Ср, 19.01.2022, 07:08
Главная
Регистрация
Вход
Сойка-Soika
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

После Ярослава Мудрого окончательно утвердился «лествичный» принцип наследования земли в роде Рюриковичей. Старший в роде (не по возрасту, а по линии родства), получал Киев, все остальные земли делились между членами рода и распределялись по старшинству. Власть переходила от брата к брату, от дяди — к племяннику. Второе место в иерархии столов занимал Чернигов. При смерти одного из членов рода, все младшие по отношению к нему Рюриковичи переезжали в земли, соответствующие их старшинству. При появлении новых членов рода им определялся город с землёй — (волость). Определённый князь имел право княжить только в том городе, где княжил его отец, в обратном случае он считался изгоем.

Значительной частью земли со временем стал обладать церковный клир (так называемые «монастырские вотчины»). С 996 года население выплачивало в пользу духовенства десятину. Число епархий, начиная с 4, росло. Кафедра митрополита, назначаемого патриархом константинопольским, стала находиться в Киеве, а при Ярославе Мудром митрополит впервые был избран из числа русских священников, в 1051 году им стал приближённый к Владимиру и его сыну Иларион. Большим влиянием стали обладать монастыри и их избираемые главы, игумены. Центром православия становится Киево-Печерский монастырь.

Бояре и дружина составляли при князе особые советы. Князь советовался также с митрополитом, епископами и игуменами, составлявшими церковный собор. С усложнением княжеской иерархии с середины XI века стали собираться княжеские съезды («снемы»). В городах действовали веча, на которые зачастую опирались бояре для поддержки собственных политических требований (восстания в Киеве 1068 и 1113 года).

В XI — начале XII века сформировался первый письменный свод законов — Русская Правда, который последовательно пополнялся статьями «Правды Ярослава» (ок. 1015—1016 годы), «Правды Ярославичей» (около 1072 года) и «Устава Владимира Всеволодовича» (около 1113 года). В Русской Правде отразилось усиление дифференциации населения (теперь размер виры зависел от социального положения убитого), регламентировалось положение таких категорий населения, как челядь, холопы, смерды, закупы и рядовичи.

«Правда Ярослава» уравняла в правах «русинов» и «словенинов» (следует пояснить, что под именем «словене» летопись упоминает только новгородцев — «ильменских словен»). Это, наряду с христианизацией и другими факторами, способствовало формированию новой этнической общности, осознававшей своё единство и историческое происхождение.

С конца X века на Руси известно собственное монетное производство — серебряные и золотые монеты Владимира I, Святополка, Ярослава Мудрого и других князей.
Распад

Сразу же вслед за смертью Владимира Мономаха (1125) с Северного Кавказа вернулась одна из половецких орд, отступивших туда в его правление. Вскоре возобновилась практика половецких вторжений в южнорусские земли в союзе с отдельными русскими князьями, прежде всего с черниговскими Ольговичами.

Во второй четверти XII века Киевская Русь распалась на самостоятельные княжества. Хронологическим началом раздробленности современная историографическая традиция считает 1132 год, когда после смерти Мстислава Великого, сына Владимира Мономаха, власть киевского князя перестали признавать Полоцк (1132) и Новгород (1136). Летописец под 1134 годом в связи с расколом в среде Мономаховичей записал «разодралась вся земля Русская». Начавшиеся междоусобицы не касались самого великого княжения, но после смерти Ярополка Владимировича (1139) следующий Мономахович Вячеслав был изгнан из Киева Всеволодом Ольговичем Черниговским, после чего титул киевского князя стал объектом борьбы между различными династическими и территориальными объединениями Рюриковичей.

На протяжении XII—XIII столетий жители южнорусских княжеств из-за постоянной угрозы, исходившей из степи, а также из-за непрекращавшихся княжеских усобиц за Киевскую землю переселялись на север, в более спокойную Ростово-Суздальскую землю, называвшуюся также Залесьем или Опольем. Пополнив ряды славян первой, кривицко-новгородской миграционной волны X века, переселенцы с многолюдного юга быстро составили большинство на этой земле и ассимилировали редкое финно-угорское население. О массивной русской миграции на протяжении XII века свидетельствуют летописи и археологические раскопки. Именно на этот период приходится основание и быстрый рост многочисленных городов Ростово-Суздальской земли (Владимир, Москва, Переяславль-Залесский, Юрьев-Опольский, Дмитров, Звенигород, Стародуб-на-Клязьме, Ярополч-Залесский, Галич и др.), названия которых нередко повторяли названия городов происхождения переселенцев.

