Ср, 19.01.2022, 06:46
Главная
Регистрация
Вход
Сойка-Soika
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Гибель «Освободителя», убитого народовольцами от имени «освобождённых», казалась многим символичным завершением его царствования, приведшим, с точки зрения консервативной части общества, к разгулу «нигилизма»; особое негодование вызывала примиренческая политика графа Лорис-Меликова, который рассматривался как марионетка в руках княгини Юрьевской. Политические деятели правого крыла (в их числе Константин Победоносцев, Евгений Феоктистов и Константин Леонтьев) с большей или меньшей прямотой даже говорили, что император погиб «вовремя»: процарствуй он ещё год или два, катастрофа России (крушение самодержавия) стала бы неизбежностью.

Незадолго до того назначенный обер-прокурором Святейшего Синода К. П. Победоносцев в самый день гибели Александра II писал новому императору: «Бог велел нам пережить нынешний страшный день. Точно кара Божия обрушилась на несчастную Россию. Хотелось бы скрыть своё лицо, уйти под землю, чтобы не видеть, не чувствовать, не испытывать. Боже, помилуй нас.».
Место смертельного ранения Александра II. Спас на Крови. Оригинальная часть мостовой сохранена

Ректор Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Иоанн Янышев 2 (14) марта 1881 года, перед панихидою в Исаакиевском соборе, сказал в своём слове: «<…> Государь не скончался только, но и убит в Своей собственной столице… мученический венец для Его священной Главы сплетён на русской земле, в среде Его подданных… Вот что делает скорбь нашу невыносимою, болезнь русского и христианского сердца — неизлечимою, наше неизмеримое бедствие — нашим же вечным позором!».

Великий князь Александр Михайлович, бывший в юном возрасте у одра умирающего императора и чей отец был в Михайловском дворце в день покушения, в эмигрантских воспоминаниях писал о своих ощущениях в следующие за тем дни: «<…> Ночью, сидя на наших кроватях, мы продолжали обсуждать катастрофу минувшего воскресенья и опрашивали друг друга, что же будет дальше? Образ покойного Государя, склонившегося над телом раненого казака и не думающего о возможности вторичного покушения, не покидал нас. Мы понимали, что что-то несоизмеримо большее, чем наш любящий дядя и мужественный монарх ушло вместе с ним невозвратимо в прошлое. Идиллическая Россия с Царём-Батюшкой и его верноподданным народом перестала существовать 1 марта 1881 года. Мы понимали, что Русский Царь никогда более не сможет относиться к своим подданным с безграничным доверием. Не сможет, забыв цареубийство, всецело отдаться государственным делам. Романтические традиции прошлого и идеалистическое понимание русского самодержавия в духе славянофилов — всё это будет погребено, вместе с убитым императором, в склепе Петропавловской крепости. Взрывом прошлого воскресенья был нанесён смертельный удар прежним принципам, и никто не мог отрицать, что будущее не только Российской Империи, но и всего мира, зависело теперь от исхода неминуемой борьбы между новым русским Царём и стихиями отрицания и разрушения.».

Редакционная статья Особого прибавления к правоконсервативной газете «Русь» от 4 марта гласила: «Царь убит!… Русский царь, у себя в России, в своей столице, зверски, варварски, на глазах у всех — русскою же рукою… <…> Позор, позор нашей стране! <…> Пусть же жгучая боль стыда и горя проникнет нашу землю из конца в конец, и содрогнётся в ней ужасом, скорбью, гневом негодования всякая душа! <…> То отребье, которое так дерзостно, так нагло гнетёт преступлениями душу всего Русского народа, не есть исчадие самого нашего простого народа, ни его старины, ни даже новизны истинно просвещённой, — а порождение тёмных сторон петербургского периода нашей истории, отступничества от русской народности, измены её преданиям, началам и идеалам <…>».

В экстренном заседании Московской городской думы было единогласно принято следующее постановление: «Совершилось событие неслыханное и ужасающее: русский царь, освободитель народов, пал жертвою шайки злодеев среди многомиллионного, беззаветно преданного ему народа. Несколько людей, порождение мрака и крамолы, осмелились святотатственною рукой посягнуть на вековое предание великой земли, запятнать её историю, знамя которой есть Русский Царь. Негодованием и гневом содрогнулся Русский народ при вести о страшном событии <…>».

