки на месте.
Роль в Новочеркасском расстреле в 1962 году

С 1 июня 1962 в Советском Союзе были значительно повышены цены на основные продукты питания (мясо, молоко, масло в среднем на 30 wacko и одновременно пересмотрены тарифные ставки рабочих. 1–2 июня 1962 в Новочеркасске произошли массовые демонстрации рабочих, протестовавших против понижения уровня жизни. Выступления в основном носили стихийный характер. Рабочие вышли на центральную площадь, чтобы вступить в диалог с городскими властями. Испугавшись ответственности, местное руководство на контакт с выступившими рабочими не пошло и поспешило запросить Москву, какие предпринимать действия. Тем временем стало совершенно очевидно, что люди, собравшиеся на площади, не собирались расходиться и что своими силами местные власти с ними не справятся. В Новочеркасск из Москвы для выяснения обстановки были направлены член Президиума ЦК КПСС А. И. Микоян и Ф. Р. Козлов; было принято совместное решение о разгоне демонстрации с помощью военной силы. 1-й секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущёв был в курсе принятия решения. О событиях 1–2 июня в Новочеркасске запрещалось давать какую-либо информацию.

Операция по вытеснению демонстрации с площади закончилась кровопролитием (16 человек было убито, 42 — ранено). По её завершении было приказано спешно замыть кровь на площади и закопать на окраине города трупы в безымянной могиле. Родственникам и близким погибших не разрешили их похоронить. Более 100 человек было арестовано. В августе состоялся судебный процесс, на котором семь человек было приговорено к высшей мере наказания и семь к 15 годам лишения свободы. Правда о событиях в Новочеркасске в течение десятилетий скрывалась официальными властями. Только в конце 1980-х годов появились объективные публикации об этих событиях. После этого Генеральная прокуратура России в 1993–1994 гг. провела расследование расстрела в Новочеркасске, в результате которого виновных в гибели людей не оказалось.
Внешнеполитическая деятельность

Н. С. Хрущёв уже в 1954 году поручил Микояну дипломатическую задачу: как человек, не ассоциировавшийся со сталинской внешней политикой, он был направлен в Югославию для урегулирования отношений с Тито.

После 1957 года Микоян стал одним из главных доверенных лиц Хрущёва: он совершил поездку по странам Азии, а в 1959 году для подготовки визита Хрущёва посетил США, а также вёл переговоры с Фиделем Кастро об установлении советско-кубинских отношений. Руководители Кубинской революции произвели приятное впечатление на Микояна; о Кастро он отзывался так: «Да, он революционер. Такой же, как мы. Я чувствовал себя так, словно вернулся в дни юности». В 1962 году активно участвовал в урегулировании «Карибского кризиса», ведя лично переговоры с Кеннеди и Кастро.

В это время у него умерла жена.

В ноябре 1963 года А. И. Микоян представлял советское руководство на похоронах убитого президента США Джона Кеннеди.
Председатель Президиума Верховного Совета СССР. В отставке

С 15 июля 1964 года по 9 декабря 1965 года Председатель Президиума Верховного Совета СССР (формально — высшая государственная должность). Во время октябрьского (1964 г.) пленума ЦК КПСС пытался осторожно защищать Хрущёва, подчёркивая его внешнеполитические заслуги. В результате в декабре 1965 года Микоян был отправлен в отставку как достигший 70-летнего возраста и заменён на лояльного Брежневу Николая Подгорного. При этом Анастас Микоян остался членом ЦК КПСС и членом Президиума Верховного Совета СССР (1965—1974), был награждён шестым орденом Ленина.

С 1974 года не участвовал в работе Верховного Совета СССР. В 1976 году не участвовал в работе XXV съезда КПСС и не был избран членом ЦК КПСС.

Похоронен рядом с женой на Новодевичьем кладбище, согласно собственному завещанию. На его могиле есть эпитафия на армянском языке.

Фонд А. И. Микояна хранится в Российском государственном архиве социально-политической истории.
Награды и звания

Герой Социалистического Труда и медаль «Серп и Молот» (30.09.1943) — «за особые заслуги в области постановки дела снабжения Красной Армии продовольствием в трудных условиях военного времени»
Орден Красного Знамени (20.02.1928)
6 орденов Ленина:

17.01.1936 — за «перевыполнение производственного плана 1935 года по Народному комиссариату пищевой промышленности Союза ССР и достигнутые успехи в деле организации производства и овладения техникой»
30.09.1943 — к званию Герой Социалистического Труда
24.11.1945 — в связи с 50-летием со дня рождением
24.11.1955 — в связи с 60-летием со дня рождением и «отмечая выдающиеся заслуги перед Коммуниcтической партией и советским народом»
24.11.1965 — в связи с 70-летием со дня рождением
25.11.1975 — в связи с 80-летием со дня рождением

Орден Октябрьской Революции (02.12.1970)

Семья
Семья Анастаса Микояна в 1960-х годах

Отец умер в 1918 году, после чего мать долгие годы жила вместе с сыном.

Брат Артём Иванович Микоян (1905—1970) — авиаконструктор
Супруга Ашхен Лазаревна Туманян (1896—1962)
Сыновья:
Степан Анастасович Микоян (1922—2017) — лётчик-испытатель
Внук Александр Степанович Микоян (род. 1952, Москва) — советский и российский рок-музыкант и автогонщик
Владимир Анастасович Микоян (1924—1942) — военный лётчик, погиб в бою под Сталинградом (фотография с сайта http://militera.lib.ru/)
Алексей Анастасович Микоян (1925—1986) — военный лётчик
Внук: Стас Намин (настоящее имя Анастас Алексеевич Микоян) — музыкант, композитор и продюсер
Вано (Иван) Анастасович Микоян (1927—2016) — инженер-конструктор МиГ-29.
Внучка: Ольга Ивановна Микоян — работник ЦВК «Экспоцентр»
Серго Анастасович Микоян (1929—2010) — историк и публицист