Ослабление Южной Руси, помимо возросшей половецкой опасности, усобиц князей и миграции населения, также связывают с успехом первых крестовых походов и появлением торгового пути между Западной Европой и Азией через восточное побережье Средиземного моря.

Борьба за киевское княжение переплетала вокруг него интересы почти всех русских земель, что было одним из центростремительных факторов, но по этой же причине владение Киевом было возможно только ценой значительных компромиссов. Так, в ходе двух крупных междоусобных войн середины XII века Киевское княжество утратило Волынь (1154), Переяславль (1157) и Туров (1162). Волынь обособилась после провала попытки старшей ветви потомков Мстислава Великого превратить Киев в своё родовое владение, пользуясь поддержкой населения. Одной из причин этого провала была политика галицких (c 1140) князей, противодействовавших объединению Волыни и Киева в одних руках. Преемники суздальского князя Юрия Долгорукого перешли к политике, сходной с галицкой — политике ослабления Киева.

В 1169 году внук Владимира Мономаха, владимиро-суздальский князь Андрей Боголюбский послал на юг войско во главе со своим сыном Мстиславом, которое, вместе с примкнувшими к нему смоленскими и северскими дружинами, захватило Киев. Впервые город был жестоко разграблен, были сожжены киевские храмы, жители уводились в плен. На киевское княжение был посажен младший брат Андрея. После неудачных походов на Новгород (1170 год) и Вышгород (1173 год) влияние владимирского князя в других землях временно ослабло, но было восстановлено братом и преемником Андрея — Всеволодом Большое Гнездо, добившимся признания своего старшинства среди потомков Мономаха и влиявшим на судьбу киевского стола.

В XII веке кроме киевского князя титул (определение) великого стали носить также владимирские князья, а в XIII веке эпизодически также князья галицкий, черниговский и рязанский.
Руины Десятинной церкви на рисунках Вестерфельда, XVII век

В 1203 году Киев был вторично разграблен, на этот раз смоленским князем Рюриком Ростиславичем (с Ольговичами и половцами), боровшимся против галицко-волынского князя Романа Мстиславича и его кандидата на Киев. Тем не менее, сильные позиции Киева в общерусской политике сохранялись ещё как минимум четверть века. Временным прекращением усобиц ознаменовалось княжение Мстислава Романовича (1212—1223) и Владимира Рюриковича (1223—1235) (оба из смоленской ветви Рюриковичей).

Важным фактором сохранения значения Киева был институт так называемых «причастий в Русской земле». Князья различных линий претендовали если не на сам Киев, то на часть земель Киевского княжества, за что обязывались участвовать в защите южных границ. Общие походы против половцев после долгого перерыва удавалось организовывать в 1168 и 1183 годах. В битве на реке Калке (1223), в которой участвовали практически все южнорусские князья, произошло первое столкновение Руси с монголами.

Накануне монгольского нашествия (1237—1241 годы) на территории Руси насчитывалось около 25 государственных образований, из них 19 крупных.

6 декабря 1240 года Киев был сожжён монголами. Накануне монгольского нашествия Киевом владел младший брат владимирского князя Ярослав Всеволодович (1236—1238), в 1240 году — галицкий наместник Дмитр, а после признания в 1243 году монголами Ярослава Всеволодовича владимирского старейшим на Русских землях — владимирские наместники. С 1254 года галицко-волынские князья носили титул «король Руси». Титул «великих князей всея Руси» с начала XIV века стали носить владимирские великие князья.

В 1299 году Киев лишился последнего столичного атрибута — резиденции митрополита. Она была перенесена во Владимир. В некоторых церковных и литературных источниках — например, в высказываниях константинопольского патриарха и Витовта в конце XIV века, — Киев продолжал рассматриваться как столичный город и в более позднее время, однако к этому моменту он уже был провинциальным городом Великого княжества Литовского.