В № 65-м (8 (20) марта 1881 года) официозной газеты «Санкт-Петербургские ведомости» была напечатана «горячая и откровенная статья», произведшая «переполох в петербургской печати». В статье, в частности, говорилось: «Петербург, стоящий на окраине государства, кишит инородческими элементами. Тут свили себе гнездо и иностранцы, жаждущие разложения России, и деятели наших окраин. <…> [Петербург] полон нашею бюрократией, которая давно потеряла чувство народного пульса <…> Оттого-то в Петербурге можно встретить очень много людей, по-видимому и русских, но которые рассуждают как враги своей родины, как изменники своего народа <…>».

Антимонархически настроенный представитель левого крыла кадетов В. П. Обнинский в своём труде «Последний самодержец» (1912 или позже) писал о цареубийстве: «Этот акт глубоко всколыхнул общество и народ. За убитым государем числились слишком выдающиеся заслуги, чтобы смерть его прошла без рефлекса со стороны населения. А таким рефлексом могло быть только желание реакции».

В то же время исполнительный комитет «Народной воли» спустя несколько дней после 1 марта опубликовал письмо, в котором, наряду с констатацией «приведения в исполнение приговора» царю, содержался «ультиматум» новому царю, Александру III: «Если политика правительства не изменится, революция будет неизбежна. Правительство должно выражать народную волю, а оно является узурпаторской шайкой». Аналогичное заявление, ставшее известным публике, сделал и арестованный лидер «Народной воли» А. И. Желябов во время допроса 2 марта. Несмотря на арест и казнь всех лидеров «Народной воли», террористические акты продолжались и в первые 2-3 года царствования Александра III.

В эти же дни начала марта газетам «Страна» и «Голос» было сделано «предупреждение» правительства за передовые статьи, «объясняющие гнусное злодеяние последних дней системою реакции и как возлагающее ответственность за постигшее Россию несчастье на тех из советников царских, кои руководили мерами реакции». В последующие дни, по инициативе Лорис-Меликова, были закрыты газеты «Молва», «С.-Петербургские ведомости», «Порядок» и «Смоленский вестник», печатавшие «вредные», с точки зрения правительства, статьи.

В своих воспоминаниях азербайджанский писатель-сатирик и просветитель Джалил Мамедкулизаде, бывший на момент гибели Александра II школьником, следующим образом описывал реакцию местного населения на убийство императора:

Нас отпустили по домам. Базар и лавки были закрыты. Народ собрали в мечеть, и там была совершена принудительная панихида. Мулла поднялся на минбер и стал так расписывать достоинства и заслуги убиенного падишаха, что в конце концов и сам расплакался и у молящихся вызвал слёзы. Затем была прочитана марсия (англ.)русск., и горе по умерщвлённом падишахе слилось воедино с горем по имаму — великомученику, и мечеть огласилась душераздирающими воплями.
Итоги царствования.

Александр II вошёл в историю как реформатор и освободитель. В его царствование было отменено крепостное право, введена всеобщая воинская повинность, учреждены земства, проведена судебная реформа, ограничена цензура, проведён ряд других реформ. Империя значительно расширилась за счёт завоевания и включения среднеазиатских владений, Северного Кавказа, Дальнего Востока и других территорий. По словам Д. Мирского, со смертью Александра закончилась эпоха наивысшего подъёма русской литературы, принесшая ей всемирную известность:

«Царствование Александра II было эпохой великих литературных свершений, золотым веком русского романа. В ту пору были написаны почти все великие произведения русской художественной литературы — от тургеневского „Рудина“ и аксаковской „Семейной хроники“ до „Анны Карениной“ и „Братьев Карамазовых“».

Вместе с тем, экономическое положение страны ухудшилось: промышленность поразила затяжная депрессия, в деревне было несколько случаев массового голода. Больших размеров достиг дефицит внешнеторгового баланса и государственный внешний долг (почти 6 млрд руб.), что привело к расстройству денежного обращения и государственных финансов. Обострилась проблема коррупции. В российском обществе образовался раскол и острые социальные противоречия, которые достигли своего пика к концу царствования.

К прочим негативным сторонам обычно относят невыгодные для России итоги Берлинского конгресса 1878, непомерные расходы в войне 1877—1878 годов, многочисленные крестьянские выступления (в 1861—1863 годах: более 1150 выступлений), масштабные националистические восстания в царстве Польском и Северо-Западном крае (1863) и на Кавказе (1877—1878).