В советской историографии понятие «Киевская Русь» распространяли как до середины XII века, так и для более широкого периода середины XII — середины XIII веков, когда Киев оставался центром страны и управление Русью осуществлялось единым княжеским родом на принципах «коллективного сюзеренитета». Оба подхода сохраняют актуальность и в настоящее время.

Дореволюционные историки, начиная с Н. М. Карамзина, придерживались идеи о переносе политического центра Руси в 1169 году из Киева во Владимир, восходящей к трудам московских книжников, или во Владимир и Галич. Большинство современных историков считает, что эти идеи не находят подтверждения в источниках.
Характер государственности русских земель

Историки по-разному оценивают характер государства данного периода: «варварское государство», «военная демократия», «дружинный период», «норманнский период», «военно-торговое государство», «складывание раннефеодальной монархии».

Древнерусское государство объединило под своей властью обширные территории, населённые восточнославянскими, финно-угорскими и балтскими племенами. В летописях государство называлось Русь; слово «русский» в сочетании с другими словами встречалось в различных написаниях: как с одной «с», так и с двойной; как с «ь», так и без него. В узком смысле под «Русью» понималась территория Киевской (за исключением древлянской и дреговичской земель), Чернигово-Северской (за исключением радимичских и вятичских земель) и Переяславской земель; именно в таком значении термин «Русь» вплоть до XIII века употребляется, например, в новгородских источниках.

Глава государства носил титул князя с почётным определением великий. Вопрос о том, когда великокняжеское определение превратилось в титул (то есть стало употребляться систематически), является дискуссионным. Неофициально к киевскому князю иногда могли прилагаться и другие престижные титулы, среди которых тюркский каган и византийский царь. Княжеская власть была наследственной. Помимо князей в управлении территориями участвовали великокняжеские бояре и «мужи» — дружинники, нанимавшиеся князем. Бояре также имели свои наёмные дружины, которые в случае необходимости сводились в единое войско. При князе также иногда выделялся один из бояр-воевод, который зачастую выполнял функции реального управления государством; такими воеводами были Олег (при малолетнем Игоре), Свенельд — при Ольге, Святославе и Ярополке, Добрыня — при Владимире. На местном уровне княжеская власть имела дело с племенным самоуправлением в виде веча и «градских старцев».

При распаде Киевской Руси в середине XII века на её бывшей территории образовалось около 15 относительно территориально устойчивых княжеств (в свою очередь, делившихся на уделы). Наиболее могущественными княжескими династиями являлись черниговские Ольговичи, смоленские Ростиславичи, волынские Изяславичи и суздальские Юрьевичи. В период раздробленности Руси политическая власть из рук князя и младшей дружины частично перешла к усилившемуся боярству. Если ранее бояре имели деловые, политические и экономические отношения с целым родом Рюриковичей во главе с великим князем, то теперь — с отдельными княжескими семьями.

В Киевском княжестве бояре для ослабления накала борьбы между княжескими династиями поддерживали в ряде случаев дуумвират (соправление) князей и даже прибегали к физическому устранению пришлых князей (Юрий Долгорукий и Глеб Юрьевич были отравлены). В Новгородской земле, которая, как и Киев, не стала вотчиной какой-либо из княжеских ветвей рода Рюриковичей, в результате антикняжеского восстания был установлен республиканский строй — князь стал приглашаться и изгоняться вечем. Во Владимиро-Суздальской земле известен случай, когда боярство (Кучковичи) и младшая дружина физически устранили князя-«самовластца» Андрея Боголюбского, но в ходе борьбы за власть после его смерти старое ростово-суздальское боярство было разгромлено, и личная власть владимирских князей существенно усилилась. В южнорусских землях городские веча играли огромную роль в политической борьбе (хотя упоминания о вечах и во Владимиро-Суздальской земле встречаются вплоть до XIV века). В Галицкой земле имел место уникальный случай избрания князя из числа боярства.

Основным типом войска стало феодальное ополчение, началось расслоение княжеской дружины на полк как территориальное воинское соединение и княжеский двор. Для обороны города, городской округи и слобод использовалось городское ополчение. В Великом Новгороде княжеская дружина фактически была наёмной по отношению к республиканской власти, особый полк имел владыка, горожане составляли «тысячу» (ополчение во главе с тысяцким), также имелось и боярское ополчение, образованное из жителей «пятин» (пять зависимых от новгородских боярских семей районов Новгородской земли). Обычно походы проводились силами нескольких союзных княжеств. В летописях упоминаются численности порядка 10—20 тыс. чел.

Единственным общерусским политическим органом оставался съезд князей, который решал в основном вопросы борьбы с половцами. Церковь также сохраняла своё относительное единство (исключая возникновение местных культов святых и почитания культа местных мощей) во главе с митрополитом и боролась с разного рода региональными «ересями» путём созыва соборов. Однако позиции церкви были ослаблены усилением племенных языческих верований в XII—XIII веках. Религиозная власть и «забожни» (репрессии) были ослаблены. Кандидатура архиепископа Великого Новгорода предлагалась новгородским вечем, также известны случаи изгнания владыки (архиепископа).

Название Русь (название) сохранялось в этот период за землями в Среднем Поднепровье. Жители разных земель обычно называли себя по столичным городам княжеств: новгородцы, суздальцы, куряне и т. д. Вплоть до XIII века, по данным археологии, сохраняются племенные различия в материальной культуре, также не был единым и разговорный древнерусский язык, сохраняя регионально-племенные диалекты. После нашествия практически все русские земли вступили в новый виток раздробленности, и в XIV веке количество великих и удельных княжеств достигало примерно 250.
Население

На основании Русской Правды историки выделяют несколько групп населения Древней Руси. Знать в Древней Руси состояла из выдающихся людей славянских племён и родов, а затем её основную часть составили представители династии Рюриковичей. Их сопровождали дружины, из которых позднее сформировалось боярство. Дружина делилась на старшую и младшую. К числу зажиточных людей относились купцы, некоторые ремесленники, а также владельцы крупных земельных участков.

Основное население Руси составляли свободные крестьяне, называемые «людинами». С течением времени всё больше людей становилось смердами — другой группой населения Руси, в которую входили зависимые от князя крестьяне. Смерды были лично свободны, но подчинялись специальной юрисдикции князя. Смерд, как и обычный человек, в результате пленения, долгов и т. д. мог стать челядином (более позднее название — холоп). Холопы по сути своей являлись рабами и были полностью бесправными. В XII веке появились закупы — неполные рабы, которые могли выкупить себя из рабства. Считается, что рабов-холопов на Руси было всё же не так много, однако вполне вероятно, что работорговля процветала в отношениях с Византией. Русская Правда выделяет также рядовичей и изгоев. Первые находились на уровне холопа, а вторые — в состоянии неопределённости (получившие свободу холопы, изгнанные из общины людины и т. д.), однако находились под защитой церкви.

Численность населения Древней Руси неизвестна. Согласно оценкам историка Г. В. Вернадского, общая численность населения составляла 7,5 миллионов человек, из которых 1 миллион проживал в городах.

Население концентрировалось в основном в столицах княжеств, либо в центрах вассальных княжеств. Ещё одну группу крупных городов составляли города-большие пограничные крепости. Накануне монгольского нашествия (1237—1241 годы) из 340 русских городов 242 города относились к пяти княжествам — Киевскому, Черниговскому, Владимиро-Волынскому, Галичскому, Переяславскому (Южному). Остальные 14 княжеств включали всего 98 городов. Таким образом, основная часть населения Руси проживала на юге.

Историк В. А. Кучкин оценивает численность населения русских городов, исходя из средней площади дворов, известной по данным археологии (400 кв. м), и средней численности семьи, предполагаемой на основании письменных источников (4,4 человека), площади городов и их количества (для не обследованных археологически городов принята площадь в 2,5 га, средний показатель размеров городищ). Всего в русских городах первой трети XIII века, согласно этой оценке, проживало около 300 тыс. человек. Если для Руси верно соотношение, выводимое для стран Западной Европы, в отношении которых городское население оценивается в 2 % от общей численности населения, численность населения русских княжеств в первой трети XIII века составляла примерно 15 млн человек. Однако в случае, если процент городского населения был выше, чем в западноевропейских странах, общая численность населения была значительно ниже: при 3 % городского населения — 10 млн человек, при 4 % — 7,5 млн человек, при 5 % — 6 млн человек.