Оценки некоторых реформ Александра II противоречивы. Либеральная пресса называла его реформы «великими». Вместе с тем, значительная часть населения (часть интеллигенции), а также ряд государственных деятелей той эпохи отрицательно оценила эти реформы. Так, К. П. Победоносцев на первом совещании правительства Александра III 8 (20) марта 1881 г. подверг резкой критике и крестьянскую, и земскую, и судебную реформы Александра II, назвав их «преступными реформами», и Александр III фактически одобрил его речь. А многие современники и ряд историков утверждали, что действительного освобождения крестьян не произошло (был создан лишь механизм такого освобождения, причем несправедливый); не были отменены телесные наказания в отношении крестьян (которые сохранялись вплоть до 1904—1905 гг.); учреждение земств привело к дискриминации низших сословий; судебная реформа не смогла воспрепятствовать росту судебного и полицейского произвола. Кроме того, по мнению специалистов по аграрному вопросу, крестьянская реформа 1861 года привела к возникновению новых серьёзных проблем в виде отрезков земли в пользу помещиков и фактическое разорение крестьян, которые стали одной из причин будущих революций 1905 и 1917 года.

Взгляды современных историков на эпоху Александра II подвергались резким изменениям под влиянием правительственной идеологии и не являются устоявшимися. В советской историографии преобладал тенденциозный взгляд на его царствование, вытекавший из общих нигилистических установок на «эпоху царизма». Современные историки, наряду с тезисом об «освобождении крестьян», констатируют, что их свобода передвижения после реформы была «относительной». Называя реформы Александра II «великими», они в то же время пишут о том, что реформы породили «глубочайший социально-экономический кризис в деревне», не привели к отмене телесных наказаний для крестьян, не были последовательными, а экономическая жизнь в 1860—1870-е гг. характеризовалась промышленным спадом, разгулом спекуляции и грюндерства.
Личная жизнь

Император жил в апартаментах Зимнего дворца, расположенных на втором этаже с видом на Адмиралтейство.

Любимой резиденцией Александра II с молодых лет был Фермерский дворец в петергофском парке Александрия. Именно он положил начало южной резиденции последних российских императоров — Ливадии. В 1860 году это имение (вместе с парком, винным подвалом и виноградником в 19 гектаров) было выкуплено у дочерей графа Потоцкого для императрицы, которая страдала туберкулёзом и по рекомендации врачей должна была поправляться целебным воздухом Южного берега Крыма. В Крым был приглашён придворный архитектор И. А. Монигетти и были отстроены Большой и Малый Ливадийские дворцы. Во время пребывания в Ливадии император каждое утро ездил в Ореанду, Кореиз, Гаспру, Алупку, Гурзуф, в лесничество или к водопаду Учан-Су (иногда в коляске, иногда верхом).

По сравнению с другими русскими императорами Александр II много времени проводил за границей, преимущественно на бальнеологических курортах Германии, что объясняли расстроенным здоровьем императрицы. Именно на одном из таких курортов, в Эмсе, встретил наследника престола направлявшийся в Россию в 1839 году маркиз де Кюстин. Там же сорок лет спустя император подписал Эмский указ, ограничивший использование украинского языка. В то время не афишировалось, что Александр и сам страдал астмой. По воспоминаниям княгини Юрьевской, у неё всегда под рукой были несколько подушек с кислородом, которые она давала вдыхать супругу во время приступов болезни.

Александр II был особо страстным любителем охоты. В путешествиях государя всегда сопровождали собаки разных пород — от чёрного пуделя до легавых; при дворе неразлучным его спутником был чёрный сеттер Милорд, подаренный каким-то польским паном. После воцарения Александра при императорском дворе вошла в моду охота на медведя. В 1860 г. на такую охоту в Беловежскую пущу были приглашены представители правящих домов Европы. Добытые императором трофеи украшали стены Лисинского павильона. В коллекции Гатчинского арсенала (оружейной комнате Гатчинского дворца) хранится коллекция охотничьих рогатин, с которыми Александр II мог лично ходить на медведей, хотя это и было очень рискованно. Под его патронажем в 1862 году было создано Московское охотничье общество имени Александра II.

Император внёс вклад в популяризацию в России катания на коньках. Это увлечение охватило петербургский высший свет после того, как в 1860 году Александр повелел залить каток у Мариинского дворца, где любил кататься с дочерью на виду у горожан.

Собственный капитал Александра II составлял на 1 (13) марта 1881 года около 12 млн руб. (ценные бумаги, билеты Госбанка, акции железнодорожных компаний); из личных средств он пожертвовал в 1880 году 1 млн руб. на устройство больницы в память императрицы.
Семья     
Первая и вторая супруги императора

Мать Александра Николаевича, Александру Фёдоровну, урождённую принцессу Фридерику Луизу Шарлотту Вильгельмину Прусскую, при дворе приняли очень тепло, оценив статность и принадлежность к прославленному роду. Несмотря на проблемы со здоровьем, вызванные многочисленными психологическими потрясениями, Александра Федоровна по итогу своего правления запомнилась всем как грациозная и неизменно жизнерадостная женщина.