В отношении этнического состава государства преобладающей является точка зрения о полиэтничности населения, однако, как отмечает П. П. Толочко, неславянский компонент составлял лишь незначительную долю населения и быстро ассимилировался. А. А. Горский считает, что говорить о полиэтническом характере государства можно только с существенными оговорками. Существовали постепенно ассимилируемые славянами анклавы финского и балтского населения, но включения в состав Киевской Руси крупных территорий с неславянским населением, сохранявшим и в дальнейшем свои язык, веру и общественную структуру, не происходило.
Язык
Диалекты славянских языков по А. А. Зализняку

Общий для Руси древнерусский язык восходит к праславянскому языку. А. А. Зализняк пишет, что по данным берестяных грамот только псковско-новгородские говоры отличались от остальных, сильно отличаясь от всех славянских языков того времени, которые были на тот момент ещё взаимопонимаемы. Официальная наддиалектная форма древнерусского языка сформировалась, возможно, на основе южного диалекта. В начале письменной эпохи диалекты древнерусского языка претерпевали сходную эволюцию, что свидетельствует об их совместном развитии. Таким образом, древнерусский язык представлял собой относительно единый идиом, в котором происходили общие языковые изменения.

В процессе переводов греческих церковных книг Кириллом, Мефодием и их учениками во второй половине IX века на болгаро-македонской основе был создан старославянский язык (в оригинале назывался «словѣньскъ ѩзыкъ»), ставший общеславянским литературным языком. Этот язык применительно к периоду после конца X века называют церковнославянским языком. В конце XI—XII веков вместе со старославянскими книгами старославянский (церковнославянский) язык был заимствован на Руси. С самого раннего периода своего существования на Руси этот язык адаптировался к живой русской речи. Под её влиянием одни специфические южнославянизмы были вытеснены из книжной нормы русизмами, другие стали допустимыми вариантами в её пределах. В результате, к концу XI века сложился древнерусский извод церковнославянского языка.

Существуют различные мнения учёных о языковой ситуации Древней Руси. Одни исследователи характеризуют её как двуязычие, при котором разговорным и деловым языком был древнерусский, а литературным — церковнославянский (А. А. Шахматов). Другие утверждают самобытность литературного языка Древней Руси, глубину его народной русской речевой основы и, соответственно, незначительность и поверхностность церковнославянского влияния (С. П. Обнорский). Получила известность также компромиссная теория, в соответствии с которой в Древней Руси существовало два книжных языка: церковнославянский и древнерусский (Д. С. Лихачёв). Согласно новейшей теорией диглоссии (Г. Хюттль-Фольтер, А. В. Исаченко, Б. А. Успенский), напротив, церковнославянский и древнерусский языки почти не пересекались и воспринимались как две разные сферы одного языка. Древнерусский и его диалекты (включая древненовгородский диалект берестяных грамот) выполняли роль разговорного языка, языка делового и бытового общения (большинство грамот, включая берестяные, надписи, в том числе граффити). В таких памятниках часто встречаются диалектные особенности и весьма редко — церковнославянизмы. Наддиалектная форма древнерусского языка была языком официальных документов (грамоты, Русская Правда, княжеские уставы). Церковнославянский язык стал книжно-литературным языком Древней Руси (в основном рукописные книги). Он включил многие русизмы, как общие для всех древнерусских диалектов, так и диалектно ограниченные. Эти особенности проявляются в разной степени: в религиозных текстах — лишь в качестве вкраплений, в оригинальных светских текстах (особенно в летописях) — значительно.

В результате различных языковых изменений, а также под влиянием экстралингвистических факторов (распад Древнерусского государства, монгольские завоевания, присоединение южных и западных русских земель к Великому княжеству Литовскому и Польше) древнерусский язык перестал существовать, распавшись на три основные языковые области — великорусскую, украинскую и белорусскую, развивавшиеся отдельно с XIV—XV веков. А. А. Зализняк критикует эту популярную теорию «расхождения» («расщепления», дивергенции) трёх языков. По его мнению, современный русский язык образовался в результате «схождения» (конвергенции) южно-древнерусских и псковско-новгородских говоров, а украинский и белорусский языки сформировались в результате развития южно-древнерусских говоров.
Города и крепости
Города

На протяжении веков число городов, упоминаемых в летописях и, других источниках, неуклонно росло. В IX—X веках упоминаются 25 городов, в XI веке — ещё 64, в XII веке — ещё 135 и в XIII веке к ним добавляются ещё 47 городов. Всего ко времени монгольского нашествия Киевская Русь насчитывала до 300 городов или в среднем по 20—25 на княжество. Историк В. А. Кучкин отмечает, что к этому периоду по письменным источникам известно 340 городов. Помимо них существовали безымянные укреплённые поселения, порой довольно крупные. Всего их насчитывалось более тысячи. Соотношение городов и таких поселений в различных областях составляло от 1:3 до 1:7. При этом, эти укрепления в летописях не считались городами. Вероятно, летописцы относили их к погостам или слободам.

По мнению историка Даркевича, в домонгольской Руси можно выделить три периода градообразования: середина X — первая половина XI века; вторая половина XI — середина XII века; вторая половина XII — до 1237—1240 годов. В первый период идёт массовое строительство городов по Днепру и Волхову. На второй период приходится начало феодальной раздробленности на Руси — в это время возрастает роль малых и периферийных городов. Третий период характеризуется максимальным развитием древнерусского города и его культуры.
Раскопки зданий XIII века в историко-археологическом музее «Берестье»

Крупные города имели сложные оборонительные системы. Отдельно защищался детинец — центр города. К нему, как правило, примыкали один-два укреплённых окольных города. Укрепления покрывали значительную территорию в несколько десятков гектар, в случае опасности за ними могло укрыться не только население города, но и его окрестностей. Каждый такой город был и княжеской резиденцией со своим княжеским двором (до 2000 м2). В то же время, в ряде городов, таких как Новгород, Киев, Рязань и Смоленск, существовали и дворы обычных горожан (до 600 м2). Наличие дворов в значительной степени сказалось на городской планировке. Как правило, одна-две улицы проходили вдоль рек и пересекались малыми улочками и переулками. Ещё одной характерной чертой русского города XI—XIII веков было обязательное наличие церкви или храма. В древнерусских городах насчитывалось от двух-трёх, до нескольких десятков церквей. Монастыри могли располагаться и вне города. К городским укреплениям примыкали неукреплённые посады. Общая площадь крупного древнерусского города нередко превышала 100 га.

Академик Б. А. Рыбаков выделял следующие функции города в Древнерусском государстве: военная, экономическая, административная, идеологическая и культурная. По его мнению, с социальной точки зрения древнерусский город был местом концентрации феодальной знати. Схожие функции выделял В. П. Даркевич.
Крепости и укрепления

В истории Древней Руси укрепления играли огромную роль. Они постоянно менялись и совершенствовались в зависимости от исторической обстановки и характера вражеских нападений. Значительное влияние на архитектуру оборонительных сооружений оказывали развитие военной тактики и осадных средств. С развитием экономики и производительности на Руси росло число укреплений. Их возведением занимались те же мастера, которые создавали как здания, ставшие памятниками культуры, так и обычные жилые постройки.

Большинство укреплений и крепостей в Киевской Руси были деревянными. По мнению историка Тихомирова, в условиях отсутствия огнестрельного оружия и слабого применения осадных орудий, такая защита была вполне достаточной. Для русских укреплений того времени характеры такие части как ров, городские стены, забрала и насыпной вал. Крепости, как правило, строились на естественном возвышении, чаще всего на мысу при впадении одной реки в другую. Такое положение послужило причиной, по которой во многих славянских землях городские укрепления и крепости именовались «вышгородами». Иногда оборонительные сооружения строили у крутых и обрывистых оврагов, делавшими их недоступными с разных сторон. В лесистых и болотистых местностях Северной Руси крепости располагались на невысоких холмах. В качестве прикрытий для них использовались топкие низины и болота. Для таких крепостей типичен высокий вал, как например в Дмитрове.
Псковский Кром (Кремль)