Александр Николаевич был влюбчивым человеком. В юности он был влюблён во фрейлину Бородзину, которую срочно выдали замуж, после была связь с фрейлиной Марией Васильевной Трубецкой (в первом браке Столыпиной, во втором — Воронцовой), которая впоследствии стала любовницей Александра Барятинского. В Александра была влюблена фрейлина Софья Давыдова, из-за этого она ушла в монастырь. Когда она уже была игуменьей Марией, с ней виделся старший сын Александра Николаевича, Николай Александрович, во время своего путешествия по России летом 1863 года.

Позже он влюбился в фрейлину Ольгу Калиновскую, флиртовал с королевой Викторией. Но, уже выбрав в невесты принцессу Гессенскую, он снова возобновил отношения с Калиновской и даже хотел отречься от престола, чтобы жениться на ней.

16 (28) апреля 1841 года в Большой церкви Зимнего дворца Александр Николаевич сочетался браком с Великой княжной Марией Александровной, дочерью великого герцога Людвига II Гессенского, именовавшейся до принятия ею православия принцессой Максимилианой Вильгельминой Августой Софией Марией Гессен-Дармштадтской. 5 (17) декабря 1840 года принцесса, восприняв миропомазание, перешла в православие и была наречена новым именем — Марией Александровной, а по обручении с Александром Николаевичем 6 (18) декабря 1840 года стала именоваться Великой княжной с титулом Императорского Высочества.

Мать Александра противилась этому браку ввиду слухов о том, что подлинным отцом принцессы был камергер герцога, однако цесаревич настоял на своём. Александр и Мария Александровна прожили в браке почти 40 лет. Долгие годы брак был счастливым. А. Ф. Тютчева называет Марию Александровну «счастливой женой и матерью, боготворимой своим свёкром (императором Николаем I)».

У супругов родились восемь детей:

Александра (1842—1849);
Николай (1843—1865);
Александр III (1845—1894);
Владимир (1847—1909);
Алексей (1850—1908);
Мария (1853—1920);
Сергей (1857—1905);
Павел (1860—1919).

Граф Сергей Дмитриевич Шереметев пишет в своих мемуарах, что с 1860-х годов около Марии Александровны были Антонина Дмитриевна Блудова и Анастасия Николаевна Мальцева.

После вступления на престол император стал заводить фавориток, от которых, по слухам, имел внебрачных детей. Одной из них была фрейлина Александра Сергеевна Долгорукова, которая по словам Шереметева «владела умом и сердцем государя и как никто изучила его характер». В 1866 году сблизился с 18-летней княжной Екатериной Михайловной Долгоруковой (1847—1922), которая стала самым близким и доверенным человеком для царя, со временем она поселилась в Зимнем дворце и родила императору внебрачных детей:

светлейший князь Георгий Александрович Юрьевский (1872—1913);
светлейшая княжна Ольга Александровна Юрьевская (1873—1925);
Борис (1876—1876), посмертно узаконен с присвоением фамилии «Юрьевский»;
светлейшая княжна Екатерина Александровна Юрьевская (1878—1959), замужем за князем Александром Владимировичем Барятинским, а после — за князем Сергеем Платоновичем Оболенским-Нелединским-Мелецким.

После смерти жены (1880 г.), не дожидаясь истечения годичного траура, Александр II заключил морганатический брак с княжной Долгоруковой, получившей титул светлейшей княгини Юрьевской. Венчание позволило императору узаконить их общих детей.
Память об Александре II

Память о «Царе-Освободителе» была увековечена во многих городах Российской империи и Болгарии путём установки памятников. После Октябрьской революции большинство из них были снесены. Сохранились в неприкосновенности памятники в Софии и Хельсинки. Отдельные монументы были воссозданы после распада СССР. На месте гибели императора от рук террористов построен храм Спаса на Крови. Есть обширная фильмография.

Как отмечается в литературе, посвященной героям исторической памяти российского общества, образ Александра II менялся в зависимости от социального заказа: «освободитель» — «жертва» — «крепостник», но при этом, что характерно, Александр Николаевич почти всегда выступал (да и сегодня выступает) в информационном пространстве скорее «фоновой» фигурой для неизбежного исторического процесса, чем его активным деятелем. В этом яркое отличие Александра II от тех исторических фигур, образ которых отражает позитивный консенсус исторической памяти (таких как Александр Невский или Пётр Столыпин) или, напротив, её конфликтных объектов (таких как Сталин или Иван Грозный).

Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Январь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Друзья сайта

| Copyright MyCorp © 2022 | |