Основным видом городских укреплений были городские стены. Они устанавливались на валах и состояли из городниц — деревянных срубов, наполненных землёй. В некоторых крепостях срубы оставляли пустыми, приспосабливая под для жилья и хозяйственных нужд. На верху стен имелась широкая площадка, внешнюю сторону которой прикрывали «забрала» или «заборола». В них были устроены щели для стрельбы по противнику — «скважни». Стены укреплялись «вежами» — башнями, иногда на каменном фундаменте. Также в стенах располагались ворота, количество которых зависело от размера крепости или города. При этом термин «отворити ворота» означал сдачу города. В столицах княжеств присутствовало стремление к обозначению больших парадных ворот, как например Золотые ворота в Киеве или Владимире, бывшие монументальными постройками башенного характера. В угрожаемых местах крепостные стены дополнялись рвом, мосты через который строили на столбах.

Крупные города и крепости состояли из внутренней крепости, детинца и внешних укреплений. По мере разрастания города за крепостные стены создавались новые стены, образующие новый пояс укреплений, именуемых острогом. Поддержка и обновление городских стен были важной частью жизни древнерусского города. Этим заведовал специально назначаемый человек — «городник», а население платило пошлину — «городное».
Войско

Древнерусское войско состояло из двух основных частей: дружины и ополчения — в IX—X веках племенного, затем городского.

Дружина в IX—X веков была наёмной. Значительную её часть составляли пришлые варяги. Также её пополняли выходцы из прибалтийских земель и местных племён. Размеры ежегодной оплаты наёмника оцениваются историками по-разному. Жалование выплачивалось серебром, золотом и мехами. Обычно воин получал около 8—9 киевских гривен (более 200 серебряных дирхемов) в год, однако к началу XI века плата рядовому воину составляла лишь одну северную гривну. Кроме того, дружина кормилась за счёт князя. Изначально это выражалось в форме столования, а затем превратилось в одну из форм натуральных налогов — «кормление», содержание дружины податным населением во время полюдья и за счёт средств от сбыта его результатов на международном рынке. Дружина служила ударным ядром войска и зачастую от её действий зависел исход боя.

Русские летописи не содержат точных цифр общей численности войск русских княжеств. По мнению историка С. М. Соловьёва, северные княжества в случае опасности могли выставить до 50 тысяч воинов, такое же количество могли выставить южные княжества. Советский военный историк Строков А. А. писал, что «при исключительной опасности Русь могла выставить и более 100 тысяч человек». На военной организации русских княжеств отрицательно сказывалась феодальная раздробленность. Дружины князей и городов были разбросаны по огромной территории и слабо связаны друг с другом, концентрация значительных сил была связана с трудностями. Тем не менее княжеские дружины использовали качественное вооружение, разнообразные тактические приёмы и развитый боевой строй. Вооружение русских дружинников, как наступательное, так и оборонительное, славилось далеко за пределами Руси. Массово применялись тяжёлые доспехи. Однако, дружины, как правило, не превышали численности в несколько сотен человек и были мало пригодны к действиям под единым командованием и по единому плану.
Современная реконструкция древнерусской дружины

В то же время, основной частью древнерусского войска было ополчение. Оно использовало более простое вооружение, нежели дружины. Уровень подготовки ополченцев также был на порядок ниже. Ополчением использовались топоры, рогатины, реже — копья. Мечи использовались редко. 

Экономика
Денежная система

Становление денежного обращения на славянских землях Восточной Европы происходит на рубеже VIII—IX веков, когда началась активная торговля Северной и Восточной Европы со странами Халифата. Восточноевропейские страны, лишённые крупных рудных запасов монетного металла активно импортировали серебро. В первой трети IX века в Древней Руси получили распространение монеты, которые чеканили в африканских центрах Халифата и которые попадали на Русь кавказским и среднеазиатским торговыми путями. С 830-х годов распространение получают дирхемы азиатской чеканки.     далее

Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Январь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Друзья сайта

| Copyright MyCorp © 2022 | |